<<

§1. Общая характеристика лексико-семантической сферы «Государственное управление» в русском языке новейшего периода

В конце ХХ века советская система государственного управления подверглась значительным изменениям, затронувшим как внешние организационно-технологические, так и глубинные, формационноконцептуальные аспекты государственного устройства и государственного управления.

Названные процессы связаны, с одной стороны, с разрушением партийно-советской системы командно-административного управления, отказом от монопольной руководящей роли КПСС и ее методов управления; а с другой стороны - с практической реализацией апробированных в мире идей рыночной экономики, политического и идейного плюрализма, федерализма, разделения власти, а также с построением сильного федеративного правового, демократического государства и восстановлением его направляющей и регулирующей роли (об этом см.: Бондаренко, 2001; Сморгунов, 2003; Цейтлин, Сергеев, 2003; Исаев, 2004; Маркова, Федулов, 2007; Атаманчук, 2008; Масленникова, 2008; Государственное управление, 2002; Политико-административное управление, 2004 и др.).

После распада советской государственности в конце ХХ века руководство России встало на путь радикальных реформ во всех сферах общественной жизни. Период преобразований системы государственного управления конца XX в. - начала XXI в. современные отечественные ученые - политологи и государствоведы считают целесообразным разделить на три относительно самостоятельных этапа:

I. Этап модернизации советской системы, направленный на приспособления административно-командной системы к новым реалиям при условии сохранения основных ее принципов и организационных форм (1985—1991 гг.) и разделенный условно на два периода: «Ускорение» (1985 — сер. 1987 гг.) и «Перестройка» (1987—1991 гг.). В 1985 году произошла смена руководства СССР: Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев. На апрельском (1985) пленуме ЦК КПСС был дан общий анализ состояния советского общества и выдвинута стратегия ускорения хозяйственного развития страны, под которым понимались новые темпы роста (преодоление тенденции к снижению и переход к наращиванию темпов социально-экономического развития), новое качество роста (за счет повышения производительности труда, интенсивного развития), «крутой поворот» государства к нуждам людей, «лицом к человеку» (Терещенко, 2004, с.356; Маркова, Федулов, 2007).

Однако накопленные противоречия в обществе, изменение общественного мнения и, в особенности, у партийной номенклатуры и государственной бюрократии в отношении Советской власти, с исторической неизбежностью перевели «ускорение» развития экономики на уровень ускорения изменений во всей системе общественных отношений. После январского (1987) пленума ЦК КПСС М.С. Горбачевым была сформулирована новая, более широкая по охвату общества задача, получившая название «перестройка», которая трактовалась как «комплекс экономических и политических мероприятий, направленных на слом экономического механизма торможения и создание механизма ускорения; социалистическое самоуправление масс, социалистическую предприимчивость и полный хозрасчет; решительный поворот к науке; приоритет социальной сферы; социальную справедливость и избавление общества от искажений социалистической морали» (Маркова, Федулов, 2007, с. 275; ср. словосочетание «социализм с человеческим лицом», «концепция нового государственного менеджмента» - Сморгунов, 2006, с.221). В этот период формируется режим гласности, основной чертой которого стало ограничение партийно-государственной цензуры, что привело к пониманию необходимости изменения принципов государственного административнокомандного управления. Целью общественного развития в это время был провезглашен человек, для которого должны создаваться «условия жизни и труда, достойные современной цивилизации, преодолеваться отчуждение человека от политической власти, созданных им материальных и духовных ценностей, обеспечивается его активное включение в общественные процесс» (Материалы XXVIII съезда КПСС, 1990, с.131-132). Крайне важным на этом историческом этапе было привнесение рыночных элементов в отношения в государственном секторе, последняя волна которого была связана с новым государственным менеджментом (Баранов, 2012, с.52), а также разрушение институционально-распределительной модели (Titmuss, 1974) социального управления и формирование остаточной модели под названием социального государства.

В 1988 году практические перестроечные действия сосредоточились на конституционной реформе, которую можно разделить на два этапа:

1) 1988—1989 гг. - этап становления парламентской формы правления, который проходил под лозунгом: «Вся власть Советам!» - и был связан с попыткой разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, выраженной в учреждении Комитета конституционного надзора (ККН), избиравшегося Съездом и подчинявшегося только Конституции, и запрете на совмещение должности руководителя государственного органа власти или управления с любой другой должностью, в том числе в политических или общественных организациях.

2) 1990—1991 гг. - этап становления президентской формы правления, связанный с принятием в марте 1990 года Закона «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР», который «наметил сочетание признаков парламентской и президентской республик в рамках и на основе советской власти, т.е. вводил смешанную форму правления. Однако эта тенденция очень скоро стала трансформироваться в тенденцию сильного президента и слабого парламента с целью правового обеспечения легализации частной собственности» (Терещенко, 2004, с. 364-365). Закон позиционировал

президента как главу государства и интегрировал президента в структуру

исполнительной власти, замкнув на нем большую часть деятельности Совета Министров (с 26 декабря 1990 года - Кабинета министров), а также отстранял Верховный Совет СССР от распорядительных функций, сохранив за ним лишь законодательные и контрольные. Одновременно формировались бюрократические структуры президентской системы правления: был

учрежден пост вице-президента СССР, созданы Совет Безопасности при президенте и Совет Федерации, который становился относительно самостоятельным.

Таким образом, Президент СССР (бывший одновременно Генеральным секретарем ЦК КПСС) выводился из-под контроля партии, которая были практически отстранена от участия в выработке решений (Маркова, Федулов, 2007, с.

281-282).

В соответствии с принятыми дополнениями к Конституции РСФСР в июне 1991 года в стране состоялись выборы первого Президента России, которым стал Б.Н. Ельцин, возглавивший стратегию на раздел Советского Союза высшей партноменклатурой.

II. Этап упразднения советской государственной системы, связанный с проведением конституционной реформы и реализацией стратегической цели построения демократического общества на принципах частной собственности (1992 — май 2000 гг.). 12 декабря 1993 года на референдуме была принята новая Конституция Российской Федерации, определившая систему государственного устройства постсоциалистической России. В соответствии со ст. 1 Основного Закона Российской Федерации Россия есть демократическое федеративное государство с республиканской формой правления. Согласно ст. 10 Конституции РФ, государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, органы которых полностью самостоятельны. Государственную власть в Российской Федерации по ст. 11 Конституции осуществляют Президент РФ, занимающий доминирующее положение, Федеральное собрание (представительный и законодательный орган), состоящее из двух

палат: Совета Федерации (Парламента) и Государственной Думы,

Правительство РФ (исполнительная власть), состоящее из Председателя и федеральных министров, и суды Российской Федерации (Румянцев, 1994, с.125; Баглай, 1998, с. 390 и др.), которые «служат своеобразным противовесом в отношении двух других ветвей власти, а в совокупности с ними образуют единую государственную власть» (Баглай, 1998, с. 617). При этом «статус Президента как бы выводится за рамки трех ветвей власти и, более того, — становится над ними в силу данных ему полномочий по контролю за ними и в то же время отсутствия практической возможности контроля над Президентом со стороны других ветвей власти» (Маркова, Федулов, 2007, с.295; Цейтлин, Сергеев, 2003; Исаев, 2004). Кроме того, принимаются два базовых для административно-политического

реформирования государства закона: Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» (1995), определивших условия формирования местного самоуправления, которое становится самостоятельным и не входит в систему органов власти, и Федеальный закон «Об основах государственной службы в РФ» (1995).

III. Этап нового государственного управления, направленный на создание сильного демократического, правового государства (2000 - настоящее время) (подробнее об этом см.: Бондаренко, 2001, с. 106-113; Маркова, Федулов, 2007, с.272-273; Баранов, 2012, с.59). 7 мая 2000 года состоялась церемония вступления В.В. Путина в должность Президента Российской Федерации, политические взгляды и убеждения которого были изложены в программной статье «Россия на рубеже тысячелетий» (НГ, 30.12. 1999). «Опорными точками» современного этапа развития государства были названы рыночные отношения, патриотизм, державность, социальная солидарность на основе восстановления направляющей и регулирующей роли государства, создания в рамках Конституции 1993 г. сильного федерального государства -демократического, правового, дееспособного (см.: Маркова, Федулов, 2007, с. 307). Декларации Президента на первом этапе его правления нашли выражение в попытках укрепления системы государственного управления (т.н. «вертикали власти»), с целью придания ей большей эффективности (ср. создание Государственного Совета, семи федеральных округов во главе с Полномочными представителями Президента РФ, вобравших в себя все субъекты Федерации, и др.).

В 2004 году, с повторным избранием В.В. Путина на пост президента РФ, в рамках реализуемой концепции нового государственного управления была проведена административная реформа исполнительной власти, в результате которой была закреплена трехуровневая (т.е. менее громоздкая) система управления: федеральные министерства, основной целью

деятельности которых является определение государственной политики в порученной им сфере деятельности и нормотворчество; федеральные службы, основной функцией которых является государственный контроль и надзор; федеральные агентства, призванные организовать оказание государственных услуг и управление государственным имуществом; а также оптимизирована деятельность федеральных органов исполнительной власти за счет перераспределения функций государственного управления между федеральными органами исполнительной власти и упразднения части дублирующих и избыточных функций этих органов власти (подробнее об этапах административной реформы см.: Хабриева, Ноздрачев, Тихомиров, 2005, с. 1 - 53).

Дальнейшее реформирование системы государственного управления было направлено на введение пропорциональной системы выборов депутатов Государственной Думы; избрание высших должностных лиц (губернаторов, мэров) в субъектах Федерации региональными парламентами по представлению Президента; создание Общественной палаты, призванной оценивать деятельность государственных структур; повышение активности государственной бюрократии с точки зрения ее открытости и восприимчивости к потребностям и интересам народа. Инициативы правительства по реформированию системы государственной власти были

связаны с использованием информационных технологий и реализацией федеральных программ «Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации» (2009 - 20013 годы) (об этом см.: РГ, 11.03. 2009) и «Электронная Россия» (2002 - 2010 годы) (см.: Garant.ru) , направленных на обеспечение открытости органов государственной власти, общедоступности информационных ресурсов, содействие развитию независимых средств массовой информации (подробнее об этом см.: Станкевич, Горбатова, 2005, с. 197-211; Сморгунов,

Комаровский, 2004). В соответствии с федеральными программами реорганизация государственного аппарата шла в условиях информатизации и компьютеризации российского общества и с ориентацией на создание электронного правительства, основополагающими принципами которого являлись информированность или повышенная осведомленность граждан о деятельности правительственных структур всех уровней, доступность управленческой информации для граждан как основных пользователей, обеспеченность участия граждан в деятельности правительства и государственной администрации посредством он-лайновых дискуссий, кристаллизация общественного мнения с целью поддержки демократических процессов и усиления обратной связи в системе власть — гражданское общество (Станкевич, Горбатова, 2005, с. 197-211). К важным нововведениям можно отнести появление наемных менеджеров топ-уровня в некоторых муниципальных образованиях («сити-менеджеров»), бюджетирование по результатам, переход на планирование бюджетных расходов по программам, требования к органам власти заявлять цели своей деятельности и ее результаты (Баранов, 2012, с.60).

В основу направлений административной реформы в Российской Федерации на современном этапе была положена комбинация методов традиционной бюрократии и нового государственного управления (Логунов, 2006). Развитие информационного обеспечения административной реформы было связано с проектом федеральной целевой программы «Административная реформа 2005 - 2010 гг.», направленной на построение динамичной, эффективной и прозрачной системы государственного управления, способной привлечь к ее реализации широкие слои населения. Программа предполагала внедрение принципов и методов проектного управления на федеральном уровне и на уровне субъектов Федерации и муниципалитетов, заключающихся в четком планировании мероприятия в соответствии с жестким графиком реализации и количественно измеряемыми показателями, что позволяет оценить выполнение решений на всех уровнях. Мероприятия названной программы, реализованные в РФ на данном этапе, сгруппированы в несколько блоков: 1) «управление по результатам и проектное управление», в соответствии с которым была заложена законодательная база по формированию системы государственного задания в отношении услуг, оказываемых федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями; а также утверждены ведомственные целевые программы по повышению качества предоставления (исполнения) государственных и муниципальных услуг; 2) «стандартизация и регламентация», в рамках которого были разработаны административные регламенты предоставления (исполнения) государственных и муниципальных услуг (функций), которые позволили систематизировать полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления, упорядочить их деятельность, а также восполнить нормативные правовые пробелы в законодательстве Российской Федерации,

3) «оптимизация функций органов исполнительной власти и противодействие коррупции», в рамках которого была проведена инвентаризация состава государственных услуг федеральных органов исполнительной власти, которые имеют непосредственное отношение к гражданам и бизнесу (ср. услуги, получаемые по запросу: справка, лицензия, разрешение, и контрольно-надзорные услуги/ функции), а также была сформирована нормативная правовая база в сфере противодействия коррупции (ср. федеральне законы «О противодействии коррупции», «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии коррупции», «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», «Национальный план противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы» и «Национальная стратегия противодействия коррупции» (2010-2011)); 4) «повышение эффективности взаимодействия государства и общества», направленный на обеспечение информационной открытости органов исполнительной власти и совершенствование взаимодействия органов исполнительной власти со структурами гражданского общества (ср. федеральный закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», который обеспечил реализацию конституционного права граждан свободно искать и получать подобную информацию); 5) «модернизация системы информационного обеспечения органов исполнительной власти и мониторинг административной реформы», включающий мероприятия по созданию систем мониторинга деятельности органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, качества государственных и муниципальных услуг, коррупции и антикоррупционных мероприятий, информационной открытости и т. д.; 6) «взаимодействие с обществом и содействие распространению лучшей практики», связанный с проведением семинаров и конференций на федеральном и региональном уровнях, обеспечением распространения опыта реформ, взаимодействия с общественностью по вопросам административной реформы; 7) «управление программой на региональном уровне», включающий разработку типовой программы административной реформы субъекта РФ и создание типовой программы административной реформы для реализации на муниципальном уровне; 8) «обеспечение административной реформы» , направленный на организационно-методическое обеспечение деятельности по развитию кадрового потенциала административной реформы (Станкевич, Горбатова, 2005, с. 197-211). Кроме того, в данный

период были созданы ключевые элементы центральной инфраструктуры электронного правительства: федеральная государственная информационная система «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)» и федеральная государственная информационная система «Сводный реестр государственных и муниципальных услуг (функций)», а также начали работу многофункциональные центры в субъектах Российской Федерации, предоставляющие государственные и муниципальные услуги по принципу «одного окна».

В целях совершенствования системы государственной службы Российской Федерации Указом Президента Российской Федерации от 10 марта 2009 года № 261 была утверждена федеральная программа «Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009 - 2013 годы)», целью которой явилось создание целостной системы государственной службы Российской Федерации посредством завершения реформирования ее видов и создания системы управления государственной службой, формирования высококвалифицированного кадрового состава государственной службы, обеспечивающего эффективность государственного управления, развитие гражданского общества и инновационной экономики (см.: Нарышкин, 2006).

В 2011 году были утверждены также «Концепция снижения административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг» (2011-2013), реализация которой позволяет подойти комплексно к оптимизации отдельных отраслей; государственная программа Российской Федерации «Информационное общество (2011 - 2020 годы)» и подпрограммы «Качество жизни граждан и условия развития бизнеса в информационном обществе», «Электронное государство и эффективность государственного управления».

Вместе с тем, важнейшим направлением государственного управленияв в исследуемый период признается развитие социальной сферы. Так, в статье 7 Конституции РФ сказано: «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (Конституция, 1993). Признаками социального государства являются не только декларируемые права на труд, отых, социальное обеспечение, жилище, охрану здоровья, образование и т. д., но и реальная доступность социальных благ для абсолютного большинства населения (Лаврентьева, 2009, с. 7). Обобщающим показателем развития социальной сферы служат повышение уровня жизни, рост денежных доходов населения при сокращении разрыва в доходах между богатыми и малообеспеченными, что особенно важно для экономики, так как способствует расширению внутреннего спроса, производству продукции отечественных предприятий (там же..., с.7).

Преодоление сложностей на пути построения демократического государственного управления возможно при условии создания искренней заинтересованности участников политического процесса: политиков,

экономистов, гражданского общества - в принципиальном изменении неэффективной управленческой системы и восприятия государственного управления как деятельности органов государственной власти, направленной на решение политико-административных, экономических (создание «государства - предпринимателя во главе отраслевых трестов, призванных стать конкурентоспособными на мировых рынках» - Сигман, 2008, с.4; Баранов, 2012) и социальных вопросов, связанных с образованием, здравоохранением, фундаментальной наукой, искусством и социальным обеспечением (см.: Рогов, 2005, с. 50-63; Гаман-Голутвина, 2007, с. 24-46; Гаталов, 2009, с.27-32).

Изменения общественно-государственного характера конца ХХ - начала XXI вв. обусловили серьезные трансформации в лексикосемантической сфере государственного управления новейшего периода, касающиеся особенностей ее организации (ср., например, появление новых тематических групп, их перестраивание, расширение лексического состава и др.) и особенностей составляющих ее лексических единиц.

Как показали проведенные исследования, лексическая система сферы «Государственное управление» в современном русском языке имеет весьма сложную структурную организацию как с точки зрения состава ее тематических группировок, так и с точки зрения связей и отношений между тематическими группами и их единицами и организована связями и отношениями тематических группировок двух типов.

Тематические группировки первого типа содержат лексические и фразеологические единицы, номинирующие основные, наиболее общие понятия государственного управления.

Среди важнейших ТГ первого типа можно выделить следующие:

1) наименования органов государственной власти и управления и их

структурных составляющих: а) наименования высших органов

государственной власти и управления, б) наименования органов исполнительной власти, в) наименования органов законодательной власти, г) наименования органов судебной власти, д) наименования органов местного управления;

2) обозначения понятий, именующих особенности организации

системы государственного управления: а) обозначения институциональной (организационной) подсистемы государственного управления и ее особенностей, б) наименования нормативно-правовой подсистемы

государственного управления, в) наименования кадровой подсистемы государственного управления, г) обозначения профессионально-культурной подсистемы государственного управления, д) наименования функциональной структуры и целевые составляющие государственного управления, е) номинации коммуникативной подсистемы государственного управления;

3) наименования концепций государственного управления,

4) наименования направлений деятельности органовгосударственного управления и их специфика: а) номинации основных мероприятий и б) управленческих технологий, приемов и методов государственного управления, в) обозначения особенностей деятельности органов государственного управления и их должностных лиц;

5) обозначения принципов государственного управления,

6) наименования государственно-административных документов,

7) обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления,

8) обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц,

9) наименования, связанные с системой выборов должностных лиц государства,

10) наименования партий и лиц по партийной принадлежности,

11) наименования объектов государственного управления,

12) наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением.

Безусловно, перечисленные ТГ являются весьма различными по степени значимости, объему, структуре, времени возникновения в русском языке, характеру составляющих их единиц.

Проведенные исследования показали, что наиболее значимой в исследуемом ЛСП во все периоды исторического развития является ТГ «Наименования органов государственной власти и управления и их структурных составляющих», наиболее обширными считаются ТГ «Обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления» и «Наименования направлений деятельности государственного управления и их специфика», представленные целым рядом ЛСГ.

В составе ТГ «Наименования органов государственной власти и управления и их структурных составляющих» в новейший период развития русского языка присутствуют лексические единицы следующих тематических подгрупп: «Наименования высших органов государственной власти и управления (ср.: Президент, Администрация Президента, Совет

Безопасности, Государственный Совет и др.), «Наименования органов исполнительной власти и их должностных лиц» с их составляющими «Наименования органов общей компетенции [ср.: Правительство, кабинет министров, федеральные министерства (Министерство внутренних дел, Министерство обороны, Министерство юстиции и др.), федеральные службы (Федеральная таможенная служба, Федеральная миграционная служба и др.), федеральные агентства (Федеральное космическое агентство, Федеральное агентство научных организаций) и др.), комитеты (Государственный таможенный комитет), премьер, вице-премьер, министр и др.], «Наименования органов специальной компетенции, осуществляющих контрольные и надзорные функции» (ср.: надзоры, Прокуратура и др.), «Наименования органов внутриотраслевой компетенции, осуществляющих управление определенной сферы деятельности в рамках отрасли» (ср.: органы железнодорожного транспорта и др.) (подробнее о типологии органов исполнительной власти см.: Еманова, 2004, с.35; Зеркин, Игнатов, 2007; Глазунова, 2009; Атаманчук, 2010 и др.), а также подгруппа «Наименования органов законодательной власти», включающая наименования учреждений и организаций (ср.: Федеральное Собрание, Совет Федерации, Сенат, Парламент, Государственная Дума, верхняя палата, нижняя палата и др.) и обозначения должностных лиц в сфере законодательной власти (ср.: спикер, вице-спикер, сенатор, чиновник,

функционер, госслужащий, депутат), подгруппа «Наименования органов судебной власти» с составляющими «Наименования учреждений и организаций Федеральной Судебной власти (ср.: Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и др.), «Наименования учреждений и организаций судебной власти субъектов Российской Федерации (ср.: Институт мировых судей, Конституционно-уставные суды и др.), «Обозначения должностных лиц в сфере судебной власти (ср.: судья, мировой судья и др.), подгруппа «Наименования органов местного управления», включающая наименования учреждений и организаций (ср.: мэрия, законодательное собрание, областная дума и др.) и обозначения должностных лиц в сфере местного управления (ср.: мэр, губернатор, префект, глава региона и др.). Деление представленной тематической группы на подобные подгруппы является обусловленным утверждением в российском государственном управлении принципа разделения власти: «...учреждение в 1991 году института Президентства РФ и образования Конституционного суда свидетельствовало о реальном выделении и укреплении в механизме государственной власти России, наряду с законодательной, исполнительной и судебной властей» (Цейтлин, Сергеев, 2002, с.104).

Значительным разнообразием лексических единиц отличается состав ТГ «Обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления», представленной следующими подгруппами: «Обозначения организационной подсистемы государственного управления и ее особенностей» (ср.: вертикальные/ горизонтальные отношения,

вертикаль/ горизонталь власти; программно-целевая структура госуправления, вертикализация и др.), «Наименования нормативно-правовой подсистемы государственного управления» (ср.: управленческие решения, оптимизация управленческих решений, выравнивание государственного управления, управление по результатам и др.), «Наименования кадровой подсистемы государственного управления» (ср.: управленческий персонал, управленческий ресурс, госслужащий, номенклатура, полпред, проходимость кандидатуры, кадровый резерв и др.), «Обозначения профессиональнокультурной подсистемы государственного управления» (ср.: административная этика, управленческая культура, аппаратная этика, конституционность, накачка чиновников и др.), «Наименования функциональной структуры и целевые составляющие государственного управления» (ср.: авторитарное, демократическое, предпринимательское госуправление, ручное управление, политический брендинг, активное управление и др.) и «Номинации коммуникативной подсистемы

государственного управления» (ср.: новый формат коммуникации,

видеоприемные, селекторное совещание, веб-присутствие органа власти, видеоприемная, Интернет-приемная, прямая линия общения с гражданами, медиафорум, совещательная площадка и др.).

Практически полностью в новейший период развития русского языка и российской государственности меняется состав тематической подгруппы «Наименования кадровой подсистемы государственного управления» и «Обозначения профессионально-культурной подсистемы государственного управления», что связано с реформированием системы государственной службы Российской Федерации, предполагающим подбор управленческих кадров на основе высокого профессионализма и системного повышения их квалификации. По справедливому утверждению А.В. Сороко, «формирование новой модели государственного управления, реформирование государственной службы России и ее аппарата невозможны без существенного обновления руководящих кадров, без наполнения органов государственной власти и местного самоуправления лицами, способными, на деле обеспечить успешное проведение экономических реформ, строительство нового; подлинно демократического государства» (2011, с. 212; Атаманчук, 2008).

Исследования показали, что особую значимость в настоящее время в составе исследуемой ТГ приобретает подгруппа «Номинации коммуникативной подсистемы государственного управления». Отмеченное явление обусловлено увеличением частотности общения представителей государственной власти и управления с различными общественными структурами и отдельными гражданами, что является отражением реализации на практике важнейшего принципа современного российского государственного управления - его открытости и прозрачности.

В составе ТГ «Наименования направлений деятельности органов государственного управления и их специфика» присутствуют словесные знаки, относящиеся к подгруппам: «Номинации основных мероприятий в

сфере государственного управления» (ср.: госрегулирование,

административная реформа, государственное управление в экономической сфере, госуправление в социальной сфере, государственное управление в области национальной безопасности и обороны, государственное управление регионами и др.), «Номинации управленческих технологий, приемов и методов государственного управления» (ср.: прогнозирование, оценка,

государственный контроль, держать на контроле, процедура, операция, квотирование, лицензирование, отслеживание, администрирование,

институционализация, мониторинг госслужащих, программный метод, парламентский контроль, регулирование потребностей общества, оказание госуслуг, координировать, курировать и др.), «Обозначения особенностей деятельности органов государственного управления и их должностных лиц» (ср.: аппаратная игра, перезагрузка, поставить на регулярную основу и др.), ТГ «Обозначения принципов государственного управления» (ср.:

объективность, законность, федерализм, публичность, транспарентность, прозрачность, инновационность, модернизация, оптимизация, планирование, принцип «одного окна», стабилизация, эффективность, разделение власти, публичность, демократизм и др.), ТГ «Наименования государственноадминистративных документов» (ср.: Конституция, федеральный закон, федеральная целевая программа, Послание президента, Концепция - 2020. Концепция четырех И, мини-послание, налоговая декларация, план-минимум, план Путина, Бюджетная стратегия и др.), ТГ «Обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления» (ср.: коррупциогенность, конфликт, бюрократизм, взяточничество, клановость, мздоимство, халатность, волокита, административная рента (эвф. «взятка»), ведомственность, откаты, отмывание, проволочки, пробуксовка и др.), ТГ «Обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц» (ср.: взыскание, критика, «взбучка» (публичная), зачистка, отставка, поддержка (федеральная), выплата бонусов, выразить недоверие и др.), ТГ «Наименования, связанные с системой выборов должностных лиц

государства» (ср.: выборность, выборы, грязные избирательные технологии, голосование, довыборы, послевыборы, доизбрание, баллотироваться, многомандатный/ одномандатный избирательный округ, переназначить, переподчинить, Центральная избирательная комиссия и др.), ТГ «Наименования партий и лиц по партийной принадлежности» (ср.: «Единая Россия», ЛДПР, «Справедливая Россия», КПРФ, партия власти, партия Путина, партийный, единоросс, коммунист и др.), ТГ «Наименования объектов государственного управления» (ср.: будущее, духовность,

здравоохранение, бюджет государства, инновации, экономика, система образования, ситуация демографическая, наука, спорт, условия проживания, учреждения культуры, строительство дорог, пенсионное обеспечение, индексация пенсий, коммунальное хозяйство, зарплата и др.), ТГ «Наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением» (ср.: Субъект Федерации, губерния, федеральный округ, город федерального значения, область, район, край, республика, автономный округ, автономная область и др.) (подробнее о лексическом наполнении представленных выше тематических групп см.: ГУАЛ, 2012) являются меньшими по объему группировками.

Как показали проведенные исследования, с точки зрения времени появления в русском языке в лексико-семантической системе сферы «Государственное управление» присутствуют ТГ, возникшие в ранние периоды развития управленческих номинаций, а также образованные в более позднее время, в том числе в новейший период истории русского языка. К числу наиболее древних, традиционных ТГ в пределах рассматриваемой лексико-семантической системы относятся ТГ «Наименования органов государственной власти и управления», «Наименований мероприятий в сфере государственного управления», «Наименования государственных документов», «Наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением», структурная организация и лексическое наполнение которых, однако, меняется в процессе изменения государственного устройства страны. С XV -XVII вв., с т.н. периода Московского государства, в анализируемой сфере выделяются ТГ «Обозначения отрицательных явлений в сфере госуправления» и «Обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц». С XVIII века в анализируемой сфере выделяется значительная по количеству лексических единиц ТГ «Обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления». В XIX веке в сфере государственного управления сформировалась достаточно актуальная в настоящее время ТГ «Наименования, связанные с системой выборов должностных лиц государства».

Отдельные тематические группы подверглись процессу реактивации, например, ТГ «Наименования партий и лиц по партийной принадлежности». Появившись в анализируемой сфере в XIX веке и исчезнув в советскую эпоху, отмеченная нами ТГ вновь стала обязательной в новейший период развития российского общества вследствие утверждения многопартийной системы.

Принципиально новой тематической группировкой, появившейся в составе лексико-семантической системы сферы государственного управления русского языка новейшего периода и сформированной, в первую очередь, сильными неологизмами исследуемого ЛСП, является ТГ «Наименования концепций государственного управления» (ср.: менеджералъное/ рыночное госуправление, сетевое управление, электронное госуправление, сервисное общество и др.), что обусловлено процессами активного развития теории и практики современного государственного управления в новой России.

Проведенные исследования позволяют утверждать, что одной из отличительных особенностей развития лексико-семантической системы сферы «Государственное управление» на рубеже XX-XXI вв. является наличие в ней целого ряда так называемых «перемещенных» ТГ, в состав которых входят лексические единицы, относящиеся к другим понятийным сферам (прежде всего, к сфере экономики, информационнокоммуникационных технологий, научно-технической сфере, сфере обслуживания и рекламной деятельности и др.). К подобным группировкам относятся: ТГ «Наименования экономических явлений и понятий» (ср.: экономика, рынок, рентабельность, менеджер и др.), «Номинации информационно-компьютерных технологий» (ср.: Интернет, сайт, чат, блоггер и др.), «Номинации научно-технических понятий» (ср.: инновации и др.), «Наименования явлений и понятий сферы сервисного обслуживания» (ср.: клиент, сервис и др.), «Номинации рекламных методов и технологий» (ср.: бренд, промо-акция и др.).

На основе названных «перемещенных» ТГ формируются принципиально новые для ЛСП государственного управления тематические образования: ТГ «Наименования экономических явлений и понятий,

характеризующих особенности системы нового государственного управления» представлена следующими подгруппами: «Наименования

экономических понятий, характеризующих важнейшие явления в сфере государственного управления» (ср.: экономизация власти, государственный менеджмент, политический рынок, реинжиниринг госуправления, менеджеризация госаппарата, аудит деятельности госорганов, административный рынок, бюджетирование госуправления и др.),

«Обозначения экономических понятий, номинирующих_______________________ виды

государственного управления» (ср.: рыночный тип государственного управления, предпринимательское государственное управление, менеджеральная модель госуправления и др.), «Наименования экономических понятий, характеризующих методы государственного управления» (ср.: эффективность госуправления, продуктивность

госуправления, производительность госуправления, рыночная оценка деятельности госструктур, государственный маркетинг, ваучерный метод государственной политики, политическая рентабельность, политическая ликвидность и др.), «Наименования экономических понятий, характеризующих отрицательные явления в сфере государственного

управления» (ср.: политические риски, транзакционные издержки

государственного управления, коммерциализация выборов и др.), «Экономические термины, участвующие в именовании участников государственного управления» (ср.: государственный менеджер, сетевой менеджер страны, сити-менеджер, менеджер партии, брокер инноваций и др.) и включает в свой состав лексические единицы экономического содержания, характеризующие деятельность государства и государственных органов во всех без исключения сферах общественной жизни. Не случайно государственное управление в новейший период получило наименование «новый государственный менеджмент», что свидетельствует об активном пополнении данного лексического пласта номинациями экономической (менеджеральной) сферы. По мнению политологов, «...нацеленность на качественное предоставление услуг гражданам и гражданским ассоциациям - показатель демократического курса реформы, которая имеет т.н. «экономоцентричный» вектор движения» (Лазарев, 2009, с. 7).

ТГ «Номинации информационно-компьютерных технологий, использующихся в системе нового государственного управления» с

подгруппами «Номинации_____________ информационно-телекоммуникационных

способов общения, использующихся в системе нового государственного управления» (ср.: Интернет, Рунет, сайт, блог, видеоприемная, аккаунт, видеоблог, веб-камера, онлайновые гражданские форумы, сеть информационных киосков, 30-телемост, публичный Интернет-ресурс, виртуальные кабинеты и др.), «Наименования поставщиков государственных услуг» (ср.: провайдер госуслуг и др.), «Обозначения направлений деятельности государственных органов с использованием ИКТ» (ср.: переформатировать и др.), «Наименования компьютерных понятий, характеризующих признаки сферы государственного управления» (ср.: виртуальный, интерактивный, цифровое управление и др.) и «Обозначения сетевых методов и технологий. применяемых в сфере госуправления» (ср.: политические сети, цифровой разрыв, электронные услуги и др.), которая включает лексику, номинирующую информационно-технологические явления и понятия, применяемые в сфере российского государственного управления. Широкое распространение подобной лексики в анализируемой сфере именуется в научной литературе как явление «кибернетизации языка» (Трофимова, 2004) госуправления.

ТГ «Номинации научно-технических понятий, использующихся в системе нового государственного управления» (ср.: инновации,

инновационный, вертикаль инноваций, техноград, нанотехнологии, нанотехнологические инициативы, высокие технологии и др.).

ТГ «Наименования явлений и понятий сферы сервисного обслуживания, характеризующих особенности системы нового государственного управления» с подгруппами «Наименования видов государственных услуг» (ср.: государственные услуги, сервисное общество и др.) и «Обозначения государственных органов и лиц, предоставляющих и получающих услуги» (ср.: клиент государства, рабочая команда и др.), которая подтверждает закрепившееся в научной политологической литературе понимание современного российского государства как «сервисного общества», где главным источником общественного богатства является сфера услуг (прежде всего, в таких областях, как исследования и управление, образование, здравоохранение)» (об этом см.: Глазунова, 2009, с.47-48) .

ТГ «Номинации рекламных методов и технологий, использующихся в системе нового государственного управления» с подгруппами «Обозначения способов формирования имиджа государства» (ср.: ребрендинг милиции и др.) и ЛСГ «Наименования технологий рекламистики» (ср.: промо-акция плана правительства, промоушен-акция, пиар-кампания и др.). По справедливому утверждению исследователей, «...сегодня можно говорить о переформатировании парадигмы внешних коммуникаций: развитии

горизонтального - клиентского формата отношений между гражданами и

государством, изменении инструментов легитимации правящего режима, а также расширении использования методов политической рекламистики и имиджевых технологий в общественно-политическом дискурсе» (Викторова, 2009, с.5).

Лексические единицы перечисленных «перемещенных» группировок активно участвуют также в формировании традиционных тематических групп ЛСП «Государственное управление», например, таких, как ТГ «Наименования органов государственной власти и управления», «Обозначения понятий, именующих особенности организации системы государственного управления», «Наименования направлений деятельности государственного управления и их специфика», «Обозначения принципов государственного управления», «Обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления» и др. и, безусловно, являются новыми только для исследуемой нами сферы. Отмеченное явление определяет одну из характерных особенностей современного состояния лексикосемантической системы сферы «Г осударственное управление» — присутствие в ней большого количества внутренних заимствований из сферы экономики, информатики и целого ряда других сфер человеческой деятельности, что свидетельствует об открытости и проницаемости границ исследуемой лексико-семантической системы.

Тематические группы второго типа: «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления», «Номинации, формирующие подсистему экономического управления», «Номинации, формирующие подсистему социального управления» - формируются на основании функций государственного управления и его основных направлений, выделенных отечественными и зарубежными политологами и государствоведами (СЗ РФ, 1999, № 47, Ст. 5763; Пятилетняя оценка хода осуществления резолюции..., 2001), и включают лексические и фразеологические единицы, номинирующие явления и понятия экономического, социального и политико-административного (о

невозможности отделения политики от административного управления см.:

Глава I § 2 настоящей работы) управления. По справедливому утверждению В.Г. Игнатова, «отрыв политики от административного управления...порождают двоякий подход в теории: а) государственное управление суть отрасль науки администрирования; б) государственное управление - это политическая наука» (2005, с.42)

Названные тематические группировки формируются практически из тех же словесных знаков, что и ТГ первого типа, и являются, как и тематические группировки первого типа, неоднородными с точки зрения объема, структуры и времени возникновения в русском языке. Однако, как показывают исследования, ТГ второго типа представляют собой иные по составу и структуре множества словесных знаков.

Как показал анализ, самой древней и самой обширной среди анализируемых ТГ является ТГ «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления», в составе которой представлены лексические единицы, номинирующие понятия и явления политикоадминистративного управления, касающегося разработки политики и принятия политических и соответствующих правовых решений и связанное с проведением политики с помощью эффективного государственного администрирования, и входящие в состав следующих тематических

подгрупп: «Наименования_________ органов политико-административного

управления» (ср.: Министерство обороны Российской Федерации,

Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Министерство иностранных дел Российской Федерации, Министерство юстиции РФ и др.), «Наименования направлений деятельности органов политико-административного управления» с составляющими «Наименования направлений деятельности органов политико-административного управления в области обороны» (ср.: стратегическое планирование, обеспечение государственной безопасности и

др.), «Наименования направлений деятельности органов политикоадминистративного управления в области безопасности» (ср.: пресечение террористической и диверсионной деятельности, контрразведывательные мероприятия, обеспечение общественной безопасности, обеспечение условий труда и отдыха граждан, охрана различных форм собственности и др.), «Наименования направлений деятельности органов политикоадминистративного управления в области внутренних дел»(ср.: обеспечение общественного порядка, общественная безопасность, охрана собственности, борьба с преступностью, раскрытие и расследование преступлений и др.), «Наименования направлений деятельности органов политико-административного управления в области иностранных дел» (ср.: защита общегосударственных интересов, обеспечение национальной безопасности, демократизация общества, проведение реформ, вхождение в международные организации и др.), «Наименования направлений деятельности органов политико-административного управления в области юстиции» (ср.: подготовка свода законов Российской Федерации и др.), подгруппа «Обозначения отрицательных явлений в сфере политикоадминистративного управления» (ср.: срывать/ затягивать/ задерживать исполнение поручений, превысить полномочия, применить нечестные схемы, отделываться отписками, тратить бюджетные деньги, завышать цифры, проявлять безответственность, допускать злоупотребления властью, находиться под влиянием олигархов и др.), подгруппа «Обозначения способов поощрения и наказания должностных лиц политикоадминистративного управления» (ср.: взыскания, поощрение, критика,

награждение, одобрение, обсуждение, поддержка, выплата бонусов, увольнения и др.) и «Наименования политико-административных документов» (ср.: реформа, договор, обращение, постановление, программа, решение, соглашение, послание, концепция, указ, проект, карты проектов, регламенты и др.).

Как показало исследование, основы ТГ «Номинации, формирующие подсистему экономического управления» были заложены еще в период существования Древнерусского государства и длительное время были связаны с ТГ, включавшей в свой состав номинации лиц, явлений и понятий финансового управления. В настоящее время в составе данной ТГ с необходимостью выделяется целый ряд тематических подгрупп:

тематические подгруппы «Наименования______________ органов экономического

управления» (ср.: Министерство экономического развития Российской Федерации, Министерство промышленности и торговли Российской Федерации, Министерство финансов Российской Федерации, Министерство сельского хозяйства Российской Федерации, Федеральная антимонопольная служба и др.) и «Наименования направлений деятельности органов экономического управления и их специфика» с составляющими «Наименования направлений деятельности органов экономического управления в области промышленности и торговли» (ср.: анализ

экономического положения страны, единая государственная промышленная политика и др.), «Наименования направлений деятельности органов экономического управления в области бюджета, финансов, кредита и налогов» (ср.: финансовая, бюджетная, налоговая и валютная политика, составление бюджета и др.), «Наименования направлений деятельности органов экономического управления в области антимонопольной политики» (ср.: пресечение монополистической деятельности, контроль деятельности субъектов естественных монополий, минимизациия тарифов и др.), «Наименования направлений деятельности органов экономического управления агропромышленным комплексом» (ср.: формирование рыночных отношений, развитие предпринимательства, кооперации, агропромышленной интеграции и др.), «Наименования направлений деятельности органов экономического управления инновационноинвестиционной деятельностью» (ср.: государственная инвестиционная политика, бюджетное финансирование затрат, государственная защита интеллектуальной собственности и др.), «Наименования направлений деятельности органов управления экономической безопасностью» (ср.: взаимодействие государства и бизнеса и др.), «Наименования направлений деятельности органов управления внешнеэкономической сферой» (ср.: защита экономического суверенитета и экономических интересов государства и др.), а также тематические подгруппы«Наименования государственных документов, регулирующих развитие экономической сферы» (ср.: доктрина в значении «совокупность постулатов, которые служат основой экономической политики», инвестпроекты, антикризисный пакет, соглашение о разделе продукции и др.), «Наименования платежных средств и процессо в» (ср.: денежные средства, акция, выплаты, ценная бумага, кредит, зарплата, потолок заработной платы, пенсии, субсидии, субвенции, трансферты; социальный пакет, дивиденды, бонусы, социальные карты, инфраструктурные и «проектные» облигации и др.) и «Обозначения отрицательных явлений в сфере экономического управления» (ср.: коррупция, бюрократизм, взяточничество, откаты, отмывание, теневая экономика и др.), включающих лексические и фразеологические единицы, обозначающие номинации, связанные с процессом принятия и реализации государственных решений в экономической сфере.

ТГ «Номинации, формирующие подсистему социального управления», основы которой были заложены в период Российской Империи, формируется на базе лексических единиц, обозначающих явления и понятия социального управления, предполагающего организацию и процедуры в гражданском обществе, защищающие культурные и религиозные ценности, социальное обеспечение, свободу и создающие благоприятную атмосферу для самореализации личности, и включает в свой состав следующие подгруппы: тематические подгруппы «Наименования органов социального управления» (ср.: Министерство образования и науки Российской

Федерации, Министерство культуры Российской Федерации, Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, Министерство

здравоохранения Российской Федерации, Министерство спорта Российской Федерации, Министерство транспорта Российской Федерации, Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства, Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации и др.) и «Наименования направлений деятельности органов социального управления и их специфика» с составляющими «Наименования видов

прогрессу» (ср.: модернизация инноваций, интеграция научных,

экономических, культурных достижений, обеспечивать сетевые блага и др.); «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание охраны окружающей среды и природных ресурсов» (ср.: экологическое управление, государственная экологическая политика, благоустройство и озеленение территории и др.), «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание транспорта, дорожного хозяйства и связи» (ср.: строительство достойных дорог, платные автомагистрали и др.); «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание жилищно-коммунального строительства» (ср.: строительство моногорода, экономическая поддержка монопоселений и др.); «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание образования, в том числе формирования человеческого капитала» (ср.: гармонизация образовательных систем; формирование экономики, основанной на знаниях и др.); «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание здравоохранения, физической культуры и спорта» (ср.: выделить средства на модернизацию здравоохранения, на развитие детской медицины); «Наименования видов деятельности органов социального управления, направленных на поддержание культуры» (ср.: информационные услуги, создавать информационные блага и др.); «Наименования видов

деятельности органов социального управления в области труда и социального развития» (ср.: обеспечить достойную зарплату, оказать адресную помощь, развитие корпоративного профессионального и пенсионного страхования, социальная поддержка, организация благотворительной деятельности, формирование накопительных пенсионных систем, пенсионные накопления, пересчет/ индексация пенсий, выплаты материнского капитала, социальных пособий, спецподдержка регионов, создание пакетов услуг, расходы на федеральные программы и др.), а также подгруппы «Номинации управленческих технологий, приемов и методов социального управления» (ср.: общественный контроль, решения губернатора, мониторинг сигналов населения по производству и потреблению общественных благ, введение индикаторов результативности и др.) и «Обозначения отрицательных явлений в сфере социального управления» (ср.: социальный взрыв и др.).

Исследования показали, что ТГ второго типа исследуемой лексикосемантической системы представлены наименованиями, входящими в тематические группировки первого типа. Как показал анализ, в составе ТГ «Номинации, формирующие подсистему экономического управления», «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления», «Номинации, формирующие подсистему социального управления» присутствуют как лексические единицы, характерные для какой-либо одной из ТГ первого типа, так и номинации, входящие одновременно в несколько или во все такие группировки.

Проведенные исследования позволяют утверждать, что единицы ТГ, входящие в лексико-семантическую систему сферы «Государственное управление», связаны разнообразными и достаточно прочными системными связями и отношениями, прежде всего парадигматическими, синтагматическими и деривационными. Парадигматические отношения в лексико-семантической системе исследуемой сферы - это, в первую очередь, отношения таксономии (род — вид, часть - целое), синонимии и антонимии.

Так, например, таксономические отношения рода и вида наиболее ярко представлены в ТГ «Наименования направлений деятельности государственного управления и их специфика» и характерны для словесных знаков: управление - электронное управление, рыночное управление,

управление без правительства, сетевое управление, результативное управление, руководство - путинское руководство, медведевское руководство, кремлевское руководство и др.). Указанный вид парадигматических отношений характерен также для словесных знаков, относящихся к ТГ «Наименования органов государственной власти и управления» (ср.: Совет - Государственный Совет, Совет безопасности, Конституционный Совет, Координационный совет, органы власти - органы законодательной власти, органы исполнительной власти, органы судебной власти и др.), ТГ «Наименования государственно-административных документов» (ср.: государственная программа - федеральная целевая программа, долгосрочная целевая программа, ведомственная целевая программа и др.). Разветвленные парадигматические родовидовые отношения свойственны также и лексическим единицам, входящим в состав ТГ «Номинации, формирующие подсистему экономического управления» (ср.: рынок - рынок интеллектуальной собственности, рынок инноваций, рынок знаний, рынок информационных и телекоммуникационных средств, рынок услуг, рынок государственных учреждений, рынок целевой и др.), ТГ «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления» (ср.: сети - электронные сети, профессиональные сети, проблемные сети, управленческие сети, политические сети и др.).

Таксономические отношения части и целого особенно ярко представлены в таких ТГ, как «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления» (ср.: сетевое правительство - сетевые управленческие структуры, сетевые управленческие технологии, сетевой интерес, сетевые инструменты, сетевые медиа, сетевая культура, сетевые блага; государственная услуга - получатель государственной услуги, паспорт государственной услуги, реестр государственной услуги, стандарт государственной услуги и др.).

Достаточно разнообразными в лексико-семантической системе сферы «Государственное управление» являются отношения синонимии, которые наиболее характерны для слов и словосочетаний ТГ «Наименования органов государственной власти и управления» (ср.: премьер-министр - премьер, глава правительства, председатель правительства; президент - глава РФ; мэр - глава администрации города - градоначальник; спикер - председатель верхней палаты Федерального Собрания - председатель Совета Федерации -председатель Государственной Думы - председатель нижней палаты Федерального Собрания; сенатор - член Совета Федерации; парламентарий

- член Федерального Собрания; вице-премьер - зампред правительства, мэрия - администрация города; правительство - кабинет министров; Парламент - Федеральное Собрание; Сенат - Совет Федерации - верхняя палата Федерального Собрания; Государственная Дума - нижняя палата Федерального Собрания; муниципалитет - орган местного самоуправления и др.). Отмеченное явление свидетельствует «о постепенном закреплении в неофициальном языке некоторой новой системы наименований должностей, органов власти и территорий, во многом не совпадающей с официальной терминологией, но значительно более упорядоченной и последовательной. Возможно, система наименований, возникающая в СМИ, — прообраз естественно возникающей унифицированной системы официальных административных терминов» (об этом см.: Шмелев, 2004, с.6; Бижкенова, 2008, с.65).

Для наименования законодательных органов власти в субъектах РФ используются следующие официальные наименования, которые на данном этапе развития русского административного языка являются синонимичными: Парламент - Государственный совет - Государственное собрание - Народное собрание - Народный хурал - Законодательное собрание

- Верховный хурал - Верховный совет (для 21 республики в составе РФ);

Областная дума - Законодательное собрание-Государственная дума Совет народных депутатов - Областной совет народных депутатов Областной совет депутатов - Областное собрание (депутатов) - Собрание депутатов - Окружное собрание - Городская дума - Окружная дума - Дума (автономного округа) - Законодательная дума - Губернская думаЗаконодательный суглан (для краев, областей, автономных округов, автономной области и городов федерального значения), что свидетельствует, на наш взгляд, о бессистемности административных наименований и связана, прежде всего, «с внеязыковыми процессами, происходившими в стране в последние десятилетия» (Шмелев, 2004, с.4).

Формирование новых синонимических связей, охватывающих лексико-семантическую систему «Государственное управление», свидетельствует о динамике развития данной сферы и трех направлениях трансформаций, проявляющихся: а) оксидентализации русского

административного языка, б) в актуализации некоторых лексических единиц, отражающих реалии дореволюционной и советской действительности, в) в использовании самобытных номинаций.

Парадигматические отношения синонимии также весьма ярко представлены в таких ТГ, как «Наименования направлений деятельности органов государственного управления и их специфика» (настройка правительства - настройка органов власти; снижение барьеров для выхода на рынок - снижение административных барьеров в бизнесе), «Наименования разновидностей государственного управления» (новый государственный менеджмент - новая модель управления обществом - новое государственное управление; управление по результатам - государственное бюджетирование).

Как показало настоящее исследование, отношения антонимии весьма ярко представлены в таких ТГ, как «Номинации, формирующие подсистему

политико-административного_________ управления» (силовой-гражданский),

«Наименования разновидностей государственного управления» (вертикаль

отношения), «Наименования___________ направлений деятельности органов

государственного управления и их специфика» (вотум доверия - вотум недоверия; поручения - команды, приказы). Ср.: «...управление в СССР осуществлялось на началах, не стимулирующих предприятия к высокопроизводительному труду, экономически не заинтересовывающих их в эффективных итогах своей работы, которые достигались преимущественно путем «приказов», «команд» и т.п. (Игнатов, 2002, с.45). Развитые антонимические отношения характерны также для ТГ «Номинации, формирующие подсистему экономического управления» (рынок - план, планирование, плановое регулирование). Ср.: «Эти модели, базирующиеся на альтернативе «план или рынок», также имеют своими гносеологическими корнями реальные деформации планирования.» (полит.ру, 04.2009); «Марксистская политическая экономия впервые стала рассматривать рынок как исторически преходящую систему, которая со временем будет заменена плановым регулированием» (Теория переходной экономики, 2001, с.56).

В лексико-семантической системе анализируемой сферы весьма ярко представлены также синтагматические связи и отношения, которые обнаруживаются, прежде всего, в устойчивых словосочетаниях. Устойчивые фразеологизированные словосочетания являются чрезвычайно распространенными в составе самых разных ТГ, например, таких, как «Наименования органов государственной власти и управления» (государственная служба, государственное управление, органы/ ветви власти, верхняя/ нижняя палата, губернаторский корпус, федеральное агентство, институт президентской власти, исполнительный комитет, кабинет министров, канцелярия президента, органы местного самоуправления, Федеральное Собрание, Совет Федерации), ТГ

«Наименования направлений деятельности органов государственного

управления и их специфика» (административный ресурс, ручное управление, государственная услуга, государственное администрирование,

законодательная инициатива, парламентский контроль, ревизия полномочий, государственный маркетинг), ТГ «Наименования

разновидностей_______ государственного_______ управления» (информационные

технологии, общественные приемные совещательная площадка, политическая сеть, правительственный час), ТГ «Наименования

государственно-административных__________ документов» (государственная

программа, целевая программа, административная реформа, военная доктрина, концепция долгосрочного развития, бюджетное послание), ТГ «Обозначения отрицательных явлений в сфере государственного управления» (системная коррупция, правительственный кризис, нецелевое/ непрофильное использование, нечестные схемы), ТГ «Наименования, связанные с системой выборов должностных лиц государства» (грязные выборы, депутатский корпус, центральная избирательная комиссия, одномандатная/ многомандатная система, проходимость кандидатуры), ТГ «Наименования партий и лиц по партийной принадлежности» (непарламентская партия, партия власти), «Наименования, связанные с государственным устройством и административно-территориальным делением» (депрессивный регион, Субъект Федерации).

Как уже отмечалось, в лексико-семантической системе сферы «Государственное управление» широко представлены и деривационные связи. Активные словообразовательные процессы, происходившие в ходе исторического развития исследуемых номинаций, привели к образованию целой серии дериватов от различных производящих слов, в качестве которых выступали непроизводные и производные лексические единицы, как собственно русские, так и иноязычные по своему происхождению. Так, например, весьма разнообразными являются словообразовательные парадигмы, представленные лексическими единицами, образованными от непроизводных иноязычных слов: аппарат - аппаратный, аппаратчик, бюджет - бюджетирование, бюджетный, бюджетник; комитет - комитетский, комитетчик; дотация - дотировать, дотирование,

оппозиционность; коррупция - коррупционер, коррупционный, коррупциоемкий, коррумпированный, коррумпированность и др.

Незначительными в лексико-семантической системе сферы «Г осударственное управление» являются словообразовательные парадигмы, представленные словесными знаками, образованными от непроизводных русскоязычных слов: дума - думец, думский, сила - силовой, силовик.

Во многих системных деривационных группировках исходными (мотивирующими) словами являются сами производные лексемы: управлять - управление, управленческий, управляемый, управляемость, управленец; дебюрократизировать - дебюрократизация, деприватизировать - деприватизация; деноменклатуризировать - деноменклатуризация, дестабилизировать - дестабилизация, довыборы - довыборный, задекларировать - задекларированный, замалчивать - замалчивание, зачистить - зачистка, непрозрачный - непрозрачность и др.

В качестве производящих (мотивирующих) слов могут выступать производные сложные слова: одномандатный - одномандатник.

Проведенные исследования позволяют утверждать, что системные связи и отношения, характерные для единиц лексико-семантической системы сферы «Государственное управление» в современном русском языке, существуют не только внутри определенных ТГ, но и между отдельными тематическими группировками. Среди системных связей такого рода в рассматриваемой системе наиболее ярко представленными являются парадигматические родовидовые отношения. Так, например, отношениями рода и вида связаны многие единицы ТГ «Номинации, формирующие подсистему экономического управления», «Номинации, формирующие подсистему политико-административного управления», «Номинации, формирующие подсистему социального управления» (ср.: государственное управление - политико-административное управление, экономическое управление, системное управление и др.).

На основании проведенных исследований можно утверждать, что в новейший период истории русского языка лексико-семантическая система сферы «Государственное управление» переживает этап ускоренного развития, поскольку в настоящее время в ней наблюдается активное перемещение тематических группировок из других лексико-семантических сфер и формирование новых тематических группировок, представленных значительным количеством неологизмов, а также появление множества отдельных слов-неологизмов, входящих в известные ранее тематические группы.

<< | >>
Источник: ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ. 2014

Еще по теме §1. Общая характеристика лексико-семантической сферы «Государственное управление» в русском языке новейшего периода:

  1. §2. Языковые инновационные процессы в лексико-семантической сфере «Государственное управление» в русском языке новейшего периода
  2. ГЛАВА III ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ СФЕРА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ НОВЕЙШЕГО ПЕРИОДА
  3. §3. Полевая организация ЛСП ««Г осударственное управление» в русском языке новейшего периода
  4. §1. Лексика государственного управления в период Древнерусского государства (1Х - XIV вв.)
  5. § 2. Особенности формирования лексики государственного управления в период Московского государства (XIV- XVII вв.)
  6. ЗАВАРЗИНА ГАЛИНА АНАТОЛЬЕВНА. РУССКАЯ ЛЕКСИКА ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ: ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РАЗВИТИЯ, 2014
  7. §3. Становление лексики государственного управления в период Российской Империи (XVIII -XIX вв.)
  8. ХОХОНИН ДМИТРИИ ЕВГЕНЬЕВИЧ. ЛЕКСИКА СЕМАНТИЧЕСКОЙ сферы «музыка» в МЕТАФОРИЧЕСКОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ, 2014
  9. ГЛАВА III. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ СРЕДСТВ РЕ ДУКЦИИ СУБЪЕКТА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ
  10. ГЛАВА I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЛЕКСИКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ И ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЕЕ ДИНАМИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В СООТВЕТСТВИИ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА И НАЦИОНАЛЬНОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЫ
  11. §4. История развития лексики государственного управления в период Советского государства (начало ХХ века - сер. 80-х годов ХХ века)
  12. §2. Соотношение понятий «общественно-политическая лексика» и «лексика государственного управления»
  13. ГЛАВА IV МАКРОКОНЦЕПТ «ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ» И ОСОБЕННОСТИ ЕГО РЕПРЕЗЕНТАЦИИ В РУССКОЙ КОНЦЕПТОСФЕРЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ В КОНЦЕ ХХ - НАЧАЛЕ ХХ1 ВЕКА
  14. ЗАВЯЗКИНА Ирина Николаевна. СЕМАНТИЧЕСКИЕ, ГРАММАТИЧЕСКИЕ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЛОВА «ТАК» В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Ставрополь - 2003, 2003
  15. РЫЖКОВ Денис Игоревич. СЕМАНТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ЛЕКСИКИ (на материале латинского, французского, итальянского, английского и русского языков). АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Тверь - 2017, 2017
  16. ГЛАВА II ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛЕКСИКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ