<<
>>

Диктант

У ленивой хозяйки стол не мыт, и изба не чиста; печь не смазана глиной, и в избе тараканов и сверчков много. Ленивая хозяйка летом избу топит и ничего не варит; птицам нет воды, коровы обходят по задворкам и по улицам, молока мало дают и телята мрут, а свиньи в огороде лазят.
Ленивая хозяйка худые и сырые хлебы печет, и квасу в доме нет. При ленивой хозяйке у мужа не рубаха, а тряпка на плечах; дети глупы и избалованы хуже всех, нагишом и босиком по улицам бегают да собак дразнят .

Некоторые священнослужители реализовывали новаторские методы обучения детей. Учитель Засосенской церковно-приходской школы Бирюченского уезда иерей П. Мамонтов применял новый метод заучивания детьми молитв. Каждый день ученики его школы читали утренние молитвы, но не как везде (один читает, а остальные слушают), а все хором. Священноначалие отмечало: «Результат такого приема получился прекрасный: дети усвоили себе общеупотребительные молитвы, а законоучитель, не теряя времени на изучение молитв, стал изучать с детьми важнейшие события из священной истории Ветхого и Нового Завета»[431] [432].

Клирики следили и за религиозным воспитанием учащихся. Во всех церковных школах епархии дети причащались раз в год, во многих два раза в год (на первую и последнюю седмицы Великого поста).

Дьяконство, по мысли церковных властей, должно было принять самое активное участие в школьном деле. В связи с указом об открытии церковноприходских школ специально пересмотрели штаты духовенства, так что дьяконские вакансии, практически полностью упраздненные, снова получили право на существование. В реальности дьяконы не стремились всецело посвящать себя просветительской работе. В Воронежской епархии отмечалось нежелание и неумение дьяконов заниматься образовательной деятельностью. В отчете Воронежского епархиального училищного совета за 1908-1909 учебный год читаем: «Главным затруднением относительно дьяконов было тем же, что и в прежние годы, сравнительно неусердное отношение их к учебному делу и затруднение в случае выбытия их из приходов»[433] [434] [435]. Иерей И. К. Попов писал: «Где учительствует

492

дьякон там школа существуют номинально» .

В 1906 г. П. В. Никольский обрушился с критикой на отцов-дьяконов, обвинив их в недолжном отношении к делу просвещения. Как это уже было показано выше, одним из первых шагов церковных властей в рамках церковной реформы являлся пересмотр и, как следствие, сокращение приходских штатов. Дьяконство считалось необязательной должностью, необходимой только в тех приходах, где прихожане могли и хотели содержать ее. Однако в 1885 г. Святейший Синод ввел новые штаты, предусматривавшие более широкое создание дьяконских вакансий, чтобы использовать их не только для украшения службы, но и для работы на просветительском поприще в качестве учителей церковно-приходских школ.

П. В. Никольский, рассуждая точно так же, как это делали члены Синода, вводившие штаты 1885 г., обвинил дьяконов, не вполне усердно, по его мнению, трудившихся на ниве просвещения, в нежелании отрабатывать свое право на существование. В одной из статей он прямо писал: «Следовало бы решительно или требовать от дьяконов школьного учительства или лишать их указанного повы-

493

шения доходов» .

Воронежская духовная консистория указом от 18 декабря 1892 г. постановила вычитать со штатных дьяконов, не занимавшихся преподаванием в церковно-приходских школах по небрежности или неспособных к этому, 1/3 с дохо
дов[436]. При этом пояснялось, что подобная мера вызвана самой сутью штатной дьяконской должности, так как «прохождение дьяконского служения, будучи естественным приготовлением к священству, соединяется, по возможности, с обязанностями законоучителя и учителя в начальных школах»[437]. Архиерей имел право уменьшить взнос или совершенно его отменить в зависимости от материального и семейного положения клириков.

Сами дьяконы, естественно, не могли на это не отреагировать. Разразилась целая полемика. Один из воронежских дьяконов Дмитрий Адамов совершенно справедливо заметил связь холодного отношения дьяконов к школьному делу с целым рядом причин, прежде всего материального характера. Никакого особого вознаграждения за учительство дьяконам не полагалось. Основным источником их содержания являлось служение на приходе. Но полноценно совмещать педагогическую работу со службой в храме часто было невозможно. В ответ на обвинения П. В. Никольского клирик Адамов возражал: «Бичующий нас просто забыл, что мы - люди без всякого определенного содержания. Мало того, что мы трудимся, но нам надо еще и добыть вознаграждения за эти труды. Теперь не тот век, когда верующие сами приносили к ногам апостолов все свое состояние. Мне нужно идти в приход, добывать себе к обеду кусок хлеба, но мне нельзя отойти от школы... Какая грубая и несносная логика»[438].

О том, что испытывали дьяконы, вынужденные жертвовать своими богослужебными обязанностями и соответственно потерянными от их исполнения доходами, свидетельствует следующий пример, приведенный дьяконом Адамовым. «Сидишь, занимаешься в школе. Входит крестьянин и начинает: «Отец-дьякон, пойдем с батюшкой на соборование! Не могу, говоришь, со мной сидит полсотни детей. Да ты им дай пока работу, ведь это ненадолго. Нет, не могу, отказываешься наотрез. проситель зачастую уходит обиженный. А между прочим, всем совер
шающим таинство елеосвящения, то есть священнику и псаломщику, крестьяне дарят по полотенцу и хлебу. Дьякон как отсутствующий, конечно, ничего не по-

497

лучает» .

Дьяконство не вполне справедливо было бы винить в сознательном нежелании заниматься церковными школами. Несмотря на отсутствие специального жалованья, именно дьяконы вели основную работу в церковно-приходских школах. В 1894 г. в 119 приходах епархии, где учителями являлись духовные лица, обязанности педагогов исполняли священники - в 17, дьяконы - в 67, псаломщики - в 35[439] [440]. Как видно, большинство учителей из духовного звания составляли именно дьяконы.

Псаломщики, как и священники, также не получали совершенно никакого жалованья за работу в церковных школах (в 1894 лишь двое псаломщиков в качестве исключения получали крошечные суммы по 60 руб. в год)[441]. Светским учителям церковно-приходских школ полагалось жалованье, выплачиваемое из сумм епархиального училищного совета и Братства Митрофана и Тихона. Но суммы их жалованья были очень низкими. Учителя, имевшие семинарское образование, получали по 100 руб. в год; окончившие курс епархиального женского училища - по 60 руб. в год. Учительницам, имевшим за плечами курс женского епархиального училища или женской гимназии и при этом работавшим в школах уездных городов, назначалось жалованье в 75 руб. в год. Учителям, не окончившим курс в учебных заведениях, а только лишь обучавшихся в них, выплачивалось жалованье в размере от 30 до 60 руб. в год.

Самое большое вознаграждение платили учителям церковно-приходских школ города Воронежа - по 120 руб. в год. Наиболее оплачиваемой школой являлась школа при Митрофановом монастыре, где учитель получал 300 руб. в год, а
его помощник - 180 руб. в год500. В отчетах Воронежского епархиального училищного совета отмечалось: «Большинство учителей трудится с замечательным усердием и хорошим успехом»501.

Деятельность священно-церковнослужителей по открытию церковноприходских школ, безусловно, способствовала развитию просвещения среди крестьянского населения.

В некоторых церковно-приходских школах создавались так называемые рукодельные классы. Например, в 1909 г. при церковно-приходской школе Введенской церкви города Воронежа существовали своего рода курсы кройки и шитья, открытые на средства местного приходского попечительства и на взносы от учеников (по 1 руб. в месяц) . При Новорождественской школе Бирюченского уезда существовало столярно-кузнечное отделение. Воспитанниками этого отделения

503

«изготовлялись столы, стулья, шкапы, кровати, веялки и т. п.» .


Вдобавок к церковно-приходским школам в середине XIX века при церквях Воронежской епархии трудами местного духовенства и прихожан создавались воскресные школы для всех желающих. Занятия в них проходили, как правило, раз в неделю и не носили обязательного и системного характера, как в церковноприходских. В 1898 г. в слободе Бутурлиновка при Преображенской церкви открылась женская воскресная школа. Как отмечал местный священник Капитон Казьмин, прихожанок, желавших учиться в них, имелось немало. «Посмотришь, иная чуть не старушка сидит с грифелем в руках и пишет буквы на доске или заучивает азбуку»504. Однако следует заметить, что воскресные школы, несмотря на их необходимость, вскоре стали исчезать. Их вытеснили более организованные

Воронеж, 1911. С. 29.

Там же.

Казьмин Капитон, свящ. Воскресная школа в слободе Бутурлиновке // Воронежские епархиальные ведомости. 1899. № 12. С. 544.

церковно-приходские школы. В 1910 г. в епархии действовало всего лишь четыре воскресные школы.

Создание церковно-приходских школ, школ грамоты и работа в них были не единственной областью служения приходского духовенства Воронежской епархии на ниве народного образования. Немало труда клирики положили на организацию при своих приходах доступных библиотек для чтения. По состоянию на 1878 г. библиотеки действовали при 712 церквях, еще при 40 церквях имелись более расширенные благочиннические библиотеки[442] [443] [444]. В рассматриваемое время любовь к чтению даже среди неграмотного крестьянства заметно усиливается. В 1901 г. священник Вознесенской церкви села Гремячьего Воронежского уезда Александр Давыдов писал в земскую управу: «В последнее время у моих прихожан стала проявляться охота к чтению книг. Каждый праздничный день после церковного богослужения являются ко мне по несколько человек с просьбой дать им что-либо почитать из церковной библиотеки. Но так как наша церковная библиотека очень скудна и при том состоящая большею частью из ученых богословских сочинений, то поневоле приходиться отказывать им» . Далее иерей заявлял, что он своим священническим долгом считает попросить земство открыть у него в приходе библиотеку с читальней для «большей пользы народа» .

Архиепископ Анастасий придавал большое значение организации библиотек при церковно-приходских школах и храмах епархии. Усиливавшееся охлаждение к церкви, по его мнению, должно было побудить священнослужителей взять под свое попечение заведование библиотеками, с тем чтобы население читало не антихристианскую социалистическую литературу, а достойные христианина книги. В 1904 г. он делился своими соображения по этому вопросу с синодальным начальством: «В наше время, когда в народе начинает пробуждаться жажда знания и любовь ко чтению, более чем когда-либо необходимо позаботься о развитии народных библиотек и о заведении их при школах, под наблюдением местных

приходских священников, с хорошим подбором книг» . Он же в 1906 г. замечал: «Рачительные священники в виде противодействия революционированию народа... учреждают церковно-приходские библиотеки и читальни, в которые выписываются по преимуществу книги и брошюры религиозного содержания, а также книги, разоблачающие политические и экономические бредни крайних партий»[445] [446].

В целом к делу народного образования священнослужители епархии относились ревностно, часто жертвуя на создание школ свои немногочисленные средства. Совершенно справедливо священник И. К. Попов отмечал огромный вклад клириков епархии в развитие просвещения, подчеркивая, что многие из них «затрачивали свои средства на постройку школьного здания, как они на своих лошадях в страдную пору подвозили строительный материал, как они целые дни проводили на постройке под открытым небом, перенося летний жар и осенний холод и следили за работою, как они собственными руками помогали рабочим и часто сами насыпали землю под пол школы и листву и мякину на потолок ее»[447].

Несмотря на то что за работу в церковно-приходских школах клирики не получали денежного вознаграждения, они не только организовывали школы, но и чаще всего сами преподавали в них основной предмет - Закон Божий. В 1895 г. число учителей церковно-приходских школ губернии равнялось 391, из них 173 являлись священно-церковнослужители епархии[448] [449].

Просветительское значение имела не только образовательная деятельность священнослужителей. Как уже было показано выше, многие воронежские клирики занимались земледелием и пчеловодством. Образованное духовенство старалось внедрять в свое хозяйство прогрессивные методы работы, уча тому же и крестьян. В епархии служили священники, имевшие славу образцовых хозяев. По словам архиепископ Тихона (Никанорова), тот факт, что духовные лица наставляли своих прихожан не только в вопросах веры, но и, например, земледелия, пче
ловодства или растениеводства, самым положительным образом влиял на взаимоотношения «пастырей» с «пасомыми». «Все это сближает пастыря с пасомыми, роднит их между собой, возвышая и укрепляя авторитет священника в своем приходе, который, видя такую отеческую заботливость о нем своего батюшки, доверчиво следует за ним»512.

В 1916 г. в селе Красном Новохоперского уезда усилиями приходских священников и крестьян было образовано «Товарищество Пчеловодства». Уже через год оно организовало показательную кооперативную пасеку из 75 рамочных ульев системы Дадан-Блатта , создало пчеловодческий музей, медогонку, воскотопки, воскопресс и даже библиотеку для пчеловодов. Священнослужителями - членами товарищества в том же году два раза проводились недельные пчеловодческие курсы для всех желающих с целью повышения уровня хозяйственной грамотности[450] [451].

Священники села Верхняя Хава Сергий Смирнов и Михаил Мешковский в 1914 г. организовали сельскохозяйственное общество, способствовавшее распространению среди крестьян прогрессивных методов землепользования и приобретению по льготным ценам необходимого инвентаря[452]. В 1910 г. священник села Рудни Богучарского уезда Константин Попов занялся пчеловодством «по последнему слову техники», тем самым «привил ученость и прихожанам, которые с благодарностью подражают новому делу, и пчеловодство в селе Рудни с каждым годом развивается»[453]. В том же селе причт организовал общество садоводства, видным членом которого являлся псаломщик Г ригорий Яковлев, имевший в епархии славу опытного и начитанного пчеловода.

Авторитетом среди крестьян пользовались и священники-земледельцы из слободы Криницы Острогожского уезда: Иоанн Стефанов и Александр Стефанов.

Оба использовали усовершенствованные орудия труда, занимались улучшением

517

пород скота, уча тому же своих прихожан .

Некоторые клирики Воронежской епархии даже издавали специальную литературу по сельскому хозяйству. В 1907 г. свет увидела небольшая брошюра священника Федора Голубятникова под названием «Брошюра о хлебном жуке- кузьке: отчего он бывает и радикальном способе к его уничтожению, с предложением желательной системы рационального крестьянского землепользования»[454] [455]. Интересен мотив, которым руководствовался автор: «Россия - страна преимущественно земледельческая; отсутствие же литературы и неимение у крестьян под руками подходящего чтения по земледелию в ближайших к деревне школьных библиотеках и желание натолкнуть крестьянина на размышление о лучшем землепользовании - все это побудило нас поделиться сведениями, добытыми личным опытом: почему крестьянская земля хлеба не родит, как поднять в ней урожайность, отчего бывают всевозможные вредители, чем от них избавиться и какова должна быть желательная система рационального крестьянского землепользова- ния?»[456] [457] Священнослужитель старался объяснить, каким образом можно было победить хлебного жука и что делать, если таковой не давал возможности вести хозяйство. Крестьян клирик призывал бороться с вредителями и заниматься земледелием достойно, как подобает истинному христианину. «Честное крестьянство! Не красиво и не прилично жить с клопами и тараканами, не красиво и не выгодно полевой кровавый свой труд отдавать на авось и на съедение всевозможным вре-

520

дителям» .

Еще одним известным как в губернии, так и за ее пределами хозяйственником являлся священник слободы Старая Криуша Богучарского уезда Василий Попов. Он также решил поделиться с крестьянами своими наработками в вопросе
разведения пчел. Небольшая брошюра священника «Моя пасека в 1908 году» пользовалась популярностью и несколько раз переиздавалась, в том числе в журнале «Русский Пчеловодческий Листок» в Петербурге. Клирик призывал крестьян переходить от устаревшей дупляночной системы пчеловодства к более прогрессивной рамочной. В качестве примера автор приводил цифры, полученные им в результате использования ульев системы Дадан-Блатта. В 1907 г. от 15 ульев урожай составил 52 пуда меда, что в то время считалось значительным успе-

В епархии существовало и специальное учреждение, способствующее развитию научно-просветительской деятельности приходских клириков. 31 января 1901 г. учрежден Церковный Историко-археологический Комитет. Его задача заключалось в изучении прошлого епархии, исследовании архивных и иных материалов, организации научной деятельности по сбору исторических источников. Председатель комитета А. М. Правдин так сформулировал основной принцип работы создаваемого учреждения: «Общая истина - чтобы пользоваться уроками прошедшего в настоящем, необходимо знать хорошо это прошлое» . Священнослужители принимали самое деятельное участие в работе новооткрытого комитета. Из 75 действительных членов 33 являлись представителями приходского духовенства. Они не просто числились в составе организации, но и вели реальную работу по описанию церквей, монастырей, местных архивов, памятников религиозной жизни края . Комитет имел свой печатный орган - сборник научных статей «Воронежская старина». Уже в самом первом номере сборника в числе прочих исследований была издана статья протоиерея Д. Я. Склобовского «Церкви города Острогожска», знакомившая читателей с ценным материалом по истории епархии . Всего за 16 лет существования комитета в свет вышло 14 сборников науч- [458] [459] [460] [461] ных трудов Комитета, содержащих подчас бесценную информацию по истории Воронежского края .

Приведенные выше данные со всей очевидностью доказывают самое активное участие воронежского приходского духовенства в деле распространения образования среди крестьянского населения. Невзирая на трудности, отсутствие серьезной материальной поддержки, клирики открывали церковно-приходские школы, школы грамоты, просветительские библиотеки, сельскохозяйственные общества. Священно-церковнослужители старались привить своим прихожанам не только начала христианского просвещения, но и необходимые светские навыки. Благодаря деятельной работе священно-церковнослужителей епархии на ниве народного образования, в губернии действовали сотни церковных школ, библиотек и десятки просветительских курсов.

<< | >>
Источник: Иконников Сергей Анатольевич. ПРИХОДСКОЕ ДУХОВЕНСТВО ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. 2015

Еще по теме Диктант:

  1. 4.2. Жанры учебно-педагогического дискурса
  2. 4.2.3. Верификационные жанры УПД
  3. Басова Алла Викторовна. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПРИНЦИП РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА НЕЗАВИСИМО ОТ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Саратов - 2017, 2017
  4. Чирнинов Алдар Мункожаргалович. ДОКАЗЫВАНИЕ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018, 2018
  5. Чуклин Александр Владимирович. Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые субъектами Российской Федерации. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск - 2018, 2018
  6. ЧУЛИЧКОВА Евгения Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОИ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА КАЖДОГО НА БЛАГОПРИЯТНУЮ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург —2018, 2018
  7. ИБРАГИМОВ АРТУР ГАСАНГУСЕЙНОВИЧ. Ассоциативные формы сотрудничества субъектов Российской Федерации: конституционно-правовое исследование. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2018, 2018
  8. РОСТОВА Мария Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СВОБОДЫ ПРЕПОДАВАНИЯ И НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА В СИСТЕМЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Орел - 2017, 2017
  9. СТАРКИН Никита Юрьевич. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА ОБЪЕДИНЕНИЕ И ПРОБЛЕМЫ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пенза 2018, 2018
  10. Трифонов Виталий Анатольевич. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО ГРАЖДАН НА РАВНЫЙ ДОСТУП К ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ И ОСОБЕННОСТИ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2018, 2018
  11. Воронцова Мадлена Алекзандровна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург - 2018, 2018
  12. Задорина Мария Андреевна. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПPABO НА СРЕДНЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург —2018, 2018
  13. Гарганеева Ксения Витальевна. ЯВЛЕНИЕ МОТИВАЦИИ СЛОВ В СОЦИО - ВОЗРАСТНОМ АСПЕКТЕ. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук. Томск -1999, 1999
  14. ЮРЬЕВА Ирина Сергеевна. Семантика глаголов имѣти, хотѣти, начати (почати) в сочетаниях с инфинитивом в языке древнерусских памятников XII-XV вв. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Москва - 2009, 2009
  15. Свиридов Илья Тимурович. Особенности приобретения права частной собственности на землю в городах федерального значения: на примере города Москвы. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014
  16. Дюкина Вероника Раисовна. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТСКИХ УСЛУГ В ПРАВЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014, 2014