<<
>>

§-2.2. Процессуальные проблемы осуществления административной юстиции.

Общеизвестно, что действие даже самого качественного и грамотно написанного закона может быть сведено на нет неэффективной правоприменительной практикой. Это особенно актуально для правоприменительной практики в сфере судебного обжалования решений и действий органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Как справедливо отмечают современные исследователи, «Непременным условием построения в России правового государства является постоянное совершенствование демократии, расширение прав и свобод граждан Российской Федерации, создание предпосылок, обеспечивающих возможность их осуществления. Для успешного развития прав и свобод граждан необходима и система гарантий, в том числе юридических. Среди всего спектра юридических гарантий судебные являются наивысшими, что обуславливается правовым положением суда, установленным законом процессуальным порядком его деятельности, гласностью, равенством сторон перед судом и законом. Одним из способов обеспечения законности, выступает институт судебного контроля»[182].

Судебная статистика показывает увеличение количества дел данной категории, как рассматриваемых судами общей юрисдикции, так и рассматриваемых арбитражными судами.

Например, в Обобщении практики рассмотрения районными (городскими) судами Вологодской области гражданских дел об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих[183] указывается, что в 2010 году было рассмотрено 696 жалоб на неправомерные действия (бездействия), из них требования удовлетворены по 184 жалобам. Из общего количества жалоб на действия (бездействие) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих - 426 (удовлетворены требования по 84), органов государственной власти, органов местного самоуправления - 270 (удовлетворены требования по 100).

В 2011 году количество жалоб данной категории, рассмотренных судами Вологодской области, существенно выросло. А именно, всего было рассмотрено 857 жалоб на неправомерные действия (бездействия), из них требования удовлетворены по 248 жалобам. Из общего количества жалоб на действия (бездействие) должностных лиц, государственных и муниципальных служащих - 442 (удовлетворены требования по 104), органов государственной власти, органов местного самоуправления - 415 (удовлетворены требования по 144).

Арбитражный суд Республики Адыгея в Обобщении судебной практики рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными полномочиями, должностных лиц (глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) также приводит следующие показательные статистические данные.

В 2010 году в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило 694 заявления, возникающих из административных и иных публичных правоотношений. В 2011 году в Арбитражный суд Республики Адыгея поступило 760 таких заявлений, что на 9 % больше, чем поступивших за 2010 г.

Увеличение количества поступающих в суды заявлений можно проследить и на примере судебного обжалования действий и решений отдельных государственных органов и должностных лиц. Например, Верховный Суд Республики Татарстан, обобщив судебную статистику по делам, связанным с действиями судебных приставов-исполнителей, пришел к следующим выводам. Так, в 2009 году федеральными судами на территории Республики Татарстан рассмотрено: 885 жалоб этой категории, из них 147 удовлетворено (что составляет 16,6%); тогда как в 2010 году федеральными судами рассмотрено уже 1440 жалоб, из которых 405 удовлетворено (что составляет 28,1%)[184].

Таким образом, с учетом роста числа обращений граждан и организаций в суды за защитой своих прав от нарушения со стороны государства, повышается значение качественной правоприменительной практики в данной сфере, в связи с чем, необходимо интенсифицировать борьбу с проблемами, имеющимися в этой сфере в настоящее время.

Можно прогнозировать, что с учетом принятия Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации большинство из процессуальных проблем, которые будут рассматриваться ниже, в целом сохранятся, поскольку имеют системный характер. Вместе с тем, возможно, что данный нормативный правовой акт окажет влияние на степень выраженности и характер проявления той или иной проблемы. В любом случае, ощутимые тенденции и степень влияния обновления нормативной основы судебного обжалования на проблемы судебной практики могут быть выявлены только по итогам анализа результатов действия нового Кодекса, спустя определенный промежуток времени.

В третьем параграфе предыдущей главы нами подробно была изучена категория «спор о праве» и охарактеризовано ее влияние на административную юстицию и возникающие с этим проблемы. Следует отметить, что на современном этапе регулирования административной юстиции эти проблемы являются наиболее актуальными и носят, прежде всего, процессуальный характер. Однако, помимо рассмотренных ранее положений, позволяющих в случае сохранения их в действующем варианте, предположить о негативном влиянии на дальнейшую практику применения, сконцентрируемся также на более подробном анализе текущего состояния и других процессуальных проблемах в рассматриваемой сфере на момент сохранения действия подраздела III раздела II Г ражданского

процессуального кодекса Российской Федерации.

Следует отметить, что на состояние правоприменительной практики в сфере судебного обжалования решений и действий органов исполнительной власти, в частности, органов военного управления и иных государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих оказывает воздействие ряд факторов.

Например, к таким факторам относится явная перегруженность судов общей юрисдикции, которая негативно сказывается на скорости и эффективности рассмотрения судами дел, возникающих из публичных правоотношений. Такая перегруженность является одним из обоснований необходимости специализации внутри корпуса судей общей юрисдикции, а в перспективе - создания системы специализированных административных судов в Российской Федерации, которым могла бы быть передана часть дел от судов общей юрисдикции.

Стоит отметить, что Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации относит рассмотрение дел по требованиям о взыскании с физических лиц обязательных платежей и санкций к юрисдикции районных судов. Однако, до принятия Кодекса, дела данной категории рассматривались в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи ГПК РФ мировыми судьями (до пятидесяти тысяч рублей) в виде приказного производства. Таким образом, в настоящее время, отмечается значительное повышение нагрузки на судей районных судов со стороны, к примеру, налоговых органов о взыскании с физических лиц обязательных платежей и санкций (независимо от взыскиваемой суммы). Приведенный пример показал существенную проблему по увеличению нагрузки на судей. Стоит надеяться на дальнейшие и действенные меры по внесению поправок в Кодекс, в соответствии с которыми, дела данной категории вернут на рассмотрение мировых судей с ограничением по сумме в пятьдесят тысяч рублей.

Вместе с увеличением нагрузки на судей районных судов г. Москвы Кодексом установлены новые сроки изготовления решения в окончательной форме. Так, согласно ч.4 статьи 227 КАС РФ решение суда по административному делу об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, должно быть составлено судом в день принятия данного решения после окончания судебного заседания. По указанной категории дел допускается оглашение резолютивной части решения в судебном заседании, с последующим изготовлением в день принятия в окончательной форме. Однако, по административным делам об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы в соответствии с ч.4 статьи 273 Кодекса решение должно быть оглашено непосредственно в судебном заседании в окончательной форме. До принятия Кодекса, на данную категорию дел распространялся общий пятидневный срок изготовления решения в окончательной форме, установленный ГПК РФ.

Таким образом, на наш взгляд, имеется реальная возможность по усугублению практики в рамках регулирования рассматриваемых правоотношений КАС РФ как в части своевременного изготовления решения судом в окончательной форме - а с учетом возросшей нагрузки на суды - также пострадает и качество выносимых судебных актов.

Следующим фактором, является недостаточная правовая грамотность конкретного судьи, в результате чего при рассмотрении дел, возникающих из публичных правоотношений, может быть осуществлено неправильное толкование норм права. Причем можно прогнозировать увеличение влияния данного фактора на правоприменительную практику на переходном этапе и в первое время после начала действия Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, когда судами будут только отрабатываться основные модели толкования этого нового крупного нормативного правового акта.

Примером действия такого фактора может служить необоснованный отказ от рассмотрения дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, в результате неправильного понимания судьей категории спора о праве. Не случайно Верховный Суд Российской Федерации был вынужден дать следующие разъяснения: «судам следует иметь в виду, что правильное определение ими вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового заявления» (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»).

Еще один пример проблемы, возникающей при неправильном понимании судьей теоретических категорий, таких как «принцип разделения властей», это ситуация, при которой судья, рассматривая дело, выходит за пределы своих полномочий и вторгается в сферу полномочий того государственного органа, решение, действие или бездействие которого оспаривает заявитель. Например, Верховный Суд Российской Федерации в связи с этой проблемой подчеркнул: «Принимая решение об удовлетворении заявления, суд не вправе выходить за пределы рассмотренных требований. Так, установив, что письменное обращение, поступившее должностному лицу, не рассмотрено в течение предусмотренного частью 1 статьи 12 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» срока, суду следует признать бездействие этого должностного лица незаконным и обязать его рассмотреть обращение заявителя в установленный судом срок, не предрешая существа решения, которое должно быть принято» (п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих»).

Как правило, речь идет о судебной ошибке, в которой не присутствует злой умысел конкретного судьи. Однако имеют место и намеренные нарушения со стороны судей, например, в результате совершения судьей коррупционных действий. Как показывает практика, коррупция судей остается одним из негативных явлений современной российской судебной системы[185].

Анализ материалов правоприменительной практики судебного обжалования решений и действий органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих в различных субъектах Российской Федерации показал, что в правоприменительной практике в рассматриваемой сфере возникают следующие нарушения.

1) Необоснованный отказ суда в принятии заявления.

В частности, в правоприменительной практике имели место случаи, когда судьи необоснованно отказывали в принятии заявления, ошибочно полагая, что оно не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Например, определением судьи Вожегодского районного суда от 01.08.2011 Х. отказано в принятии заявления к администрации Вожегодского городского поселения, Министерству регионального развития Российской Федерации и Администрации Президента Российской Федерации об отмене решений об отказе в постановке на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении.

Отказывая в принятии заявления, судья указал, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку в случае отмены перечисленных выше решений судом будут нарушены конституционные принципы разделения и самостоятельности ветвей власти, а также принцип самостоятельности органов местного самоуправления.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 26.08.2011 определение отменено, заявление направлено в тот же суд для рассмотрения вопроса о принятии его к производству суда.

Судебная коллегия указала, что вывод суда противоречит части 1 статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Отказ в принятии заявления препятствует доступу к правосудию[186].

2) Рассмотрение судами в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, споров граждан с ненадлежащими субъектами.

Например, в Обзоре практики рассмотрения городскими (районными) судами Калининградской области дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих[187] отмечается, что некоторыми судами Калининградской области принимались и рассматривались в порядке главы 25 ГПК РФ заявления об оспаривании действий и решений должностных лиц государственных и муниципальных предприятий и учреждений, коммерческих банков, колхозов и т.д., что нельзя признать правильным.

В частности, Багратионовский районный суд рассмотрел дело по заявлению гр. С. об оспаривании действий МУП ЖКХ, Октябрьский районный суд - дела по заявлениям гр. А. и Г. об оспаривании действий должностных лиц ЖЭУ, Полесский районный суд - дело по заявлению гр. В. о признании незаконными действий начальника МУП РСР ЖКУ (унитарное предприятие), Советский городской суд - дело по заявлению администрации г. Советска (как органа опеки и попечительства) об оспаривании бездействия управляющего Советским отделением 7382 Сбербанка РФ, Гусевский городской суд - дело по заявлению гр. Л. на неправомерные действия председателя колхоза «Кубанский». При этом гражданин правильно обратился в суд с исковым заявлением. Судья же, не производя с этим заявлением никаких процессуальных действий, рассмотрела как заявление об обжаловании действий должностного лица в порядке главы 25 ГПК РФ.

Славским районным судом рассмотрено дело по заявлению гр. Ш. об обжаловании действий должностного лица Славского участка ЖКХ. При этом суд рассмотрел дело, по сути, правильно, как по исковому заявлению. Однако в соответствии с ч. 3 ст. 247 ГПК РФ судья должен был оставить заявление без движения, предложив заявителю обратиться в суд с исковым заявлением, оплатив соответствующую госпошлину.

3) Необоснованное оставление судом заявления без движения.

В частности, на практике в некоторых случаях судьи необоснованно оставляли заявления без движения, ссылаясь на то, что в них не указаны обстоятельства, на которых истцы основывают свои требования, а также доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Однако проверка наличия всех доказательств, на которых основаны требования заявителя, не свойственна стадии возбуждения дела, а отсутствие какого-либо документа не может свидетельствовать о несоблюдении требований, предъявляемых к заявлению. Такие доказательства могут быть представлены как при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в ходе рассмотрения дела по существу.

Например, Определением Вологодского городского суда от 13 августа 2010 г. заявление И. об оспаривании бездействия Департамента развития муниципальных образований Вологодской области и возмещении ущерба, причиненного незаконным бездействием государственного органа, оставлено без движения, заявителю предложено разделить требования, поскольку они рассматриваются в разном порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 24 сентября 2010 г. определение отменено, заявление И. направлено в Вологодский городской суд для решения вопроса о принятии искового заявления к производству суда[188].

В Пензенской области имели место случаи, когда заявления сторон исполнительного производства об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей о расчете задолженности по алиментам, поданные в порядке ст. 441 ГПК РФ и мотивированные нарушением требований законности при производстве данного исполнительного действия, оставлялись судьями без движения либо возвращались в связи с неподсудностью со ссылкой на положения ч. 3 ст. 247 ГПК РФ и наличие материального правового спора, подлежащего разрешению в исковом порядке, что являлось необоснованным, и служило основанием для отмены судебной коллегией определений судов первой инстанции[189].

4) Проблемы определения подсудности дел.

Например, в практике арбитражных судов Пензенской области возникали проблемы при определении подсудности заявлений сторон исполнительного производства об оспаривании решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Пензенской области, территориально расположенного в Ленинском районе г. Пензы.

В связи с этим Пензенский областной суд разъяснил, что в соответствии с ч. 2 ст. 441 ГПК РФ заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо. Аналогичное положение содержится в ч. 1 ст. 128 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Таким образом, правовое значение при определении подсудности требований, заявленных в порядке ст. 441 ГПК РФ, имеет не место нахождения межрайонного отдела судебных приставов, а место совершения исполнительных действий. В силу положений ст. 33 вышеуказанного Федерального закона исполнительные действия в отношении должника, являющегося гражданином, совершаются по его месту жительства, месту пребывания или местонахождению его имущества. Если должником является организация, то исполнительные действия совершаются по ее юридическому адресу, местонахождению её имущества или по юридическому адресу её представительства или филиала[190].

5) Нарушение судами сроков рассмотрения дел.

Например, Балашихинский городской суд Московской области отметил, что в период с 2006 года по май 2013 года в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ «Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», Истринским городским судом рассмотрено 143 дела. Из них 92 дела рассмотрены в сроки свыше, установленных ГПК РФ. Причина рассмотрения дел с нарушением установленных сроков заключалась в несвоевременном вручении сотрудниками почтовых отделений судебных извещений лицам, участвующим в деле, а также несвоевременным получением судом ответов на запросы из тех или иных органов[191].

Судами Тюменской области в период с 2006 года по февраль 2008 года рассмотрено 1064 дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления,

должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. Из них с нарушением срока было рассмотрено 74 дела[192].

6) Проблемы, связанные с восстановлением пропущенного срока обращения в суд.

В соответствии со статьей 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ранее устанавливающей срок обращения с заявлением в суд по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления,

должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, «1. Гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. 2. Пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления».

В то же время, данный Кодекс устанавливает значительно более короткий срок для подачи заявления об оспаривании постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия) (статья 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Согласно части 2 этой статьи, «Заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности указанное должностное лицо, в десятидневный срок со дня вынесения постановления, совершения действий либо со дня, когда взыскателю, должнику или лицам, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием), стало известно о нарушении их прав и интересов».

Этот же срок подтвержден и Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»[193], согласно статье 122 которого «Жалоба на постановление должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) подается в течение десяти дней со дня вынесения судебным приставом-исполнителем или иным должностным лицом постановления, совершения действия, установления факта его бездействия либо отказа в отводе. Лицом, не извещенным о времени и месте совершения действий, жалоба подается в течение десяти дней со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о вынесении постановления, совершении действий (бездействии)».

На практике краткость установленного десятидневного срока вызывает проблемы в том случае, если заявитель прежде, чем обратиться в суд, пытается исчерпать иные предоставленные законом возможности для защиты своих прав.

Например, Пензенский областной суд отметил, что судами, как правило, не признаются в качестве уважительных причин пропуска срока и, следовательно, в качестве достаточных оснований к его восстановлению факты предшествующих обращений заявителя с жалобами в органы прокуратуры, к вышестоящему должностному лицу в порядке ведомственной подчинённости либо в суд с нарушением правил подсудности,

подведомственности либо требований к содержанию заявления, (т.е. в случаях, когда ранее поданные заявления об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов оставлялись без движения, возвращались либо в их принятии было отказано на основании вступивших в законную силу и неотмененных определений судов)[194].

В подобных случаях краткость законодательно установленного срока создает препятствия для эффективной защиты прав граждан с использованием всего арсенала предоставленных законом средств.

Вместе с тем, на практике имеются и случаи необоснованно широкой трактовки судами норм о допустимых сроках подачи жалобы.

Например, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан удовлетворила кассационную жалобу судебного пристава-исполнителя Верхнеуслонского РОСП на решение Верхнеуслонского районного суда Республики Татарстан, которым было удовлетворено заявление должника - Главы администрации сельского поселения об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Как следовало из материалов дела, постановление судебного пристава- исполнителя о взыскании исполнительского сбора было получено должником 13 октября 2009 года, в суд же глава администрации обратился только 30 ноября 2009 года. При этом в судебном заседании не было установлено каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об

уважительности причин пропуска десятидневного срока.

В дополнение к этому, суд необоснованно сослался в решении на положения ст. 256 ГПК РФ, предусматривающие трехмесячный срок обращения в суд с заявлением об оспаривании решений органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, поскольку в силу части 2 статьи 441 ГПК РФ заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава- исполнителя подаются в суд в десятидневный срок со дня вынесения постановления, совершения действия либо со дня, когда лицу стало известно о нарушении его прав и интересов. В части 3 этой же статьи прямо предусмотрено, что заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном главами 23 и 25настоящего Кодекса, с изъятиями и дополнениями, предусмотренными настоящей статьей[195].

В правоприменительной практике возникают проблемы и с восстановлением трехмесячного срока подачи заявления по делам рассматриваемой категории. Например, С.А. Мельник, будучи консультантом комиссии по правам человека при Губернаторе Иркутской области, отмечает, что «из практики рассмотрения дел военными судами следует, что основной причиной отказа по поданным искам является пропуск срока обращения в суд за защитой нарушенных интересов. Органы военного управления и должностные лица воинских частей сознательно создают ситуации, когда заявитель без уважительных причин пропускает процессуальные сроки обращения в суд за защитой своих интересов»[196]. Так, Черемховским военным судом рассмотрено гражданское дело по заявлению Х. на неправомерное бездействие командира в/ч 52009 при выплате полевых денег за несение боевого дежурства в составе дежурной смены вне места постоянной дислокации части. Требования Х. были частично удовлетворены из-за пропуска срока обращения в суд за защитой нарушенных интересов. Подав рапорт командиру в/ч 52009, он ожидал на него ответ, который получил по прошествии более 10 месяцев и, только получив отказ командира, подал заявление в суд[197].

С одной стороны, суд был вправе рассматривать подобные причины пропуска сроков как неуважительные. Однако, с другой стороны, необходимо учитывать специфику отношений между гражданами и органами государственной власти, при которых гражданин, благополучие которого в той или иной мере зависит от государственного органа, вынужден сначала ждать (зачастую, довольно долго) ответа на свое обращение (в приведенном случае - рапорт) от самого государственного органа, прежде чем попытаться защитить свои права в суде. В том случае, если гражданин сразу обратится в суд, он рискует серьезным образом «испортить отношения» с тем государственным органом, с которым ему, возможно, впоследствии еще не раз придется вступать во взаимодействие. Таким образом, жесткая трактовка неуважительности пропуска сроков обращения в суд, на наш взгляд, отрицательным образом сказывается на степени государственной гарантированности прав и свобод человека и гражданина.

7) Нарушение судами принципа разделения властей.

Как отмечалось ранее, одним из ярких примеров судебной ошибки, вытекающей из неправильного понимания судьями важнейших теоретикоправовых категорий, является нарушение принципа разделения властей при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений.

Например, в 2011 году Харовский районный суд (Вологодская область) удовлетворил заявления прокурора Харовского района, возложив на администрации ряда сельских поселений обязанность принять муниципальный правовой акт о квалификационных требованиях к уровню профессионального образования, профессиональным знаниям и навыкам для замещения должностей муниципальной службы в срок, установленный судом.

Решением Вологодского городского суда Вологодской области от 18 августа 2010 г. удовлетворено заявление прокурора города Вологды, на администрацию г. Вологды возложена обязанность организовать и провести строительство дошкольного образовательного учреждения в течение одного года со дня вступления решения в законную силу.

Решением Кичменгско-Городецкого районного суда (Вологодская область) от 29 июля 2011 г. на Управление образования Кичменгско- Городецкого муниципального района возложена обязанность обеспечить 189 дополнительных мест в дошкольных образовательных учреждениях на территории Кичменгско-Г ородецкого района.

Как справедливо отметил Вологодский областной суд, подобные решения судов противоречат статье 10 Конституции Российской Федерации, закрепившей принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. По смыслу этой конституционной нормы органы каждой из ветвей власти самостоятельны и не могут вмешиваться в компетенцию друг друга. На этом основании суд не может обязать орган законодательной или исполнительной власти принять или дополнить какой- либо нормативный акт[198].

8) Неправильное применение судами категории «спора о праве».

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» при рассмотрении заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя при возникновении спора о праве оставление данного заявления без рассмотрения не допускается.

Однако на практике суды продолжают допускать ошибки.

Так, судебный пристав-исполнитель обратился в Альметьевский городской суд Республики Татарстан с заявлением об обращении взыскания на имущество должника в виде денежных средств, находящихся у третьих лиц. В обоснование заявления судебный пристав-исполнитель сослался на то, что в его производстве находится исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа о взыскании с ООО «Пирамида» в пользу А. 1 млн. 652 тыс. руб., выданного судом. В ходе исполнительных действий установлено, что должник перечислил денежные средства физическим лицам на счета отделения Сбербанка России. Другого имущества у должника не имеется.

Представитель должника пояснила, что денежные средства, предоставлявшиеся физическими лицами по договорам займа, были возвращены им в течение одного отчетного периода. Денежные средства не являются имуществом должника, находящимся у третьих лиц.

Суд определением оставил заявление судебного пристава-исполнителя без рассмотрения, указав на наличие спора о праве.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан отменила данное судебное постановление, указав в определении от 26 августа 2009 (дело № 33-4191/2009), что по правилам ст. 77 Федерального закона «Об исполнительном производстве» с заявлением об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, вправе обратиться взыскатель или судебный пристав-исполнитель. Рассмотрение заявления осуществляется в порядке исполнения решения суда. Результатом рассмотрения заявления судебного пристава-исполнителя является определение, в котором суд должен обратить взыскание на конкретное имущество должника, с обязательным указанием на то, у кого это имущество находится в данный момент, либо отказать в удовлетворении заявления. При установлении спора о праве суд вправе вынести определение

об отказе в удовлетворении заявления, а не об оставлении заявления без

199

рассмотрения[199].

9) Неправильное применение судами норм материального права.

Рассматривая дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, суды не всегда правильно применяют нормы материального права, в результате чего права граждан остаются нарушенными.

Например, Черемховским гарнизонным военным судом было рассмотрено дело по заявлению Ф. на неправомерные действия командира в/ч 73752 при увольнении его с действительной военной службы и исключению из списков части без предоставления жилого помещения. Заявитель утверждал, что командир в/ч 73752, после издания Приказа командиром части 59968 об увольнении Ф. по состоянию здоровья с военной службы, исключил его из списков части, не обеспечив при увольнении с военной службы, жилым помещением по последнему месту службы. Ф. указал, что его календарная выслуга в вооружённых силах составляет 13 лет 8 месяцев и проживает с членами семьи в общежитии. Ф. просил суд: признать действия командира в/ч 73752 по исключению его из списков части до обеспечения жилым помещением незаконными; Приказ командира в/ч 73752 об исключении его из списков части отменить; восстановить его в списках части до обеспечения его и членов его семьи жилым помещениям по нормам жилищного ЖК РСФСР, обеспечив при этом всеми видами недополученного довольствия. Представитель командира в/ч 73752 по доверенности требования заявителя не признал, мотивируя свои возражения тем, что отец Ф. при прохождении военной службы был обеспечен жилым помещением с учётом числа членов семьи, в том числе и Ф. Черемховский гарнизонный военный суд признал действия командира в/ч 73752 законными и в удовлетворении требований заявителя отказал.

Ф. не согласился с решением суда и подал кассационную жалобу в 3-й окружной суд. Определением 3-го окружного суда решение Черемховского гарнизонного военного суда было отменено по следующим основаниям. После поступления на военную службу по контракту Ф. прослужил более 5 лет и в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 28 мая 1998 г. № 76 - ФЗ «О статусе военнослужащих», он утратил право на ту часть жилой площади, где он проживал до поступления на военную службу по контракту. Таким образом, при увольнении Ф. допущено нарушение его правана получение жилой площади по последнему месту службы, предусмотренного ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и п. 17 ст. 34 «Положения о порядке прохождения военной службы» (утв. Указом Президента РФ от 16.09.1998 г. № 1237), что было не принято во внимание при вынесении решения судом. Дело было направлено на повторное рассмотрение в Черемховский гарнизонный военный суд. При повторном рассмотрении дела в Черемховском гарнизонном военном суде требования Ф. были удовлетворены в полном объеме[200].

10) Неисполнение судами требований закона о сроках пересылки судебного решения для устранения допущенных нарушений.

Например, на практике в ряде случаев суды не исполняли требований ст. 258 ГПК РФ, в соответствии с которой «Решение суда направляется для устранения допущенного нарушения закона руководителю органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностному лицу, государственному или муниципальному служащему, решения, действия (бездействие) которых были оспорены, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган, должностному лицу, государственному или муниципальному служащему в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу»[201].

11) Неисполнение судебных решений или затягивание сроков их исполнения.

Неисполнение судебных решений является одной из значимых проблем современной российской судебной системы в целом. Практика Европейского Суда по правам человека также свидетельствует о наличии проблем, возникающих при исполнении судебных решений. Например, только за 20092010 годы Европейским Судом по правам человека были удовлетворены требования граждан Российской Федерации о взыскании сумм компенсации нематериального вреда в связи с допущенными нарушениями права на исполнение судебного решения в разумные сроки по 19 делам, общая сумма наложенных на Российскую Федерацию имущественных санкций составила более 85.000 евро[202].

В правоприменительной практике в сфере обжалования решений и действий органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих имеются случаи, когда решение суда не исполняется соответствующим органом или должностным лицом, либо сроки такого исполнения существенно затягиваются. Эту проблему можно считать, одной из наиболее важных, поскольку ею, по сути, нивелируется вся предшествовавшая судебная деятельность, а неисполнение решения суда надлежащим образом перечеркивает государственные гарантии гражданам на защиту их прав и свобод со стороны государства.

Между тем, согласно части 3 статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «В суд и гражданину должно быть сообщено об исполнении решения суда не позднее чем в течение месяца со дня получения решения. Решение исполняется по правилам, указанным в части второй статьи 206 настоящего Кодекса».

Таким образом, административная юстиция на примере анализа и обобщения судебной практики в сфере судебного обжалования решений и действий органов публичной власти в настоящее время характеризуется рядом, преимущественно, процессуальных проблем, которые отрицательно сказываются на состоянии законности в государстве, соблюдении механизма государственных гарантий прав и свобод человека и гражданина, уровне доверия граждан к судебной системе и государственной власти в целом.

Представляется, что решение этих и других проблем должно стать неотъемлемой составной частью проводимой в настоящий момент в России судебной реформы. Многие из этих проблем имеют «хронический», «системный» характер, и простое обновление правовых основ административной юстиции (в виде принятия Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) не решит эти проблемы без проведения комплексной политики по изменению внутренних свойств судебной системы, качества осуществления судопроизводства на уровне действий конкретного судьи.

Кроме того, следует отметить, что выявленные негативные процессуальные аспекты нельзя не только усугублять, но и допускать в административном судопроизводстве. Однако следует констатировать, что отдельные положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, не учитывая реальных возможностей практики данного судопроизводства на современном этапе, обусловливают развитие определенных нежелательных проявлений. В этой связи, в рамках дальнейшего совершенствования правового регулирования судебного обжалования решений и действий органов публичной власти необходимо устранить ряд пробелов данного Кодекса. Возможные пути решения процессуальной проблемы относительно категории «спор о праве» предложены в предыдущей главе. Иные предложения по совершенствованию законодательства предложены в следующем параграфе работы.

<< | >>
Источник: Семенихина Анастасия Юрьевна. РАЗВИТИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮСТИЦИИ В РОССИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ, ПРАВОВЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2016. 2016

Еще по теме §-2.2. Процессуальные проблемы осуществления административной юстиции.:

  1. 4.5 Проблемы правового регулирования института административной юстиции в Республике Казахстан
  2. §-1.1. Этапы становления и актуальные проблемы административной юстиции в России.
  3. 4.1 Понятие, сущность и особенности административного процесса и проблемы кодификации административно-процессуального законодательства
  4. § 3. Права и обязанности подразделений дознания и административной практики пограничных органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации по осуществлению процессуальной деятельности
  5. Процессуальные проблемы осуществления экстрадиции лиц, совершивших преступления при расследовании уголовных дел
  6. § 1.2. Административное судопроизводство как правовой институт административного, административного процессуального права
  7. §-1.2. Взаимосвязь административной юстиции с административным процессом.
  8. §1. Административная юстиция в России.
  9. §7» Административная юстиция в Китае.
  10. §8. Административная юстиция в Египте.
  11. §-2.4. Организационные вопросы развития административной юстиции.
  12. §-2.3. Совершенствование законодательства в сфере административной юстиции.
  13. §2. Процессуальные проблемы и противоречия в практике привлечения субъектов предпринимательской деятельности к административной ответственности арбитражными судами и направления их устранения
  14. §4. Административная юстиция во Франции.
  15. § 1.3 Судебное административное процессуальное право как подотрасль гражданского процессуального права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -