<<

§ 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных

Судебный контроль довольно долго служит объектом пристального внимания ученых, о чем свидетельствуют многочисленные научные разработки по данной тематике. В постсоветский период данная правовая гарантия настолько упрочила свои позиции, что вполне уместно говорить о нарождающейся уголовно-процессуальной функции судебного контроля[202].

Между тем, в вопросе о проявлениях судебной власти в уголовном и уголовноисполнительном судопроизводстве нет единого мнения. По мнению В.А. Лазаревой, судебная власть может быть определена как принадлежащее судам Российской Федерации исключительное властное полномочие разрешать возникающие в обществе конфликты правового характера путем осуществления в особой процессуальной форме правосудия и принятия обязательных для исполнения решений[203]. В.Н. Ржевский и М.Н. Чепурнова относят к формам осуществления судебной власти такие несовпадающие друг с другом категории как «правосудие», «надзор за судебной деятельностью нижестоящих судов со стороны вышестоящих», «судебное управление», «судебный контроль в области исполнительной власти»[204]. По мнению В.П. Божьева, единственной функцией судебной власти является отправление правосудия. Что касается судебного контроля, формирования судейского корпуса, руководства судебной практикой, то это не полномочия судебной власти, а виды ее реализации[205]. Н.Н. Ковтун предлагает понимать правосудие и судебный контроль, как частную форму его проявления, функцией не столько самой государственной власти, сколько соответствующих судебных органов государ- ства[206].

В настоящее время, в теории права исследуются самостоятельные по значению и этимологии понятия судебной власти, судебной защиты, судебной функции, судебного контроля, судебного надзора. За последние десятилетие написано несколько диссертационных работ, посвященных различным аспектам судебного контроля. В них затронуты вопросы необходимости расширения судебного контроля[207], четкого законодательного закрепления механизма реализации судами контрольных полномочии[208], а также правовой регламентации порядка обращения заинтересованных лиц в суд[209]. Тем не менее, до последнего времени, несмотря на уже довольно длительный временной период своего существования, судебный контроль не имел широкого научного объяснения. Большинство работ, в основном, касались реализации судебного контроля на предварительном следствии, когда с введением в Уголовнопроцессуальный кодекс 1960 г. ст. 220.1 (обжалование в суд ареста или продление срока содержания под стражей) и ст. 220.2 (судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей) возникла необходимость детальной разработки и регламентации этих форм судебного контроля. Следует согласиться с мнением В.А. Азарова о том, что нынешнее законодательство содержит нормы, позволяющие констатировать наличие в основном сформировавшегося и отнюдь не ограничивающегося рамками предварительного расследования полноценного института судебного контроля[210].

По мнению Н.Н. Ковтуна, судебный контроль - это система предусмотренных процессуальным законом средств, направленных на реализацию конституционных функций судебной власти, призванных, в конечном итоге, к недопущению незаконного и необоснованного ограничения прав личности, к ее восстановлению в этих правах либо возможной их компенсации средствами права[211]. А.А. Солодилов считает, что судебный контроль есть специфическая уголовно-процессуальная деятельность, направленная на обеспечение соблюдения конституционных прав и свобод участников процесса, недо-

пущение их нарушения, восстановление незаконно и (или) необоснованно нарушенных конституционных прав[212].

В связи с этим многими авторами предлагается рассматривать деятельность судебной власти в стадии исполнения наказания как разновидность формы судебного контроля. Так, И.Л. Петрухин, Г.П. Батуров, Т.Г. Морщакова видят в деятельности суда, связанного с исполнением приговоров, большое значение для достижения цели правосудия, когда судебная деятельность по исполнению приговоров входит в содержание правосудия, в определенной степени отражается на его эффективности[213].

Однако утверждение о том, что в стадии исполнения наказания судом реализуется функция правосудия, представляется небесспорным. В классическом понимании правосудие - это осуществляемая судом в законодательно обусловленной процессуальной форме деятельность по рассмотрению и разрешению уголовных дел с вынесением общеобязательного, обеспеченного государственным принуждением решения. В сфере уголовного судопроизводства результатом этой деятельности является ответ на вопрос: виновен - невиновен. Однако такой вопрос в стадии исполнения наказания не ставится. В.В. Николюк отмечает, что в той части, в которой уголовно-исполнительной производство связано с исполнением приговоров, оно производно от правосудия. Правосудие всегда опережает судебную деятельность в области исполнения приговоров, предшествует ей, а стало быть последняя не охватывается правосудием[214]. Верно, отмечает, И.А. Давыдова, что судебноконтрольная деятельность в сфере исполнения наказаний не входит в данный процесс, она отдалена от него по времени, отличается характером процессуально-правовых действий, предметом, субъектами, вовлекаемыми в процесс, принимаемые судом в ходе исполнения наказаний решения, не связаны с разрешением дела по существу[215]. Д.В. Тулянский утверждает, что правосудие здесь вообще отсутствует, и это, несмотря на то, что, что уголовнопроцессуальные и многие уголовно-исполнительные вопросы при исполнении наказания разрешаются исключительно в судебном порядке[216].

По мнению Г.Я. Борисевич, важным является не только необходимость исключения возможности незаконного и необоснованного обвинения и осуждения, но и обеспечение защиты нарушенных прав личности, участвующей в процессе в различных качествах, в частности, осужденного в стадии исполнения наказания. Функцию по разрешению вопросов в стадии исполнения наказания никакие другие органы брать на себя не могут - это прерогатива принадлежит только суду. По мнению Г.Я. Борисевич, для борьбы с рецидивной преступностью своевременное возбуждение перед судом вопросов, возникающих в процессе исполнения приговора, вынесение по этим вопросам определений и их исполнение имеют большое предупредительное и воспитательное значение. Для общества в равной степени вредны как изменение наказания и освобождения от него неисправившихся преступников, так и изоляции от общества лиц, подготовленных к жизни на свободе. В этой связи Г.Я. Борисевич утверждает, что «целью данной деятельности (судебного контроля - В.Н.) является судебная защита конституционных прав, а содержанием - рассмотрение вопросов, возникающих в стадии исполнения приговора»[217].

Законодатель в ст. 20 УИК РФ определяет деятельность суда в стадии исполнения приговора как судебный контроль. В соответствии с УИК РФ суд контролирует исполнение наказаний при решении, во-первых, ряда вопросов (ч. 1 ст. 20), во-вторых, суд рассматривает жалобы осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание (ч. 2 ст. 20), в-третьих, учреждения и органы, исполняющие наказание, уведомляют суд, вынесший приговор, о начале и месте отбывания наказания осужденными (ч. 3 ст. 20).

С постановлением приговора, разрешающим уголовное дело по существу, судебная деятельность не прекращается. В соответствии с действующим законодательством в компетенцию судов входит исполнение приговоров, обращение приговоров к исполнению, а также производство в ходе непосредственного исполнения наказания.

В современном уголовном процессе перечень вопросов, связанных с исполнением наказания, увеличивается, что, в частности, связано с появлением раздела «Ходатайства и жалобы» и самостоятельной части пятой - «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства». В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года №161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации"» с изменениями от 11 марта 2004 года в перечень вопросов в ст. 397 УПК РФ, подлежащих рассмотрению судом при исполнении наказания включены: п. 20 - о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государство, гражданином которого осужденный является; п. 21 - о признании, порядке и условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин Российской Федерации, передаваемый в Российскую Федерацию для отбывания наказания.

Исходя из вышесказанного, судебный контроль в стадии исполнения наказания определяется нами как судебная деятельность, основанная на системе процессуальных действий и решений участников уголовного судопроизводства и осуществляемая с целью судебной защиты прав и законных интересов прав осужденных, при исполнении уголовного наказания.

Необходимо отметить, что судебный контроль считается важнейшей гарантией правового статуса осужденного не только со стороны доктриналь- ного и профессионального правосознания. Как показывают наши социологические данные, подавляющее число осужденных (67,6%) также рассматривают его в качестве приоритетной гарантии защиты своих прав[218].

В соответствии с действующим законодательством определены вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора (ст. 397 УПК РФ), но с научной точки зрения правовая природа вопросов, разрешаемых судом в стадии исполнения наказания, остается дискуссионной. Ряд авторов считает, что в стадии исполнения приговора суд рассматривает лишь те вопросы, которые не затрагивают существа приговора. Например, Р.Х. Якупов отмечает, что все случаи уточнений и корректировок исполняемых предписаний приговоров допускаются, если они не меняют выводов суда о доказанности установленных им фактических обстоятельств, виновности лица в совершении преступления и определенного судом характера наказания, уточнения такого рода не допустимы для исправления ошибочности, неправильности приговора по существу[219]. П.А. Лупинская приводит пример, что в случаях, когда суд отказывает в условно-досрочном освобождении, замене наказания более мягким, он не меняет содержания приговора, фактическое исполнение которого продолжается без изменений[220]. О.В. Волколуп, считает, что возможность изменения приговора предусмотрена не иначе как в результате судебного пересмотра в стадиях апелляционном или надзорном поряд- ке[221]. По мнению В.Н. Бибило, в стадии исполнения приговора суд компетентен рассматривать лишь те вопросы, которые не затрагивают существа при- говора[222]. И.Д. Перлов отмечал, что суд первой инстанции не вправе сам изменить приговор, постановленный и провозглашенный им в судебном заседании, это можно сделать только в порядке кассационного или надзорного производства.

Однако существует и противоположное мнение о том, что в процессе исполнения приговор может подвергнуться изменениям и неизменность приговора носит относительный характер. Так, М.А. Чельцов отмечает, что приговор суда о лишении осужденного свободы может быть изменен с учетом целесообразности дальнейшего отбытия наказания осужденным[223]. М.К. Свиридов также допускает внесение корректив в решение приговора о наказании в связи с появлением обстоятельств, свидетельствующих о невозможности или нецелесообразности дальнейшего исполнения этого решения в прежнем виде[224]. Э.Ф. Куцова, придерживаясь этой же точки зрения, считает, что, если поведение заключенного в местах лишения свободы и его отношение к труду свидетельствует о том, что цель перевоспитания достигнута, то такого осужденного необходимо освободить досрочно и этим изменить приговор[225].

Нам же представляется, что при исполнении приговора, суд вправе проконтролировать и решить ряд правовых вопросов и внести корректировку в назначенное наказание. Так, приговором Вахитовского районного суда г. Казани от 29.05.2010 года Ш. осужден по ст. 256 ч. 3 ст. 64 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием ежемесячно 20% заработка в доход государства. Однако по представлению начальника УИН Вахитовского района г. Казани о замене исправительных работ осужденному лишением свободы Ш. Вахитовским районным судом принято решение: в соответствии со ст. 50 ч. 4 УК РФ назначенное наказание судом заменить лишением свободы сроком на 4 месяца, из расчета 1 день лишения свободы за 3 дня исправительных работ, с отбыванием наказания в колонии-поселении[226].

В юридической литературе убедительно показано, что содержание института исполнения приговора неоднородно. По мнению Ю.К. Якимовича, наличие отдельного предмета доказывания, специфичное действие некоторых принципов уголовного процесса позволяют ставить вопрос о выделении этих производств из института исполнения приговора[227]. О.В. Воронин, учитывая требования УПК РФ, рассматривает дополнительные производства в качестве отдельных производств в рамках уголовно-процессуального института исполнения приговора, т.е. признает за ними относительную самостоя- тельность[228]. Профессор В.В. Николюк удачно определяет, что процессуальная деятельность вместе с иными производствами, возникающими в стадии исполнения приговора, образует отдельный комплекс уголовноисполнительных производств[229]. Действительно, изучение показывает, что смежные с уголовным производством судебные процедуры имеют право на то, чтобы исследоваться в рамках уголовного производства. К примеру, за пределами уголовно-процессуального законодательства остаются судебные производства по делам лиц, не достигших к моменту совершения деяния возраста, с которого наступает уголовная ответственность, что отмечает Н.Г. Муратова[230].

Стадия исполнения приговора включает в себя и исполнение процессуальных решений. В соответствии с п. 1 ст. 397 УПК РФ суд в стадии исполнения приговора рассматривает вопросы, связанные с реабилитацией. Так, следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным или лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию (ч. 1 ст. 134 УПК РФ). Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья, следователь или дознаватель определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда (ч. 4 ст. 135 УПК РФ).

Кроме того, исполнению подлежат и судебные решения, вынесенные судом в досудебном производстве по уголовному делу. Несомненно, что судебный контроль в досудебном производстве способствует устранению нарушений уголовно-процессуального закона, обеспечению соблюдения прав и свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц, восстановлению нарушенных прав и свобод граждан в досудебном производстве. Но в связи с недостаточной правовой урегулированностью возникает проблема надлежащего исполнения судебного решения, принятого в стадии досудебного производства по уголовному делу. Не претендуя на всесторонний охват данной многоаспектной проблемы, необходимо отметить, что исполнению подлежат все процессуальные решения, принятые в досудебном производстве. Регламентация уголовно-процессуальным законодательством новых процессуальных правоотношений говорит о необходимости рассматривать как стадию всю уголовно-процессуальную деятельность, связанную с исполнением решений, принимаемых компетентными должностными лицами.

В этой связи представляется необходимым дифференцировать процессуальные процедуры исполнения этих решений в разделе XIV «Исполнение приговора» УПК РФ.

В целом, анализ действующего законодательства позволяет нам осуществить классификацию вопросов, разрешаемых судом в стадии исполнения судебных решений. Критерием предложенной классификации является сущность самого вопроса по отношению к судебному решению и возможностью разрешения соответствующим судом.

К первой группе вопросов относятся вопросы, связанные с назначенным судом наказанием: о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания: а) штрафа - в соответствии со ст. 46 УК РФ, б) обязательных работ - в соответствии со ст. 49 УК РФ, в) исправительных работ - в соответствии со ст. 50 УК РФ, г) ограничения свободы - в соответствии со ст. 53 УК РФ; о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания в соответствии со ст. 80 УК РФ; об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного в соответствии со ст. 81 УК РФ; об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора в соответствии со ст. 83 УК РФ; об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ; об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 92 УК РФ; о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания в виде ограничения по военной службе военнослужащего, уволенного с военной службы в порядке, установленном ст. 148 УИК РФ.

Ко второй группе относятся вопросы, характерные для исполнения приговора: о возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав в соответствии с ч. 5 ст. 135 и ч. 1 ст. 138 УПК РФ; об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда осужденному к лишению свободы, в соответствии со ст. 78 и 140 УИК РФ; об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в соответствии со ст. 79 УК РФ; об отмене условнодосрочного освобождения - в соответствии со ст. 79 УК РФ; об отмене условного осуждения или о продлении испытательного срока в соответствии со ст. 74 УК РФ; об отмене либо о дополнении возложенных на осужденного обязанностей в соответствии со ст. 73 УК РФ; об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре в соответствии со ст. 70 УК РФ.

К третьей группе отношений можно отнести вопросы, связанные с приведением приговора в исполнение: о зачете времени содержания под стражей, а также времени пребывания в лечебном учреждении в соответствии со ст. 72, 103 и 104 УК РФ; о продлении, об изменении или о прекращении применения принудительных мер медицинского характера в соответствии со ст. 102 и 104 УК РФ; о снижении размера удержания из заработной платы осужденного к исправительным работам в соответствии со ст. 44 УИК РФ в случае ухудшения материального положения осужденного; о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора; об отмене отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, в соответствии со ст. 82 УК РФ; о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ либо ограничения свободы, но не более чем на 30 суток; о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом РФ, для отбывания наказания в государство, гражданином которого осужденный является; о признании, порядке и об условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин Российской Федерации, передаваемый в Российскую Федерацию для отбывания наказания.

К четвертой группе вопросов относятся вопросы, возникающие при исполнении судебных решений, принятых в досудебном производстве по уголовному делу (об исполнении судебных решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога); об исполнении судебных решений о производстве следственного действия; об исполнении судебных решений, об иных мерах принуждения и т.д.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством определены суды, разрешающие вопросы, связанные с исполнением приговора (ст. 396 УПК РФ). В отличие от УПК РСФСР 1960 г. в УПК РФ 2001 г. законодатель существенно расширил круг судов. К ним относятся: суд, постановивший приговор; суд по месту отбывания наказания осужденным либо по месту применения принудительных мер медицинского характера; суд по месту жительства осужденного; суд по месту задержания осужденного; суд по месту последнего проживания.

Представляется, что природа вопросов, рассматриваемых судом в стадии исполнения приговора, должна соответствовать природе этой стадии. Отнесение к процессуальным полномочиям суда в стадии исполнения приговора тех вопросов, которые суд не компетентен, разрешать в порядке исполнения приговора, может привести к незаконному вынесению решения по этим вопросам. От того, насколько научно обоснованны процессуальные полномочия суда в стадии исполнения приговора, четко определены формы реализации этих полномочий, и характер принимаемых решений в значительной мере зависит как успех в борьбе с преступностью, так и обеспечение прав законопослушных граждан[231].

К числу вопросов, подлежащих разрешению судом, постановившим приговор в стадии его исполнения, закон относит: вопрос о возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав; о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания; об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора; об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре; о зачете времени содержания под стражей, а также времени пребывания в лечебном учреждении; о снижении размера удержания из заработной платы осужденного к исправительным работам в случае ухудшения материального положения осужденного; о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора; об освобождении от наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия; о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государство, гражданином которого осужденный является (ч. 1 ст. 396 УПК РФ).

Суды по месту отбывания наказания осужденного либо по месту применения принудительных мер медицинского характера рассматривают и разрешают другой круг вопросов: об изменении вида исправительного учреждения, назначенного по приговору суда осужденному к лишению свободы; об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания; о замене неотбытой части наказания боле мягким видом наказания; об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного; о продлении, об изменении или о прекращении применения принудительных мер медицинского характера; об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу; о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания более мягким видом наказания либо об освобождении от наказания в виде ограничения по военной службе военнослужащего, уволенного с военной службы (ч. 3 ст. 396 УПК РФ).

Суды по месту жительства осужденного рассматривают вопросы об отмене условно-досрочного освобождения; об отмене условного осуждения или о продлении испытательного срока; об отмене либо о дополнении возложенных на осужденного обязанностей; об отмене отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ч. 4 ст. 396 УПК РФ).

Вопрос о снятии судимости в соответствии со ст. 86 УК РФ так же разрешается судом или мировым судьей по уголовным делам, отнесенным к его подсудности, по месту жительства данного лица (ч. 1 ст. 400 УПК РФ).

В соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года №161- ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса РФ и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации"» появляются и другие суды - суды по месту задержания осужденного1. Они решают вопросы о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ либо ограничения свободы, до рассмотрения вопроса, о замене наказания в [232] случае злостного уклонения от его отбывания, но не более чем на 30 суток (п. 4.1 ст. 396 УПК РФ, п. 18 ст. 397 УПК РФ).

Таким образом, мы видим, что существует объемный перечень вопросов, которые связаны с исполнением приговора, исходя из чего нами предлагается введение должности пенитенциарного судьи.

Одним из первых сторонников создания пенитенциарных судов выступил B.C. Епанешников. Данный исследователь предлагает решить вопрос о поэтапном создании пенитенциарной юстиции. При этом в компетенцию данных судов должны входить следующие вопросы: рассмотрение уголовных дел осужденных за преступления, совершенные в период отбывания наказания; осуществление судебного контроля за правильностью исполнения приговоров; рассмотрение жалоб осужденных1.

В настоящее время необходимость создание пенитенциарных судов поддерживается и многими другими исследователями.

Так, по мнению В. Руднева пенитенциарный судья мог бы рассматривать вопросы, и не связанные с исполнением уголовных наказаний, например, об образовании осужденных, об истребовании определенных документов для разрешения гражданско-правовых сделок и т.д.[233] [234]

B. М. Зубенко считает, что решение о продлении срока содержания несовершеннолетних в строгих условиях должен принимать пенитенциарный суд (пенитенциарный судья)[235].

C. М. Зубарев предлагает создание специальных пенитенциарных судов и наделение их полномочиями по рассмотрению всех судебных споров, вытекающих из уголовно-исполнительных правоотношении[236].

С.М. Муратова отмечает, что необходимость в создании пенитенциарных судов вызывается, и тем обстоятельством, что в соответствии с УПК РФ 2001 г. заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению и должно быть исполнено в соответствии с Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», который, однако, не содержит отдельной нормы

0 судебном контроле[237].

Мы присоединяемся к сторонникам введения должности пенитенциарного судьи. Изучение опыта зарубежных стран (Франции, Польши, Италии, Г ермании, Финляндии, Турции) показало, что их законодательство пошло по пути расширения прав суда в осуществлении контроля за исполнением наказаний, в том числе созданием специальных судов по исполнению приговора.

Считаем, что для повышения эффективности исполнения приговора необходима профессиональная специализация судей соответствующего суда, на которого будет возлагаться решение данных вопросов. У пенитенциарного судьи, освобожденного от других обязанностей, будет больше возможности для осуществления контроля с целью защиты конституционных прав задержанных, арестованных и осужденных. Появление пенитенциарных судей не потребует огромных финансовых вложений, создания материальной базы, так как достаточно внести в штат районных судов дополнительно должности федеральных пенитенциарных судей, полномочных рассматривать вопросы, возникающие во время исполнения приговора.

По нашему мнению, пенитенциарный судья должен рассматривать следующие вопросы: 1) жалобы задержанных, арестованных, осужденных в соответствии со ст. 20 УИК РФ; 2) о заключении под стражу осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ либо ограничения свободы до рассмотрения вопроса о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбывания, но не более чем на 30 суток; 3) о признании, порядке и об условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин Российской Федерации, передаваемый в Российскую Федерацию для отбывания наказания.

Исходя из этого, мы предлагаем изменить название ст. 396 УПК РФ и озаглавить ее следующим образом: «Суды, полномочные рассматривать вопросы в стадии исполнения приговора, иных судебных и процессуальных решений». Изложить ее в следующей редакции:

«1. Вопросы, указанные в пункте 18 статьи 397 и жалобы задержанных, арестованных, осужденных в соответствии со ст. 20 УИК РФ рассматриваются пенитенциарным судьей.

2. Вопросы, указанные в пунктах 2, 9, 10, 11, 14, 15, 16 статьи 397, статье 397.1 и статье 398 и настоящего Кодекса, разрешаются судом, постановившим приговор.

3. Если приговор приводится в исполнение в месте, на которое не распространяется юрисдикция суда, постановившего приговор, то вопросы, указанные в части первой настоящей статьи, разрешаются судом того же уровня, а при его отсутствии в месте исполнения приговора - вышестоящим судом. В этом случае копия постановления суда по месту исполнения приговора направляется в суд, постановивший приговор.

4. Вопросы, указанные в пунктах 3, 4, 5, 6, 12, 13 и 19 статьи 397 настоящего Кодекса, разрешаются судом по месту отбывания наказания осужденным либо по месту применения принудительных мер медицинского характера.

5. Вопросы, указанные в пунктах 4.1, 7, 8 и 17 статьи 397 настоящего Кодекса, разрешаются судом по месту жительства осужденного.

6. Вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично».

Выше мы привели довольно обширный перечень вопросов, подлежащих судебному рассмотрению на стадии исполнения приговора, представляется необходимым конкретизировать их применительно к нашему предмету исследования - защиты прав осужденного к лишению свободы и рассмотреть процедуру их разрешения более подробно.

Как известно, исполнение приговора об осуждении лица к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, аресту или лишению свободы может быть отсрочено судом на определенный срок. Отсрочка относится к одной из мер уголовно-правового воздействия, в которой в равной мере реализуются, с одной стороны - принцип неотвратимости уголовной ответственности, а с другой - принципы гуманизма и справедливости. Отсрочка применяется при наличии одного из следующих оснований: болезнь осужденного, препятствующая отбыванию наказания до его выздоровления; беременность осужденной или наличие у нее малолетних детей до достижения младшим ребенком возраста четырнадцати лет, за исключением осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности; тяжкие последствия или угроза их возникновения для осужденного или его близких родственников, вызванные пожаром или стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудоспособного члена семьи, другими исключительными обстоятельствами, - на срок, установленный судом, но не более 6 месяцев (ч. Л ст. 398 УПК РФ).

Анализ действующего законодательства в отношении отмены отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, в соответствии со ст. 82 УК РФ предусматривает различные основания отмены отсрочки: 1) отказ осужденной от ребенка; 2) дальнейшее уклонение от воспитания ребенка (после предупреждения); 3) достижение ребенком 14-летнего возраста; 4) совершение нового преступления.

Как видно, законодатель отказался от такого механизма обеспечения отсрочки, как возвращение или направление осужденных в исправительную колонию по достижении ребенком возраста 14 лет в результате отмены отсрочки. Видимо, он счел это негуманным и несправедливым, достаточно и того, что данное положение предусмотрено в ч. 2 ст. 82, а уже если этого не произошло в период отсрочки, то по достижении ребенком возраста 14 лет этого тем более делать не стоит. Представляется, что данный механизм обеспечения следует оставить без изменений. Суд, принимая решение о направление осужденной в ИУ, должен изучить досконально поведение осужденной в период отбывания отсрочки, опросить родителей, соседей, а не подходить к этому вопросу формально.

Следует также отметить, что есть еще основание для отмены отсрочки, которое не предусмотрено в УК, но вытекает из смысла ст. 82 УК РФ - это смерть ребенка. Данное положение, прямо предусмотрено ч. 5 ст. 178 УИК РФ. В соответствии с данной статьей по достижении ребенком 14-летнего возраста либо в случае его смерти уголовно-исполнительная инспекция по месту жительства осужденной с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, поведения осужденной, ее отношения к воспитанию ребенка, отбытого или неотбытого сроков наказания направляет в суд представление либо об освобождении от наказания более мягким видом наказания. Суть и особенность ситуации заключается в том, что факт смерти является обязательным основанием для отмены отсрочки, но вот какое из двух решений примет суд при отмене отсрочки, будет зависеть от поведения женщины, от выполнения ею материнских обязанностей. При этом суд должен учитывать - заботилась ли осужденная о ребенке в период болезни, не связана ли смерть ребенка с плохим уходом за ним[238].

Важнейшим правом осужденного является его ходатайство об условнодосрочном освобождении. Условно-досрочное освобождение применяется ко всем осужденным, как несовершеннолетним, так и к взрослым. Условнодосрочное освобождение от отбывания наказания является мерой поощрения осужденного, которое применяется только в случаях, когда администрация

ИУ, а затем и суд признают, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания[239].

Осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. В ходатайстве должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Ходатайство об условнодосрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание.

Администрация учреждения или органа, исполняющего наказание, не позднее чем через 10 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения. Окончательное решение остается за судом. Фактически отбытый срок лишения свободы не может быть менее 6 месяцев. Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.

Основанием для представления об отмене условно-досрочном освобождении является не только совершение нового преступления, но и антиобщественное поведение. Если осужденный нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание, если злостно уклонился от выполнения возложенных на него обязанностей либо совершил неумышленное преступление, суд может постановить об отмене условно-досрочном освобождении и исполнении оставшейся неотбытой части наказания. Суд каждый раз решает этот вопрос строго индивидуально, с учетом всех имеющихся данных и личности самого осужденного, и вправе не отменять условно-досрочного освобождения[240].

Положительно характеризующимся[241] осужденным может быть изменен вид исправительного учреждения в порядке ст. 78 УИК РФ и 397 УПК РФ. Перевод в колонию-поселение может состояться по отбытии осужденным не менее 1/3 назначенного судом срока наказания, а осужденные за совершение особо тяжких преступлений или ранее освобождавшиеся от наказания условно-досрочно и совершившие новое преступление в течение неотбытой части наказания должны отбыть не менее 2/3 назначенного судом срока наказания.

Не подлежат переводу в колонию-поселение: осужденные при особо опасном рецидиве преступлений; осужденные к пожизненному лишению свободы в случае замены этого вида наказания в порядке помилования лишением свободы на определенный срок; осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы; осужденные, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа; осужденные, не давшие согласия в письменной форме на перевод в колонию-поселение.

Немаловажное значение для правильного применения этой меры поощрения имеет действующее поныне Постановление Пленума Верховного суда РСФСР «О судебной практике рассмотрения материалов о переводе осужденных в исправительно-трудовые колонии-поселения и уголовных дел о побегах из этих колоний» №1 от 19 марта 1975 года с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного суда РСФСР №1 от 28 марта 1979 года.

Перевод осужденных в тюрьму регулируется ст. 78 УИК РФ, ст. 397 УПК РФ и отчасти ст. 116 УИК РФ. В настоящее время для перевода в тюрьму осужденному достаточно допустить одно из злостных нарушений режима отбывания наказания, перечисленных в ст. 116 УИК. В связи с тем, что перевод осужденного в тюрьму связан с существенным ухудшением его положения (уменьшается количество получаемых посылок, передач, бандеролей, свиданий, снижаются нормы питания и т.д.), необходимо крайне осторожно подходить к применению подобного метода воздействия. Перевод же на тюремный вид режима больных осужденных и осужденных молодежного возраста представляется крайне нецелесообразным. Перевод на тюремный вид как мера воспитательного воздействия имеет зачастую обратный эффект. Осужденные женщины переводу в тюрьму не подлежат. В соответствии с п. «а» ч. 2 ст. 78 УИК, положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из тюрьмы в исправительную колонию по отбытии ими в тюрьме не менее 1/2 срока, назначенного судом.

Важнейшим правом осужденного является его на реабилитацию. Материально-правовая составляющая этого права уже была рассмотрена нами выше, поэтому здесь представляется необходимым остановиться лишь на некоторых спорных процессуальных аспектах данного института.

УПК РФ трактует право на реабилитацию значительно шире, чем старый кодекс. УПК РФ рассматривает право на реабилитацию как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда. Признание этого права является обязанностью суда - в оправдательном приговоре, определении, постановлении. Одновременно реабилитированному должно быть направлено извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Как уже было отмечено, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (ч. 1 ст. 133 УПК РФ). Статья 136 УПК РФ посвящена компенсации морального вреда реабилитированным. Анализируя эту статью, необходимо отметить, что в ней закреплено несколько различных способов возмещения морального вреда. Часть 1 ст. 136 УПК РФ говорит о принесении прокурором официальных извинений от имени государства реабилитированному за причиненный ему вред. Часть 2 ст. 136 УПК РФ закрепляет положение, согласно которому иски о компенсации морального вреда в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Остается спорным вопрос о целесообразности такого правила. В данном случае скорее наблюдается усложнение процедуры возмещения вреда, чем ее упрощение. Часть 3 ст. 136 УПК РФ говорит о третьем способе компенсации морального вреда. Если сведения о применении к реабилитированному незаконных действий были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти - его близких родственников, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя соответствующие средства массовой информации обязаны в течение 30 суток сделать сообщение о реабилитации. Таким образом, компенсация морального вреда призвана не только возместить причиненные физические и нравственные страдания, но она направлена и на восстановление репутации в глазах окружающих[242].

Часть 4 ст. 136 УПК РФ обязует суд, прокурора, следователя, дознавателя по требованию реабилитированного (а в случае смерти - его родственников) в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Восстановление трудовых, пенсионных и жилищных и иных прав разрешается судьей по ходатайству реабилитированного (п. 1 ст. 399 УПК РФ). Если требование о возмещении вреда судом не удовлетворено или реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, то он вправе обратится в суд в порядке гражданского судопроизводства (ч. 1 ст. 138 УПК РФ). Реабилитированным, которые были лишены специальных, воинских, почетных званий, классных чинов, государственных наград, восстанавливаются соответствующие звания, классные чины и возвращаются государственные награды (ч. 2 ст. 138 УПК РФ).

В соответствии с п. 4.1 ст. 135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение: заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых он лишился в результате уголовного преследования; конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества; штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда; сумм, выплаченных за оказание юридической помощи; иных расходов. Срок давности возмещения имущественного вреда в соответствии со ст. 196 ГК РФ устанавливается три года со дня получения копии документов, являющихся основанием реабилитации и получения извещения о порядке возмещения вреда. В указанный срок, реабилитированный вправе обратиться с требованием о возмещении имущественного вреда в орган, постановивший приговор или вынесший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящий судом, то требование о возмещении имущественного вреда направляется в суд, постановивший приговор.

Не позднее одного месяца со дня поступления требований о возмещении имущественного вреда судьи, следователь или дознаватель определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Указанные выплаты производятся с учетом инфляции (ч. 4 ст. 135 УПК РФ)[243].

Важнейшей функцией судебного контроля является устранение сомнений и неясностей, возникающих в ходе приведения обвинительного приговора в исполнение в соответствии с п. 15 ст. 397 УПК РФ. В законе круг таких сомнений и неясностей не обозначен. Речь идет лишь о таких сомнениях и неясностях, решение которых не затрагивает существо приговора и не влечет ухудшения положения осужденного. В свое время обобщение судебной практики позволило Пленуму Верховного Суда СССР дать перечень такого рода недостатков. К первой группе сомнений и неясностей отнесены такие, которые порождены недостатками приговора, как, например: о применении акта амнистии, если применение амнистии является обязательным и суд при постановлении приговора не входил в обсуждение этого вопроса; о зачете предварительного заключения в срок отбывания наказания, если такой зачет не произведен приговором суда либо допущена неточность при его исчислении; о зачете отбытого наказания при назначении наказания по совокупности нескольких приговоров, если такой зачет не произведен приговором суда либо произведен неточно; о судьбе вещественных доказательств, если она не решена приговором суда; об определении размера и распределении судебных издержек, если эти вопросы не получили разрешения в приговоре суда; об оплате труда защитника, участвовавшего в уголовном деле по назначению суда, если этот вопрос не разрешен одновременно с вынесением приговора; о судьбе детей осужденного, оставшихся без присмотра, и передаче их на попечение родственников либо других лиц или учреждений в случаях, когда суд по ошибке не решил эти вопросы при вынесении приговора; об освобождении имущества от ареста в случаях, когда арест наложен на имущество, на которое по закону не допускается обращение взыскания; об определении вида исправительной колонии лицам, осужденным к лишению свободы, если в приговоре не определен вид исправительной колонии. Суд, вынесший приговор, или суд по месту исполнения приговора определяет вид исправительной колонии, в которой осужденный должен отбывать наказание в соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом РФ[244].

Аналогичным образом рекомендует устранять обозначенные недостатки и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. №14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений»[245]. Согласно данному документу, суд в праве принять решение об уточнении должности или вида деятельности осужденного; об устранении ошибок, допущенных при написании фамилии, имени, отчества или иных биографических данных, а также описок и арифметических ошибок, если они очевидны и исправление их не может вызвать сомнение.

Вторую группу образуют иные неясности, возникшие после вынесения приговора в связи с изменением обстоятельств и условий к моменту его исполнения. В частности, к таким вопросам относятся: неприведение приговора в исполнение в части конфискации имущества, если актом амнистии или помилования осужденный полностью освобожден от наказания и если ко дню издания акта об амнистии или помилования приговор в части конфискации не был приведен в исполнение; обращение конфискации на дополнительно обнаруженное имущество осужденного, приобретенное до вынесения приговора и подлежащее по закону конфискации, а также на имущество, приобретенное хотя бы и после вынесения приговора, но на денежные средства или за счет имущества, подлежащих конфискации по приговору; уточнение перечня вещей и предметов, подлежащих конфискации по приговору суда, если в приговоре сделано указание на конфискацию части имущества, принадлежащего осужденному; возвращение удержанных сумм с осужденного к исправительным работам, если приговор впоследствии отменен вышестоящим судом и уголовное дело производством прекращено после частичного или полного отбытия осужденным исправительных работ; передача условно осужденного на перевоспитание и исправление общественной организации или трудовому коллективу, если надлежащее ходатайство от них поступило в суд после вынесения приговора.

В целом, анализ материалов судебного контроля в стадии исполнения приговора, рассмотренных районными судами Московской области (г. Коломна, г. Луховицы), г. Рязани, г. Тамбова и г. Липецка в 2010-2012 гг. показало, что чаще всего в судах рассматривались вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания - 30,9%, об отмене условного осуждения - 10,9%, о предоставлении отсрочки - 8,4%, об отмене условнодосрочного освобождения - 7,8%, о продлении условного осуждения - 7,27%. Следует также отметить, что изучение материалов уголовных дел показало, что они не содержат информации о судебном контроле в стадии исполнения наказания. В уголовном деле имеются лишь ходатайства и жалобы осужденных, приносимых ими после провозглашения приговора до его вступления в законную силу. Изучение 288 уголовных дел показало, что в уголовном деле после провозглашения приговора до его вступления в законную силу имеются: ходатайство о предоставлении свидания - 52 (30,2%), ходатайство о передаче теплых вещей - 21 (12,2%), ходатайство о выдаче копий документов - 19 (11%), ходатайство об изучении протоколов судебного заседания - 33 (19,1%).

Уголовно-процессуальное законодательство не закрепляет обязанности приобщать к материалам уголовного дела материалы судебного контроля в стадии исполнения приговора. В связи с этим, мы считаем, что целесообразнее было бы сформировать единое завершенное производство по уголовному делу, в котором отражались бы все стадии уголовного судопроизводства, для того чтобы существовала возможность проследить судьбу уголовного дела от начала и до его конца.

Отдельно представляется необходимым остановиться на проблеме непосредственного обращения осужденного в суд и непосредственного участия осужденного в судебном разбирательстве на стадии исполнения приговора.

Действующее законодательство в целом предусматривает ряд случаев непосредственного обращения в суд осужденных к наказаниям в виде лишения свободы (например, ст. 175 УИК, ст.ст. 397, 398 УПК), однако единая норма здесь отсутствует. Принимая во внимание существенно ограниченные возможности осужденных к лишению свободы на непосредственное обращение в суд, считаем необходимым систематизировать уже имеющиеся основания непосредственного обращения в форме самостоятельной статьи УИК, добавив сюда возможность непосредственного судебного обжалования наложенных дисциплинарных взысканий.

До недавнего времени участие осужденного в судебном заседании по рассмотрению данных вопросов не являлось обязательным и удовлетворение ходатайства об этом участии было правом а не обязанностью суда. После внесений изменений в п. 3. ст. 399 УПК РФ (2011 г.), суд, в случае отказа в удовлетворении ходатайства осужденного, обязан предоставить ему возможность участвовать в судебном заседании посредством видеосвязи. Сам по себе этот порядок является вполне разумным. Однако, техническая сторона вопроса, связанная с доставкой осужденного в суд, в случае удовлетворения его ходатайства имеет ряд формальных противоречий.

Проблема заключается в том, что вступление приговора в законную силу по общему правилу влечет перевод осужденных к лишению свободы для отбывания наказания из следственного изолятора либо в колониях- поселениях, либо в воспитательных колониях для несовершеннолетних, либо в исправительных колониях (общего, строгого или особого режима), либо в тюрьме (ст. 58 УК РФ), а доставление осужденных в суд из исправительных учреждений законом не предусмотрено. Поэтому для обеспечения участия в судебном заседании осужденного, отбывающего наказание в виде реального лишения свободы, необходимо поместить в следственный изолятор по месту нахождения суда.

Так, В.П. Смирнов указывает, если в приговоре указано о назначении наказания в виде лишения свободы, исполнение приговора в этой части обеспечивается органами ГУИН Министерства юстиции РФ[246]. Неукоснительность означает исполнение судебного решения в точном соответствии с его текстом. При таких обстоятельствах вынесение судом определения, а судьей - постановления о переводе осужденного из исправительного учреждения в следственный изолятор может вступить в противоречие с положениями ст. 392 УПК РФ. Статьи 77.1 и 77.2 УИК РФ предусматривают перечень оснований, по которым осужденный к лишению свободы может быть переведен в следственный изолятор из исправительной (воспитательной) колонии или тюрьмы либо оставлен в следственном изоляторе, если он еще не направлялся в исправительное учреждение для отбывания наказания. Это допускается лишь по постановлению судьи (определению суда) при необходимости участия осужденного в судебном разбирательстве по преступлениям, совершенным другими лицами, в качестве потерпевшего или свидетеля, а также в случае привлечения осужденного к уголовной ответственности по другому делу при избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, если строго придерживаться указаний ст. 77.1 и 77.2 УИК РФ, рассмотрение вопросов в порядке глав 47 и 48 УПК РФ не является основанием для перевода осужденных из исправительных учреждений в следственные изоляторы для их последующего доставления в суд.

В целом, необходимо отметить существующую в настоящий момент неопределенность, связанную с самой концептуальной сущностью процессуальной стадии исполнения приговора. Формулировки УПК в отношении этой стадии таковы, что не позволяют сделать четкого вывода о том, строится ли данная стадия на основе принципа состязательности сторон, или здесь имеет место решение лишь технических проблем, не предполагающих состязательности. Если состязательность все же предполагается, то кто здесь стороны, ведь как участие прокурора, так и участие осужденного и его защитника здесь не является строго обязательным. Вопросы эти представляются нам довольно важными и будут отдельно рассмотрены в заключительной главе представленного исследования.

Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: БЕЛИК ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Рязань 2008. 2008

Еще по теме § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных:

  1. § 3. Административный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  2. § 2. Прокурорский надзор на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  3. § 1. Общая характеристика правовой защиты осужденных на стадии исполнения наказания
  4. § 3. Особенности оказания юридической помощи осужденным на стадии исполнения наказания
  5. § 2. Исполнение в натуре как основное реализационное средство правовой защиты
  6. § 2. Организационные проблемы обеспечения деятельности адвоката (защитника) на стадии исполнения наказания
  7. § 5. Общественный контроль в сфере обеспечения правовой защиты осужденных
  8. § 3. Судебная практика в сфере правовой защиты осужденных
  9. ГЛАВА II АНАЛИЗ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В СФЕРЕ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ОСУЖДЕННЫХ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ
  10. § 2. Правовая защита как составная часть правового статуса осужденных к лишению свободы
  11. § 1. Назначение и исполнение основных видов административных наказаний в области защиты Государственной границы Российской Федерации
  12. § 1. Понятие судебного контроля на стадии исполнительного производства
  13. § 2. Виды судебного контроля на стадии исполнительного производства
  14. § 1. Характеристика правоотношений при прямом судебном контроле на стадии исполнительного производства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -