<<
>>

§1. Основные подходы к исследованию права и особенности правопонимания Г.Ф. Шершеневича

Проблема правопонимания – огромное интеллектуальное пространство, которое в настоящее время активно исследуется и разрабатывается учеными. В настоящее время Россия переживает кризис в традиции правопонимания и особенность современного осмысления данной проблемы заключается именно в плюралистичности.

Мы полагаем, что анализ взглядов Г.Ф. Шершеневича станет попыткой в достижении научной объективности при исследовании этого непростого вопроса.

В юридической науке понятие «право» является одним из центральных. Раскрывая определение права, Г.Ф. Шершеневич рассматривает его как могучее средство, с которым нужно уметь обращаться и «не всякому давать в руки»[253]. Попытки найти отличительный признак в содержании права неоднократно предпринимались в философии: идею права пытались найти в разумной воле, в свободе, в человеческом достоинстве, в силе и т.д. Поэтому, по мнению Габриэля Феликсовича, от содержания права следует обратиться к его формальной стороне.

В основе всей теории Г.Ф. Шершеневича лежит философия права, поэтому ученый должен производить исследование с формальной точки зрения и изучать юридические понятия независимо от того разнообразного содержания, которое диктуется условиями времени и места[254].

«Мы должны установить такое понятие о праве, которое было бы применимо не только к современным государствам, но и ко всем ранее существовавшим обществам, которое бы оставалось неизменным для всякого времени и места, несмотря на разнообразие его содержания. Такому же формальному определению поддаются и другие понятия, как нравственность, красота»[255].

При исследовании мировоззрения ученого важно уяснить, что развитие общей теории права в рассматриваемый период было вызвано необходимостью систематизации законодательства и значительным распространением идеологии юридического позитивизма.

Объектом его внимания становится термин «положительное право» (выдвигающий противоположность между исторически сложившимся порядком и идеальным естественным правом), то есть совокупность норм или институтов, действующих в пределах известной территории[256]. Для государственно-правовой теории Г.Ф. Шершеневича характерно рассмотрение действующего права, а не правового идеала. В основе разрабатываемой им философии права лежит положительное право.

По мнению правоведа, знание существующего права предполагает его научную обработку, то есть установление, обобщение и систематизацию материала.

Г.Ф. Шершеневич делал акцент на разработке дефиниций и понятий, имеющих важное значение для правовой науки. Под юридическим определением он понимал соединение в одно предложение (суждение) различных условий, совокупность которых способна вызвать определенный ряд юридических последствий. В случае, если законодатель избегает давать определение, задача их составления падает на науку[257]. Эту нелегкую задачу он пытался решить на протяжении всей своей научной деятельности.

Следуя традиции позитивного права, ученый особо внимательно анализировал понятия «норма права», «правоотношение» (по Г.Ф. Шершеневичу юридическое отношение).

Г.Ф. Шершеневич понимает содержание правоотношения только во взаимосвязи с нормой права: «Юридическое отношение находится в тесной зависимости от норм права»[258]. Такая формула означала, что правоотношения немыслимы без права. Следовательно, норма права служит первой реальной предпосылкой правоотношения.

Следующей предпосылкой правоотношения для ученого является юридический факт, под которым он понимал всякое обстоятельство, влекущее за собой по закону те или иные юридические последствия[259].

Интересным представляется понимание Г.Ф. Шершеневичем категорий «право» и «дееспособность» (последней предпосылки правоотношения), без которых немыслимо правоотношение.

По его мнению, способность стать и быть субъектом прав называется правоспособностью или правовой личностью. Раскрывая данное понятие, ученый усматривает в этом способность иметь права. В отличие от нее дееспособность – это способность вызывать своими действиями правовые последствия[260].

Г.Ф. Шершеневич предлагал следующую структуру правоотношения: каждое юридическое отношение должно состоять из следующих элементов: субъект, объект, правовая (юридическая) обязанность. Так как по своим правовым воззрениям он являлся позитивистом, главное внимание у него сосредоточено на норме права. «Право всегда является в виде нормы. Под именем нормы или правила мы понимаем указание, как должно поступать, чтобы достигнуть той или иной цели»[261]. Выработанное самой жизнью или установленное законодателем правило регулирует путем принуждения взаимные отношения граждан[262]. В случае неисполнения этого правила действует организованное принуждение, которое имеет цель – склонить к требованиям нормы. «При нежелании достичь цели, к которой ведет норма, норма не будет соблюдаться»[263].

Г.Ф. Шершеневич подчеркивал, что нет права бесцельного, право является средством к достижению той или иной социальной цели[264].

Тот, кому объективное право присваивает в юридическом отношении субъективное право для Г.Ф. Шершеневича – субъект права. Субъект права, совпадающий с человеком – это физическое лицо, а субъект права, не соответствующий отдельному человеку – юридическое лицо. Таким образом, с позиций современного подхода теории права виды субъектов классифицированы им на индивидуальные и коллективные.

Под объектом права ученый понимал все то, что служит средством осуществления разграничиваемых правом интересов[265].

Правовая обязанность в представлении Г.Ф. Шершеневича – это продукт норм объективного права, прежде всего, сознание своей воли[266].

Источниками права Г.Ф. Шершеневич называет формы выражения положительного права[267].

Анализ взглядов Г.Ф. Шершеневича на право позволяет констатировать, что право он понимал в объективном и субъективном смыслах, это самостоятельные и различные понятия. Право в объективном смысле всегда публично, потому что имеет общественные цели[268]. Употребляя термин «субъективное право», он прежде всего понимал под этим власть осуществлять интересы, ограниченная нормами объективного права.

Г.Ф. Шершеневич не считал понятия «субъективное право» и «правоотношения» совпадающими, так как, по его мнению, наряду с частноправовыми отношениями, существуют публично–правовые. В сфере публичного права он не признавал субъективных прав, а только обязанности[269].

Как верно отмечает С.А. Пяткина, для теории юридического позитивизма характерным является отождествление права и нормы права, то есть так называемое определение права с объективной стороны[270]. Данный тезис подтверждает высказывание Г.Ф. Шершеневича: «…Всякое субъективное право, существующее в юридическом отношении, есть возможность осуществлять свой интерес в границах, поставленных объективным правом»[271].

Анализируя объективное и субъективное право в комплексе, правовед выступал за приоритет первого понятия. Здесь прослеживается влияние позитивистской теории, ориентированной на государственное принуждение посредством норм.

«Правило, указывая, как должно поступать для достижения цели, очевидно, рассчитано на неопределенное число случаев, а не на один или несколько, заранее определенных случаев». Здесь Г.Ф. Шершеневичем рассматривается один из важных признаков нормы права, ее общеобязательный характер, то есть распространение на большое количество жизненных ситуаций. Большое внимание ученый уделял возможности государственного принуждения в случае нарушения норм права. Им выделен признак нормы права – связь с государством. «Юридические нормы всегда исходят от верховной власти». И далее: «Правовой норме свойственна принудительность, которая и составляет признак, отличающий нормы юридические от иных социальных норм»[272]. Социальные нормы выполняют функцию организации в обществе.

Право есть такая норма (правило) поведения, соблюдение которой поддерживается угрозой страдания, причиняемого государственной властью нарушителю. Но не всякое правило есть право[273]. Если требование соблюдения нормы исходит от высшей власти, то такие нормы называются правовыми.

Нормы Г.Ф. Шершеневич подразделяет на технические, социальные (определяющие поведение человека в отношении других лиц), нормы нравственности (имеющие своим предметом определение отношения человека к человеку)[274], юридические. В тесной увязке с социальными нормами у него находятся юридические нормы.

Особую роль правовед отводит юридическому принципу – общей мысли, общей тенденции, пронизывающей ряд отдельных норм права.

Б.А. Кистяковский констатировал, что теории Г.Ф. Шершеневича придают своеобразие две особенности. Первая их них заключается в том, что ученый придавал принудительному характеру права чисто психологическое значение. Это выражалось в том, что правовые нормы осуществляются в силу угрозы невыгодных последствий в случае их несоблюдения. Вторая особенность состоит в той совершенно исключительной формально-логической последовательности, которую он придал своему учению[275].

Основной вывод Г.Ф. Шершеневича в учении о праве сводится к следующему: «Право есть норма, определяющая отношение человека к человеку, угрозой на случай нарушения известным страданием, которое будет причинено установленными для этой цели органами государственной власти»[276]. Здесь нельзя не заметить, что такая формулировка полностью отвечала теории юридического позитивизма, где право понималось как совокупность норм, установленных и защищаемых государством.

Нужно не только присоединять известное число новых норм к уже существующим, но и сократить, путем объединения, общее число юридических норм. Чем конкретнее выражена норма, тем ближе она подходит к тому случаю, из-за которого гражданин обратился к кодексу[277].

Анализируя предложения Г.Ф. Шершеневича по вопросам деления права, удалось установить, что основное деление всего права для него – это деление на публичное (наибольшее по объему) и частное.

Различие публичного и частного права выражается прежде всего в различной степени свободы распоряжения правами, которая предоставляется в области публичных и частных отношений, в различном порядке защиты этих отношений, в различных органах власти, защищающих эти права в случае нарушения.

В сложную группу публичного права входят следующие отделы: государственное, административное, уголовное, финансовое, судебное право. Другой вид права – частное право – подразделяется на гражданское и торговое. Область научных интересов Г.Ф. Шершеневича была сосредоточена именно в сфере частного права. Под предметом гражданского права он понимал область отношений, возникающих между отдельными лицами по поводу их частных интересов[278].

По замечанию Б.А. Кистяковского, «логическая неустрашимость и составляет наиболее характерную черту общего учения о праве Г.Ф. Шершеневича»[279]. Далее современник Габриэля Феликсовича замечал, что, признав принадлежность к нормам права только тех норм, которые снабжены угрозой невыгодных последствий в случае их несоблюдения, он не задумался исключить из области права большинство норм права конституционного и почти все нормы международного права[280].

По мнению Г.Ф. Шершеневича, не имеет значения юридических норм группа правил, определяющая взаимные отношения государств носящая название международного права. Ученый полагал, что если бы возник третейский суд и исполнение его решений обеспечивалось бы организованной силой, тогда правила международного общения стали бы действительным правом, но до его возникновения правила международного общения, лишенные юридической санкции, представляют совокупность правил нравственности[281].

Именно трактовка принудительного характера права подразумевает исключение из норм права международного, конституционного и канонического права. Последние, по его мнению, не имея юридического значения, предусматривают религиозные санкции в случае их нарушения.

Безусловно, для современного правоведения со всем многообразием отраслевых юридических наук взгляды Г.Ф. Шершеневича могут показаться архаичными. Однако не стоит забывать, что время написания им основных работ отличается от сегодняшних реалий.

Еще одно понятие, разъясняемое ученым – обычное право, то есть нормы права, которые устанавливаются самой общественной средой путем постоянного, однообразного соблюдения правил поведения[282].

Под термином «источник права» Г.Ф. Шершеневич понимал формы выражения положительного права. Такими источниками являются обычное право и закон. Под законом он понимал юридическую норму, установленную государственной властью в определенном заранее порядке[283] (безусловно, закон, а не обычай как истинный позитивист он ставил на первое место).

Для Г.Ф. Шершеневича предпочтительнее употреблять выражение не «источники», а «формы права». В качестве отдельного, хотя и подчиненного закону источника права, он выдвигает административный указ[284].

Следует сказать, что до настоящего времени идеи Г.Ф. Шершеневича традиционно анализировались в контексте позитивистского подхода. В современной юридической науке большинством ученых он представлен прежде всего как представитель позитивного направления, теоретик права.

Безусловно, воззрения дореволюционного юриста на сущность права в целом пребывают в традиции юридического позитивизма. Несмотря на это, Г.Ф. Шершеневича нельзя упрекнуть в односторонности изучения государственно-правовых явлений. В его учении позитивистский подход к праву сочетался с социологической трактовкой (например, уже рассмотренное нами понимание государства). Социологические воззрения Г.Ф. Шершеневича недостаточно проанализированы и нуждаются в объективном изучении. Научные споры о сущности его правового учения продолжаются и в наше время. Поэтому некоторые положения, высказанные учеными ранее, нуждаются в оценке, а возможно, и пересмотре. Представляется необходимым рассмотреть социологические взгляды ученого с целью определения типа правопонимания. В конечном итоге это послужит теоретической базой для изучения современных концепций понимания права. В этой связи привлекает к себе внимание следующий вывод Г.Ф. Шершеневича: «Чтобы верно определить будущее, необходимо иметь точные данные о прошлом»[285].

В таком контексте изучение творческого наследия правоведа, по нашему мнению, представляет значительный научный интерес. О.Э. Лейст отмечал, что Г.Ф. Шершеневич, иногда именуемый в современной литературе образцом догматика-позитивиста, отнюдь не игнорировал социологические, психологические и иные подходы к праву[286]. Еще ранее его современник А.Э. Вормс писал, что Г.Ф. Шершеневич направлял усилие своей научной мысли почти исключительно на разработку общих проблем и считал научным по преимуществу социологическое изучение права[287].

При рассмотрении данного аспекта обозначенной проблемы важно уяснить, что расцвет творчества Г.Ф. Шершеневича пришелся на период господства направления юридического позитивизма (продолжался в науке до начала XX в.).

Основные черты русской юриспруденции в конце XIX в. формировались под влиянием этого направления.

Л.С. Явич указывает на закономерность учений о праве, отмечая, что в периоды эволюционного развития общества наибольшее распространение приобретают нормативистско-позитивистские концепции права, в то время как в эпохи революционных сдвигов приоритет принадлежит философскому осмысливанию внеюридических оснований права[288]. Ту же мысль высказал Ф.В. Тарановский в начале XX в., считавший, что в период поисков обществом новых культурно-политических путей развития догматическая юриспруденция уступает место политике права с ее принципом целесообразности: «В периоды спокойного органического труда… ученые-юристы проявляют преимущественный интерес к догматической юриспруденции»[289]. Верховенство позитивизма в юридической мысли прекратилось в связи с изменением общественно-политической ситуации в стране. На арену вышел социологический позитивизм, а затем и теория возрожденного естественного права.

Анализ творчества Г.Ф. Шершеневича позволяет нам сделать вывод о том, что для его мировоззрения характерна определенная идейная эволюция, что полностью соответствовало веяниям времени. Некоторые современные исследователи называют Г.Ф. Шершеневича русским социологом[290]. Указанная точка зрения вызывает существенные возражения. С осторожностью следует делать и выводы о том, что правовед являлся социологом позитивистского направления[291]. Безусловно, ученый внес вклад в развитие науки социологии. Но учение Г.Ф. Шершеневича о государстве и праве достаточно далеко стоит от современной социологической юриспруденции.

С точки зрения А.Н. Медушевского, Г.Ф. Шершеневич, принадлежал к российской социологической школе права, стремился отойти от догматической юриспруденции, показать связь юридических норм и отношений с социальной действительностью[292].

Правильное решение этого вопроса мы находим в государственно-правовом учении Г.Ф. Шершеневича. При этом следует отметить, что за основу мы берем подход, согласно которому юридический позитивизм выступает основой взглядов ученого. Право для него – самостоятельное явление, хотя и производное от государства, а не составная часть социальной системы.

Интересной представляется позиция М.И. Байтина, отмечающего: «Нет отдельной науки «социология права», но есть такая самостоятельная наука, как социология. В той части, где она касается права как одного из элементов общественного бытия представляется оправданным именовать ее «социология права», но от этого она не становится ни общетеоретической, ни отраслевой юридической наукой»[293].

Г.Ф. Шершеневич отмечал, что задача социологии – изучение законов, по которым происходят явления общественной жизни. Но из этого не следует создавать особой науки, отдельной от социологии. Предметом социологического изучения могут быть все правовые отношения совместно с другими общественными явлениями, но это составляет задачу социологии, а не правоведения, что не мешает последнему пользоваться выводами первой[294]. Социология – это наука абстрактная, изучающая не индивидуальные, а типические явления[295].

Социологический подход к праву для Г.Ф. Шершеневича возможен лишь в рамках общей социологии, но не в качестве социологической общей теории права. Социологическое изучение правовых явлений возможно только для общей науки социологии. Социологически нельзя исследовать какую либо сторону общественной жизни, например, право. Социологическая теория права не может существовать в рамках юриспруденции[296].

«Социологическая теория – это, прежде всего методология», – замечает В.А. Бачинин[297]. В свете сказанного необходимо отметить, что социологический метод для Г.Ф. Шершеневича являлся не самостоятельным инструментом познания, а лишь применимым к решению задач правоведения. При исследовании понятия права методологическую основу для него составляют не социологические методы, а догматические.

Социология в России возникла после реформ 60-х гг. XIX в., когда начался интенсивный переход от феодального общества к капиталистическому с его процессами индустриализации, которые изменили духовную структуру общества, делали невозможными многие идеи и идеалы, появившиеся в дореформенное время.

Исторически социологическая школа права сложилась в первой трети XX в. в Европе. Представители этой теории рассматривали право в процессе применения, анализа правоотношений. Действующее право существовало не в виде законов, а как система общественных отношений.

Отметим, что в современной литературе взгляды на социологию права различны. Социологию права рассматривают и как социологическую дисциплину, и как юридическую науку, и даже как самостоятельную науку. Социологическое изучение помогает устанавливать законы возникновения и развития права.

Родоначальник социологии, Конт, считал ее наукой о порядке и прогрессе человеческих обществ. Во Франции ее называли шутя «plaguologie». Русские перевели это слово и в ученых советах социологию называли «пустословием»[298].

Анализ взглядов Г.Ф. Шершеневича по данному вопросу (с позиции современного развития юридической науки) приводит нас к выводу о том, что правовед проводил четкое различие между дисциплинами – социологией и общей теорией права. Последняя, по его мнению, базируется на данных социологии. Институты гражданского права (например, наследования, собственности и т.д.) открывают широкий простор для исследований социологического характера[299]. Он признавал важность изучения науки социологии, но только как возможность для исследования правовых явлений.

С позиции своего времени Г.Ф. Шершеневич актуализировал понятие «законность». Чувство законности – необходимое условие соблюдения правовых норм в требовании не нарушать чужого права и не допускать нарушения своего. Как отмечает И.А. Емельянова, эти воззрения шли в русле отечественной социологии, считавшей человеческую психику последней гранью между миром природы и социальным миром[300]. Для Г.Ф. Шершеневича основой общественных явлений была психика человека.

Г.Ф. Шершеневич в рамках своей концепции уделял внимание социологическим аспектам в правоведении. В конце XIX –начале XX в. позитивистское направление разделилось на два вида – формально-догматическое и социологическое, акцентировавшее внимание на проблеме интереса в праве. Прогнозировать перспективы развития юридической науки было невозможно без усиления ее социологического характера. Эту попытку сделал Г.Ф. Шершеневич и если бы жизнь ученого не прервалась столь рано, думается, мы могли бы узнать интересные, оригинальные мысли ученого о социологии в правоведении.

В современной юридической науке существует многообразие мнений по поводу совместимости различных типов правопонимания. Одни ученые придерживаются мнения о дуализме естественного и позитивного права (С.С. Алексеев); другие предлагают интегративный подход к пониманию права, возникающий на основе диалога всех школ и течений в правоведении (В.В. Лазарев). А.В. Поляков выдвигает коммуникативную теорию, согласно которой право понимается с психологической, культурологической и праксиологической точек зрения. Существует концепция естественно-позитивного права (В.М. Шафиров). Р.А. Ромашов приходит к выводу о том, что юридический позитивизм и социологическая юриспруденция достаточно тесно взаимосвязаны и могут рассматриваться в качестве составляющих единого типа понимания права, который он называет инструментально-функциональным[301].

Необходимо отметить, что время написания Г.Ф. Шершеневичем основных научных трудов качественно отличалось от условий развития современной правовой науки.

В.Д. Зорькин справедливо приходит к выводу о том, что Г.Ф. Шершеневич стремился приблизить юридический позитивизм к «социологическим» проблемам. «Социологизм» в теории последнего сводился только к утверждению об обусловленности права государством, отрицанию «юридического» понятия государства и связанному с этим исключению государственного права из сферы правоведения[302].

Г.Ф. Шершеневич считал, что право защищает прежде всего неприкосновенность власти и угрожает самыми суровыми наказаниями за всякое покушение на жизнь и здоровье лиц, стоящих у власти или ближе к ней.

Социологизм теории права Г.Ф. Шершеневича выражался и в том, что он уделял внимание и социальным факторам, взаимодействующим с правовыми явлениями. Он полагал, что только понимая проявления права в других областях, можно уяснить его сущность. Если право закрепляет наиболее важные нормы, то оно основывается на общественном мнении.

Представители юридической догматики всегда скептически относились к выходу юристов за рамки догмы позитивного права. Однако юридическая теория, помимо юридической догматики, включала в себя много других составных частей, которые были ориентированы на изучение права в контексте его социальных связей[303].

«Социология изучает различные стороны общественной жизни в их взаимодействии и всякая попытка изучать социологически какую-либо одну сторону, например, право, является нарушением методов социологии», – подчеркивал Г.Ф. Шершеневич. Юриспруденция изучает по частям нормы права в их взаимной логической связи, тогда как социология изучает право в его связи с другими сторонами социальной жизни[304].

Таким образом, он предполагает, что догма и история права должны давать социологии необходимый материал. Ученый считал социологию наукой о сущем, а не о должном.

Несмотря на идеологические установки, близость юридического позитивизма и социологической юриспруденции несомненна при всем их различном понимании права[305].

Идейная позиция Г.Ф. Шершеневича представляет сегодня значительный интерес в связи с необходимостью осмысления проблем правопонимания и их дальнейшей разработки. Обсуждая перспективы развития правовой теории в нашей стране, нельзя не согласиться с современными исследователями, признающими, что позитивизм в праве не может быть ни «мягким», ни «жестким», ни «формально-догматичным». Ученый-позитивист – это всегда одновременно и «аналитик», и «социолог», и «историк», и «психолог»…[306]

По мысли М.И. Байтина, исторически сложившиеся основные направления учения о праве совместимы в том смысле, что в исследовании понятия права необходимо учитывать данные не какой-либо одной разновидности правопонимания, а все наиболее рациональное, что содержится в различных его направлениях и подходах[307].

Этой тенденции, только столетие назад, следовал Г.Ф. Шершеневич, пытаясь создать философию права на грани юриспруденции, социологии философии и политики.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы:

1. Главной заслугой в учении Г.Ф. Шершеневича о праве следует признать разработку и конкретизацию определений. Такой подход к изучению правовых явлений и определил логику его исследований. Для правоведа, как и для других представителей юридического позитивизма, право понималось только в объективном смысле как совокупность юридических норм.

2. Актуальными для Г.Ф. Шершеневича являются вопросы правотворчества, которые представляют собой завершающий этап более широкого процесса – правообразования, в ходе которого осуществляются анализ и оценка сложившейся правовой действительности, выработка идей и концепций о будущем правового регулирования, разработка и принятие нормативных предписаний. Юриспруденция, по его мнению, состоит из догмы и правотворчества.

3. Монополия на правотворчество принадлежит государству. И сегодня актуально высказывание Г.Ф. Шершеневича: «Чтобы дать возможность ознакомиться с нормами, государство обнародует их, оглашает в людных местах, печатает, собирает в сборники, систематизирует в кодексы»[308]. Таким образом, ученый говорил о важной правотворческой форме осуществления функций государственной власти.

4. Воззрения Г.Ф. Шершеневича претерпели определенную эволюцию. Его позиция в оценке государственно-правовых явлений не была неизменной. Оставаясь на позициях позитивистского направления в юриспруденции (право понималось им с формально-догматических позиций), он вместе с тем отмечал, что социология составляет необходимую теоретическую основу для законодательной политики. Можно признать достижением правоведа следование велениям своего времени. Учение юриста включает в себя все основные элементы направления юридического позитивизма: отождествление теории права с догмой права, формализм, отрицание естественного права. Вместе с тем социологический момент, политика права (или законодательная политика) выходят за рамки общей теории права. Социология и философия права пришли на смену юридическому позитивизму. Кризис позитивистской теории подтолкнул Г.Ф. Шершеневича к созданию его «философии права», где важными для него были исследование социологии и политики права. Ученый предпринял попытку рассмотрения такого понятия, как право, с различных точек зрения, создав основы для последующего изучения государственно-правовых явлений. Но тем не менее «социология права» Г.Ф. Шершеневича так и осталась в рамках позитивистской юриспруденции.

5. Интересные, оригинальные, порой спорные воззрения Г.Ф. Шершеневича во многом способны обогатить современную отечественную не только юридическую, но и социологическую науку. Актуализировав основные понятия правоведения, Г.Ф. Шершеневич внес неоценимый вклад в изучение общей теории права.

<< | >>
Источник: Желдыбина Татьяна Анатольевна. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Г.Ф. ШЕРШЕНЕВИЧА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САРАТОВ –2007. 2007

Еще по теме §1. Основные подходы к исследованию права и особенности правопонимания Г.Ф. Шершеневича:

  1. §3. Особенности авторского права в учении Г.Ф. Шершеневича
  2. 1.1 Основные теоретические подходы к исследованию АГРЕССИИ И АГРЕССИВНОСТИ
  3. Глава I Основные подходы к сущности и определению места международного торгового права (МТП) в системе международного публичного права (Ml 111)
  4. §2.4.Реалистическая феноменологии права как самостоятельное направление правопонимания на примере учения А.Райнаха
  5. Глава1.Основные гносеологические подходы к изучению природы стабильного права
  6. § 2.4. Личные неимущественные и иные интеллектуальные права в си­стеме объектов наследственного права: основные особенности и характе­ристики
  7. Особенности критического подхода судебного эксперта к процессу и оценке результатов проведенного им исследования
  8. §3. «Основные подходы к определениюпонятия ТНК в различных национальных системах, семьях права и на международно-правовом уровне»
  9. §3. Воззрения Г.Ф. Шершеневича на взаимоотношения государства, права и общества
  10. Глава 1. Формирование основ философии права Г.Ф. Шершеневича
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -