<<
>>

§ 1. Понятие судебного контроля на стадии исполнительного производства

Традиционно в юридической литературе выделяют следующие стадии цивилистического процесса: 1) возбуждение дела; 2) подготовка дела к судебному разбирательству; 3) судебное разбирательство дела;

4) исполнительное производство[1] [2].

Следует отметить, что названные стадии совпадают в гражданском и в арбитражном процессе, далее понятия «гражданское процессуальное право» и «арбитражное процессуальное право» будут использоваться как тождественные - цивилистический процесс.

Исполнительное производство является одной из наиболее важных стадий цивилистического процесса, поскольку правовой конфликт не будет считаться полностью урегулированным путем вынесения судебного акта, фактическое восстановление нарушенных прав будет осуществляться на стадии исполнительного производства.

«Не было бы никакой пользы в правосудии, если бы решения суда не приводились в исполнение...», - отмечал Аристотель .

Исполнительное производство - заключительная относительно самостоятельная стадия гражданского (арбитражного) процесса, осуществляемая судебным приставом-исполнителем под контролем суда, посредством совершения процессуальных действий, направленных на принудительное исполнение вступивших в законную силу исполнительных документов. Исполнительное производство не является обязательной стадией, наступает при неисполнении в добровольном порядке вступивших в законную силу судебных актов и других исполнительных документов, то есть необходимо наличие определенных юридических фактов.

Значимость исполнительного производства, как заключительной стадии цивилистического процесса, предопределена задачами судопроизводства.

В соответствии со статьей 2 АПК РФ задачей судопроизводства в арбитражных судах, в том числе, является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере.

В статье 3 КАС РФ регламентированы задачи административного судопроизводства. В качестве одной из задач административного судопроизводства выступает защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций в сфере

административных и иных публичных правоотношений.

Что касается задач гражданского судопроизводства, закрепленных в статье 2 ГПК РФ, то в данном случае есть основания утверждать о не совсем удачной редакции правовой нормы, которая ограничивает задачи суда лишь «...правильным и своевременным рассмотрением и разрешением гражданских дел...».

Более удачной видится следующая формулировка статьи 2 ГПК РФ:

«Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел; защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению

законности и правопорядка, предупреждению правонарушений,

формированию уважительного отношения к закону и суду».

Как обоснованно отмечено в учебнике под редакцией Л.В. Тумановой, «из задач прямо вытекает необходимость установления судами объективной истины по рассматриваемым делам»[3].

А.Т. Боннер считает, что установление объективной (судебной) истины, действительных обстоятельств дела и есть задача гражданского судопроизводства, а в большинстве случаев и объективный результат рассмотрения конкретных гражданских дел[4].

Соглашаясь с предложенным А.Т. Боннером подходом к определению понятия «задачи судопроизводства», полагаю целесообразным уточнить, что установление объективной истины должно производиться судами в строго установленной процессуальной форме.

Вместе с тем, установление объективной истины по делу не всегда будет являться результатом судебного разбирательства, поскольку не будет достигнута сама цель судопроизводства - восстановление нарушенных прав заявителя, гарантированных Конституцией Российской Федерации. Правовое государство не может существовать в полной мере без мощного и эффективного механизма реализации судебных решений[5] [6].

По справедливому замечанию И.Б. Морозовой, основным требованием, предъявляемым к исполнительному производству, является эффективность, то есть наиболее быстрое и экономичное претворение в жизнь решений

4

судов и других органов .

Для реализации вышеизложенных целей немаловажную роль в исполнительном производстве выполняет суд.

В юридической литературе понятия функции и полномочия суда нередко отождествляются[7] [8]. Сторонники указанного подхода термин «функция» используют как синоним понятий «деятельность», «компетенция», «задача» . Функция суда в таком понимании представляет собой совокупность действий судебных органов, направленных на достижение цели судопроизводства[9] [10].

Однако понятие «функция» не является тождественным понятию «полномочие». По справедливому замечанию А.И. Казанника, А.Н. Костюкова, такое отождествление понятий приводит лишь к неоправданному расширению перечня функций судебной власти (например, правоустановительная, правоприменительная, правоохранительная,

идеологическая, культурно-воспитательная, политическая, социальная, экономическая, управленческая, контрольная, диагностическая,

превентивная, правовосстановительная функции, функция толкования норм права, выступления с законодательной инициативой, обобщения судебной практики и анализа судебной статистики, судейского самоуправления)4.

Справедливым является замечание И.М. Зайцева о том, что действия конкретных субъектов не представляют собой функции этого субъекта, поскольку функция указывает на направленность субъекта, а не на саму деятельность[11] [12].

Автор настоящего диссертационного исследования соглашается с определением полномочия суда, предложенным Д.В. Тяном: «Полномочия суда выступают как установленные правовые средства, позволяющие ему осуществлять закрепленные за ним функции и реализовывать в процессе своей деятельности стоящие перед ним задачи и цели» .

Функции (от лат. functio - исполнение, осуществление) судебной власти по сути представляют собой основные направления воздействия суда на общественные отношения, в которых выражается ее сущность и социальное назначение[13].

Полномочия суда - наличие у суда права/возможности воздействовать на эти общественные отношения. Полномочия суда строго регламентированы процессуальным законодательством.

Компетенция (от лат. competere — соответствовать, подходить) суда представляет собой совокупность полномочий, прав и обязанностей судебного органа, что и определяет его место в системе государственных органов[14].

Однако компетенция судебной власти не ограничивается лишь отправлением правосудия, несмотря на то, что правосудие является исключительной компетенцией судебной власти и ее присвоение иным носителям публичной власти невозможно в силу прямого указания Конституции РФ (статья 118).

Наряду с полномочиями по осуществлению правосудия, в литературе выделяются и иные полномочия судебной власти: осуществление судебного контроля; участие в формировании судейского корпуса; разъяснение действующего законодательства на основе изучения и обобщения судебной практики; разбирательство и разрешение дел об административных правонарушениях, подведомственных судам; право на законодательную инициативу[15].

Полномочия суда на стадии исполнительного производства будут несколько отличаться от полномочий суда, присущих ему на предыдущих

стадиях судебного разбирательства, что прямо вытекает из задач судопроизводства. На стадии исполнительного производства наиболее важная роль законодателем отведена именно контролирующей деятельности суда.

Для всестороннего исследования полномочий суда на стадии исполнительного производства необходимо обозначить понятие и сущность правоотношений исполнительного производства.

В юридической литературе под правовыми отношениями принято понимать волевые общественные отношения, которые возникают на основе норм права, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности[16].

Сущность правоотношений, возникающих на стадии исполнительного производства, несколько отличается от гражданских процессуальных правоотношений.

В гражданских процессуальных правоотношениях суд является основным и обязательным участником, отношения между иными участниками процесса будут допустимы исключительно через суд, который по отношению к другим участникам процесса будет обладать властными полномочиями. Отношения, складывающиеся между теми же субъектами вне суда, происходят за пределами гражданских процессуальных правоотношений. Гражданские процессуальные правоотношения носят характер «властеотношений».

К.И. Малышев отмечал, что рассмотрение гражданских дел судом инициируется по просьбе заинтересованных лиц, что говорит о диспозитивном характере таких отношений[17].

Вместе с тем, в исполнительном производстве суд не является обязательным субъектом, в то время как судебный пристав-исполнитель выступает в качестве обязательного участника. Возможно ли в таком случае

правоотношения, возникающие в ходе исполнительного производства, относить к гражданским процессуальным правоотношениям, или они будут происходить в рамках административных правоотношений?

В литературе под административными правовыми отношениями понимаются «урегулированные административно-правовыми нормами

управленческие общественные отношения, в которых стороны выступают как носители взаимных обязанностей и прав, установленных и гарантированных административно-правовыми нормами»[18].

И.Б. Морозова справедливо отмечает, что административно-правовые отношения также являются «властеотношениями» «еще и потому, что для них характерна организационная подчиненность, возникающая из управленческой вертикали и проявляющаяся в связях между вышестоящими и нижестоящими звеньями исполнительной власти (государственного управления). В административно-правовых отношениях отсутствует равенство сторон, так как они возникают между соподчиненными сторонами»[19].

Носителем властных полномочий в административных правоотношениях является орган исполнительной власти, выступающий от имени и в интересах государства. Указанный орган в административноправовых отношениях и будет являться обязательным субъектом.

Исполнительное производство возбуждается на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя (пункт 1 статьи 30 ФЗ «Об исполнительном производстве») или на основании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора (пункт 6 статьи 30 ФЗ «Об исполнительном производстве») путем вынесения судебным приставом- исполнителем соответствующего постановления о возбуждении исполнительного производства.

На основании сложного юридического состава возникает правоотношение, целью которого является исполнение судебного акта, то есть реальное восстановление нарушенных прав.

Носителем властных полномочий в таких правоотношениях выступает судебный пристав-исполнитель.

В исполнительном производстве судебному приставу-исполнителю законом отведена ведущая роль в выполнении задач процесса реализации юрисдикционных актов. Как и в гражданских процессуальных правоотношениях, в исполнительном производстве отношения между участниками процесса исполнения напрямую возникать не могут, только между судебным приставом-исполнителем, с одной стороны, и иными участками исполнительного производства[20].

Действительно, правоотношения, складывающиеся в процессе принудительного исполнения, по своей правовой природе можно отнести к административным, с некоторыми особенностями, присущими гражданским процессуальным правоотношениям.

Признаком административно-правовых отношений является также то обстоятельство, что в правоотношениях в исполнительном производстве просматриваются отношения подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим[21].

Однако в административных правоотношениях преобладает императивный метод, так как такие отношения могут возникать вопреки желанию иных участников правоотношений. В этом принципиальное различие между гражданским процессом, с одной стороны, и административным - с другой[22].

Вместе с тем, учитывая, что исполнительному производству присущ диспозитивный метод правового регулирования, необоснованно относить правоотношения, складывающиеся в процессе принудительного исполнения, к сугубо административно-правовым отношениям.

Кроме того, суд не является основным субъектом в отношениях, складывающихся в рамках исполнительного производства, однако в силу прямого указания закона осуществляет судебный контроль за

правоотношениями, складывающимися в процессе осуществления

исполнительного производства.

Г.Д. Улетова, предлагая авторский проект ФЗ «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей», отмечает, что «любые решения, действия (бездействие) частного судебного пристава- исполнителя должны быть предметом последующего судебного контроля».[23]

При осуществлении судебного контроля суд, как орган правосудия, наделен властными полномочиями по отношению ко всем иным субъектам, в том числе к судебному приставу-исполнителю. Судебный контроль на стадии исполнительного производства реализуется посредством осуществления судопроизводства. Процессуальные решения, выносимые судом и носящие властный характер, непосредственно влияют на ход исполнительного производства. Кроме того, по некоторым вопросам только суд по заявлению заинтересованных лиц вправе принимать решения в ходе исполнительного производства (отсрочка или рассрочка исполнения судебного постановления, изменение способа и порядка его исполнения и т.д.).

Таким образом, исполнение судебного акта происходит как в административном порядке, так и в судебном.

На основании изложенных выше обстоятельств, автор настоящего диссертационного исследования находит недостаточно убедительным утверждение, согласно которому исполнительное производство полностью реализуются за пределами гражданских процессуальных правоотношений, поскольку в случаях, когда участие суда в исполнительном производстве является обязательным в силу закона, такие правоотношения осуществляются в рамках гражданских процессуальных правоотношений.

Что касается отношений подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим, просматривающихся в

исполнительном производстве, то тут необходимо пояснить следующее. Федеральная служба судебных приставов России подведомственна Министерству юстиции Российской Федерации[24]. Главный судебный пристав Российской Федерации возглавляет Федеральную службу судебных приставов. Территориальный орган Федеральной службы судебных приставов по субъекту или субъектам Российской Федерации возглавляет главный судебный пристав соответствующего субъекта. Старший судебный пристав возглавляет структурное подразделение Федеральной службы судебных приставов или службы судебных приставов субъекта. (ст. 8-10 Федерального закона «О судебных приставах»).

Подача заявления на действия судебного пристава-исполнителя в предусмотренном ФЗ «Об исполнительном производстве» порядке подчиненности (ст. 121, 123 ФЗ «Об исполнительном производстве») производится в рамках административных правоотношений.

Однако подача заявления на действие (бездействие) судебного пристава- исполнителя в порядке подчиненности не исключает обжалования этих же действий в судебном порядке. Судебный акт, вынесенный по вопросам обжалования оспариваемых действий должностного лица службы судебных приставов, будет являться преимущественным над внесудебным. Такое вмешательство суда в исполнительное производство будет осуществляться в форме осуществления косвенного судебного контроля.

Необходимо остановиться на субъектном составе правоотношений, складывающихся в процессе принудительного исполнения судебных актов.

В соответствии со статьей 48 ФЗ «Об исполнительном производстве» к лицам, участвующим в исполнительном производстве, относятся:

1) взыскатель и должник (стороны исполнительного производства);

2) лица, непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в исполнительном документе;

3) иные лица, содействующие исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (переводчик, понятые, специалист, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, и другие).

Сторонами исполнительного производства по смыслу статьи 49 ФЗ «Об исполнительном производстве» являются взыскатель и должник, которыми могут выступать граждане или организации, объединение граждан, не являющееся юридическим лицом, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Взыскателем по смыслу пункта 3 статьи 49 ФЗ «Об исполнительном производстве» выступает гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ.

В соответствии с пунктом 4 статьи 49 ФЗ «Об исполнительном производстве» должником выступает гражданин или организация, которые в силу предписаний, содержащихся в исполнительном документе, обязаны либо совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом), либо воздержаться от совершения определенных действий.

В исполнительном производстве истец не всегда будет выступать в качестве взыскателя, а ответчик в качестве должника, иными словами, понятия «взыскатель» и «должник» не тождественны понятиям «истец» и «ответчик». Истец будет выступать в исполнительном производстве взыскателем только в случае удовлетворения его требований, в противном

случае истец может оказаться и должником, например, если судом разрешен

вопрос о распределении судебных расходов в пользу ответчика. Стороны судебного разбирательства в исполнительном производстве могут одновременно выступать и должником и взыскателем. Так, истец в случае частично удовлетворенных требований будет выступать и взыскателем, и должником по оплате судебных расходов пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Аналогичная правовая позиция отражена и в судебной практике. Так, в «Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав» при взыскании компенсации за незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности судебные расходы на оплату государственной пошлины относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации[25].

Порядок и размер начисления компенсации за незаконное использование товарного знака определен пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и определяется судом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

Таким образом, истец, заявляя исковые требования в необоснованном размере, в силу статьи 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий, который в рассматриваемом случае будет заключаться в отнесении на истца расходов по уплате государственной пошлины пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации[26]. На стадии исполнительного производства истец может выступать как в качестве взыскателя, так и в качестве должника.

В силу статьи 7 ФЗ «Об исполнительном производстве» органы, организации, в том числе государственные органы, органы местного самоуправления, банки и иные кредитные организации, должностные лица и граждане исполняют требования, содержащиеся в судебных актах на основании исполнительных документов.

Исходя из анализа указанной нормы, следует закономерный вывод о том, что в ходе принудительного исполнения судебного акта в качестве взыскателя и должника могут выступать не только лица, участвующие в деле, но и иные субъекты, в отношении которых судебный пристав- исполнитель осуществляет принудительное исполнение судебного акта. «Иными словами, понятие «взыскатель» значительно шире понятия «истец», а понятие «должник» шире понятия «ответчик»1.

Как усматривается из буквального толкования статьи 48 ФЗ «Об

исполнительном производстве», суд не входит в число участников исполнительного производства.

Исходя из смысла приведенной нормы перечень лиц, участвующих в исполнительном производстве, является исчерпывающим, расширительному толкованию подлежат лишь вторая и третья категории участников исполнительного производства (лица, непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в исполнительном документе, иные лица, содействующие исполнению требований), под данную категорию можно отнести, например, и третье лицо, которое выступает залогодателем по обеспеченному залогом обязательству.

До принятия ФЗ «Об исполнительном производстве» суд являлся непосредственным и обязательным субъектом правоотношений, складывающихся в процессе принудительного исполнения, поскольку судебные исполнители состояли при судах и по своей сути являлись судебными органами.

Вместе с тем, в юридической литературе сохранилось суждение, согласно которому участие суда в определенных законом случаях на заключительной стадии судопроизводства является обязательным, в связи с чем исключение органов судебной власти из числа субъектов исполнительного производства является преждевременным.

П.П. Заворотько предлагает следующую классификацию субъектов исполнительного производства:

1) лица, наделенные властными функциями, т.е. органы исполнения - суд и судебный исполнитель;

2) лица, участвующие в исполнении;

3) лица, которые по предписанию закона обязаны содействовать судебному исполнению;

4) лица, удерживающие имущество должника на законных основаниях;

5) лица, имущественные права которых затрагиваются или нарушаются судебным исполнителем[27].

Ю.В. Гепп, указывая на невозможность включения суда в число участников исполнительного производства, отмечает, что действия суда носят судопроизводственный характер, что не может входить в предмет регулирования исполнительного производства[28].

Предложенный аргумент видится мало убедительным, поскольку исполнение судебного акта происходит как в административном порядке, так и в судебном. Компетенция суда на стадии исполнительного производства заключается в осуществлении контроля в предусмотренных законом случаях за качеством и сроками исполнения судебного акта путем вынесения соответствующего судебного акта. В таком случае участие суда на стадии исполнительного производства будет являться обязательным, а

правоотношения будут реализованы в рамках гражданских процессуальных правоотношений и регламентированы соответствующими нормами

процессуальных кодифицированных актов (разделы VII ГПК РФ, VII АПК РФ, VIII КАС РФ).

М.К. Треушников, не относя суд к субъектам исполнительного производства, подразделяет полномочия суда на четыре группы: 1) полномочия по выдаче исполнительных документов; 2) полномочия, влияющие на движение исполнительного производства; 3) полномочия, предоставленные суду для исправления выявленных при исполнении недостатков собственного решения; 4) полномочия по осуществлению судебного контроля за деятельностью судебного пристава-исполнителя[29].

Г.Л. Осокина справедливо указывает, что «суду принадлежит ведущая (ключевая) роль в возбуждении, развитии и окончании исполнительного производства, а также защите прав и законных интересов сторон исполнительного производства»[30].

Однако включение судебных органов в число участников исполнительного производства по смыслу статьи 48 ФЗ «Об исполнительном производстве» видится нецелесообразным, поскольку в большинстве случаев вмешательство суда в исполнительное производство будет являться факультативным.

В подтверждение изложенного справедливым будет утверждение Ю.А. Свирина о том, что суд не должен являться прямым участником исполнительного производства, поскольку судебный контроль инициируется на основании заявлений заинтересованных лиц, а также судебного пристава- исполнителя[31].

Однако, несмотря на то, что в соответствии со статьей 48 ФЗ «Об исполнительном производств» суд действительно не входит в число лиц, участвующих в исполнительном производстве, некорректно было бы умалять роль суда на стадии исполнительного производства. Суд на заключительной стадии судопроизводства выступает в качестве органа государственной власти, осуществляющего судебный контроль и оказывающего содействие на стадии исполнительного производства, и является неотъемлемым субъектом исполнительного производства в той мере, в которой суд наделен соответствующими правами и обязанностями процессуальным законодательством.

Нарушенное право будет восстановлено только посредством исполнения решения суда, а не посредством вынесения судебного акта, иначе само судебное разбирательство будет лишено всякого смысла, а исполнительное производство лишится судебного контроля, что в свою очередь приведет к неэффективной реализации как принципов судопроизводства, так и принципов исполнительного производства. Принудительное исполнение решения суда в случае отказа от его исполнения в добровольном порядке будет являться логическим завершением судебного процесса.

Значение исполнительного производства, по мнению Г.Л. Осокиной, заключается в совершении действий по: «а) пресечению гражданского правонарушения; б) защите путем восстановления или иными способами нарушенных или оспариваемых субъективных прав и законных интересов; в) наказанию виновных в совершении правонарушения лиц путем возложения на них различного рода лишений и обременений»[32].

Такие действия будут эффективными, только если будут совершаться судебным приставом-исполнителем под контролем суда.

Задача судов заключается, в том числе, в контроле над процессом исполнительного производства при возникновении споров[33].

Судебный контроль на стадии исполнительного производства является обязательным, поскольку иначе невозможно обеспечить законность исполнения действий судебного пристава-исполнителя, обеспечить защиту прав и законных интересов должника, взыскателя и других

заинтересованных лиц.

«Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов иных органов является средством укрепления законности, условием,

обеспечивающим выполнение задач гражданского судопроизводства»[34].

Обязанности суда и судебного пристава-исполнителя в совокупности сводятся к обеспечению исполнения судебных решений. Такое содействие государственных органов предполагает, что исходя из наделенных полномочий кто-то осуществляет исполнение (судебный пристав- исполнитель), а кто-то создает для этого подходящие обстоятельства1.

На современном этапе развития суды не обязаны и не могут напрямую обеспечивать исполнение принятых ими же судебных актов и актов других органов, как в советский период.

Так, в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР 1964 г. V раздел был полностью посвящен исполнительному производству. В советский период исполнительное производство практически целиком регламентировалось гражданским процессуальным законодательством (разд. V ГПК РСФСР 1964 г.; Инструкция об исполнительном производстве, утвержденная Приказом Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. № 22). Судебные исполнители состояли при районных судах (ст. 348 ГПК РСФСР 1964 г.), контроль за которыми осуществляется судьей (ст. 349 ГПК РСФСР 1964 г.).

Судебные исполнители, которые осуществляли исполнение постановлений судов и других органов, состояли при районных (городских) народных судах (статья 338 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

Пунктом 3 Инструкции об исполнительном производстве (1985 г.) предусмотрено, что руководство деятельностью судебных исполнителей возлагается на председателей районных (городских) народных судов и народных судей.

Законом было предписано осуществлять повседневный контроль за правильным и своевременным исполнением судебных решений, за соблюдением судебными исполнителями установленных правил исполнения и оказывать им необходимую помощь.

Таким образом, в советский период суды осуществляли тотальный контроль над исполнительным производством и в любом случае являлись его обязательным участником.

Осуществление судебного контроля рассматривалось лишь в связи с отправлением правосудия1.

С принятием ФЗ «Об исполнительном производстве» и Федерального закона «О судебных приставах» (1997 г.) судебный контроль в

исполнительном производстве перестал носить тотальный характер.

Судебный контроль стал рассматриваться как форма реализации судебной власти лишь с принятием Конституции РФ 1993 года, в основном в связи с исследованием конституционного судебного контроля[35].

Действительно, с принятием Конституции РФ 1993 года Конституционный Суд РФ наделён особыми полномочиями - осуществлением нормоконтроля, иначе говоря, Конституционный Суд РФ проверяет соответствие законов Конституции РФ и в противном случае признает их неконституционными.

Такая форма судебного контроля выходит за пределы рассматриваемой темы, поскольку конституционный контроль и виды судебного контроля, исследуемые в рамках настоящего диссертационного исследования, имеют принципиально различные функциональные назначения.

Теперь с судов снята функция организации исполнения принятых ими судебных актов, а принудительное исполнение судебных актов и актов других органов в Российской Федерации возлагается на службу судебных приставов, которые не находятся в прямом подчинении судов. Таким образом, как правильно отмечает З.З. Сатарова, «...создание самостоятельной службы судебных приставов отменило принцип двойного подчинения»[36].

Ю.В. Левина указывает на то, что исполнительное производство, как комплексный институт права, обеспечивает реализацию актов различных юрисдикционных органов. При этом также предлагается разграничивать арбитражное и гражданское исполнительное производство[37].

В настоящее время, в рамках цивилистического процесса законодатель разграничил компетенцию судов по осуществлению судебного контроля между судами общей юрисдикции и арбитражными судами.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 128 ФЗ «Об исполнительном производстве» постановления должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть оспорены в арбитражном суде либо суде общей юрисдикции, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

В пункте 2 названной статьи перечислены случаи, когда заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подаются в арбитражный суд:

1) когда исполнению подлежит документ, выданный арбитражным судом;

2) когда исполняются требования, содержащиеся в исполнительных документах, указанных в пунктах 5 и 6 части 1 статьи 12 Закона «Об исполнительном производстве», в отношении организации или гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

3) в случае исполнения постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в

процессе исполнения исполнительного документа, если должником является организация или гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и исполнительное производство возбуждено в связи с его предпринимательской деятельностью.

Указанный перечень не является исчерпывающим (часть 4 пункта 2 статьи 128 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

В остальных случаях рассмотрение жалоб относится к компетенции суда общей юрисдикции, в том числе в случаях, когда требования относятся к сводному исполнительному производству в целом, даже если в рамках сводного исполнительного производства наряду с исполнительными документами судов общей юрисдикции исполняются исполнительные документы арбитражных судов или несудебных органов. Полагаю такой порядок рассмотрения жалоб относительно сводного исполнительного производства, уместным в связи с исключением вопросов, касающихся определения подсудности.

При этом следует отметить, что в редакции ФЗ «Об исполнительном производстве» 2007 года приостановление исполнительного производства будет осуществляться арбитражным судом не только в тех случаях, когда исполнительное производство было возбуждено на основании исполнительных листов, выданных арбитражным судом, а также и в иных случаях, предусмотренных в частях 2, 3 пункта 2 статьи 128 ФЗ «Об исполнительном производстве». В таком случае, если сводное

исполнительное производство состоит из исполнительных производств, подпадающих под данный критерий, то вопрос о приостановлении исполнительного производства будет рассматриваться в арбитражном суде, в районе деятельности которого указанное лицо исполняет свои обязанности.

Судебный контроль на стадии исполнительного производства является неотъемлемой его частью, поскольку исключить контроль над процессом исполнительного производства при возникновении споров не представляется возможным.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос, возможно ли на современном этапе освободить суды от контрольной функции на стадии исполнения судебного акта, возложив эти обязанности на органы исполнительной власти, к которой относится Федеральная служба судебных приставов (далее - ФССП).

Так, к примеру, С.Н. Бочарова предлагает наделить прокурора дополнительными полномочиями на стадии исполнительного производства по отмене или изменению актов, принимаемых судебными приставами- исполнителями на всех стадиях исполнительного производства[38] [39].

В соответствии со статьей 110 Конституции РФ исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет правительство Российской Федерации.

В.В. Ярков предлагает «расширить компетенцию Правительства РФ по регулированию исполнительного производства, а также легализовать в данной сфере практику правотворчества субъектов РФ» .

По мнению автора настоящего диссертационного исследования, суд, выступая в качестве органа правосудия, будет являться самым действенным и эффективным, поскольку судебная власть самостоятельна, а судьи как носители судебной власти независимы и подчиняются только Конституции РФ и закону.

«Отсутствие у суда какой бы то ни было ведомственной заинтересованности, подчинение его только закону, широкая гласность, устное и непосредственное исследование всех обстоятельств, детальная процессуальная регламентация судебного разбирательства и вынесения решения являются общепризнанными достоинствами судебной процедуры»[40].

Суд в рамках судебного контроля дает оценку уже принятому акту, на основании которого выполняются (или не выполняются) те или иные исполнительные действия, действию (бездействию) органа государственной власти, и будучи представителем судебной ветви власти, а не исполнительной, представителями которой было принято то или иное решение, является органом, наименее заинтересованным в исходе дела.

По справедливому замечанию М.В. Филимоновой, наделение органов прокуратуры в рамках исполнительного производства теми же полномочиями, что и суд, вызвало бы определенные затруднения в вопросах правоприменения[41].

Кроме того, неправомерные действия прокурора по принудительному исполнению, как должностного лица, в любом случае подлежали бы обжалованию в судебном порядке. Такой подход необоснованно увеличит нагрузку на суды, при этом суд не будет в полной мере лишен полномочий по осуществлению судебного контроля за исполнительным производством.

При этом возвращение суду функций по осуществлению повседневного контроля и подчинению судебных исполнителей судебной ветви власти едва ли можно назвать целесообразным, поскольку оно привело бы к увеличению объема работы суда и вернуло несвойственные органам судебной власти функции.

Принципы гражданского и арбитражного процессуального права в совокупности (законность, гласность, устное и непосредственное исследование всех обстоятельств, состязательность и т.д.) направлены на принятие законного и обоснованного решения, в том числе в рамках осуществления судебного контроля над исполнительным производством. Участие суда подразумевается только в случаях предположительного нарушения права. Такая модель взаимодействия суда и судебного пристава- исполнителя является наиболее результативной.

М.В. Филимонова отмечает, что судебный контроль представляет собой такую форму взаимодействия судебных органов и органов исполнительной власти, где основной задачей будет не указание на правильность или неправильность действий судебного пристава-исполнителя, не применение санкций в отношении него, а реальная защита нарушенного права[42].

Вместе с тем, А.Ф. Козлов относит исполнение к осуществлению правосудия[43].

Ю.А. Свирин отмечает, что роль суда в исполнительном производстве сводится к осуществлению контрольных функций, но не в отправлении правосудия, указывая, что контрольные функции суда заключаются в проверке соблюдением законности действий (бездействий) судебного пристава-исполнителя.[44] [45]

Д.А. Плотников также полагает, что «роль суда на стадии исполнительного производства ограничивается в основном выдачей исполнительного листа и контролем за правомерностью действий судебных

4

приставов-исполнителей при наличии заявления заинтересованных лиц» .

В связи с этим наиболее убедительным видится вывод О.В. Макаровой относительно того, что судебный контроль - самостоятельная форма реализации судебной власти наряду с осуществлением правосудия, поскольку осуществление правосудия и судебного контроля различно по предмету судебного рассмотрения и его оценки, по процедуре их осуществления и характеру принимаемых решений[46].

Вместе с тем, компетенция суда на стадии исполнительного производства не ограничивается деятельностью по осуществлению контроля, часть полномочий суда, предусмотренная законодательством, направлена на реализацию самоконтроля и оказание содействия на стадии исполнительного производства, которые нельзя рассматривать в совокупности с контрольными полномочиями суда.

Так, суд, реализуя контрольные полномочия, всегда непосредственно (при прямом судебном контроле) или опосредовано (при косвенном судебном контроле) влияет на ход исполнительного производства, проверяя при этом правильность самой процедуры исполнения и при необходимости ее корректирует. Судебный контроль в любом случае инициируется на основании заявления заинтересованной стороны, а участие суда в данном случае будет обязательным.

При осуществлении самоконтроля и оказании содействия у суда возникает возможность самостоятельно реализовать те или иные полномочия, в целом лишь благоприятно влияя на саму процедуру исполнительного производства, обеспечивая при этом законное и максимально оперативное исполнение судебного акта.

В этом и состоит принципиальное отграничение контрольных полномочий суда от иных полномочий, присущих ему на стадии исполнительного производства. Иными словами, полномочия суда на стадии исполнительного производства дифференцированы в зависимости от их правовой природы и целевой направленности.

Легитимное понятие судебного контроля в рамках исполнительного производства отсутствует в действующем законодательстве.

По мнению автора диссертационного исследования, судебный контроль на стадии исполнительного производства предполагает возникающую в определенных законом случаях деятельность суда, направленную на обеспечение правильного и своевременного исполнения судебных актов, а также на проверку правильности действий судебного пристава-исполнителя, в целях обеспечения защиты прав и законных интересов должника, взыскателя и других заинтересованных лиц.

<< | >>
Источник: Алимова Эльмира Шаукатовна. Компетенция суда на стадии исполнительного производства в цивилистическом процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Понятие судебного контроля на стадии исполнительного производства:

  1. § 2. Виды судебного контроля на стадии исполнительного производства
  2. § 1. Характеристика правоотношений при прямом судебном контроле на стадии исполнительного производства
  3. § 1. Характеристика правоотношений при косвенном судебном контроле на стадии исполнительного производства
  4. § 2. Порядок и формы осуществления прямого контроля на стадии исполнительного производства
  5. Глава 2. ПОЛНОМОЧИЯ СУДА ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРЯМОГО СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ НАД ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ
  6. Глава 3. ПОЛНОМОЧИЯ СУДА ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ КОСВЕННОГО СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ НАД ИСПОЛНИТЕЛЬНЫМ ПРОИЗВОДСТВОМ
  7. § 1. Полномочия суда по осуществлению самоконтроля на стадии исполнительного производства и формы его проявления
  8. § 2. Полномочия суда по оказанию содействия на стадии исполнительного производства и их формы реализации
  9. Вынесение судебного акта о замене стороны исполнительного производства
  10. Глава 1. КОНТРОЛИРУЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СУДА НА СТАДИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  11. Глава 4. ИНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ СУДА НА СТАДИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
  12. § 1. Судебный контроль на стадии исполнения наказания как средство правовой защиты осужденных
  13. Алимова Эльмира Шаукатовна. Компетенция суда на стадии исполнительного производства в цивилистическом процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  14. Глава 4. Познавательная активность суда и сторон в судебном разбирательстве — центральной стадии производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -