<<
>>

§ 1. Полномочия суда по осуществлению самоконтроля на стадии исполнительного производства и формы его проявления

Компетенция суда на стадии исполнительного производства не ограничивается полномочиями по осуществлению прямого и косвенного контроля.

Помимо контрольных полномочий, содержание которых было раскрыто в предыдущих главах, суд на стадии исполнительного производства наделен правом осуществлять самоконтроль за своими действиями, а также оказывать содействие лицам, участвующим в исполнительном производстве на заключительной стадии судопроизводства.

В рамках настоящего параграфа остановимся на рассмотрении содержания понятия «самоконтроль суда на стадии исполнительного производства», затем перейдём к исследованию форм таких полномочий суда.

Прежде всего, остановимся на исследовании термина «самоконтроль суда» в русском языке и юридической литературе.

В толковом словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой самоконтроль определен как «контроль над своими действиями, поступками»[144].

И.М. Зайцев под самоконтролем суда понимает составную и необходимую часть в системе устранения судебных ошибок[145].

Е.Г. Тришина определяет самоконтроль суда как «... деятельность по устранению различного рода погрешностей, недостатков, допущенных в процессе рассмотрения и разрешения дела по существу»[146].

Ю.А. Зайцева предлагает следующее понятие самоконтроля в отношении арбитражного суда первой инстанции: «.самоконтроль арбитражного суда первой инстанции - это способность арбитражного суда первой инстанции в предусмотренных федеральным законом случаях контролировать свои действия по собственной инициативе, инициативе лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя или других органов, организаций, исполняющих решение арбитражного суда первой инстанции, до начала судебного разбирательства, в его процессе или после разрешения дела по существу, с целью выявления и устранения дефектов, являющихся следствием неправильности в действиях судьи или в связи с изменением обстановки, результаты чего фиксируются в специальных актах (определениях, решениях) арбитражного суда первой инстанции»[147].

Приведенные выше понятия самоконтроля суда представляются обоснованными и не противоречащими друг другу, однако наделение полномочиями по осуществлению самоконтроля исключительно суда первой инстанции представляется нецелесообразным применительно к исполнительному производству, поскольку на практике не всегда подлежат исполнению судебные акты, вынесенные судом первой инстанции. И.В. Зайцев отмечал, что «возможностью самоконтроля в настоящее время обладают суды всех инстанций», однако «...оно реализуется главным образом в работе суда первой инстанции, что предопределено его местом в системе правосудия, объемом предоставляемых ему полномочий»[148].

В предложенном Ю.А. Зайцевой определении понятия «судебный самоконтроль» обоснованно отмечено, что полномочия суда по осуществлению самоконтроля реализуются судом на всех инстанциях, в том числе на стадии исполнительного производства.

При этом реализация судом самоконтрольных полномочий не находится в прямой зависимости от наличия возбужденного исполнительного производства, однако исправление собственных ошибок судом на заключительной стадии судопроизводства обладает рядом специфических признаков.

Прежде чем перейти к определению понятия самоконтроля суда на стадии исполнительного производства, обратимся к процессуальным особенностям осуществления самоконтрольных полномочий суда на заключительной стадии судопроизводства.

В первую очередь необходимо отметить, что в исполнительном производстве полномочиями по осуществлению самоконтроля всегда наделен суд, который вынес решение, подлежащее принудительному исполнению, а не суд, выдавший исполнительный документ.

Обусловлено это тем, что не всегда суд, выдавший исполнительный лист, и суд, рассмотревший дело по существу и вынесший соответствующий судебный акт, на основании которого выдается исполнительный лист, является одним и тем же судебным органом. Показательной в данном случае является позиция ВАС РФ о том, что если суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, исполнительный лист выдается судом первой инстанции[149].Аналогичным образом разрешается вопрос и в системе судов общей юрисдикции[150].

Следующей отличительной особенностью полномочий суда по осуществлению самоконтроля от иных полномочий суда на стадии исполнительного производства является возможность суда самостоятельно инициировать самоконтроль.

Ю.А. Зайцева обоснованно отмечает, что среди субъектов, обладающих правом инициировать самоконтрольные полномочия суда, выступает сам суд[151].

По данному вопросу также убедительной является позиция Е.Г. Тришиной относительно того, что стадия самоконтроля в отличие от иных стадий судопроизводства может быть возбуждена по инициативе только суда без каких-либо действий иных участников процесса[152].

Вместе с тем, согласиться с тезисом, предложенным ученым относительно того, что самоконтроль выступает в качестве самостоятельной факультативной стадии суда первой инстанции, отличной от стадии апелляционного производства[153] [154], не представляется возможным.

По мнению автора диссертационного исследования, понимание самоконтроля в качестве самостоятельной стадии судопроизводства не совсем корректно. Самоконтроль - это полномочия суда,

регламентированные процессуальным законодательством. Выделение

самоконтроля наряду с иными стадиями судопроизводства, такими как возбуждение дела, подготовка дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство, исполнительное производство, является нецелесообразным, поскольку самоконтроль может быть инициирован на любой из указанных стадий судопроизводства, отличным будет лишь состав полномочий суда, исходящих из специфики каждой из стадий судопроизводства.

Следует отметить, что в юридической литературе возможность суда самостоятельно инициировать контроль не выделяют в качестве обязательного признака самоконтрольных полномочий суда. Так, например, к полномочиям суда по исправлению собственных ошибок относят полномочия по разъяснению судебного акта, изменению способа и порядка

4

исполнения .

Слово «самоконтроль» является сложным словом, имеющим в своем составе два корня: «сам», «контроль».

«Сам» обозначает, что 1. кто-нибудь лично производит действие или испытывает его 2. своими силами, без помощи или требования со стороны.[155]

«Контроль» - проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки или надзора[156].

Таким образом, признак обязательного наличия у суда возможности самостоятельно инициировать контроль над своими действиями следует из буквального толкования словообразующих полнозначных слов, образующих термин «самоконтроль», поскольку текстуальное значение слова

«самоконтроль» предполагает способность лично, без требования со стороны осуществлять проверку своих действий.

В подтверждение предложенного тезиса достаточно обратиться к задачам самоконтрольных полномочий суда на стадии исполнительного производства. В данном случае суд не осуществляет контроль за исполнительным производством. Целью судебного самоконтроля является устранение судом ошибок, неполноты, неточностей, допущенных им ранее в процессе рассмотрения дела.

В юридической литературе неотъемлемым признаком судебной ошибки выделяют недостижение или создание угрозы недостижения целей гражданского судопроизводства[157].

Очевидно, что в случае обнаружения судебной ошибки необходимо немедленное ее устранение, что в свою очередь непосредственно влияет на эффективность исполнительного производства.

Если лишить суд возможности самостоятельно инициировать процесс самоконтроля, вряд ли можно говорить об оперативном устранении судебных ошибок.

В случаях, когда речь действительно идет об устранении допущенных судом ошибок (а не оказании содействия), наличие у суда возможности самостоятельно инициировать самоконтроль на законодательном уровне должно быть обязательным.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что неотъемлемым отличительным признаком самоконтрольных полномочий суда является предусмотренная законодателем возможность самостоятельно инициировать самоконтроль.

Следует также обратить внимание, что на стадии исполнительного производства круг субъектов, наделенных правом возбуждать реализацию судом полномочий по осуществлению самоконтроля, будет отличаться от иных стадий судопроизводства.

Так, исходя из специфики правоотношений, складывающихся в процессе принудительного исполнения, помимо суда, вынесшего решение по существу спора, правом инициировать самоконтрольные полномочия суда на стадии исполнительного производства наделены: стороны исполнительного производства; судебный пристав-исполнитель; другие исполняющие решение суда органы, организации.

Самоконтрольные полномочия суд реализует путем вынесения соответствующего определения об исправлении судебной ошибки, допущенной в судебном акте, на основании которого был выдан исполнительный документ.

Следующим критерием, отличающим прямой судебный контроль от самоконтроля, является то обстоятельство, что в отличие от прямого контроля, вынесение определения об исправлении судебной ошибки не влияет непосредственно на ход исполнительного производства. В данном случае суд не осуществляет контроль над исполнительным производством.

Проведенный анализ самоконтрольных полномочий суда на заключительной стадии судопроизводства позволяет выявить следующие основные критерии для определения понятия «самоконтроль суда на стадии исполнительного производства»:

1. ошибки и недостатки устраняются тем судом, который вынес судебный акт, подлежащий принудительному исполнению;

2. закрепленная на законодательном уровне возможность суда самостоятельно инициировать самоконтроль;

3. вынесение судом судебного акта (определения) не влияет непосредственно на ход исполнительных действий.

Самоконтроль суда на стадии исполнительного производства - это деятельность суда по исправлению ошибок и устранению неполноты в вынесенном им судебном акте, на основании которого возбуждено исполнительное производство, путем вынесения соответствующего

определения, по собственной инициативе, инициативе сторон

исполнительного производства, судебного пристава-исполнителя, других исполняющих решение суда органов, организаций.

В юридической литературе ведется спор относительно процессуальных форм самоконтрольных полномочий суда на стадии исполнительного производства.

М.Л. Скуратовский к деятельности суда по исправлению недостатков вынесенного судебного решения, в том числе и на стадии исполнительного производства для целей его успешного принудительного исполнения, относит вынесение судом определения о вынесении дополнительного решения, о разъяснении решения и исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок[158].

В.М. Шерстюк к полномочиям суда в исполнительном производстве, предоставленным для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения, относит: разъяснение решения, изменение способа и порядка исполнения, исправление описок и явных арифметических ошибок[159].

В научной доктрине деятельность суда по выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение судебных актов предложено относить к самостоятельному этапу контролирующей деятельности, которая по своей юридической природе относится к самоконтролю за вынесенными постановлениями[160].

Д.Я. Малешин предлагает расширить полномочия суда на стадии возбуждения исполнения судебных постановлений, дополнив само содержание исполнительного листа, детализировав основные вопросы исполнения вынесенного решения. Такой подход, по мнению ученого, позволяет контролировать процесс исполнения судебного акта, поскольку дальнейшая деятельность будет ограничена предписаниями судьи в исполнительном листе[161].

Требования, предъявляемые к исполнительному документу, регламентированы статьей 13 Закона «Об исполнительном производстве». Помимо всего прочего, обязательным требованием исполнительного листа является указание резолютивной части судебного акта, содержащей требование о возложении на должника обязанности по передаче взыскателю денежных средств и иного имущества либо совершению в пользу взыскателя определенных действий или воздержанию от совершения определенных действий.

Д.Я. Малешин деятельность судов по выдаче исполнительного листа по сути сводит к копированию содержания отдельной части вынесенного решения. Сам же исполнительный лист, по его мнению, является простым техническим актом. Ученый ставит под сомнение необходимость существующего порядка выдачи судами исполнительных листов, поскольку «...если не изменить действующее законодательство о содержании исполнительного листа, то вообще возникает вопрос о нецелесообразности существования этого института, поскольку нет необходимости в простом копировании содержания вынесенного решения.»[162].

В.Ф. Кузнецов предлагает по некоторым категориям дел ограничиться выдачей копии судебного акта, которая по своей сути уже будет являться исполнительным документом[163].

Между тем, такая позиция нашла свое отражение в действующем законодательстве. Так, по смыслу пункта 2 статьи 121 ГПК РФ судебный приказ является одновременно и судебным актом и исполнительным документом и приводится в исполнение в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений.

Аналогичные положения содержатся в АПК РФ (пункт 2 статьи 229.1) и КАС РФ (пункт 3 статьи 123.1).

Судебный приказ составляется на специальном бланке в двух экземплярах, которые подписываются судьей. Один экземпляр судебного приказа остается в производстве суда. Для должника изготавливается копия судебного приказа (пункт 3 статьи 127 ГПК РФ).

Однако такой упрощенный порядок выдачи исполнительных документов в приказном производстве обусловлен характером заявленных требований, судебный приказ выносится только в том случае, если между сторонами отсутствует спор о праве и только по требованиям, перечисленным в нормах 122 ГПК РФ, 229.2 АПК РФ, 17.1 КАС РФ. Указанный перечень является исчерпывающим, а в случае возникновения возражений должника относительно его исполнения судья отменяет судебный приказ, и такие требования могут быть предъявлены в порядке искового производства (статьи 129 ГПК РФ, 123.7 КАС РФ, 229.5 АПК РФ).

Такой порядок выдачи исполнительных документов в иных видах производства (исковое; особое; заочное; упрощенное; производство по делам, возникающим из публичных правоотношений) не допустим. Копии судебных решений высылаются лицам, участвующим в деле, не позднее пяти дней со дня принятия решения (статьи 177 АПК РФ, 214 ГПК РФ), или трех дней после принятия решения суда в окончательной форме (статья 182 КАС РФ). Подача копий решений суда вместо исполнительного листа приведет к массовому возбуждению исполнительных производств по делам, решения которых не вступили в законную силу.

Предъявление решений суда с отметкой о вступлении его в законную силу также не будет являться достаточным условием для его предъявления к исполнению вместо исполнительного листа, поскольку сама по себе такая отметка суда на копии решения не всегда гарантирует его вступление в законную силу. Судом может быть восстановлен срок для апелляционного обжалования, в таком случае решение суда вступает в законную силу после его обжалования.

Если исполнительный лист, выданный до вступления в законную силу судебного акта, в силу действующего законодательства признается ничтожным и отзывается судьей, вынесшим судебный акт (статьи 319 АПК РФ, 428 ГПК РФ, 353 КАС РФ), то таких норм применительно к копии судебного решения с отметкой о вступлении его в законную силу в действующем законодательстве не предусмотрено.

Кроме того, исполнительный лист выдается на специальных бланках, форма, порядок изготовления, учета, хранения и уничтожения которых утвержден Постановлением правительства[164].

Таким образом, исполнительный лист служит дополнительным мощным способом защиты прав должника, в том числе в условиях роста криминальной обстановки в сфере экономики (подделка решений суда), поскольку в соответствии с Приказом Министерства финансов Российской Федерации бланк исполнительного листа является защищенной полиграфической продукцией уровня «В», представляющей собой комплект из четырех листов, скрепленных между собой, имеющих одинаковую серию и номер на каждом листе комплекта[165].

Что касается расширения полномочий суда по выдаче исполнительного листа и детализации механизмов исполнения путем указания способов и порядка исполнения; сроков исполнения; признаков имущества (если взыскание обращается на имущество)[166], то полагаю наделение суда такими полномочиями нецелесообразным.

Во-первых, обозначение этих признаков в исполнительном листе позволяет говорить о контрольных функциях суда на стадии исполнительного производства до его возбуждения. Вместе с тем целесообразность такого контроля подвергается сомнению. Исполнение решения суда в каждом конкретном случае носит сугубо индивидуальный характер и может меняться в процессе исполнения.

Во-вторых, учитывая, что решение суда в первую очередь должно быть исполнимо, в резолютивной части должны содержаться все необходимые для этого сведения, в том числе способ и порядок исполнения, признаки имущества. В случае неясности решения, в том числе и резолютивной части, содержащейся в исполнительном листе, лица, участвующие в деле, судебный пристав исполнитель вправе обратиться в суд, принявший решение, с заявлением о его разъяснении.

В-третьих, что касается сроков исполнения, то сроки исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, регламентированы законом об исполнительном производстве и по общему правилу должны быть исполнены в срок, не превышающий двух месяцев со дня возбуждения исполнительного производства (статья 36 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Если рассрочка или отсрочка исполнения была предоставлена должнику до выдачи исполнительного документа, то в исполнительном документе содержится указание на то, с какого именно времени начинается срок исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе (статья 12 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Дублирование в исполнительном листе сроков, уже предусмотренных законодательством, является, по мнению автора, бесполезной и излишней обязанностью суда.

Таким образом, процессуальная деятельность суда по выдаче исполнительного листа к контрольным функциям суда не относится, поскольку выдача исполнительного листа представляет собой юридический факт, являющийся одним из оснований для возбуждения исполнительного производства и к действиям по самоконтролю относиться не может.

Проведенный анализ самоконтрольных полномочий суда и их признаков в рамках настоящего научного исследования позволяет выделить следующие процессуальные формы этих полномочий суда на стадии исполнительного производства: исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок в решении суда; вынесение дополнительного решения суда.

1.1. Исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебном акте, подлежащем исполнению

В юридической литературе крайне мало внимания уделено вопросу применения института исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебном акте на стадии исполнительного производства.

Следует отметить, что нередко в литературе понятия «описка» и «опечатка» используются как синонимы. Так, А.В. Тютюнников под описками (опечатками) предлагает понимать искажения, допущенные при написании отдельных слов, выражений, имен, отчеств и фамилий, наименований юридических лиц[167].

Н.А. Батурина, разграничивая понятия «описка» и «опечатка», обоснованно отмечает, что исправление «опечатки» допустимо в случае написания текста решения в печатном виде, в связи с чем, учитывая, что все судебные акты в основном изготавливаются при помощи технических средств, правильнее было бы говорить о допущенных в них опечатках, а не описках[168]. Вместе с тем, термин «опечатка» вовсе не используется в статье 200 ГПК РФ. Понятие «описка» по смыслу статьи 200 ГПК РФ имеет более широкое значение по сравнению с этим же термином в контексте статей 184 КАС РФ, 179 АПК РФ. Несмотря на то, что с такой позицией законодателя согласиться трудно, исключение из указанных норм права понятия «описка» находим преждевременным, поскольку в законодательстве не содержится обязательного условия изготовления судебного акта в машинописном виде.

Не углубляясь в научную дискуссию относительно соотношений понятий «описка», «опечатка» и «явная арифметическая ошибка», достаточно привести предложенные в юридической литературе определения указанных понятий, которые, по мнению автора, наиболее полно раскрывают их содержание.

Под опиской М.Л. Скуратовский понимает неправильное написание в решении слова, цифры, имеющих какое-либо значение для лиц, участвующих в деле, или для органов, исполняющих решение[169].

Опечатка - такая же ошибка, допущенная при изготовлении судом решения в машинописной форме при помощи технических средств[170].

Арифметической ошибкой признается ошибка, допущенная при подсчете, которая носит явный характер и обнаруживается при следующем подсчете при тех же исходных данных[171].

Вопрос о возможности и порядке применения рассматриваемого института на заключительной стадии судопроизводства носит дискуссионный характер, как в научной доктрине, так и в

правоприменительной практике, в связи с чем целесообразно более подробно остановиться на проблемах, возникающих в ходе реализации судом самоконтрольных полномочий путем внесения исправления, поскольку они имеют важное практическое и теоретическое значение.

Наиболее традиционной в доктрине выступает позиция, согласно которой исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебном акте допустимо на любой стадии судопроизводства, в том числе и на стадии исполнительного производства[172].

Вместе с тем, В.В. Ярков в постатейном комментарии к КАС РФ отмечает, что процедура исправления ограничена временным промежутком и может быть инициирована только до вступления решения суда в законную силу[173].

Однако едва ли ограничение периода, в течение которого может быть заявлено ходатайство об исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок, моментом вступления в законную силу судебного акта, имеющего неточности и подлежащего исправлению, можно считать обоснованным.

В первую очередь следует обратиться к задачам рассматриваемого института. Применение указанного института направлено на исправление

допущенных судом при изготовлении судебного акта неточностей, которые в свою очередь могут препятствовать его исполнению. При этом исправление описок, опечаток, явных арифметических ошибок не влечет изменения сущности принятого решения (ст. 179 АПК РФ).

На законодательном уровне также не содержится каких-либо ограничений относительно верхнего предела временного промежутка, когда может быть инициирован самоконтроль суда в форме исправления описок, ошибок, явных арифметических ошибок (как, например, в случае вынесения дополнительного решения: ст. 201 ГПК РФ, 178 АПК РФ, 183 КАС РФ). Кроме того, статья 184 КАС РФ, напротив, допускает внесение исправлений в судебный акт вне зависимости от того, вступил ли судебный акт в законную силу.

Предложенный В.В. Ярковым подход к возможности инициировать процедуру исправления исключительно до вступления судебного акта в законную силу вовсе лишит возможности применения указанного института на стадии исполнительного производства. Кроме того, такое ограниченное понимание сроков обращения с заявлением об исправлении описки, опечатки, арифметической ошибки и вовсе лишит суд возможности самостоятельно исправлять ошибки в судебном акте после вступления его в законную силу. Вышеперечисленные обстоятельства будут способствовать затягиванию исполнительного производства, а также препятствовать реализации основополагающих принципов исполнительного производства.

Вместе с тем, редакции статей 184 КАС РФ, 200 ГПК РФ ограничивают круг субъектов, обладающих правом обратиться в суд с соответствующим заявлением об исправлении описки, опечатки и арифметической ошибки, что препятствует реализации указанного института на стадии исполнительного производства. Более удачно, по мнению автора диссертационного исследования, указанный вопрос решен в арбитражном процессуальном законодательстве, где наряду с судом, лицами, участвующими в деле, в числе субъектов, способных обратиться в суд с соответствующим заявлением,

называются судебный пристав-исполнитель, другие исполняющие решение арбитражного суда органы, организации (часть 2 статьи 179 АПК РФ).

Совершенно иначе обозначенные проблемы решаются в правоприменительной практике. Так, в сложившейся судебной практике в судах общей юрисдикции допускается обращение судебным приставом- исполнителем в суд с заявлением об исправлении описки и явной арифметической ошибки на основании статьи 200 ГПК РФ.

Такой вывод нашел отражение в определении Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 06.09.2013, оставленном без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 11.12.2013, которым на основании заявления судебного пристава-исполнителя исправлена описка во вступившем в законную силу решении Фрунзенского районного суда г. Владивостока от 12.05.20111.

Притом наличие у судебного пристава-исполнителя возможности исправления описок или явных арифметических ошибок, предусмотренной статьей 14 ФЗ «Об исполнительном производстве», не может в полной мере компенсировать пробел в нормах, регламентирующих порядок исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок судами общей юрисдикции, поскольку в таком случае речь будет идти об исправлении ошибок в вынесенных судебным приставом-исполнителем постановлениях в рамках исполнительного производства. В данном случае реализуются самоконтрольные полномочия судебного пристава-исполнителя, но не суда.

Вместе с тем, по вопросам применения судами института исправления описок на стадии исполнительного производства остается еще ряд нерешенных спорных моментов. Так, статьи 200 ГПК РФ, 179 АПК РФ, 184 КАС РФ допускают исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок только в решении суда. Очевидно, что судебные ошибки могут совершаться во всех без исключения судебных актах и на всех судебных инстанциях.

Определение Приморского краевого суда от 11.12.2013 по делу № 33-10944// СПС КонсультантПлюс.

148

По вопросам применения указанного института судами апелляционной инстанции показательной будет позиция ВС РФ относительно того, что апелляционный суд, руководствуясь частью 2 статьи 200 ГПК РФ, вправе по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить допущенные в апелляционном определении описки или явные арифметические ошибки[174].

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что в системе арбитражных судов (179 АПК РФ) и судов общей юрисдикции по вопросам рассмотрения административных дел (184 КАС РФ) указанный вопрос разрешается аналогичным образом[175].

Вместе с тем, в юридической литературе до сих пор остается открытым вопрос о применении указанных норм по аналогии в тех случаях, когда исправлению подлежат судебные ошибки, допущенные в определениях, подлежащих исполнению, и судебных приказах.

Д.И. Ковтков отмечает, что «вопрос об исправлении описок и явных арифметических ошибок в судебном приказе должен рассматриваться в судебном заседании по аналогии с исправлением описок и явных арифметических ошибок в решении суда»[176].

Н.А. Батурина справедливо указывает на недопустимость такого подхода, ссылаясь на то, что процедура исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебных приказах становится сложнее, чем сама процедура вынесения судебного приказа[177].

Судебная практика идет по пути применения статьи 200 ГПК РФ по аналогии в случае внесения исправлений в судебный приказ. Так,

определением Выборгского городского суда Ленинградской области от 24.10.2013, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 21.11.2013, внесены исправления в судебный приказ Выборгского городского суда Ленинградской области1.

Вместе с тем, автор диссертационного исследования подвергает сомнению необходимость проведения судебного заседания в случае исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок не только в судебных приказах, но и судебных актах в целом.

В действующем законодательстве предусмотрен различный порядок исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок в решении суда для арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Так, в силу действующего законодательства в судах общей юрисдикции вопрос об исправлении описок, опечаток и явных арифметических ошибок в решении суда рассматривается в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания (пункт 2 статьи 200 ГПК РФ, пункт 2 статьи 184 КАС РФ). В АПК РФ требований об обязательном извещении участников процесса о времени и месте судебного заседания не предусмотрено, однако установлен десятидневный срок для исполнения процессуального действия (пункт 4 статьи 179 АПК РФ).

Позитивность правовой нормы в арбитражном процессе заключается в оперативности рассмотрения соответствующего заявления, поскольку для разрешения указанного вопроса предусмотрен десятидневный срок вынесения соответствующего определения со дня поступления заявления в суд. При таком подходе разрешение вопроса об исправлении судебного акта не приведет к искусственному затягиванию исполнительного производства.

Вместе с тем, в правоприменительной практике нередко возникают коллизии, связанные с необходимостью ведения протокола судебного заседания.

Из буквального толкования статьи 179 АПК РФ проведение судебного заседания не требуется, как следствие, разрешается выносить

соответствующие определения без протокола судебного заседания. С другой стороны, рассмотрение заявления лица, участвующего в деле, судебного пристава-исполнителя, других исполняющих решение арбитражного суда органа, организации об исправлении опечатки, явной арифметической ошибки в судебном акте, вне зависимости от его формы, является процессуальным действием, что подразумевает обязательное ведение протокола судебного заседания.

Определение об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок или об отказе в исправлении описок, опечаток и арифметических ошибок в решении суда может быть обжаловано (пункт 4 статьи 179 АПК РФ).

В соответствии с пунктом 6.1. Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (утвержденной Постановлением Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 № 100) в ходе каждого судебного заседания арбитражного суда, а также при совершении отдельных процессуальных действий вне судебного заседания ведется аудиопротоколирование с использованием средств аудиозаписи (либо при наличии технической возможности - видеозапись судебных заседаний) и составляется протокол в письменной форме, при этом согласно части 2 статьи 155 АПК РФ протокол является дополнительным средством фиксирования данных о ходе судебного заседания. Материальный носитель аудиозаписи (видеозаписи) судебного заседания приобщается к материалам дела, при наличии технической возможности осуществляется выгрузка аудиопротокола (видеопротокола) в КАД в режиме ограниченного доступа[178].

В таком случае возникает вопрос, будет ли отсутствие протокола судебного заседания являться безусловным основанием отмены такого определения? Указанный вопрос является актуальным, поскольку последующая отмена определения суда может повлечь затягивание процесса принудительного исполнения.

Для ответа на поставленный выше вопрос следует обратиться к судебной практике. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.02.2015 по делу № А40-117426/14 отменено определение Арбитражного суда города Москвы от 24.11.2014 об исправлении опечатки со ссылкой на статью 155 АПК РФ, поскольку в материалах дела отсутствует протокол судебного заседания, что в силу пункта 6 части 4 названной статьи является безусловным основанием для отмены судебного акта арбитражного суда первой инстанции[179].

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что отсутствие протокола судебного заседания об исправлении или об отказе в исправлении описки, опечатки, арифметической ошибки в решении суда является процессуальным нарушением и в любом случае безусловным основанием для отмены определения суда. Таким образом, наличие протокола судебного заседания по вопросам исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок является обязательным.

В ГПК РФ и КАС РФ предусмотрено обязательное извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания для рассмотрения подобного рода вопросов.

Вместе с тем, целесообразность извещения всех лиц, участвующих в деле, при разрешении вопроса об исправлении судебных ошибок в решении суда ставится под сомнение. Извещение лиц, участвующих в деле, как правило, производится путем направления судебной повестки с уведомлением о вручении. Для надлежащего извещения через средства почтовой связи необходимо определенное время. Наличие такого условия само по себе не позволяет разрешить вопрос об исправлении описки, опечатки и арифметической ошибки в решении суда в сокращенные сроки, что приводит к затягиванию процесса исполнения судебного акта. Кроме того, вынесение судом определения об исправлении описки, опечатки или арифметической ошибки не меняет сути судебного акта, подлежащего исполнению, поскольку исправляется судебная ошибка технического плана. Причем присутствие лиц, участвующих в деле, при разрешении указанного вопроса является скорее факультативным условием, поскольку все выводы суда будут изложены в мотивировочной части определения, которое может быть обжаловано.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Пленума ВС РФ от 3.10.2017 № 30 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации», где в ГПК РФ и АПК РФ вопросы исправления описок и арифметических ошибок, разъяснения решения суда предлагается рассматривать в десятидневный срок со дня поступления заявления в суд без проведения судебного заседания и без извещения лиц, участвующих в деле.[180]

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что порядок рассмотрения заявлений об исправлении описок, опечаток и явных арифметических ошибок, регламентированный нормой 179 АПК РФ, видится автору диссертационного исследования более удачным, чем порядок рассмотрения таких обращений, предусмотренный нормами 200 ГПК РФ и 184 КАС РФ, поскольку на стадии исполнительного производства преимущественным является оперативность исполнения судебного акта, что способствует реализации принципов исполнительного производства и судопроизводства в целом.

Вместе с тем, порядок исправления описок, опечаток и арифметических ошибок в арбитражном процессуальном законодательстве регламентируется одной процессуальной нормой в совокупности с порядком разъяснения решения суда. Однако указанные институты отличаются по своей правовой природе и имеют различную целевую направленность. Кроме того, правовое регулирование рассматриваемых институтов сходится лишь в процедуре вынесения соответствующего определения судом, в остальном порядок разрешения указанных вопросов не совпадает. Так, например, условие, ограничивающее вынесение соответствующего определения сроком приведения в исполнение решения, распространяется только на институт разъяснения решения суда. Различным также является и субъектный состав, обладающий правом инициировать ту или иную процедуру.

Подводя итог изложенному, представляется логичным выделить в самостоятельную процессуальную норму регламентацию института исправления описок, опечаток и арифметических ошибок в арбитражном процессуальном законодательстве, также предлагаются следующие редакции норм, регулирующих порядок исправления описок, опечаток и явных арифметических ошибок, в кодифицированных процессуальных актах.

Статья 179.1 АПК РФ «Исправление описок, опечаток и арифметических ошибок в судебном акте

1. После объявления судебного акта, которым завершается рассмотрение дела по существу, суд, принявший решение по делу, не вправе отменить или изменить его.

2. Арбитражный суд, принявший судебный акт, по заявлению лица, участвующего в деле, судебного пристава-исполнителя, других

исполняющих судебный акт арбитражного суда органа, организации или по своей инициативе вправе исправить допущенные в нем описки, опечатки и арифметические ошибки без изменения его содержания.

3. По вопросам исправления описок, опечаток, арифметических ошибок арбитражный суд выносит определение в десятидневный срок со дня поступления соответствующего заявления в суд, которое может быть обжаловано».

Статья 200 ГПК РФ «Исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебном акте

1. После объявления судебного акта, которым завершается рассмотрение дела по существу, суд, принявший решение по делу, не вправе отменить или изменить его.

2. Суд может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя, других исполняющих судебный акт органа, организации исправить допущенные в судебном акте описки, опечатки или явные арифметические ошибки независимо от того, вступил ли он в законную силу.

3. По вопросам исправления описок, опечаток, арифметических ошибок суд выносит определение в десятидневный срок со дня поступления соответствующего заявления в суд. На определение суда о внесении исправлений в судебный акт может быть подана частная жалоба».

Статья 184 КАС РФ: «Исправление описок, опечаток и явных арифметических ошибок в судебном акте

1. После объявления судебного акта по административному делу, которым завершается рассмотрение дела по существу, суд, принявший решение по делу, не вправе отменить или изменить его.

2. Суд может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя, других исполняющих судебный акт органа, организации исправить допущенные в судебном акте описки, опечатки или явные арифметические ошибки независимо от того, вступил ли он в законную силу.

3. По вопросам исправления описок, опечаток, арифметических ошибок суд выносит определение в десятидневный срок со дня поступления соответствующего заявления в суд. На определение суда о внесении исправлений в судебный акт может быть подана частная жалоба».

1.2. Вынесение дополнительного решения

Вынесение судом дополнительного решения представляет собой одну из форм полномочий суда по осуществлению самоконтроля.

Принятие дополнительного решения в юридической литературе понимается в качестве способа изменения объявленного решения, направленного исключительно на разрешение не решенных в судебном заседании вопросов при обязательном оставлении без изменений тех положений судебного акта, по которым решение было принято и объявлено[181].

Вынесение судом дополнительного решения по своей сути предполагает деятельность суда, направленную на исправление судебной ошибки в вынесенном им судебном акте путем устранения его неполноты[182].

Применение данного института возможно в следующих случаях:

1) по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда;

2) суд, разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик;

3) судом не разрешен вопрос о судебных расходах.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Не углубляясь в научную дискуссию относительно правовой природы рассматриваемого правового института, отметим наиболее важные вопросы, возникающие в практике применения судами института вынесения дополнительного решения на заключительной стадии судопроизводства.

Актуальной в настоящее время остается проблема возможности устранения дефектности судебного акта путем вынесения дополнительного решения на стадии исполнительного производства. Поставленный вопрос в научной доктрине практически не исследован.

В соответствии со статьей 178 АПК РФ и 183 КАС РФ вынесение дополнительного решения возможно исключительно до вступления в законную силу основного решения суда. Статья 201 ГПК РФ допускает инициирование вопроса о принятии дополнительного решения до вступления в законную силу основного решения суда.

Исходя из буквального толкования указанных норм права, напрашивается закономерный вывод о недопустимости применения судами института вынесения дополнительного решения на стадии исполнительного производства, поскольку принудительное исполнение судебного акта возможно исключительно после его вступления в законную силу.

В поддержку указанного вывода И.А. Хасаншин обращает внимание на невозможность выдачи двух и более исполнительных документов на основании одного судебного решения[183].

Вместе с тем, в юридической литературе существует противоположная точка зрения, согласно которой вынесение дополнительного решения дозволено на всех без исключения стадиях судопроизводства, в том числе и на стадии исполнительного производства[184]. Тем не менее, в доктрине обращено внимание на то, что ограничение принятия дополнительного решения моментом вступления судебного акта в законную силу приводит к некоторым неопределенностям в правоприменительной практике[185].

Автор диссертационного исследования соглашается с предложенным тезисом, позволяющим применение рассматриваемого института в период возбужденного исполнительного производства по следующим основаниям.

В первую очередь необходимо отметить, что в законодательстве отсутствуют прямые ограничения относительно невозможности применения института вынесения дополнительного решения на стадии исполнительного производства, в процессуальных кодифицированных актах содержатся лишь ограничения временного промежутка, в пределах которого может быть применена указанная норма - до вступления решения суда в законную силу, что не всегда связано с началом исполнительного производства.

В постатейном комментарии к АПК РФ П.В. Крашенинников обоснованно ссылается на неудачную редакцию статьи 178 АПК РФ, согласно которой дополнительное решение может быть вынесено до вступления основного решения в законную силу, поскольку такое ограничение сроков нарушает права участников арбитражного процесса на доступ к суду. Более удачной ему видится формулировка статьи 201 ГПК РФ, которая допускает подачу заявления о вынесении дополнительного решения до вступления основного решения в законную силу. Таким образом, само дополнительное решение фактически может быть вынесено, когда решение уже вступило в законную силу[186].

Учитывая тот факт, что вынесение дополнительного решения всегда осуществляется в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, представляется, что дополнительное решение фактически может быть принято судом и после вступления решения в законную силу.

Кроме того, большинство ученых-процессуалистов указывают на возможность восстановления пропущенного по уважительной причине срока на подачу заявления о вынесении дополнительного решения[187].

Вместе с тем, судебная практика по данному вопросу складывается несколько иначе.

Так, сложившаяся практика арбитражных судов допускает

восстановление пропущенного по уважительным причинам процессуального срока на основании пункта 2 статьи 117 АПК РФ на подачу заявления о вынесении судом дополнительного решения, если не истекли предельно допустимые сроки для восстановления[188].

В системе судов общей юрисдикции отсутствует сложившаяся практика по рассмотрению указанного вопроса. Так, определением Яшалтинского районного суда Республики Калмыкия от 21.11.2011 отказано в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу заявления о принятии дополнительного решения со ссылкой на отсутствие уважительности причин пропуска процессуального срока. Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия от 27.12.2011, вынесенным по результатам проверки законности вынесенного определения, изменена мотивировочная часть определения и указано, что по смыслу статьи 201 ГПК РФ срок для вынесения дополнительного решения является предельным и независимо от уважительности причин его пропуска после вступления решения суда в законную силу восстановлению не подлежит[189].

Такой вывод подтверждается и правовой позицией Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 № 1070-О об отсутствии возможности восстановления срока на подачу заявления о принятии дополнительного решения суда, поскольку такое заявление в силу части второй статьи 201 ГПК РФ может быть подано только до вступления в законную силу решения суда[190].

Вместе с тем, ВС РФ дал разъяснения о допустимости вынесения дополнительного апелляционного определения в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле[191].

В таком случае имеется пробел в процессуальном законодательстве, выраженный в том, что в случае вынесения судом первой инстанции решения, подлежащего немедленному исполнению (например, взыскании алиментов), вынесение дополнительного решения недопустимо. Исправление судебной ошибки будет производиться исключительно в вышестоящей судебной инстанции. При этом законодательством предусмотрена возможность вынесения дополнительного апелляционного определения судом апелляционной инстанции, рассмотревшим дело по правилам производства в суде первой инстанции, которое вступает в законную силу с момента его оглашения.

В юридической науке существует и другая точка зрения по указанному вопросу. Если предположить, что сроки, предусмотренные процессуальным законодательством относительно вынесения дополнительного решения, неприменимы к случаям подачи заявлений о вынесении дополнительного судебного акта, когда первоначально вынесенный судебный акт вступает в силу немедленно, то в таком случае право на обращение в суд с соответствующим ходатайством и вовсе не будет ограничено по времени[192].

Понимание срока, предусмотренного законодательством для вынесения дополнительного решения, в качестве пресекательного представляется

недопустимым как дискриминирующее права лиц, участвующих в деле, на доступ к правосудию, а также ограничивающим полномочия суда первой инстанции по осуществлению самоконтроля на стадии исполнительного производства.

Несмотря на наличие перечисленных ограничений, касающихся вынесения дополнительного решения, изложенное выше позволяет согласиться с мнением процессуалистов относительно того, что вынесение дополнительного решения все же возможно на стадии исполнительного производства. Вместе с тем, само применение рассматриваемого института на заключительной стадии судопроизводства является затруднительным.

Так, определением Первомайского районного суда города Омска от 12.11.2015, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Омского областного суда от 24.12.2015, отказано в удовлетворении заявления Н.Н.С. о вынесении дополнительного решения, со ссылкой на часть 2 статьи 201 ГПК РФ, так как заявление поступило в суд после вступления в законную силу основного решения[193].

Такая позиция судов, по мнению автора диссертационного исследования, лишена достаточных законных оснований. В рассматриваемом случае Н.Н.С. направил заявление о вынесении дополнительного решения по почте до вступления в законную силу решения суда, о чем указано в тексте апелляционного определения. Действующая редакция ст. 201 ГПК РФ не содержит ограничений, обязывающих заявителей обеспечить поступление ходатайства о вынесении дополнительного решения в суд до вступления основного решения в законную силу. Применительно к данному случаю следует руководствоваться статьей 108 ГПК РФ, согласно которой заявление считается поданным без нарушения процессуального срока, если оно было сдано в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока. Следовательно, Н.Н.С. соблюдена совокупность условий, предусмотренных статьей 201 ГПК РФ, в связи с чем заявление о вынесении дополнительного решения подлежало удовлетворению в случае его обоснованности.

Кроме того, судебная коллегия указывает на возможность истца обратиться в суд с отдельным исковым заявлением в отдельном производстве о взыскании штрафа1.

Аналогичная правовая позиция отражена и в судебной практике арбитражных судов. Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 14.10.2009 отмечает, что отказ в вынесении дополнительного решения не препятствует обращению с самостоятельным отдельным требованием о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами[194] [195].

В таком случае заслуживает внимания точка зрения М.А. Ероховой относительно того, что предмет и основание исков о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами совпадают с предметом и основанием уже состоявшегося судебного процесса о взыскании долга и возможных санкций. Далее ученый со ссылкой на статью 150 АПК РФ указывает, что производство по таким искам подпадает под основание для прекращения производства по делу в связи с имеющимся решением между теми же лицами о том же предмете[196].

Разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7«О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», где указано, что проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства, вносят ясность относительно обозначенной проблемы. Тем не менее, существующий подход, принуждающий заявителей к повторному обращению в суд с требованиями, ранее заявленными истцом в рамках уже рассмотренного дела и проигнорированными судом, имеет ряд весьма существенных недостатков.

Безусловно, заявители не лишены права обратиться с апелляционной жалобой на судебный акт, в свою очередь, не рассмотрение судом части требований будет являться основанием для его отмены. Вместе с тем, вряд ли такой способ устранения неполноты судебного акта можно считать наиболее удачным как для истца, так и для органов судебной власти. Пропуск срока для подачи заявления о вынесении дополнительного решения предполагает и пропуск срока на апелляционное обжалование. Заявитель в любом случае вынужден будет восстановить процессуальные сроки для подачи апелляционной жалобы, чтобы воспользоваться таким способом защиты нарушенного права.

Также нельзя считать рациональным предлагаемый в судебной практике вариант подачи самостоятельных требований в случае не разрешения судом части требований и дальнейшего отказа от вынесения дополнительного решения по причине пропуска срока.

Во-первых, заявитель вынужден будет нести дополнительные расходы, связанные с инициированием нового самостоятельного дела, в то время как истцом уже были оплачены все необходимые судебные расходы при подаче первоначальных исковых требований.

Во-вторых, предложенная процедура лишь порождает излишнюю волокиту и создает дополнительную существенную нагрузку на суды. Так, суды вынуждены будут после принятия соответствующего заявления заводить новое производство, проводить по нему подготовку к судебному разбирательству, в ряде случаев проводить предварительное судебное заседание. В целях процессуальной экономии целесообразнее было бы предоставить судам возможность разрешать такие требования в рамках уже рассмотренного дела, вне зависимости от того, вступил ли первоначальный

судебный акт в законную силу и ведется ли по нему принудительное исполнение.

В-третьих, такой подход влечет нарушение прав участников процесса на своевременное судебное разбирательство, а также значительно увеличивает период исполнения обязательств. Так, если по общему правилу в судах общей юрисдикции дела рассматриваются и разрешаются судами до истечения двух месяцев со дня поступления искового заявления в суд (статьи 141 КАС РФ, 154 ГПК РФ), то в арбитражных судах дела могут рассматриваться до трех месяцев (статья 152 АПК РФ). Нормы процессуального законодательства, регламентирующие порядок вынесения дополнительного решения, и вовсе не содержат упоминаний о сроках, в пределах которых может быть совершено процессуальное действие. Однако подача соответствующего заявления о вынесении дополнительного решения сама по себе не позволяет суду выйти за пределы разумного срока судопроизводства.

Кроме того, исполнение основного судебного акта нередко находится в прямой зависимости от вынесения дополнительного решения суда.

Так, в постановлении ФАС Московского округа от 25.07.2002 указано на невозможность разъяснения решения суда, если указанный вопрос не был отражен в судебном решении. При этом возможность обращения с заявлением о вынесении дополнительного решения в порядке статьи 138 АПК РФ утрачена, поскольку такое заявление подается до вступления решения в законную силу. [197] Указанные обстоятельства в совокупности делают невозможным исполнение основного решения суда, в котором не указана начальная продажная цена заложенного имущества.

Из изложенного следует, что в случае возбужденного исполнительного производства вынесение дополнительного решения недопустимо в силу прямого предписания процессуального законодательства, что в

определенных случаях делает невозможным исполнение основного решения суда в отношении части требований, рассмотренных по существу.

Решение суда должно помимо обязательности, неопровержимости обладать свойством исполнимости, по содержанию и форме соответствовать требованиям закона.[198]

Так, оставляя без изменения дополнительное решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 02.04.2009, судебная коллегия указывает, что вопрос о стоимости присужденного имущества может иметь значение в случае невозможности исполнить решение суда путем передачи спорного имущества в связи с его отсутствием у должника.[199]

Из приведенных примеров из судебной практики следует, что необходимость вынесения дополнительного решения может возникнуть на стадии возбужденного исполнительного производства, когда исполнение основного судебного акта становится невозможным.

Несмотря на то, что в таком случае вынесение дополнительного решения фактически способно влиять на процедуру исполнительного производства, суд не осуществляет контроль за исполнительным производством, поскольку указанные требования должны были быть рассмотрены судом при первоначальном рассмотрении требований. Необходимость вынесения дополнительного решения всегда связана с наличием в решении суда судебной ошибки, выразившейся в его неполноте. В силу основных принципов судопроизводства судебная ошибка должна быть устранена максимально оперативно.

Кроме этого, в силу статей 39, 40 ФЗ «Об исполнительном производстве» вынесение дополнительного решения не является основанием приостановления исполнительного производства, из чего следует, что вынесение дополнительного решения может быть произведено без ущерба для порядка исполнительного производства.

Нужно отметить, что в судебной практике предлагается альтернативный вариант устранения неполноты судебного акта в случаях, когда судом не решен вопрос о судебных расходах.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что «разрешение вопроса о распределении судебных расходов по делу, решение по которому вступило в законную силу, должно производиться судом первой инстанции в форме определения, а не дополнительного решения»[200] [201].

Федеральный арбитражный суд Московского округа отмечает, что «арбитражный суд вправе рассмотреть заявление о распределении судебных расходов и после вступления в законную силу решения суда, но не путем вынесения дополнительного решения по делу, а приняв по заявлению отдельное определение в соответствии со статьей 112 АПК РФ» .

ВС РФ также позволяет заинтересованному лицу обратиться в суд с заявлением о распределении судебных издержек, возникших, в том числе, и на стадии исполнительного производства.[202]

По юридической природе институт распределения судебных расходов схож с институтом вынесения дополнительного решения о распределении судебных расходов. Отличной будет лишь форма судебного акта.

Представляется, что определение о распределении судебных расходов выносится на основании заявления стороны в тех случаях, когда соответствующие требования не были заявлены одновременно с иском, и судом при вынесении решения указанный вопрос разрешен не был.

Сложившаяся судебная практика по разрешению вопросов о распределении судебных расходов опровергает довод И.А. Хасаншина относительно невозможности выдачи двух и более исполнительных документов на основании одного судебного решения[203] [204].

Исходя из изложенного, учитывая положительную практику разрешения судами вопросов о судебных расходах в рамках основного дела, представляется допустимым пересмотреть целесообразность существующего порядка, позволяющего выносить дополнительное решение исключительно до вступления основного решения в законную силу.

Несмотря на всю важность института вынесения дополнительного решения, ограничение сроков обращения с соответствующим заявлением моментом вступления основного решения в законную силу делает его применение на стадии исполнительного производства иллюзорным.

И.А. Приходько, критикуя закрепленный в процессуальном

законодательстве порядок, связывающий подачу заявления о вынесении дополнительного решения (ГПК) или вынесение такого решения (АПК) именно со вступлением решения в законную силу, предлагает установить порядок, аналогичный тому, который предусмотрен для подачи заявлений о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам: соответствующее заявление может быть подано в течение трех месяцев со дня открытия соответствующих обстоятельств (статьи 312 АПК, 394 ГПК) .

Замечания И.А. Приходько относительно предусмотренного

процессуального порядка вынесения дополнительного решения видятся автору диссертационного исследования достаточно аргументированными. Однако остается неясным, с какого момента следует исчислять трехмесячный срок подачи ходатайства о вынесении дополнительного решения: с момента оглашения резолютивной части решения, с момента изготовления мотивированного решения или с момента его получения? Кроме того, судебная ошибка, выраженная в неполноте судебного акта, может быть выявлена и по истечении трехмесячного срока.

В настоящем диссертационном исследовании при определении сроков, в пределах которых допустимо вынесение дополнительного решения, предлагается установить срок по аналогии со сроком, установленным арбитражным процессуальным законодательством для разъяснения решения (179 АПК РФ): до приведения основного решения суда в исполнение и в пределах срока, установленного федеральным законодательством, для предъявления исполнительного листа к исполнению.

Предложенный подход к определению границ срока для вынесения дополнительного решения объясняется следующим.

Во-первых, вынесение судом дополнительного решения в период возбужденного исполнительного производства не повлечет каких-либо негативных последствий в процедуру и срок принудительного исполнения основного решения. Добавятся лишь новые требования, подлежащие исполнению в рамках уже существующего исполнительного производства.

При этом вынесение дополнительного решения по уже завершенному исполнительному производству является нецелесообразным, поскольку в подавляющем большинстве случаев будет свидетельствовать о злоупотреблении правом со стороны заявителя.

Во-вторых, такой порядок вынесения дополнительного решения не нарушит права и интересы другой стороны, поскольку исполнению в таком случае подлежат требования, которые были заявлены первоначально, и при недопущении судом ошибки в любом случае подлежали бы исполнению в совокупности с иными обязательствами. Кроме того, действующим законодательством предусмотрены альтернативные процедуры восстановления нарушенных прав (подача самостоятельного иска, распределение судебных расходов). Предлагаемый механизм вынесения дополнительного решения, напротив, позволил бы сократить судебные издержки не только для истца, но и для ответчика.

Поскольку на настоящий момент в процессуальном законодательстве

отсутствует реальная возможность вынесения дополнительного решения

после вступления основного судебного акта в законную силу, то резолютивные части решения и дополнительного решения содержатся в одном исполнительном документе. В случае вынесения дополнительного решения на стадии исполнительного производства целесообразно выдавать самостоятельный исполнительный лист, поскольку при вынесении дополнительного решения разрешаются не только процессуальные вопросы, но, по сути, выносится решение по существу спора.

Анализируя вышесказанное, автору диссертационного исследования представляется, что отсутствие непосредственной зависимости устранения дефектности судебного акта от вступления основного решения в законную силу позволит расширить самоконтрольные полномочия суда на стадии исполнительного производства, что, в свою очередь, благоприятно скажется и на эффективности исполнительного производства в целом.

На основании вышеизложенного предлагается внести изменения в процессуальные нормы, регламентирующие порядок вынесения дополнительного решения, и допустить вынесение дополнительного решения, если не приведено в исполнение основное решение и не истек срок, установленный федеральным законодательством, для предъявления исполнительного листа к исполнению.

<< | >>
Источник: Алимова Эльмира Шаукатовна. Компетенция суда на стадии исполнительного производства в цивилистическом процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Полномочия суда по осуществлению самоконтроля на стадии исполнительного производства и формы его проявления:

  1. § 2. Полномочия суда по оказанию содействия на стадии исполнительного производства и их формы реализации
  2. Глава 4. ИНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ СУДА НА СТАДИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  3. Глава 2. ПОЛНОМОЧИЯ СУДА ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРЯМОГО СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ НАД ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ
  4. Глава 3. ПОЛНОМОЧИЯ СУДА ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ КОСВЕННОГО СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ НАД ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ
  5. § 2. Порядок и формы осуществления прямого контроля на стадии исполнительного производства
  6. Глава 1. КОНТРОЛИРУЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СУДА НА СТАДИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  7. Алимова Эльмира Шаукатовна. Компетенция суда на стадии исполнительного производства в цивилистическом процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  8. § 1. Понятие судебного контроля на стадии исполнительного производства
  9. § 2. Виды судебного контроля на стадии исполнительного производства
  10. § 1. Характеристика правоотношений при прямом судебном контроле на стадии исполнительного производства
  11. § 1. Характеристика правоотношений при косвенном судебном контроле на стадии исполнительного производства
  12. Полномочия Суда ЕС и место его решений в системе источников европейского права.
  13. 5. Формы индивидуализации юридического лица как внешнее проявление его организационного единства
  14. Глава 4. Познавательная активность суда и сторон в судебном разбирательстве — центральной стадии производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  15. 2.3. Место органов исполнительной власти, осуществляющих полномочия в сфере государственного управления земельными ресурсами Забайкальского края, в системе органов исполнительной власти Забайкальского края
  16. Контрольные полномочия исполнительной ветви власти
  17. Вынесение судебного акта о замене стороны исполнительного производства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -