<<

Отличие от философии Г. Кельзена

Конечно, аналогия галахического мировоззрения с идеями Г.Кельзена, рассмотренная выше, очень условна. Именно в сравнении с «Чистым учением о праве» особенно заметна отличительная особенность традиционной еврейской философии.

Центральной идеей Г. Кельзена является невозможность логически вывести норму-повеление из любого утверждения о существовании каких-либо объектов. Этот постулат позволил ему описать некую изолированную сферу юридического, истинный предмет правоведения. Согласно его учению фраза «субъект должен сделать действие х» не может быть ни следствием существования субъекта, ни следствием существования закона, в котором это написано. Императивная фраза может быть только логическим следствием некой высшей императивности – «базовой нормы». Таким образом, в философии Г. Кельзена разорвана связь между существованием и долженствованием.

В то же время, согласно философскому учению, разработанному раввином Ш.З. Боруховичем (1745 – 1812), подчеркивается, что существование любого субъекта неизбежно означает, что ему что-то приказано. В некотором смысле, существование

304 Также не надеясь на то, что в сложной ситуации удастся исполняя заповеди, чувствовать их возвышенную сущность. См.: Шнеерсон Й.-Й. Выступление «Вс-вышний не требует от творений невозможного» 1925 г. // Сефер а-маамарим 5685. Бруклин, 1986. СС. 257-264. (Согласно развиваемой этим автором концепции, невозможность проникнуться высшим смыслом заповедей и есть сущность изгнания евреев из «своей земли» (области ясной определенности). В то же время, действовать, не до конца осознавая смысл действий, – способ выживания в изгнании и преодоления его.)

является следствием императивности. Однако было бы чрезмерным упрощением объяснить это религиозной идеей о том, что смысл существования творений – исполнять Высшую волю.

Связь существования и императивности раскрывается упомянутым автором через понятие царственности, проявление Всевышнего в мире в качестве царя.

Один из центральных вопросов, обсуждаемых в трактате Ш.-З. Боруховича

«Воспитание малых» упомянутого автора, - как объяснить самостоятельное существование чего-либо (предметов, человека, мира в целом) отдельно от Творца. Предлагаемый в этом произведении ответ (основанный на интерпретации традиционных иудейских источников) сводится к следующему: творениям дана возможность существовать самим по себе для того, чтобы проявился атрибут царственности Бога, т.е. чтобы Создатель мог проявиться в этом мире, как царь («Нет царя без народа»305). Ш.-З. Борухович приводит две метафоры: власть любящего отца над детьми несравнима с властью царя над подданными, поскольку именно подданные, а не родные дети чувствуют отдаленность и недостижимость царя. Еще заметнее принципиальная отдаленность царя от народа проявляется в том, что страх перед владыкой обратно пропорционален возможности его увидеть. Образ царя знаком людям по монетам, но самого его отделяют от простых людей множество стен, а ворота в стенах охраняются стражей. Царствовать, как подчеркивается в этом трактате, можно только над теми, от кого царь скрыт и отделен и над кем он превознесен. Само существование отдельных субъектов возможно только благодаря сокрытию света Всевышнего, в котором иначе растворились бы (не ощущали самостоятельного существования) все творения. Соответственно цель этого сокрытия

305 Рабейну Бехайе бен Ашер Комментарий к Пятикнижию. Быт. 38:30. Он же Кад а-кемах («Кувшин муки»). Глава «Рош а-шана» («Новый год») (Рабейну Бехайе бен Ашер Кад а-кемах («Кувшин муки»). Ч. 2. Нью-Йорк. 5720 (1959-1960). Л. 70. С. 1.). Ср.: Кетер Шем Тов (ч.2) 400-2 (Кетер Шем Тов а-Шалем («Корона доброго имени, полное издание»). Бруклин, 2004. С. 249).

(и, одновременно, творения) – создать условия для проявления «царской» власти Бога306.

Таким образом, само существование субъекта неразрывно связано с его подчиненностью Высшей власти (поскольку оно возможно только благодаря сокрытию, цель которого - проявление властности). Признание человеком факта своего отдельного существования (собственной ограниченности), попытка понять причины и сущность такого существования помогают осознать свою подчиненность царственному аспекту божественного. Возможно к этому применима формулировка Л.С. Мамута: «онтическое, не опосредованное деонтическим исключено»307.

Одной из двух целей установления власти царя, согласно галахе, является усиление в людях ощущения собственной ограниченности, практически, ничтожности перед царем, что, в свою очередь, помогает осознать свою ограниченность перед Всевышним. Это достигается опосредованно: царь в наибольшей степени осознает ничтожность человека перед Богом («С Божией стихией царям не совладать»308) и как бы передает это чувство подданным, благодаря их постоянной внутренней готовности пасть ниц перед государем. В связи с этим понятно, почему евреи, связавшие свою жизнь с описываемым философским учением Ш.-З. Боруховича, несмотря на множество страданий, испытанных ими от правительства Николая II, после революции сожалели, что теперь трудно будет объяснить ученикам, что такое царская власть Бога309.

306Борухович Ш.З. Тания (буквально – «учили» - вводная фраза предваряющая авторитетное высказывание периода Мишны) 2.7. Шнеерсон Ш.Д.Б. Маамарим 5669 («Речи, произнесенные в 1908-1909 гг.»). Бруклин, 6119. С. 4 и далее.

307 Ср.: Мамут Л.С. Полимодальность права // Труды ИГП РАН. 2013. № 4. С. 19.

308 Ср. слова библейского царя Давида: «не возносились глаза мои, не входил я в великое и для меня недосягаемое… смирял я и успокаивал душу мою, как младенца, отнятого от груди матери...» (Пс. 131:2). В оригинале он характеризует свое смирение перед Высшей мудростью не только тем, что он не поднимает глаз, а вообще ощущает себя безмолвным и неподвижным, подобно неодушевленному предмету (Шнеерсон М.-М.

(1789-1866) Дерех Мицвотеха («Путь твоих заповедей»). Бруклин. 2006. Л. 108а).

309 Любопытна вступительная часть одного прошения, поданного в 1908 г. в МВД: «Где нет веры, где нет страха перед Богом, там нельзя и ожидать должного отношения к царю, как сказал Саломон

Необходимо оговорить, что вторая, более очевидная, функция царской власти, которой галаха также придает немалое значение, – организация жизни подданных. Значение царской власти выражено в Мишне: «необходимо молиться за благополучие правителей, поскольку если бы не страх перед ними, люди бы глотали друг друга живьем»310.

Подводя краткий итог анализа галахи с точки зрения близости к позитивизму и юснатурализму, можно отметить, что галаха более, чем любая юснатуралистская концепция, обращается в вопросе о праве к высокому идеалу, которому люди должны соответствовать. Однако этот идеал, происходящий из сферы трансцендентного, недоступного человеческому сознанию, был материализован, облекся в форму конкретных предписаний, и именно для того, чтобы людям стало доступно исполнение Высшей воли. Поэтому галаха придает принципиальное значение выделению корпуса санкционированных норм, считая их единственным имеющимся у людей критерием соответствия поведения этому идеалу. С учетом этой неотъемлемой ценностной составляющей галахического взгляда на нормы, в других аспектах оказывается возможным проводить условные аналогии с идеями Г. Кельзена, не проецируя на галаху индифферентность «чистого учения о праве» к аксиологическим проблемам, чаще всего рассматриваемую как основной недостаток нормативистской философии права.

Мудрый в своих притчах «Сын мой, бойся Бога и Царя, и ты будешь далек от мятежников» и целый ряд талмудистов (Ксубес 3 л.) напоминают о возложенной на нас клятве быть верными подданными Монарха и Отечества. С горечью и болью в сердце мы старики смотрим, как наша молодежь уходит от нас, отрывается от своей еврейской почвы, от тех старых путей, когда русские евреи жили строго религиозной жизнью, благоговейно относились к Особе Монарха и поставленным от него начальникам.» Последующие слова придавали этим общим фразам злободневный оттенок: «И теперь религиозное еврейство, во всем своем целом, можно безусловно сказать, нигде не участвовало и не участвует ни в каком антиправительственном движении или сообществе. И мы хотели бы, по сколько это от нас зависит, наметить будущей раввинской комиссии соответствующие пути и меры, коими она могла бы воспользоваться, чтобы со своей стороны разработать меры, которыя побудили бы отсталых, заблудших молодых людей евреев вернуться в истинный путь религии, и тем, по возможности оторвать их от разных антиправительственных сообществ, в кои их втягивают ловкие и безбожные агитаторы.» (РГИА. Ф. 821. Оп. 8. Д. 293. Л. 51 С. 1-2).

310 Мишна. Трактат «Авот». ([Высказывания] отцов) 3:2.

<< | >>
Источник: Каневский Антон Анатольевич. МЕСТО ГАЛАХИ (ИУДЕЙСКОГО ПРАВА) В НАЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва –2015. 2015

Еще по теме Отличие от философии Г. Кельзена:

  1. § 2.1.1. Классификация норм у Г. Кельзена
  2. § 1.2.1. Концепция Г. Кельзена
  3. § 1.1.2. Философия Э. Гуссерля
  4. § 4.2. Оксфордская школа философии права
  5. Глава 2. Ганс Кельзен и школа чистого учения о праве
  6. Философия права
  7. §4. Социология права религиозных философов
  8. Рейдерство и силовое предпринимательство: сходства и отличия
  9. § 3. Отличие аттестации от схожих правовых категорий
  10. Раздел 4. Отличие кражи от смежных преступлений
  11. «Логос» в античной философии.
  12. § 3. Влияние чистого учения о праве на теорию и философию права XX века
  13. 2.2 Нормативные постановления Верховного Суда и их отличие от подзаконных актов классического характера
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -