<<
>>

§1. Теоретические и методологические основы учения Г.Ф. Шершеневича о государстве и праве

Шершеневич Габриэль (Гавриил, Иосиф-Губерт) Феликсович родился 1 января 1863 г. в польской дворянской семье. Жизнь правоведа была тесно связана с городом Казань, где он проживал по адресу: Ново-Коммисcариатская улица, д.

Апехтина[42]. В июне 1881 г.[43] после окончания 2-й Казанской мужской гимназии[44], получив диплом о среднем образовании, Габриэль Феликсович подает прошение ректору[45] о поступлении на юридический факультет Казанского университета. По окончании вуза 21 сентября 1885 г. на основании Высочайше утвержденного 18 июня 1863 г. общего Устава Императорских Российских Университетов был удостоен степени кандидата юридических наук, «со всеми правами и преимуществами, как сим Уставом, так и другими узаконениями сей ученой степени дарованными»[46]. После защиты диссертации «Система торговых действий» 5 ноября 1888 г. Г.Ф. Шершеневич был утвержден в степени магистра гражданского права[47]. С 1 июня 1889 г. по 1 сентября 1890 г. молодой ученый был командирован за границу[48]. Степень доктора гражданского права ему была присвоена Юридическим факультетом Императорского Казанского Университета 18 декабря 1891 г. после защиты сочинения «Авторское право на литературные произведения»[49].

Научное становление, творческая самореализация, раскрытие потенциальных возможностей Г.Ф. Шершеневича состоялись в Казанском университете, где он был известен как энциклопедически образованный ученый и получил признание как блестящий юрист и педагог. Габриэль Феликсович являлся одним из основателей казанской школы права. Здесь же началась его педагогическая и научная деятельность[50], родились идеи и фрагменты наиболее известных книг, вышедших в свет уже за пределами Казани[51].

Именно казанский период в его научной и общественной жизни был самым благотворным. Одна из важных персоналий, оказавшая заметное влияние на процесс становления взглядов Г.Ф. Шершеневича – его учитель А.М. Осипов.

Политическая деятельность Г.Ф. Шершеневича в начале XX века способствовала избранию его депутатом от г. Казани в Первую Государственную Думу. Почти одновременно он был назначен сверхштатным профессором Московского университета. Следует сказать, что именно этому учебному заведению он завещал авторские права на все свои научные труды[52]. В последние годы жизни Г.Ф. Шершеневич преподавал на юридическом факультете университета, затем – в Московском коммерческом институте. 31 августа 1912 г. ученый скончался.

И после смерти Г.Ф. Шершеневич оставался одним из популярнейших в России профессоров юриспруденции, оставившим заметный след в отечественной правовой науке[53].

Рассмотрим подробнее обстоятельства, повлиявшие на формирование взглядов известного правоведа.

Период творческого расцвета Г.Ф. Шершеневича – конец XIX – начало XX в., время когда страна балансировала на грани между реформой и революцией, и сталкивались самые разные представления о справедливом развитии страны[54]. Порочность изживших себя социально-экономических порядков все яснее осознавалась передовыми представителями русского общества. Огромная страна самим ходом истории была поставлена перед выбором буржуазных реформ.

Вторая половина XIX в. – время судьбоносных для России событий. Это прежде всего Крымская война 1853 – 1856 гг.; крестьянская реформа, отмена крепостного права в 1861 г. и ряд других реформ, относящихся к управлению, суду, финансам. Либеральное окружение Александра II, не меняя основ государственного устройства, обозначило приоритеты в реформировании, обеспечившие экономическое и социальное развитие российского общества и государства[55]; способствовало поиску новых форм политического и правового развития Российской империи.

Прочное основание всем новеллам положили два законодательных акта: Закон от 19 февраля 1861 г., освободивший крестьян от крепостной зависимости и закон от 20 ноября 1864 г., давший России новый суд[56].

Судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной в ряду преобразований второй половины XIX в. в России. Принципиально изменилась система судебных органов, был введен состязательный процесс и определено направление правового развития России второй половины XIX – начала XX в. Важно отметить, что судебные уставы 1864 г., сменившие тайны канцелярского производства гласным процессом, выдвинули живую потребность в практическо-догматической разработке действующего права[57]. «Наука права, – писал Г.Ф. Шершеневич, – должна отдать все свои силы на разработку действующего права для того, чтобы судьи, прокуроры и адвокаты не встречали затруднений в осуществлении своего высокого общественного признания»[58].

По нашему мнению, данный факт стал одной из существенных предпосылок господства теории юридического позитивизма.

Была создана адвокатура, учрежден нотариат. В рамках реформы предусматривался вывод прокуратуры из подчинения административных властей и построение по принципу централизации. При судах учреждались судебные следователи, которые в процессуальном плане подчинялись только прокурору. «Временные правила об устройстве полиции» от 25 декабря 1862 г. объединили земскую и городскую полицию. Основное содержание земской реформы, проведенной в соответствии с «Положением о губернских и уездных земских учреждениях» от 1 января 1864 г. заключалось в том, что были созданы выборные бессословные органы местного самоуправления. Городская реформа была проведена согласно «Городовому положению» от 16 июня 1870 г. на тех же принципах, что и земская реформа.

Проведенная затем военная реформа была реализована в Уставе о воинской повинности от 1 января 1874 г. Вместо сословной рекрутской повинности вводилась всесословная, всеобщая воинская повинность для всего мужского населения.

В результате была создана небольшая действующая армия мирного времени с обученным резервом на случай войны.

Денежной реформой С.Ю. Витте серебряный монометаллизм заменялся «золотым». Накопленные запасы золота в Госбанке привели к возможности свободного обмена кредитных билетов на золото. При этом курс рубля снизился на 1/3, а вся серебряная монета превращалась в разменное средство при золотом рубле[59].

Были созданы Крестьянский, Дворянский, Государственные банки, сеть коммерческих банков и введен единый общегосударственный бюджет. В основу таможенной политики государства была положена покровительственная система, долженствующая содействовать развитию российской экономики. Отменялись винные откупа, вводились акцизы на многие предметы широкого потребления.

Кроме перечисленных, были проведены реформы начального, гимназического, высшего образования.

В указанный период в России продолжал действовать Свод законов Российской империи. Реформы внесли в него существенные изменения, но новая кодификация не была проведена. Отсталость русского законодательства особенно стала чувствоваться после крестьянской реформы. Свод обрастал множеством новых законов, часто противоречащих неотмененным статьям, в результате чего создавалась возможность для произвола[60]. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, законодательные нормы первой и второй половины XIX столетия к началу XX в. оказались «только механически сопоставленными, но не слитыми органически»[61].

Развитие капиталистических отношений и рост революционного движения определили появление коммерческого и так называемого фабричного законодательства.

Начиная с 1863 г. в целях упорядочения обнародования нормативного материала и систематизации правовых актов Сенатом стали регулярно издаваться «Собрания узаконений и распоряжений правительства».

Указывая на недостатки развития права второй половины XIX в., Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «…улучшение гражданского законодательства могло бы быть достигнуто путем издания отдельных законов – отсюда масса неосуществленных проектов»[62].

Следует сказать, что первые законы, регулирующие авторские отношения, были приняты в России лишь во второй четверти XIX века. Доминирующее положение государства в сфере издательского дела сохраняется вплоть до середины XIX в., поэтому в условиях отсутствия конкуренции между издателями в России не было объективных предпосылок для появления авторского права[63].

Примечательно, что произошедшие сдвиги в общественно-экономической и политической жизни страны привнесли изменения в науку: усиливается специализация и дифференциация исторической науки; окончательно оформляется в особую область история государства и права, где находят наиболее полное воплощение теоретические и методологические принципы «государственной школы», постепенно эволюционизирующей в чисто «юридическую школу»[64].

Безусловно, на преобразования в России второй половины XIX в. наложило отпечаток крепостное право. По-прежнему существовал сословный строй с его привилегиями и ограничениями, а формой правления оставалась абсолютная монархия. Правительство Александра II осознало колоссальное отставание России от передовых европейских стран и необходимость вхождения в русло мировой цивилизации[65].

Важно отметить, что особенности общественно-политического устройства России оказали влияние и на развитие авторского законодательства, которое не было изолировано от общемировой практики. По мнению И.Г. Табашникова, «юридические нормы, регулирующие у нас авторское право, зародились и выросли не на нашей почве: авторским правом наше законодательство занялось лишь в то время, когда по отношению к нему установилось полное единогласие всех законодательств цивилизованных государств…»[66]. В силу социально-экономических причин и «отсталости» России «…мы замечаем в нашей стране … более позднее проявление идеи авторского права, чем на Западе Европы»[67].

По нашему мнению, происходящие в российском обществе события и состояние правовой мысли не могли не повлиять на процесс формирования взглядов Г.Ф. Шершеневича. Как человек деятельный, обладающий широким кругозором, эрудицией, высоким уровнем правовой культуры, он не мог оставаться в стороне от существующих реалий.

Сложившаяся система ценностей, традиций и норм послужила ориентиром при изучении им государственно-правовых явлений. По воспоминаниям М.М. Винавера, он и в науке не был начиненным книгами, глухим к жизни педантом[68].

Знаменитый историк Б.Н. Чичерин отмечал, что в России реформы Александра II составляли фундамент, на котором основывался вся ее будущность; великие принципы свободы личности, независимого суда, участия общественных сил в управлении и суде, свобода науки, совести, слова были провозглашены при обстоятельствах, беспримерных во всемирной истории, приведших к реформам, делающим величайшую честь русскому народу[69]. Взгляды Г.Ф. Шершеневича, сформировавшиеся именно в период преобразований последней четверти XIX в., нашли свое отражение в его основных произведениях.

Однако в связи с тем, что реформы сохранили пережитки феодально-крепостнической системы, возникла новая революционная ситуация. В стране наступил период контрреформ.

Первое место по значению в серии контрреформ занял Закон от 12 июля 1889 г. «О земских участковых начальниках», который подчинял все крестьянское самоуправление земскому начальнику, каковым мог быть только потомственный дворянин – по назначению министра внутренних дел. Наделенные почти неограниченной властью над крестьянами, земские начальники еще и злоупотребляли ею. Второй по значению акт в цикле контрреформ – новое «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» от 12 июня 1890 г., которое имело целью подорвать демократические основы земской реформы 1864 г., то есть всесословность и выборность. Результатом городской контрреформы, проведенной согласно «Городовому положению», принятому 11 июня 1892 г., стало сужение сферы компетенции органов городского самоуправления. Начинают пересматриваться основные положения судебной реформы 1864 г., проводится контрреформа, выразившаяся в ущемлении демократических институтов – суда присяжных и мирового суда.

Все контрреформы 1889 – 1892гг. сопровождались гонениями на всякое инакомыслие с дворянско-крепостнических позиций.

Таким образом, с помощью мер ужесточения политического режима и проведения курса контрреформ удалось стабилизировать ситуацию в стране и на некоторое время сохранить незыблемым самодержавие. С одной стороны, царизм стремился закрепить крепостнические пережитки, чтобы упрочить свою социальную, дворянскую опору; с другой стороны – обзавестись современной, то есть капиталистической промышленностью, чтобы не отстать от Запада и, при случае, успешно противостоять ему.

Процесс смены феодализма капитализмом повлек за собой крупные перемены в духовной жизни народа: возрастала потребность в знаниях, в образованных людях для государственной службы, просвещения, промышленности, торговли. Увеличился спрос на книги, газеты, журналы.

Культурному подъему служило также освободительное движение против крепостничества и самодержавия. На протяжении столетия оно по мере своего роста все сильнее воздействовало на духовную жизнь страны. Поэтому самодержавие вынуждено было время от времени проявлять «заботу» о просвещении, открывать новые учебные заведения, разрешать открытие научных обществ.

Прогрессу российской культуры XIX в. содействовали и ее связи с западноевропейскими странами, взаимные контакты и обмен культурными достижениями.

При слабом развитии издательского дела основным источником изучения права были лекции, прочитанные профессорами в университетах. В конце XIX столетия ведущее значение в науке приобретает жанр исследовательской монографии, посвященный одному, даже совсем частному вопросу и основанный на максимально полном и глубоком изучении источников по этому сюжету[70].

В рамках данного исследования необходимо отметить вклад Г.Ф. Шершеневича в изучение методологии правоведения. Ученый акцентировал внимание на том, что вопрос о задачах и методах юридических наук представляется весьма мало разработанным в литературе[71]. Поэтому при крайней его неразработанности исследования Г.Ф. Шершеневича приобретали огромную ценность. Интересно, что оставаясь позитивистом, он становился на точку зрения методологического плюрализма. В результате им выделено четыре метода: догматический, исторический, социологический, критический. Но тем не менее Г.Ф. Шершеневич, как и другие представители позитивистского направления, основным считал метод догматической юриспруденции и выделял следующие стадии догматического правоведения: 1) описание частноправовых норм (собирание и отделка правового материала); 2) обобщение норм по группам и их институционализация; 3) выработка юридических определений наукой или самим законодателем; 4) классификация норм.

Для Г.Ф. Шершеневича представляется необходимым исследовать право в интересах его применения на практике. Об актуальности и значимости выдвинутых ученым положений свидетельствуют его выводы о задачах правоведения. Первая задача, считает он, состоит в познании правовых явлений, то есть в установлении фактов, имеющих свойства норм права. Вторая задача заключается в объяснении процесса образования права. Здесь могут быть применены исторический и социологический методы[72]. Высшую ступень в догматическом процессе составляет классификация уже собранных норм[73].

Важно отметить, что социологический метод для правоведа не являлся методом правоведения. Это метод социологии, применяемый к правовым явлениям ввиду интереса их освещения для правоведения[74].

Следует сказать, что Г.Ф. Шершеневичем при разработке различных проблем успешно применялась методология сравнительного правоведения. К сравнительному методу он обращался в вопросах, отличавшихся сложностью, уясняя на разработке европейских правовых систем характерные черты русского права[75]. «Догматик не обходится без истории во всех стадиях своей работы», – отмечал ученый[76]. В подтверждение этого высказывания заметим, что при изучении государственно-правовых явлений современной ему России он обращался к истории права европейских стран (Германии, Франции и др.), считая, что «…история права помогает познанию действующего права и объяснению его происхождения»[77].

«Понимание и усвоение методов юридической догматики произошло далеко не сразу; долгое время юристы занимались выяснением буквального содержания норм римского права, не доходя до построения юридических конструкций и системы», – писал один из современников Габриэля Феликсовича Ф.В. Тарановский[78].

Оценивая взгляды Г.Ф. Шершеневича, следует обратить внимание на то, что именно он достиг наибольших успехов в построении методов юридической догматики по сравнению с другими представителями позитивистского направления. По нашему мнению, обращение к источникам римского права и западноевропейской теории права в конечном итоге сформировали мировоззрение Г.Ф. Шершеневича, в результате чего появились его сочинение об авторском праве, ряд произведений о кодификации права. Также следует сказать, что наиболее часто ученым применялся сравнительно – исторический метод (например, при сравнении целых правовых институтов или отдельных законодательных актов в различные периоды исторического развития). Благодаря внедрению этого метода отечественная юриспруденция обращалась к аналогичным правовым явлениям в других странах, что обогащало российские научные изыскания.

Особенностью методологии Г.Ф. Шершеневича являлось и то, что он пользовался сравнительно – историческим и социологическим методами для изучения действующего права.

Привлекает к себе внимание точка зрения И.А. Емельяновой. По ее мнению, у правоведов в указанный период был свой специфический метод –«юридических конструкций», заключавшийся в разложении сложных юридических явлений на простейшие составные части в изучении правовых норм применительно к каждой составной части юридического отношения, то есть к субъектам, объектам, способам возникновения и защиты[79]. С высказанными идеями в осмыслении взглядов Г.Ф. Шершеневича на вопросы методологии следует согласиться.

Г.Ф. Шершеневич пытался также расширить арсенал методов научного правоведения за счет вовлечения в него методов других социальных наук – социологии, политической экономии (данный факт, по нашему мнению, не случаен, так как в юношеские годы Габриэль Феликсович увлекался политической экономией, предполагая посвятить себя ее разработке, и лишь потом перешел к изучению цивилистических наук).

Методология Г.Ф. Шершеневича интересна не только тем, что им анализируются различные методы правоведения, но и актуальностью применительно к современной юриспруденции.

В своих работах ученый анализировал и критический метод, предполагающий сознание неудовлетворенности действующего правопорядка; постановку цели, в направлении которой должно быть произведено преобразование права; изыскание соответствующих мер для перехода от существующего к желательному[80]. В целях конкретизации данного метода Г.Ф. Шершеневич прибегал к подразделению его на части: критику права, идеализацию права, политику права[81]. Последняя представляется наиболее интересной в свете последних тенденций развития права[82].

Теоретическую основу, по Г.Ф. Шершеневичу, для политики права составляют догматика, история, социология, психология[83]. По его мнению, политика права – это не чистая наука, а прикладная или даже не наука, а искусство, примыкающее к научному правоведению, критическая оценка существующего правопорядка[84].

Важным является тезис правоведа о необходимости создания общей теоретической концепции политики права[85]. Представляется, скоропостижный уход ученого из жизни не дал возможности написать еще один задуманный им проект – «Политику права», которую он предполагал включить в курс «Философии права» наряду с «Общей теорией права» и «Историей философии права».

Следует сказать, что на протяжении XIX века значительная роль принадлежала влиянию сменявшихся учений, науки права, которая давала то или другое направление законодательству[86]. Указанное обстоятельство сказалось на понимании Г.Ф. Шершеневичем государственно-правовых явлений, способствовало восприятию им некоторых идей, послуживших в дальнейшем основой его правовых конструкций. Поэтому возникает необходимость подробнее рассмотреть развитие правовой мысли в указанный период.

Первая половина XIX в. характеризуется углублением кризиса феодально-крепостнической системы, развитием капиталистических отношений, зарождением либеральных теорий и революционного движения. Важным международным фактором, оказавшим влияние на юриспруденцию России, стала Французская буржуазная революция 1789 – 1794гг.

В первой трети XIX в. в Германии сложилась историческая школа права (при этом расцвет школы совпал с изданием в России Свода законов)[87]. Главным объектом исследования представителей исторической школы стало римское право. Хотя к концу XVIII – началу XIX в. чистого римского права уже не существовало (в результате рецепции, то есть приспособления римского права к немецкому юридическому обороту, произошло взаимное влияние и взаимопроникновение двух систем права), приспособившись к немецким условиям, оно стало частью правовой системы Германии[88]. Г.Ф. Пухта, один из представителей данного направления, отмечал: «Римское право есть та школа, которую юрист должен пройти подобно художнику, начинающему с подражания образцу, оригиналу»[89].

Активизировалась работа по исследованию источников права, их сравнительному анализу. В результате был исследован и обобщен огромный историко-правовой материал и тем самым подготовлен переход к следующему этапу развития правоведения – позитивистскому. Следуя законам диалектики, правовая наука должна была накопить достаточное количество эмпирического материала, чтобы затем в лице позитивистов заявить, что истинно и разумно только действующее право, и оно может быть понято из самого себя, поскольку представляет самодостаточное явление.

Представители исторического правоведения выступали с критикой естественно – правовой философии. Одним из первых, кто начал эту работу, был профессор Геттингенского университета Густав Гуго[90]. Наука права, утверждал он, должна изучать не должное, а существующее право. Необходима философская и историческая обработка права. Гуго оспаривал мнение представителей школы естественного права о том, что закон есть единственный источник права. Право для него – это явление народной жизни, оно тесно связано с ней и не может сводиться лишь к распоряжениям верховной власти.

Последователь Гуго Фридрих Карл Савиньи полагал, что истинное назначение законодателя – собирать существующее право и отбирать правила, проверенные жизнью. Савиньи настаивал на том, что «исторический процесс совершается независимо от индивидуального произвола»[91]. Право, убеждал ученый, тесно связано с языком, нравами, государственным устройством, каждый период истории является продолжением предшествующих времен. Поэтому изучение истории – единственный и верный путь к познанию нашего собственного состояния. Каждый период развития права продолжает развитие предыдущего. Тем самым немецкий юрист опровергал идеи естественно - правовой философии о возможности создания нового совершенного права, не зависящего от прежнего. Он использовал идею закономерного исторического развития права для разрешения вопроса о кодификации[92].

Основные идеи исторической школы получили дальнейшее развитие в работах Георга Фридриха Пухты, полагающего, что «на естественном неравенстве людей и отношений основывается разнообразие права; это неравенство составляет предмет права, право должно преодолеть и уравнить этот предмет… . Право нужно обсуждать по его результатам»[93]. По мнению немецкого ученого, право не устанавливается произвольно тем или иным поколением людей, а развивается закономерно, вовлекая в этот естественный процесс все новые поколения.

Влияние германской исторической школы права на русское законодательство проявилось в схожести социально - экономического развития обеих стран в начале XIX в., которые отставали в своем развитии от других европейских стран, поскольку в них феодализм занимал сильные позиции, а развитие капиталистических элементов порождало возникновение новых идейно – политических течений[94].

Теоретические разработки Гуго, Савиньи, Пухты были очень важными как для западноевропейской, так и для российской правовой науки. В 70-х годах XIX в. русский юрист П.П. Цитович отмечал, что «история происхождения положительного права, которая выработана немецкой исторической школой... все-таки остается господствующей»[95].

Анализируя положения исторической школы права, с одной стороны, Г.Ф. Шершеневич соглашается с тем, что право не может быть совершенно произвольно установлено и абсолютного правового порядка не существует во времени и пространстве. С другой стороны, по его мысли, историческая школа права противоречит общим историческим фактам, провозглашая, что право каждого народа развивается самостоятельно. Теория исторической школы, по его мнению, расходится с германским правом по ключевым позициям Так, факты заимствования юридических памятников (например, саксонское Зерцало и юстиниановское законодательство) находятся в полном противоречии с воззрениями школы.

По мнению Г.Ф. Шершеневича, в целом историческая школа оказала влияние на методологию германской юриспруденции и, можно сказать, на всю юриспруденцию вообще[96].

Анализ изложенного позволяет сделать заключение о том, что осмысление государственно-правового учения Г.Ф. Шершеневича невозможно без обращения к истории правовой мысли вообще и данного направления в частности, развитие которых обусловило формирование и дальнейшее развитие его идей. Он писал: «Историческая школа в основных своих положениях приняла следующие выводы: 1) органическое развитие права, 2) предопределенность его содержания и 3) национальный характер права». И далее: «…ошибка исторической школы состоит в представлении, будто развитие права происходит всегда мирным путем, действием каких-то незаметных процессов, происходящих в глубине народной жизни. Напротив, право является результатом упорной и ожесточенной борьбы разных интересов, разных классов, из которых состоит общество»[97].

Также критиковал историческую школу права Р. Иеринг за то, что «она не признавала творческой силы человеческого действия»[98]. С. Муромцев отмечал: Савиньи «…не пытался формулировать отдельные законы образования права, настраивая их на закономерности исторического развития права … далеко не ясно определил смысл закономерного развития или закона внутренней необходимости»[99]. Можно констатировать, что историческая школа права оставила отпечаток на формирующемся мировоззрении Г.Ф. Шершеневича параллельно с другими течениями, господствовавшими в XIX столетии.

Важно отметить, что дореволюционное развитие российской правовой системы было традиционно связано с римской правовой доктриной. Институты и многие нормы римского обязательственного и вещного права, методы толкования правовых источников рецептированы российской правовой системой в дореволюционный период[100]. По замечанию В. Моддермана, «национальное право не всегда соответствует общественным условиям, и в этом… самая глубокая причина рецепции»[101]. Г.Ф. Шершеневич не раз отмечал важное значение римского права для российской правовой системы (один из приводимых им в данном контексте примеров – решение проблемы толкования норм в процессе гражданского судопроизводства). Необходимо также отметить, что во время учебы в Казанском университете Г.Ф. Шершеневичем была сдана целая программа испытания по римскому праву, состоящая из 14 важных разделов[102]. Указанные обстоятельства в итоге позволили ученому осмыслить сущность правовых явлений и сформулировать свое видение проблем государства и права.

Для рассмотрения основных теоретических положений государственно-правовой доктрины Г.Ф. Шершеневича необходимо уяснить, что синтезирование всех существовавших идей, школ и направлений сформировало научное мировоззрение правоведа, в результате чего возникло его государственно-правовое учение.

Наиболее ярким течением пореформенной России являлся либерализм, занимавший на политической арене место между революционным радикализмом и консервативным направлением. Но, в отличие от Европы, где либерализм был ведущим направлением в массовой идеологии, в России он получил распространение в основном в узких кругах представителей дворянства и интеллигенции. Либералы не сомневались в необходимости преобразований в России.

Особое развитие в начале XIX в. получили теории социализма и коммунизма, идеалом которых была замена капитализма общественным строем, не знающим угнетения и эксплуатации народных масс буржуазией. Ряд теоретиков социализма (Сен – Симон, Фурье, Оуэн и др.), не считавших право и государство необходимой формой будущего общества, почти не уделяли внимания проблемам права, ограничиваясь критикой пороков и недостатков современного им общества и законодательства. Наряду с вышеуказанными государственно-правовыми теориями в первой половине XIX в. возникли и развивались иные концепции, обосновывавшие полную отмену буржуазного и всякого другого государства и законодательства, замену права договорами, государства – общественным самоуправлением (Прудон, Штирнер и др.)[103].

Следует сказать, что внимание российских ученых было акцентировано на проблемах, актуальных для нашей страны. Концепции, популярные в Европе в 30 – 40гг. критически переосмысливались.

Безусловно, XIX век отмечен единством направлений развития русского и западноевропейского законодательства. Господствующим течением русской правовой мысли первой половины XIX века был легитимизм (не только русское, но и западное течение). Легитимисты звали народ к национальному единению. С легитимистской юриспруденцией полемизировали представители освободительного движения. Огромное влияние на декабристов оказали идеи передовых мыслителей Западной Европы и революционные события во Франции. Правовыми эквивалентами декабристского просветительства были достаточно последовательный буржуазный демократизм и решимость заменить феодально-монархические институты у себя в стране «разумными» учреждениями по образцу английской или американской буржуазных конституций[104].

По инициативе М.М. Сперанского в начале XIX в. была проведена систематизация законодательства. В 1832 году был издан, а в 1833 г. утвержден Свод законов Российской империи в качестве действующего источника права. В его основу было положено деление нормативного материала по отраслям управления и отраслям права.

Следует сказать, что юриспруденция пореформенной России во второй половине XIX в. (в период написания основных трудов Г.Ф. Шершеневича) представляла собой логико-правовое отражение отечественной истории этого периода. Условно ее эволюцию можно разделить на два этапа: до и после 1 марта 1881 года – дня гибели Александра II от рук народовольцев. Для юриспруденции рассматриваемого периода характерна идейно-юридическая полемика русских мыслителей, навеянная подготовкой и проведением «великих реформ», связанных с отменой крепостного права и постепенным переходом от дворянской монархии к буржуазной.

Развитие права в XIX в. оказалось в тесной зависимости от идейных течений: западничества и славянофильства. Славянофилы ставили задачу найти русский путь, открыть русский правовой мир, сопоставив его с западными культурными и политическими образцами. Западники считали необходимым усвоение Россией достижений европейской цивилизации.

По существу научная дискуссия об аналогиях и заимствованиях в русском праве не была поставлена на научную основу, так как аргументы вырабатывались на основе бессистемного сравнения одних только правовых источников, без учета множества исторических факторов, в том числе социально – экономических, идеологических, политических, культурных, и внутренней логики развития самой науки[105]. Отметим, что характерной чертой русского права вплоть до конца XIX в. являлся его неформальный характер. В отличие от западноевропейского, оно было «правом частных случаев», а не «правом общих начал».

Специфическая особенность развития Российской империи на рубеже XIX – XX в. состояла в тесной связи правового и политического процессов. Появилось много имен, направлений, школ, существовал широкий спектр научных доктрин. Конфликты на политической и идейной почве привели к размежеванию представителей консервативного (Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, П.Е. Казанский, Л.А. Тихомиров и др.), либерального (Б.Н. Чичерин, А.Н. Градовский, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский и др.) и радикального (А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин и др.) направлений. Влияние их идеологии нашло отражение в научных исканиях Г.Ф. Шершеневича (формирование его мировоззрения было обусловлено не только социальными, культурными, но и политическими процессами, происходившими во второй половине XIX в.).

Рассмотрим основные течения, существовавшие в интересующий нас период. Радикалы разрабатывали программы преобразований, основанные на идее русского утопического социализма и революционного движения. Консерваторы пытались показать самобытность Российского государства, подвергая критике конституционно-правовые ценности, на которые ориентировались либералы. Сторонники консервативного направления упрекали либеральных ученых в «европеизации» идейного содержания и в недостаточном исследовании проблем российской государственности.

Б.Н. Чичерин, русский государствовед, историк, философ права анализировал идеи естественного права. Он являлся основателем юридической школы русской историографии, которая составляла главное направление русской буржуазной исторической науки второй половины XIX века. Русский ученый считал, что положительное право развивается под влиянием теоретических норм, которые служат руководящим началом для законодателей и юристов[106].

Большой научный резонанс получила концепция С.А. Муромцева, определявшего право как систему общественных отношений, защищенных государственным принуждением. Данная концепция развивались наряду с численно возраставшей школой юридического позитивизма. Его теория резко расходилась с господствовавшими в пореформенную эпоху воззрениями на право как совокупность установленных государством норм и предвосхитила основные положения новейшей буржуазной социологии права. Признание социологического подхода к праву говорило о его зависимости от общества как единого целого[107].

Известный русский ученый Н.М. Коркунов развивал теорию, в соответствии с которой право и государство развиваются самостоятельно и представляют собой результат общественного развития, сочетающего в себе общественные закономерности и исторически творческую активность участников общественных отношений. Большой интерес современников Н.М. Коркунова вызывала разработанная им правовая конструкция соотношения закона и указа в российском законодательстве, посредством которой он попытался выявить в специфике российской государственной машины тенденцию к разделению властей[108]. В активе его творчества содержится глубокий анализ каждого из элементов позитивного права, как в объективном, так и в субъективном смысле. «Главным достоинством его работ следует считать их философское основание, продуманность и цельность его системы», - отмечал Г.Ф. Шершеневич[109].

Л.И. Петражицкий в конце XIX в. поставил в российском правоведении вопрос о необходимости возрождения естественного права с опорой на достижения психологии. От догмы римского права через современную ему цивилистику ученый подошел к вопросам общей теории права. По его мнению, «основными понятиями для всякой юридической науки являются: 1)нормы права, 2)правоотношения, 3)права, 4)обязанности, 5)субъекты, 6)объекты права»[110]. Многие ученые в указанный период обращались к доктрине этого юриста, изучая проблемы права.

В последней четверти XIX в. сложились научные взгляды В.С. Соловьева, идеалом для которого стало теократическое государство и право. Тем самым наносился серьезный удар различного рода этатистским теориям, в качестве стержня государственности предлагалось духовно-правовое начало.

Настоятельной необходимостью считал восстановление естественной школы права П. Новгородцев. «Естественный путь развития права – не регулирование сверху, а собственное развитие», – полагал он[111]. Государство обязано создать необходимые условия для достойной полноценной жизни человека.

Много высказываний о природе права мы находим у Н.Г.Чернышевского, для которого основой образования права и государства является естественно-правовая концепция. Позитивное право вытекает из договора, из «общего согласия людей». Ученый, несмотря на радикальное отличие его антропологической философии от позитивизма, считал философию Конта единственной системой, верной научному духу. Взгляды Н.Г. Чернышевского на государство и право тесно связаны с его воззрениями на исторический процесс. Для него свойственен исторический конкретный подход к объяснению таких явлений, как государство и право.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что подход к вопросу о происхождении и сущности права отличался оригинальностью у представителей разных школ. Как справедливо заметил Л.И. Петражицкий, «… ошибочно думать, будто можно строить и разрабатывать науку о праве и научно решать разные сюда относящиеся вопросы, оставляя нерешенным вопрос о том, что такое право…»[112]. По нашему мнению, Г.Ф. Шершеневич стремился осмыслить и теоретически переработать государственно-правовые доктрины современной ему эпохи.

Важным событием в России в конце XIX в. было создание Московского юридического общества по инициативе ученых и практических юристов, «в заседаниях и собраниях которого желающие могли бы … легче осваиваться с будущими преобразованиями, и, по возможности, содействовать распространению юридических понятий и начал в публике»[113]. Главный интерес сосредоточивался на обсуждении юридических вопросов, порождаемых практикой. 5 марта 1879 г. избран первый почетный член общества из числа иностранных ученых – Р. Иеринг.

Проводимые в стране реформы оказали значительное влияние на взгляды и убеждения ученых в предреволюционный период. Возникали юридические общества (в стенах крупнейших российских университетов, в том числе и Казанского, где началась научная и педагогическая деятельность Г.Ф. Шершеневича), проводились дискуссии по различным проблемам права.

Отметим, что в России юридическое образование традиционно было неотрывным от философского. Юристы обязаны были изучить философскую культуру, усвоить нравственные принципы жизни русского народа, так как юридические отношения в России становились подлинными только когда входили в обычай, а правовые нормы часто вырастали из обычая, из уклада жизни.

Обосновывая государственно-правовое учение Г.Ф. Шершеневича, представляется целесообразным обратиться к его мыслям о философии права, ее месте и роли в системе наук.

Многие юристы на рубеже XIX–XX вв. предпринимали попытки дать определения философии права, которые и сегодня представляют большой интерес для исследователей. Анализ показывает, что изучение проблем философии права привлекает и в настоящее время внимание многих ученых. Актуальными представляются вопросы о соотношении понятий «философия права в России» и «русская философия права», о предмете самой философии права и методологии исследования правовых явлений, о нравственных основаниях философии права, о научной принадлежности философии права к философским или юридическим дисциплинам. Свидетельство возрастающего интереса к этому направлению русской мысли – проводившиеся в последнее время конференции по данной тематике[114].

В связи с этим следует согласиться с указанием современных исследователей на то, что первоочередной задачей следует считать выработку четких критериев по определению специфики философии права[115]. Еще Г.Ф. Шершеневич замечал, что философия права может быть причислена к правоведению, но в то же время является философской наукой[116].

В «Истории философии права» ученый выделяет несколько периодов: греко-римской, средневековой и новое время (включающей два раздела: борьба за религиозную свободу и борьба за политическую свободу)[117]. Конкретизируя каждый из них, Г.Ф. Шершеневич объясняет, что античное миросозерцание не различает общества, права и нравственности. Миросозерцание средних веков характеризуется стремлением к освобождению от земных уз, перенесением идеалов в загробную жизнь. Последний период (новое время) отличается высвобождением человека, борьбой личности за свободу. В борьбе за религиозную свободу человек выдвигает государство в качестве опоры против церкви, светский авторитет против духовного. Идея государства обособляется, возникает вопрос о суверенитете, о законе в противоположность канону.

Задача истории философии права – изложение последовательного образования представлений о правовом порядке в его сущности и в идеале[118].

Для Г.Ф. Шершеневича рассматриваемая философия права является частью философии вообще – венца и в то же время основы всех наук[119]. Философия права и общая философия у него соотносятся как часть и целое, поэтому политика права (часть философии права) находится вне общей теории права.

Философия права по Г.Ф. Шершеневичу служат основой общей теории права, эти науки могут рассматриваться только в единстве. Он достаточно убедительно показал, что общая теория права есть философия действительности[120]. Ученый приходит к выводу, что теоретическая задача философии права заключается в критическом исследовании всех тех главных понятий, которые лежат в основе юридических наук и которые принимаются ими большей частью догматически. Это понятия о праве, его образовании, о государстве и государственной власти, о юридическом отношении, о договоре, о преступлении и наказании, о применении норм права, о методах его научной разработки и др.[121] Философия права должна изучать право, как оно есть и право, каким оно должно быть. И сегодня философия права большинством юристов рассматривается как часть теории права.

Г.Ф. Шершеневич выступал против слияния философии права с социологией. По его мнению, при таком подходе теряется возможность объединения знания, заключающегося в специальных юридических науках.

Задача философии права, по мнению Г.Ф. Шершеневича, двоякая: теоретическая – исследование понятий, лежащих в основании отдельных юридических наук, и практическая – выработка при помощи этих понятий и на почве исторического опыта общего идеала правового порядка.

Важным является критическое замечание ученого о том, что историческое разобщение между философией права и правоведением оказало влияние на философию права. Вследствие того, что юристы занимались исключительно толкованием и систематизированием норм положительного права, философия права разрабатывалась лицами, весьма мало причастными к правоведению. Результатом стали крайняя односторонность философии права, ее незначительная полезность для правоведения и полная разобщенность между отдельным юридическими науками и философией права[122].

Уделяя внимание существенной роли философии права, правовед указывает на необходимость самой тесной связи ее с современными юридическими науками, которые создают положения правовой политики. Юридические науки в политике займутся вопросом об осуществлении, каждая в своей области, идеала, начертанного философией права. Тогда восстановится общее представление о правовом порядке как о чем-то цельном[123].

Отметим, что во второй половине ХIХ в. науке придавался высший ценностный смысл, русская интеллигенция в науке видела панацею от всех социальных неустройств. Юристы в дореволюционной России следовали совету, данному А. Загоровским: «…Знакомясь с чужим, мы должны это делать для пользы своего: изучать чужое право, чтобы улучшить свое»[124]. Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что в целом развитие российской правовой мысли происходило в тесной взаимосвязи с мировыми учениями.

Подводя итог, отметим:

1. Проведенный анализ позволяет констатировать, что на становление взглядов Г.Ф. Шершеневича оказали воздействие идеи ряда его предшественников. Методологический арсенал идеологий различных направлений был использован им при изучении проблем государства и права. Влияние интеллектуального поиска ученых (предшественников и современников) Г.Ф. Шершеневича сказалось на создании правоведом собственной модели философии права – основы всей его теории, образованной рядом положений и выводов. Исследование ученым философии права способствовало накоплению положительного опыта в изучении данной дисциплины.

2. В своих сочинениях правовед отмечал значительные события в Европе и их влияние на развитие российского законодательства. Обращаясь к аналогичным правовым явлениям других народов, исследуя законодательство западноевропейских стран, он формулирует основные понятия, которые не потеряли своей актуальности и сегодня как для общей теории права, так и для отраслевых юридических наук. Европейская и российская юридическая наука оказала значительное влияние на становление взглядов Г.Ф. Шершеневича.

3. Заслуга ученого состоит в стремлении дать сравнительный анализ российского законодательства с законодательствами других стран, а также в исследовании особенностей различных теорий, выясняющих юридическую природу различных институтов[125]). Как отмечал впоследствии профессор Е.А. Суханов: «Ни одну тему он не начинал освещать, отталкиваясь только от конкретной формулы действующего закона. Он всегда показывал социально-экономическую сущность того или иного института, затем – историю его становления и развития, его оформление в правопорядках зарубежных стран (обычно – Англии, Франции, Германии, Италии, а при необходимости – и других), и лишь после этого переходил к его характеристике по действующему отечественному законодательству»[126]. Представляется совершенно справедливым замечание Г.Ф. Шершеневича: «Только понимая весь предшествующий ход данного института, зная условия его возникновения и обстоятельства, влиявшие на его изменение, может законодатель определить, каково должно быть дальнейшее направление института…»[127].

Таким образом, развитие взглядов Г.Ф. Шершеневича происходило под влиянием многих факторов.

<< | >>
Источник: Желдыбина Татьяна Анатольевна. ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВЗГЛЯДЫ Г.Ф. ШЕРШЕНЕВИЧА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. САРАТОВ –2007. 2007

Еще по теме §1. Теоретические и методологические основы учения Г.Ф. Шершеневича о государстве и праве:

  1. §1 Теоретические основы учения Дворкина о праве
  2. §1 Теоретические основы учения Дворкина о справедливости
  3. §1 Теоретические основы учения Дворкина о ценности
  4. Теоретическая и методологическая основа
  5. Теоретическая и методологическая основа
  6. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УЧЕНИЯ ОБ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ ПЛАТЕЖЕ КАК СПОСОБЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  7. Теоретическая и методологическая основа исследования.
  8. Методологические и теоретические основы исследования.
  9. Теоретические и методологические основы исследования
  10. § 1. Теоретические основы классификации юридических фактов в отечественном праве
  11. Глава II. Теоретические основы правовых презумпций в судебном административном процессуальном праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -