<<
>>

§1.4 Теория социального акта: ее значение для учения о праве А. Райнаха

Учение А.Райнаха по-новому осмысливает феноменологию действия. Ученый пишет об актах переживания своего Я как деятельного субъекта. Такое переживание не следует относить к явлениям психической жизни человека, а понимать его феноменологическую природу.

Феноменологическое переживание в этом смысле выступает актом конструирования феномена действия.[127] Такие акты А.Райнах называет спонтанными. Спонтанность как конструирование внутреннего действия предшествующее внешнему (поведенческому) акту. Принятие решения, распоряжение, прощение, утверждение и т.д. – все это примеры спонтанных актов. Среди множества спонтанных актов А.Райнах выделяет социальные акты, под которыми понимает не только внутреннее конструирование феномена деятельности, но и внешнее социальное взаимодействие с другим субъектом отношений.[128] Так, если «обращение внимания» - это спонтанный акт не требующей коммуникации, а значит, не относящийся к социальным актам, то распоряжение предполагает адресата, следовательно, относится к социальным актам. Для А.Райнаха социальный акт включает внутреннюю спонтанность феноменологического конструирования и внешнее доведения социального действия до адресата. Внутренняя сторона социального акта уподобляется А.Райнахом душе, в то время как внешняя сторона подобна телу.[129] Поэтому внутренняя сторона акта подобно душе всегда неизменна, а внешняя имеет множество форм для своего выражения. Особенность социального акта для А.Райнаха в неразрывной связи внешнего и внутреннего. Помимо этого А.Райнах отмечает связанность социального акта с иным интенциональным актом (ученый называет его переживанием). Например, акт сообщения предполагает убежденность в наличии сообщения. И наоборот: вопрос предполагает переживание неопределенности содержания. Просьба связана с желанием, распоряжение с волением и т.д.[130] Возможно, что субъект совершает внешнее действия без внутреннего спонтпнного переживания. Причиной этого могут быть правила этикета, стремление обмануть, произвести впечатление и т.д. Такой действие являются, по А.Райнаху, мнимыми социальными актами.[131] На первый взгляд, А.Райнах говорит о юридических фактах-действиях, порождающих или изменяющих правоотношения. Однако социальный акт не сводится к такого рода фактами. Для А.Райнаха первостепенно осознание субъектами своих действий. При этом юридический результат может быть и не достигнут. Так, например, в случае совершения действий «распоряжение» или «просьба» предполагается определенная ответная реакция адресата. Но в отдельных случаях распоряжение может быть не выполнено (допустим адресат, посчитал незаконным полученный приказ); а в просьбе может быть отказано. Тем не менее, социальный акт уже совершен, даже если ожидаемые ответные действия не будут осуществлены.[132] А.Райнах не строит теорию правоотношений, а исследует механизм правогенеза.
С этих позиций, социальный акт включает в себя три этапа: 1) спонтанный внутренний акт, предшествующий внешнему действию; 2) внешнее выражение действия – обращение к адресату; 3) формирование через осознание действия правовых фундаментальных образований. А.Райнах приводит пример, когда обещание порождает правовые образования – «требование и обязательства». Для немецкого ученого «требование и обязательства» представляют собой темпоральные объекты онтологической реальности. Бытие этих правовых образований не зависит от того, помнят ли их носители о существовании требования и обязательства или забыли.[133] Последующий социальный акт может изменить содержание требования и обязательства, а если обязательство исполнено – прекратить существование конкретных правовых образований. Иногда требования и обязательства существуют в сознании весьма незначительное время. Например, социальный акт – просьба- порождает в правосознании конкретные правовые образования, однако социальный акт – отказ в просьбе – прекращает их существование. Другие темпоральные правовые образования могут существовать годами. А.Райнах допускает, что социальный акт может иметь и негативную направленность. Преступный социальный акт приводит к возникновению требований и обязательств. А.Райнах полагает, что исследование взаимосвязи социального акта и формируемых правовых образований способно выявить сущностные закономерности функционирования правовых образований. На примере гражданского права А.Райнах формулирует сущностный закон: « требование может возникать только в лице адресата обещания».[134] Для немецкого мыслителя важно показать, что возможно непосредственное усмотрение сущности права и выявление законов всеобщего, независимого от социо-культурного контекста. По мнению Г.Шпигельберга, исследуемое А.Райнахом скорее законы существенных тенденций, чем законы существенных необходимостей.[135]

Социальный акт, по А.Райнаху, начинается как внутренний акт, направленный на конструирование феномена правовой ситуации, с последующим переживанием правовой ситуации как объективно данной. Согласно подхода А.Райнаха, помимо переживания феноменологической реальности правовой ситуации правосознание интендирует реальность нефеноменологическую – всеобщего, скрытого за случайными признаками конкретного правового явления. При этом психическая сторона личности человека не участвует в осознании всеобщего. Социальный акт в понимании А.Райнаха – это создание феномена социального взаимодействия для осуществления правосознанием акта правогенеза – выявление за феноменом правовой ситуации априорных оснований права, понимаемых А.Райнахом как всеобщее, и последующая актуализация априорных оснований в правосознании в качестве нефеноменологической реальности правовых фундаментальных образований.

Понимание правоведом природы социального акта позволяет характеризовать правосознание в концепции А.Райнаха как симбиоз нефеноменологической и феноменологической реальности. При таком понимании правосознания социальный акт должен трактоваться как процесс феноменологического конструирования правовой ситуации и одновременно как процесс приращения нефеноменологической части правового сознания. Таким образом, с позиций реалистической феноменологии права в варианте концепции А.Райнаха социальный акт выступает как динамический аспект правового сознания, формирующий феноменологическое и нефеноменологическое бытие права. Описание А.Райнахом природы социального акта дается с позиций феноменологической установки, где социальная реальность осознается как реальность интенциональных объектов. С этих позиций невозможно трактовать социальный акт как юридический факт – жизненное обстоятельство, влияющее на существование прав и обязанностей, поскольку социальный акт воспринимается не обстоятельством жизни, а обстоятельством правосознания.

Учение А. Райнаха о социальном акте органически включает в себя представление о правовой свободе. Ученый не уделил в своей концепции внимание понятию правовой свободы. Однако в неявной форме его теория содержит определенный подход к природе правовой свободы. А.Райнах характеризует социальный акт, как свободный, т.е. социально не обусловленный акт. Это указание ученого позволяет сделать вывод, что правовая свобода выступает как качество правосознания. Содержание правовой свободы определяется, как возможность совершать социальные акты.

Райнах критикует позицию правоведа В. Шуппе, который предлагает иное понимание возникновения обязательств. Согласно подхода В.Шуппе, люди вплетены в «повествование» жизни через соприкосновение с «зачем-вещью». Такие вещи, по В.Шуппе, имеют историю и оставляют после себя следы.[136] В отличии от А.Райнаха исследовавшего проявление воли человека, выраженное через осуществление социального акта, В.Шуппе пишет об объективной правовой воли повествования, воздействующей на человека. Человек живет в мире обязанностей (например, обязанность не причинять ущерб другому лицу) и эти обязанности предшествуют социальным актам.[137] А.Райнах полагает, что В.Шуппе смешивает нравственные обязанности и обязанности правовые, основанные на социальном акте. Нравственные обязанности безосновны и не имеют волевого начала. В то же время правовые обязанности имеют в своем основании волю субъектов, выраженную в социальном акте.[138]

Спор А.Райнаха и В.Шуппе – это спор о свободе. Для В.Шуппе вплетение человека в «повествование» жизни означает безусловную подчиненность индивида социальной воле – среде, в которой он пребывает. Отстаивание А.Райнахом свободы воли человека приводит к парадоксальным выводам. Может ли человек давать безнравственные обещания, например, убить другого человека? Порождают ли такие обещания обязательства? «Мы незамедлительно, - пишет А.Райнах,- даем положительный ответ на оба эти вопроса. Обязательство коренится в сущности обещания как акт, а не по своему содержанию; безнравственность этого содержания, следовательно, никоим образом не может затрагивать эту сущностную взаимосвязь».[139] Таким образом, обосновывая свободу индивида осуществлять социальные акты, А.Райнах допускает, что правовые образования - требования и обязательства – могут относится к безнравственным поступкам. При этом, как подчеркивает А.Райнах, безнравственность не коренится в самом праве, представляющего собой лишь форму возможной безнравственности, но не содержание. «Если содержание обязательства нравственно неправильно,- указывает А.Райнах,- то в нем, - а не в обязательстве как таковом – коренится обязанность отказа от его реализации».[140] Обоснование свободы социального акта закономерно приводит А.Райнаха к допущению возможного противостояния нравственности и права. Если правовое требование является безнравственным возникает, по А.Райнаху, коллизия правового долга и долга нравственного. В этом случае отказ от исполнения требования, как считает правовед, есть одновременно следование долгу более высокого порядка – нравственному.

Следствием такого понимания природы права можно считать отказ от интегрирующей функции права. С позиций такого подхода, право не может объединять все общество, поскольку А.Райнахом допускаются асоциальные требования и обязательства, само существование которых способно порождать конфликты внутри общества. Как представляется, это положение является самым спорным в концепции. Сам А.Райнах, понимая всю радикальность своего положения, объясняет ее отрицание другими учеными «страхом перед данностью», приводящим к беспомощным и невероятным теоретическим конструкциям.[141] Рабы в древнем Риме, отмечает А.Райнах, были бесправными не в силу своего положения, а по причине их собственного отказа от свободы совершения социального акта. Если раб осуществляет социальный акт, у него возникает право – правовые фундаментальные образования. В этом случае уже невозможно говорить о бесправии раба, как это делали римские юристы на основе естественно-правовой теории, но о положении человека, чьи права нарушаются окружающими людьми.[142] По А.Райнаху, бесправие – результат собственного выбора человека, понимаемый как отказ от свободы. В то время как рабство – результат соотношения социальных сил. В этом позиция А.Райнаха противостоит теории В.Шуппе. Последний видел действие внешней для человека силы и принимал ее проявление за действие права. Объективность правовой воли исторического процесса В.Шуппе видел в подчинении людей внешним обстоятельствам. Однако, для А.Райнаха подчинение объективной воле во многих случаях это отказ от свободы, отказ от права, подобно выбору римских рабов. Следование внешней воле означает отказ от осознания своего социального действия, превращение его в механистическое действие биологического автомата (робота). Для ученого принципиальным является осознанное действие, понимаемое как акт свободной воли индивида. В своем стремлении подчеркнуть важность этого аспекта социального акта А.Райнах утверждает, что совершение социальных актов не должно ограничиваться только сферой человека. Каждое живое существо, будь то ангелы, черти, боги, если они обладают способностью осознавать, может совершать социальные акты и тем самым воплощать в жизнь право.[143]

Отстаивая свободу совершения социального акта, А.Райнах отрицает существование какого-либо императива в праве. Если нравственность представляется немецким ученым как безосновное данное должное, то право предстает как царство почти полной свободы совершения социального акта. Существует ли предел для подобной свободы? Возможно ли совершать социальные акты, давая невыполнимые обещания? Можно ли давать одновременно два обещания, одно из которых исключает другое? С точки зрения А.Райнаха, если человек осознает невыполнимость своего обещания, то такое обещание является мнимым социальным актом – обманом, когда внешний аспект социального акта не соответствует внутренней его стороне. Поэтому, одно из двух противоречащих друг другу обязательств осознается как исполнимое, а значит, будет социальным актом, в то время как другое обещание является мнимым социальным актом. Однако, если существует простое заблуждение относительно исполнимости обещания, это можно считать социальным актом, несмотря на то, что обещание не будет исполнено.

Анализ природы социального акта был бы неполным без определения субъекта социального акта и, соответственно, субъекта права. В настоящий момент в рамках постнеклассической науки обосновывается идея децентрализации субъекта социального действия.[144] «Смерть субъекта» М.Фуко, «смерть автора» Р.Барта направлена на обоснование утраты значимости в определенности субъекта. Результат деятельности следует рассматривать в отрыве от субъекта деятельности. Аналогичные процессы в правоведении направлены на снятие бинарной оппозиции «объект (право) – субъект (человек)». В рамках такого подхода человек становится частью феномена права. Включение в современных постнеклассических теориях в структуру права таких элементов как правовые ценности и правосознание приводит, как считают сторонники этих теорий, утрате значимости понятия «субъект», обессмысливание противопоставления субъект права и феномена права. Наиболее последовательно такой подход развивается в антропологических концепциях права. Проведем сравнительный анализ феноменологического подхода А.Райнаха и антропологического понимания значения субъекта права.

В.И Павлов указывает основные черты «антропологического поворота» в праве: 1) право это не сущность, право – это существование. Эта черта, по мнению ученого, проявляется в таких характеристиках как антропологическая связанность, нормативность, погруженность в правовую жизнь, динамизм, процессуальность, со-временность, конкретность, ситуативность.[145] В этом смысле право можно понимать как качественное выражение жизни общества. Право как совокупность конструируемых в обществе диалогических оппозиций (И.Л. Честнов) распредмечивается и очеловечивается. С этих позиций говорить о субъекте как о чем-то внешнем по отношению к праву представляется невозможным. Граница между внешним и внутренним исчезает, неопределенность права делает неопределенным субъекта права.

Позиция А.Райнаха принципиально отлична от подходов антропологов права. Если антропологический подход понимает право как результат нецеленаправленной деятельности – качественное выражение «броуновского движения» психо-социо-культурных взаимодействий, то для А.Райнаха, как уже было показано выше, важна осознанность совершения социального акта. Такая осознанность отделена от психической реакции на правовую ситуацию. Необходимо подчеркнуть, что такое осознание не сводится лишь к переживанию феномена социального взаимодействия, а является актом осознания всеобщего. Такой акт осознания может не фиксироваться в знаке или образе, однако в духовной глубине человека происходит воплощение права. В концепции А.Райнаха субъект, способный осознавать и проявлять волю осознания, предстает как главный элемент учения. Феноменологическая философия – это философия сознания. По этой причине право объективируется через правосознания становясь его нефеноменологической частью. Таким образом, если в антропологическом подходе человек становится частью права, то в реалистической феноменологии А.Райнаха воплощенное в жизнь право становится частью человека.

2) По мнению В.И. Павлова, право, понятое как правовое бытие должно исследоваться через правовой концепт «правовая субъективация».[146] Российский ученый предлагает заменить при исследованиях права как целого понятие «субъект права» на понятие правовой субъективации. Обосновывая такое предложение В.И Павлов указывает, что понятие «субъект права» является фикцией, которое «не дает возможности различать антропологическое содержание».[147] Правовая субъективация, как считает В.И.Павлов, позволит давать описание сверхсубъектного антропологического содержания в праве. Как указывает В.И. Павлов, правовая субъективация «до-субъектна и до-коммуникативна», выступая основанием общественного правосознания и юридической деятельности.

Необходимость введения нового понятия (по В.И.Павлову – концепта) «правовая субъективация» вызвана необходимостью отделения качеств, изначально присущих субъектам социальных взаимодействий, от их носителей; описанию таких качеств как свойств социальных институтов.[148] По сути, В.И.Павлов повторяет в иной терминологии ход рассуждений В.Шуппе. «Объективная воля» В.Шуппе и «правовая субъективация» В.И. Павлова превращают субъекта права в механический аппарат. Как уже было показано выше при анализе позиции В.Шуппе, такой подход ведет к дегуманизации права; положению, когда человек начинает восприниматься как маленький винтик в гигантском механизме социально-правовой действительности.

3) С точки зрения В.И. Павлова, правовое существование через правовую субъективацию выступает условием правового со-бытия людей.[149] Позиция А.Райнаха прямо противоположна: правогенез возникает через индивидуальный свободный социальный акт, а значит, правовое бытие всех людей не является обязательным. Человек может не совершить социального акта и в силу этого не воплотить права в своей жизни или, напротив, исполнив обязанность, прекратить тем самым существование правовых фундаментальных образований. Свобода, которая реализуется в социальном акте, для А.Райнаха выше, чем сила, интегрирующая общество в единое правовое целое, независимо от того, предстает ли эта сила объективной волей или правовой субъективацией.

4) По мнению В.И. Павлова, юридическая деятельность обусловлена не сущностью права, а правовым бытием человека.[150] В таком подходе видится позитивистская сторона антропологического подхода. Как известно, позитивистская программа основывалась на положении о принципиальной непознаваемости сущности вещей. С точки зрения позитивистов, все научные теории – это теории дескриптивные. Однако, антропологический подход, представляя неопределенность права; размытость границ, отделяющих право от неправа, естественным образом подводит к выводу о неопределенности сущности права. Утверждения позитивистов «сущность права непознаваема» и утверждения антропологов «сущность права неопределима или не имеет значения» равноценны. Оба подхода исключают рассмотрение сущности права, представляя теорию права как дескриптивную теорию. Причина такого подхода напрямую связана с тем местом и значением, которое занимает человек в антропологических теориях. Как представляется, отсутствие в антропологическом подходе учения о субъекте права препятствует развитию данного направления правопонимания.

В отличии от антропологов права учение А.Райнаха содержит указание на сущность права и ее значение для права в целом. Согласно подхода А.Райнаха, сущность права онтологична, она предстает в виде всеобщего (априорных оснований права). Значение сущности права, по А.Райнаху, заключается в потенциальной возможности воплощения в жизнь всеобщего как правовых фундаментальных образований, выступающих нефеноменологической частью правосознания.

Приведенный сравнительный анализ феноменологической концепции А.Райнаха и антропологического подхода к праву наглядно демонстрирует то значение, которое имеет понятия субъекта права в учении немецкого правоведа. Субъект права для А.Райнаха – это тот центр притяжения права, определяющий все аспекты феноменологической правовой реальности.

Анализ теории социального акта позволяет сделать следующие выводы:

- структура социального акта включает в себя внутреннюю сторону – спонтанный акт- и внешнюю сторону – действие, обращенное к конкретному адресату;

- социальный акт представлен тремя последовательными этапами: осознание будущего действия; совершение действия; осознание совершенного действия;

- необходимым условием осуществления социального акта - осознание адресатом обращенного к нему действия;

- социальный акт может как привести к возникновению правовых фундаментальных образований, так и прекратить их существование;

- социальный акт есть выражение воли субъекта;

- понимание природы социального акта в концепции А.Райнаха напрямую связано с пониманием природы правовой свободы. Проведенный анализ позволяет утверждать, что А.Райнаха правовая свобода – это выбор и осуществление социального акта, приводящего к воплощению права в правосознании индивида. Отказ от совершения социального акта есть отказ от права и правовой свободы;

- важнейшим понятием концепции является понятие субъекта права, понимаемый как центр притяжения права и конструирования феноменологической правовой реальности.

Подводя итог исследованию жизненного пути А.Райнаха и основных положений его концепции, необходимо отметить следующее:

1) философской основой учения выступают в первую очередь идеи Платона и Э.Гуссерля, творчески переосмысленные А.Райнахом в единую феноменологическую парадигму;

2) учение А.Райнаха обосновывает идею существования права, независимого от фактов психической жизни человека и социо-культурного контекста;

3) учение немецкого правоведа допускает воплощение в жизнь права через правосознание человека. Таким образом, актуализированное право выступает как фундаментальное основание правосознания;

4) генезис права в индивидуальном сознании обусловлен осуществлением социального акта, понимаемого как единство внутреннего акта правосознания и внешнего поведенческого акта.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Архипов Сергей Владимирович. Учение о праве Адольфа Райнаха. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2018. 2018
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме §1.4 Теория социального акта: ее значение для учения о праве А. Райнаха:

  1. ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ ПРАВОВЫХ ВЗГЛЯДОВ А. РАЙНАХА И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЕГО УЧЕНИЯ О ПРАВЕ
  2. §2.1. Место учения А.Райнаха в типологии правопонимания
  3. §2.2 Понятийный аппарат учения А.Райнаха и правовые понятия постнеклассического правоведения
  4. §2.4.Реалистическая феноменологии права как самостоятельное направление правопонимания на примере учения А.Райнаха
  5. § 2. Процессуальная природа и значение акта привлечения в качестве обвиняемого
  6. Глава 1. Понятие, сущность и значение приговора суда как акта правосудия
  7. Архипов Сергей Владимирович. Учение о праве Адольфа Райнаха. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2018, 2018
  8. § 4. Основные тенденции развития юридического позитивизма после чистого учения о праве
  9. § 2. Школа чистого учения о праве: общая характеристика идей
  10. 3.1. Оценка учения Л.И. Петражицкого о праве его современниками
  11. §1 Теоретические основы учения Дворкина о праве
  12. § 1. Источники чистого учения о праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -