<<
>>

Начисление судебной неустойки (астрент)

Новеллой в действующем законодательстве является возможность начисления судом неустойки на основании статьи 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения[238].

В российской научной доктрине, а также в теории зарубежного права такой вид неустойки называется астрент.

Термин «астрент» этимологически берет свое начало от французского слова I’astreinte, то есть штраф. Во Франции астрент появился еще в XIX веке в судебной практике и долгое время не имел законодательного закрепления[239]. Законом от 09 июля 1991 года данный институт официально введен во французскую систему права[240].

Предпосылки возникновения данного института в действующем российском законодательстве впервые появились в Постановлении Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», где была предусмотрена возможность присуждения денежных средств на случай неисполнения судебного акта в целях побуждения к своевременному исполнению судебного акта по неденежному требованию[241].

Впоследствии Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ введена в действие статья 308.3 ГК РФ, позволяющая суду по требованию кредитора присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения судебного акта, содержащего требования об исполнении обязательств в натуре[242].

Дальнейшее развитие в системе российского права астрент получил с принятием Пленумом ВС РФ Постановления от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», где рассматриваемый институт получил название «судебная неустойка».

Е.С. Луценко под судебной неустойкой предлагает понимать один из способов защиты прав кредитора, который представляет собой особую меру воздействия на недобросовестного должника, которая выполняет стимулирующую и компенсационную функцию, понуждая должника к надлежащему исполнению решения суда по неденежному требованию под угрозой неблагоприятных имущественных последствий[243].

Е.Н. Кузнецов астрент определяет как «дополнительное предписание должнику выплачивать денежную сумму своему кредитору, вне связи с ущербом, причиненным или который может быть причинен кредитору, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения основного обязательства, чтобы принудить должника к исполнению основного обязательства, подтвержденного судьей»[244].

Следует отметить, что в юридической литературе не сформировалось единой позиции относительно юридической природы астрента.

По мнению Ю.Ю. Афониной, судебная неустойка (астрент) представляет собой одну из разновидностей мер гражданско-правовой ответственности[245].

В.М. Нестолий предлагает рассматривать астрент в качестве промежуточного института между обеспечением обязательств и обеспечительными мерами, принимаемыми судом[246].

По мнению автора диссертационного исследования, правовая природа института судебной неустойки несколько иная, что не позволяет рассматривать данный институт в качестве меры ответственности или одного из видов обеспечительных мер.

Важно отметить, что судебная неустойка может выступать в качестве превентивной меры, когда соответствующее заявление подается в суд до принятия судом решения по существу, также заявление о присуждении

судебной неустойки может быть подано в процессе исполнения в рамках исполнительного производства.

Не вдаваясь в подробную дискуссию относительно сущности судебной неустойки в системе права в целом, следует отметить лишь основные тезисы, позволяющие раскрыть особенности применения рассматриваемого правового института на стадии исполнительного производства.

В первую очередь следует обозначить явно процессуальный характер правовой нормы, регламентирующей начисление судебной неустойки.

Можно прийти к ошибочному, по мнению автора, выводу о том, что в системе российского права уже есть похожая норма (статья 395 ГК РФ), регламентирующая порядок начисления процентов за пользование чужими денежными средствами за неисполнение денежных обязательств. По аналогии с процентами за пользование чужими денежными средствами судебную неустойку следовало бы отнести к сугубо гражданско-правовой норме, не имеющей принципиального значения ни для исполнительного производства, ни для процессуального права в целом. Вместе с тем, указанные правовые институты имеют существенные различия по юридической природе и по целевой направленности.

В этой связи с практической точки зрения интересны замечания Т.Н. Иванова, О.В. Монченко относительно того, что «проценты за пользование чужими денежными средствами и денежная сумма на случай неисполнения судебного акта имеют разную правовую природу и должны применяться отдельно друг от друга. Наиболее целесообразным

представляется поместить норму об астренте в сферу права процессуального, а не материального, и рассматривать его как процессуальный институт, не связанный с взысканием процентов за пользование чужими денежными средствами или неустойки»[247].

Ю.Ю. Афонина, указывая на процессуальную природу судебной неустойки, отмечает, что обязательным условием для применения этой меры является наличие вступившего в законную силу решения суда1.

А.А. Парфенчикова, выделяя процессуально-правовой компонент астрента, справедливо отмечает, что астрент, в отличие от неустойки, определяется исключительно в судебном порядке.[248] [249] [250]

Действительно, сама процедура реализации судебной неустойки на стадии исполнительного производства не позволяет отнести ее к исключительно гражданско-правовому институту. Так, заявление о присуждении судебной неустойки подается взыскателем в рамках производства, по которому был выдан исполнительный лист, подлежащий принудительному исполнению. На основании судебного акта о понуждении к исполнению обязательства в натуре и о присуждении судебной неустойки выдаются отдельные исполнительные листы в отношении каждого из этих требований. При этом обращение с иском о взыскании исключительно судебной неустойки на основании статьи 308.3 ГК РФ не допустимо .

Вместе с тем, в действующем законодательстве отсутствуют процессуальные нормы, регулирующие саму процедуру начисления судебной неустойки на стадии исполнительного производства. Так, в пункте 31 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» имеется лишь ссылка на часть 4 статьи 1 ГПК РФ и части 1 и 2.1 статьи 324 АПК РФ.

Таким образом, процедура присуждения судебной неустойки в цивилистическом процессе аналогична процедуре предоставления отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта и изменения способа и порядка его исполнения в арбитражном процессе.

Такая позиция высшего судебного органа автору представляется спорной. Во-первых, отсылка предполагается на норму права, которая не имеет никакого отношения к судебной неустойке, ввиду того, что предоставление отсрочки/рассрочки, изменение порядка и способа исполнения по своей сущности относится к контрольной деятельности суда, астрент представляет собой меру побуждения к исполнению должником своих обязанностей.

Во-вторых, статья 324 АПК РФ не может в полной мере заменить собой процессуальное регулирование судебной неустойки, поскольку исходя из буквального толкования пункта 1 статьи 324 АПК, с таким заявлением вправе обратиться должник, взыскатель и судебный пристав-исполнитель. Особенности астрента совершенно обоснованно позволяют лишить права обращения с подобным заявлением должника и судебного пристава- исполнителя, поскольку в первую очередь астрент является правом заявителя, на что обращено внимание в статье 308.3 ГК РФ.

Исходя из изложенного, логичным представляется включение в кодифицированные процессуальные акты, регламентирующие гражданское судопроизводство (ГПК РФ, АПК РФ), процессуальной нормы,

регулирующей порядок присуждения судом судебной неустойки. Указанную норму следует включить в разделы, посвященные производству, связанному с исполнением судебных актов.

Необходимо отметить, что недопустимо включение нормы о судебной неустойке в КАС РФ в силу имеющихся разъяснений ВС РФ о недопустимости применения статьи 308.3 ГК РФ по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и главы 24 АПК РФ[251].

Процессуальный характер судебной неустойки обусловлен именно неразрывной связью обсуждаемого института с исполнительным производством, поскольку начисление судебной неустойки находится в непосредственной зависимости от момента вступления судебного акта в законную силу и наступления соответствующей даты, указанной в судебном акте, а не момента установления факта нарушения обязательств. По этой же причине астрент не следует рассматривать в качестве меры ответственности наравне с начислением процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), а также законной или договорной неустойки (ст. 330 ГК РФ).

Изложенное позволяет выделить следующую особенность судебной неустойки. Астрент не является мерой ответственности. Такое разъяснение дано в Постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». В пункте 28 Постановления отмечено, что уплата судебной неустойки не освобождает должника от применения мер ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение. Сумма судебной неустойки также не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательств в натуре. Исходя из изложенного, следует, что начисление астрента само по себе не исключает возможности начисления неустойки на основании статьи 330 ГК РФ, которая, в свою очередь, по юридической природе является самостоятельной мерой ответственности, в то время как по общему правилу применение двойной меры ответственности за одно и то же нарушение недопустимо.

Нельзя рассматривать астрент и в качестве обеспечительной меры по смыслу главы 13 ГПК РФ и главы 8 АПК РФ. Основанием применения обеспечительных мер является угроза затруднения или невозможности исполнения судебного акта. Применение астрента допустимо вне зависимости от наличия угрозы неисполнения судебного акта и направлено на обеспечение своевременного исполнения обязательств в натуре, но не на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя.

По данному вопросу заслуживает внимания замечание Е.Н. Кузнецова относительно того, что «астрент - это не мера принудительного исполнения, не способ исполнения, а средство давления, косвенного принуждения должника к исполнению своих обязанностей, заключающееся в принуждении должника судом к выплате денежной суммы, установленной на единицу времени просрочки, до исполнения обязанностей, лежащих на должнике»[252].

А.А. Перфенчикова также предлагает рассматривать астрент как меру косвенного принуждения, которая направлена на мотивацию должника к добровольному исполнению требований, обозначенных в исполнительных документах. Таким образом, судебная неустойка носит стимулирующий характер.[253]

Астрент является принципиально новым институтом для системы российского права и по своей юридической природе выступает стимулирующей мерой к своевременному исполнению судебного акта.

Полномочиями по начислению судебной неустойки наделен суд исключительно по заявлению взыскателя, более того, суд самостоятельно определяет размер денежной суммы, исходя из принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (статья 308.3 ГК РФ).

Сущность деятельности суда по применению мер стимулирования должника к исполнению обязательств в натуре сводится к полномочиям суда по оказанию содействия, поскольку суд без реализации контрольных функций воздействует на должника, побуждая его к скорейшему исполнению судебного решения.

Подводя итог, следует отметить, что само реформирование правового института не должно ограничиваться включением соответствующей статьи в блок материального права (статья 308.3 ГК РФ). Правовое регулирование астрента явно требует развития и устранения коллизий, которые могут негативно сказаться на его практическом применении. Учитывая, что астрент выступает в качестве процессуальной меры, способной обеспечить реальное исполнение судебного акта, автор диссертационного исследования предлагает внести в процессуальные кодифицированные акты (ГПК РФ, АПК РФ) изменения следующего содержания:

«1. В целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре судом/арбитражным судом, выдавшим

исполнительный лист, по требованию взыскателя в его пользу может быть присуждена судебная неустойка на случай неисполнения соответствующего судебного акта.

2. Заявление о присуждении судебной неустойки рассматривается судом/арбитражным судом в месячный срок со дня поступления заявления в суд/арбитражный суд в судебном заседании с извещением взыскателя, должника и судебного пристава-исполнителя. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения заявления».

<< | >>
Источник: Алимова Эльмира Шаукатовна. Компетенция суда на стадии исполнительного производства в цивилистическом процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Начисление судебной неустойки (астрент):

  1. 1.3. История законодательства о неустойке, зарубежное ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НЕУСТОЙКЕ
  2. ГЛАВА 4. Взаимодействие судебных палат с иными субъектами судебной системы по судебным уставам 1864 г.
  3. Принципы правового регулирования неустойки
  4. Цель и функции неустойки
  5. § 2. Соотношение обеспечительного платежа и неустойки
  6. 1.2. Содержание неустойки
  7. 2.3. Компенсационная функция неустойки в коммерческом обороте
  8. Понятие неустойки
  9. 1.1. Понятие неустойки
  10. Пути совершенствования применения норм права о неустойке
  11. 2.4. Неустойка, как форма ответственности по коммерческим ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ
  12. Обязательственные гражданские правоотношения как объекты обеспечения неустойки (в широком смысле)
  13. Соотношение неустойки (как способа защиты) с убытками и процентами за пользование чужими денежными средствами
  14. Субъективные права как непосредственные объекты обеспечения неустойки
  15. 2.2. Соотношение неустойки и других способов обеспечения ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  16. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕУСТОЙКИ
  17. Виды обязательственных правоотношений как объекты обеспечения неустойки (в узком смысле)
  18. 2.1. Неустойка, как способ обеспечения исполнения коммерческих ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  19. 1.4. Природа неустойки в коммерческом обороте
  20. 2. ПРИМЕНЕНИЕ НЕУСТОЙКИ В КОММЕРЧЕСКИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -