<<
>>

1.2. О месте предложений изучаемого типа в синтаксисе современного русского языка

Первые исследования, касающиеся предложений интересующего нас типа, принадлежат А.А. Потебне. Им был собран обширный материал и проведён сопоставительный анализ отрицательных предложений с соотносительными утвердительными конструкциями и с синонимичными личными предложениями с использованием славянских и латинских языков.
[Потебня, 1968]. А.А. Шахматов, отметив специфику предложений типа Тогда-то будет нам о чём повесть словечко, помещает их в раздел «Инфинитивноглагольные безличные предложения», в рубрику, где речь идёт об инфинитиве, осложнённом 3-м лицом единственного числа есть, было, будет, было бы и прямым дополнением. Отрицательные предложения типа (Нам) говорить не о чем исследователь относит к инфинитивным двусоставным несогласованным, в которых инфинитив является главным членом господствующего состава, а главным членом зависимого состава может быть безличная форма глагола, наречие или существительное, при этом, в отличие от двусоставных согласованных, инфинитив в них не признается подлежащим, а глагол или наречие сказуемым [Шахматов, 1941: 106, 149]. В состав безличного составного сказуемого отрицательных предложений, по мнению А.М. Пешковского, входит безличная связка (было - будет, в настоящем времени - нулевая), «бесформенное слово» в качестве безлично-предикативного члена предложения (некогда, некуда, неоткуда, нечего, негде, незачем) и инфинитив. «Бесформенные слова» по их функции в предложении исследователь ставит в один ряд с такими словами как можно, должно, надо, нужно, жаль, пора, нельзя и др. В качестве добавочной, необязательной, в таких предложениях может использоваться форма дательного падежа существительного, которая здесь соответствует подлежащему личного предложения, - «дательный действующего предмета». Отмечается также, что глагол в данной модели первоначально был не связочным, а полновесным безличным глаголом, и предложений было не одно, а два.
Слияние наречия с отрицанием и образование этим путем безлично-предикативного члена, примкнувшего уже к глаголу, а не к инфинитиву, превратило глагол в безличную связку [Пешковский, 1938: 325333]. Сходная точка зрения обнаруживается в Грамматике-54 [Грамматика русского языка, 1954: 29]. К.А. Тимофеев считает, что предложение Там есть где развернуть холодные крылья следует рассматривать как двучленное, в котором на месте подлежащего находится инфинитив в сочетании с относительным местоимением, а форма быть имеет самостоятельное значение, то есть не является связкой. Предложения типа Мне некуда пойти учёный представляет как занимающие промежуточное положение между собственноинфинитивными и глагольно-инфинитивными предложениями [Тимофеев, 1950: 289-291]. У Е.М. Галкиной-Федорук модели с утверждением отнесены к экзистенциальным предложениям, где сказуемое выражено безличным глаголом бытия, существования есть, а субъект отсутствует, хотя и мыслится. Предложения с отрицанием исследователь называет односоставными безличными инфинитивными со сказуемым, состоящим из инфинитива и отрицательных местоимений и наречий. Критически оценивая взгляды А.А. Шахматова, считавшего исследуемые конструкции несогласованными двусоставными, Е.М. Галкина-Федорук отмечает, что в таких предложениях членение на два состава - подлежащее и сказуемое - невозможно, так как здесь представлен такой акт мысли, в котором нет членения на субъект и предикат. Далее, однако, отмечается, что часто структурной частью таких предложений является дательный субъекта [Галкина-Федорук, 1958: 123, 183-187, 242-245]. По мнению А.С. Попова, утвердительные конструкции, включающие сильноударяемый глагол быть, местоимение и инфинитив, содержащий основной смысл конструкции, необходимо считать аналогичными двусоставным предложениям, состоящим из сказуемого есть, был, будет и подлежащего обычного типа (Есть река. Была книга. Будет время). Сочетание местоимения с инфинитивом внешне напоминает придаточное предложение, но по существу таковым не является.
Поэтому утвердительные конструкции можно расценить как двусоставные предложения с подлежащим, похожим на придаточное предложение. Такое подлежащее, в свою очередь, членимо: главным элементом его является инфинитив, от которого зависят местоимение и другие члены, то есть местоимение включается лишь в группу подлежащего, но не в само подлежащее. Отрицательные конструкции типа Некуда идти, ядро которых включает три элемента (инфинитив, являющийся смысловым центром предложения, отрицательное местоимение с частицей не и глагол быть, указывающий на время и наклонение), А.С. Попов называет безличными отрицательными предложениями «своеобразного типа», в которых отрицательное местоимение или местоименное наречие подчинено инфинитиву, а глагол быть, входящий в сочетание с инфинитивом, является структурно ведущим элементом, но по грамматической функции (выражение предикативных категорий времени и наклонения) и акцентным показателям (ослабленное ударение) его следует считать связкой [Попов, 1962: 67-70]. В.В. Бабайцева данные предложения считает односоставными, представляющими собой переходный тип между безличными и инфинитивными предложениями, наличие которого обусловлено гибридным характером инфинитива [Бабайцева, 1968: 112-113]. А.В. Исаченко полагает, что все инфинитивные предложения в русском языке не могут считаться первичными («ядерными»), поскольку они являются результатом трансформаций личных предложений с целью придания высказыванию модальных оттенков. Соответственно, предложения типа Мне некуда обратиться рассматриваются как трансформы вопросительных инфинитивных предложений: Куда мне (было) идти? ^ Мне некуда (было) идти. Отметим, что формы некуда, некого, нечего расцениваются исследователем как результат синтаксических преобразований, а не как особый морфологический класс местоимений. Отрицательные предложения исследуемого типа были отнесены учёным к безличным инфинитивным [Исаченко, 1965: 164-165]. В работе В.С. Юрченко выдвигается гипотеза о том, что базисной синтаксической структурой - основным типом предложения - в современном русском языке служит распространенное двусоставное глагольное предложение, причём обязательно такое, которое распространено за счёт приглагольных второстепенных членов - обстоятельства и дополнения. Из этого типа предложения выводятся шесть важнейших его типов. Отрицательные конструкции предложений исследуемого нами типа отнесены в этой классификации к односоставным именным предложениям, где главным членом является безличное именное сказуемое [Юрченко, 1972: 7-8, 235]. Е.А. Седельников также предложил классификацию инфинитивных предложений, построенную на основе анализа трансформационных возможностей личных предложений различных типов. При этом модель предложения с именительным падежом подлежащего и согласованным с подлежащим глаголом-сказуемым, являющаяся для русского языка наиболее обычной и употребительной, рассматривается как основная, исходная, а модель инфинитивного предложения - как трансформ. Соотнесённость инфинитивных предложений с различными моделями исходных предложений определяет структурные особенности трансформов и свойственную им общую потенциальную модальность. Рассматривая инфинитивные предложения с отрицательными местоимениями и наречиями, учёный отмечает, что произошедшее в русском языке слияние отрицания и местоимения затемнило действительную структуру этих предложений, поэтому они не соотносимы с другими рассматриваемыми в работе инфинитивными предложениями и не являются их трансформами. Утвердительные конструкции типа Им есть что терять не признаются обычными инфинитивными предложениями, так как глагол есть в них занимает позицию полнозначного сказуемого по отношению к остальной группе что им терять, занимающей позицию подлежащего и присоединяющейся к сказуемому есть посредством союзного слова что [Седельников, 1970: 80-82, 93-94]. Анализируя конструкции типа Некого было послать, А.Н. Гвоздев констатирует синонимичность их сложному предложению, в котором главное указывает на отсутствие объекта, субъекта, обстоятельства, а придаточное сообщает о действии, потенциально возможном в связи с данным объектом, субъектом, обстоятельством: Не было никого, кого можно было бы послать [Гвоздев, 1965: 196-197]. Конструкции данного типа учёный определяет как промежуточную группу между инфинитивными и безличными предложениями, стоящую, однако, ближе к безличным. По его мнению, грамматическую особенность этих предложений составляет двойственная природа местоименных слов. С одной стороны, они сохраняют значение второстепенных членов, выражая различные объекты или обстоятельства, и в этом смысле обнаруживают зависимость от инфинитива. С другой стороны, они совмещают со значением второстепенных членов предикативное значение невозможности действия «и довольно явно сами в свою очередь подчиняют себе инфинитив» [Гвоздев, 1973: 97]. В работах П.А. Леканта отмечается, что подобные предложения, называемые безлично-инфинитивными, имеют общие черты и с безличными, и с инфинитивными предложениями. С безличными их роднит связочный глагол в безличной форме и наличие временной парадигмы (Спорить было не о чем; Спорить будет не о чем). С другой стороны, как и в инфинитивных предложениях, независимый инфинитив здесь выражает модальное значение невозможности без специального лексического показателя. Однако данные конструкции обладают особенностью, которая отличает их как от безличных, так и от инфинитивных предложений: в их состав входят отрицательные местоимения или отрицательные наречия, участвующие вместе с главным членом предложения в выражении модального значения невозможности, и в то же время они выполняют обстоятельственную или объектную функцию [Современный русский язык, 2000: 435-436]. Е.С. Пронина, называя вслед за П.А. Лекантом такие предложения переходными безлично-инфинитивными, отмечает, что в них отрицательные местоимения и местоименные наречия синтаксически подчинены инфинитиву и занимают позицию второстепенного члена. При этом независимым главным членом является инфинитив, но без местоименного члена он не реализует модального значения невозможности [Пронина, 1978: 38-39]. Сходную точку зрения выражает Е.С. Скобликова, указывая на двойную синтаксическую нагрузку местоименных слов в предложениях указанного типа и двусторонний характер формальных грамматических отношений между отрицательным местоимением и инфинитивом (характер взаимного подчинения) [Скобликова, 1997: 158-159]. Говоря о «безличных предложениях наречного типа», Л.А. Дерибас отмечает, что подобно предикативным наречиям в роли главного члена в односоставном безличном предложении могут употребляться также отрицательные наречия и отрицательные местоимения в сочетании с инфинитивом. Предложения утвердительные считаются безличными односоставными, в которых главный член выражен синтаксически неразложимым сочетанием, состоящим из безличной формы глагола есть - было - будет, местоимения или местоименного наречия и инфинитива [Дерибас, 1971: 87-88]. Идея о безличности исследуемых конструкций находит свое продолжение и в более поздних работах по синтаксису. Здесь интересующие нас конструкции (и модели с утверждением, и модели с отрицанием) определены как безличные предложения с глагольным сказуемым, выраженным неопределённой формой глагола в сочетании с вспомогательным глаголом, местоимением или местоименным наречием [Розенталь, 2002: 331]. В академической Грамматике-70 утвердительные конструкции квалифицируются как односоставные предложения именного класса, где главный член - фразеологизированное сочетание «есть + местоименное наречие локального, целевого или причинного значения + инфинитив» или «есть + косвенно-падежная форма относительного местоимения + инфинитив» [Грамматика, 1970: 565]. Более того, в Русской грамматике-80 предложения типа Есть куда пойти, Есть с кем поговорить, Есть о чём подумать трактуются как нечленимые фразеологизированные предложения [Русская грамматика, 1980: 385]. В то же время предложения с отрицанием типа Некому работать относятся к двукомпонентным не подлежащно- сказуемостным, строящимся без спрягаемой формы глагола [Там же: 346- 348]. Это представление отражено и в Краткой русской грамматике [Краткая русская грамматика, 1989: 450]. Н.Д. Арутюнова и Е.Н. Ширяев относят предложения исследуемого нами типа к числу бытийных, в которых место имени бытующего предмета занимают относительные местоимения в сочетании с инфинитивом: Есть что сказать; Было куда пойти и др. В отрицательных формах отрицательное местоимение получает предикативную функцию, вследствие чего в настоящем времени предложение становится безглагольным: Нечего делать; Незачем сердиться. В других временах и наклонениях употребляется соответствующая форма глагола быть, имеющая чисто грамматическое значение [Арутюнова, 1983: 26]. К числу бытийных относит предложения типа Поговорить есть о чём /не о чем и С.И. Кокорина [Кокорина, 1988: 80]. В.М. Брицын определяет рассматриваемые конструкции как фразеологизированные двукомпонентные не подлежащно-сказуемостные предложения. Особое внимание обращается на то, что нет никаких веских оснований разводить утвердительные и отрицательные предложения в разные классификационные подразделения. Автор полагает, что здесь не может быть противопоставления предложений типа Есть куда идти и Некуда идти по признаку эксплицитности - имплицитности выражения предикативной характеристики или же эксплицитности - свернутости её в один член с характеризуемым. Наличие у отрицательных предложений типа Некуда идти модально-временной парадигмы, в которой появляется глагол быть, привязывающий отсутствие денотата к одному из временных планов, позволяет признать формы куда и некуда функционально однотипными. Определяя функции инфинитива в рассматриваемых предложениях, В.М. Брицын отмечает, что, хотя объектом предикативной характеристики выступает местоименный член, местоимение из-за своего абсолютно обобщающего значения без уточнения со стороны инфинитива не употребляется: сочетания отрицательного местоимения и инфинитива представляют смысловое и синтаксическое единство [Брицын, 1990: 182187]. Л.П. Иванова относит конструкции с отрицанием к двусоставным инфинитивно-подлежащным предложениям, где подлежащее выражено инфинитивом, который этимологически связан с именем. Сказуемое здесь - сочетание связки и присвязочной части, выраженной отрицательным местоимением [Иванова, 1991: 36-37]. В типологии русского предложения А.М. Ломова исследуемые нами предложения определены как односоставные функтивные. Название «функтивные» они получили, потому что констатируют существование / несуществование реалий не путём отсылки к тому или иному частеречному признаку, а путем указания на выполняемую ими функцию: У них есть с кем посоветоваться; Ему негде жить. Некогда, как отмечает автор, предложения исследуемого типа представляли собой сложные построения: роль придаточного в них выполняли дебитивные структуры с относительными словами. Позднее они были переосмыслены языковым сознанием как синтаксически простые построения [Ломов, 1994: 261-262]. М.В. Всеволодова, работающая в рамках функциональнокоммуникативного подхода к синтаксису, сводит модели с Дат. п. при предикативе и Дат. п. при инфинитиве в одну рубрику [Всеволодова, 2000: 242, 249]. Н.Е. Синичкина, описывая отрицательные предложения типа Некуда пойти, отмечает, что эти предложения обладают всеми признаками, присущими типу отрицательно-инфинитивных предложений: предикативная функция инфинитива, облигаторность отрицания, вхождение в структурносемантическую схему высказывания субъекта-агенса. Поскольку средством отрицания в данных предложениях служит местоименный компонент, автор считает возможным квалифицировать их как местоименно-наречные отрицательно-инфинитивные предложения [Синичкина, 2002: 131-132]. Г.А. Золотова, рассматривая инфинитивные предложения, приводит примеры интересующих нас конструкций: Было с кем познакомиться; Есть чем угостить. Исследователь указывает, что в данных конструкциях сочетание местоимения с инфинитивом соотносительно с предметным именем, потому что значение этих предложений - в утверждении наличия предметов названного инфинитивом назначения (ср. Были люди, достойные знакомства; Есть еда, закуска для угощения). Здесь происходит функциональная транспозиция инфинитива в разговорной речи (ср.: Дай мне мел и чем стереть) [Золотова, 2007: 252-253, 258-259]. О.В. Чагина квалифицирует конструкции типа Мне нечего вам сказать как предложения с предикативами, передающие значение отсутствия лица, предмета или явления. Отмечается, что безличные предложения с отрицательными наречиями и местоимениями имеют чёткую синтаксическую структуру, которую образуют субъект в форме дательного падежа (его позиция является факультативной), и собственно отрицательное наречие или местоимение в сочетании с инфинитивом [Книга о грамматике 2009: 81-83]. А.В. Циммерлинг, говоря о существовании в русском языке специфических моделей предложения, где семантический субъект оформлен дательным падежом, интересующие нас конструкции относит к дативноинфинитивным [Циммерлинг, 2009]. Е.В. Падучева считает, что конструкции с предикативными отрицательными местоимениями типа Негде спать, Некому работать можно сопоставить с конструкцией «мало + относительное местоимения Мало где можно спать, Мало кто хочет работать [Падучева, 2013: 72-73] (см. также [Апресян, 2010]). С.Я. Гехтляр относит исследуемые нами отрицательные предложения к подтипу дативно-инфинитивных предложений. Исследователь считает, что эти структуры являются своего рода компрессантами сложного предложения, то есть в свёрнутом виде представляют два сообщения: 1) констатация отсутствия (субъекта, объекта, обстоятельства); 2) констатация их возможной связи с инфинитивным действием. Поскольку информация о действии, названном инфинитивом, всегда связана с его производителем, обязательная соотнесенность с субъектом определяет подход к таким предложениям как двухкомпонентным, хотя второй компонент вербализуется не во всех случаях [Гехтляр, 1996: 63, 86-92]. Как показал обзор литературы вопроса, в синтаксических исследованиях первоначально основное внимание обращалось на определение места данных предложений в традиционной системе координат: односоставность / двусоставность, личность / безличность, глагол / связка, глагольное сказуемое / составное именное сказуемое, утвердительность / отрицательность, фразеологизированность части или всего состава и др. Лингвисты разных общетеоретических направлений выявили основные компоненты структуры интересующих нас предложений: имя в дательном падеже, «бытийный» глагол, местоимение в роли одного из актантов или обстоятельственных компонентов инфинитивного оборота. По разделяемому нами мнению В.Ю. Копрова, споры по поводу односоставности / двусоставности рассматриваемых предложений в свете достижений современной лингвистики потеряли свою актуальность [Копров, 2010: 88-98]. Многие учёные также подчёркивают, что необходимо отказаться от расчленения единого класса предложений исследуемого типа на части, которые различаются лишь наличием / отсутствием отрицания ([Брицын, 1990: 183; Ломов, 1994: 267] и др.). Была подмечена и связь семантики данных предложений со сложными синтаксическими построениями ([Гвоздев, 1965: 196-197; Гехтляр, 1996: 88; Всеволодова, 2000: 242] и др.). Всё это позволило по-новому взглянуть на семантико-структурную организацию и функционирование предложений типа У нас / нам есть о чём подумать с позиций семантико-функционального синтаксиса. В соответствии со своей коммуникативной интенцией, говорящий в составе одного высказывания может реализовать две (или более) соотнесённые между собой развёрнутые ситуации, каждая из которых обладает собственной предикативностью. Организованные таким образом комплексы традиционно относят к сложным предложениям (сложносочинённым или сложноподчинённым, союзным или бессоюзным). В интересующих нас предложениях также находят своё воплощение две отражённые сознанием предметные ситуации. Одна из них эксплицируется инфинитивной конструкцией в частично свёрнутом виде, то есть входящий в её состав признак (отношение), выраженный инфинитивом, не получает полного предикативного оформления. Такому свёртыванию может быть подвергнута любая предметная ситуация, получающая развёрнутую номинацию в виде изосемических предложений различных частеречных типов. Так, субъектно-объектная ситуация отражается в инвариантной семантической структуре «субъект - действие - объект», в развёрнутом виде реализуемой двуактантным глагольным предложением: Мы подумаем о будущем детей. В нашем случае эта ситуация сворачивается в инфинитивный оборот (инфинитив с зависимыми словами): нам подумать о будущем детей. Далее этот оборот включается в качестве осложняющего компонента в состав предложения, передающего вторую предметную ситуацию - локативно-посессивную (его инвариантная семантическая структура «локализатор-посессор - обладание - объект»): У нас / нам есть что (о предложениях с семантикой обладания в русском языке см. подробнее [Дедова, 2002; Семантико-функциональный синтаксис, 2011: 169-199]). Именно эта ситуация выдвигается говорящим на передний план и передаётся в развёрнутом виде предикативной конструкцией - двуактантным вербальным предложением. При этом первую позицию в нём занимает субъектный актант - локализатор-посессор (у нас / нам). В признаковой позиции (локализации или обладания) выступает глагол соответствующей лексико-семантической группы (быть, иметься, хватать, оставаться и т.д.). Во вторую актантную позицию порождаемого предложения ставится местоимение (местоименное наречие) (чем, о чём, кем, куда, кому, из-за чего и т.д.), которое в результате прономинализации заменяет наиболее важный для говорящего компонент свёрнутой ситуации, передаваемой инфинитивным оборотом (об особой номинативной сущности местоимения и явлении прономинализации см., например [Киров, 2011: 187; Копров, 2008; 2010: 78, 93-96; Ломов, 1986: 78-80; Современный русский язык, 1999: 442]). В результате описанного речемыслительного процесса получается локативно-посессивное предложение с местоименно-инфинитивным оборотом: У нас / нам (локализатор-посессор) есть (глагол обладания) о чём (прономинализованный объектный компонент свёрнутой ситуации - о будущем детей) подумать. Подобные предложения следует отличать от предложений другого типа, в которых местоименно-инфинитивный оборот обозначает тот или иной предметный актант путём указания на его функцию (сравните [Золотова, 2007: 252-253]), например: Принеси стаканы и что есть закусить (Б. Левин); Ханенко... тотчас же приказал ему подать что есть поужинать (Е. Салиас). Итак, исследуемые предложения не являются собственно простыми ни по семантике, ни по структуре. В их семантике отражены две ситуации, одна из которых выражена в развёрнутом виде глагольной конструкцией, а вторая - в свёрнутом виде местоименно-инфинитивным оборотом. В целом данные осложнённые предложения представляют собой полуторапредикативные построения и, таким образом, находятся в переходной зоне между простым и сложным предложениями.
<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА Вера Борисовна. СЕМАНТИКА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЛОКАТИВНО-ПОСЕССИВНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С МЕСТОИМЕННО-ИНФИНИТИВНЫМ ОБОРОТОМ. 2014

Еще по теме 1.2. О месте предложений изучаемого типа в синтаксисе современного русского языка:

  1. Учение о структурной схеме простого предложения в отечественном синтаксисе
  2. 3.2.1. Выражение отрицания в предложениях исследуемого типа
  3. §4. Особенности развития русского языка и его лексического состава в новейший период
  4. §3. Теоретические проблемы развития и организации лексики русского языка
  5. ГЛАВА 1. Слово «так» как полифункциональный элемент русского языка
  6. Михайлов Алексей Викторович. КОНЦЕПТ «КОНТАКТ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА СТРУКТУРУ ПРЕДЛОЖЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ, 2014
  7. ГЛАВА 2. СЕМАНТИКА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЛЕКСЕМЫ КРЕДИТ В ХУДОЖЕСТВЕНЫХ ТЕКСТАХ XIX - НАЧАЛА XXI ВВ. (НА МАТЕРИАЛЕ НАЦИОНАЛЬНОГО КОРПУСА РУССКОГО ЯЗЫКА)
  8. ГЛАВА I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЛЕКСИКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЕЕ ДИНАМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В СООТВЕТСТВИИ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА И НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЫ
  9. ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ, 2014
  10. Характеристика изучаемой группы
  11. ЗАВЯЗКИНА Ирина Николаевна. СЕМАНТИЧЕСКИЕ, ГРАММАТИЧЕСКИЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЛОВА «ТАК» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ставрополь - 2003, 2003
  12. Молекулярно-генетические маркеры, изучаемые в работе
  13. § 2. Установление факта государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя в определённое время и в определённом месте
  14. ГЛАВА 1. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ, СВЯЗАННОЕ С ПОЯВЛЕНИЕМ В ОБЩЕСТВЕННОМ МЕСТЕ В СОСТОЯНИИ АЛКОГОЛЬНОГО ОПЬЯНЕНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  15. Динамика изменений изучаемых показателей метаболического гомеостаза у пациенток с миомой матки при включении эмокси­пина в общепринятый метод терапии
  16. Лингвистические исследования в области ФЭТ и профессиональной лексики сферы делового общения2.1. Лингвистические исследования в области современной русской ФЭТ