<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Историю России невозможно представить без православия, оказавшего влияние на самые разные сферы общественной жизни и во многом определившего особый культурно-исторический облик нашей страны. Распространение в народе высоких христианских идеалов было возможно благодаря ежедневной работе православного духовенства, в том числе священно-церковнослужителей Воронежской епархии.
Именно от их труда во многом зависело нравственное здоровье общества. Изучение прошлого духовного сословия имеет очень важное значение в связи с тем, что оно неотделимо от прошлого Российского государства.

В проведенном исследовании предпринималась попытка комплексного изучения социально-экономической и социокультурной истории православного приходского духовенства Воронежской епархии второй половины XIX - начала XX века. Данный период представляет собой особую страницу в жизни Российской церкви. Глубокие внутриполитические преобразования, осуществленные правительством императора Александра II, явились началом новой эпохи в истории государства. Православная церковь, будучи неотделимой частью Российской империи, в полной мере ощутила на себе бурные социально-политические процессы пореформенного времени. Власть, рассматривавшая церковь как верную идеологическую опору монархии, стремилась с помощью доступных административных рычагов поднять православных клириков на должную высоту священнического служения. Были реализованы шаги (получившие в отечественной историографии название «церковной реформы»), направленные на преодоление столетиями складывавшихся проблем в жизни духовного сословия. Определенное внимание уделялось урегулированию правового положения клириков, повышению образования священно-церковнослужителей, улучшению материального обеспечения. Однако, как показало проведенное исследование, в рассматриваемое время воронежское духовенство продолжало испытывать немало трудностей социально-экономического и правового характера.

Несмотря на попытки правительства изменить правовое положение православных причтов, духовенство так и осталось замкнутым сословием. Формально барьеры для вступления и выхода из него были сняты. Однако оно продолжало являться закрытым исторически и по характеру своей деятельности - служению алтарю.

Материальное положение духовенства изменилось за рассматриваемый период. Число приходов получаемых жалованье и другие независимые от прихожан доходы увеличивалось. Но основным источником материального благосостояния большинства священно-церковнослужителей продолжало оставаться требоиспол- нение, носившее преимущественно доброхотный характер. Клирикам приходилось порой унижаться, убеждая своих прихожан заплатить за совершенные обряды. Правительство знало о наличии в среде духовенства проблем, связанных с отсутствием стабильного источника дохода. Численность приходов, в которых клирикам выплачивалось жалованье, с течением времени увеличивалась. В 1863 г. из 843 приходских церквей жалованье выплачивалось лишь в двух соборных храма, в 1906 г. суммы из государственных средств получали уже причты 203 церквей (из 1043 имевшихся в том же году). Однако кардинальных изменений так и не произошло. К тому же размеры жалованья являлись крайне недостаточными для многодетных священнических семей (в среднем священник получал 300 руб., дьякон - 150 руб., причетник - 100 руб.

в год.). Священно-церковнослужители вынуждены были заниматься земледелием, искать доходы из других, несвязанных напрямую со служением алтарю источников. Средний доход воронежского приходского священника со всех доступных источников по состоянию на 1891 г. составлял 450 руб. в год, дьякона - 300 руб. в год, псаломщика - 150 руб. в год. Данные суммы были явно недостаточными. Клирики со страниц церковной периодической печати обращались к власти и общественности с просьбами обратить внимание на всю плачевность положения духовного сословия. Тем не менее понимания и сочувствия ни со стороны властей, ни со стороны подавляющего большинства населения не проявлялось. В обществе существовал стереотип, представлявший священника вполне обеспеченным и упитанным человеком, безбедно живущим за счет своих прихожан.

Конечно, царское правительство и церковное священноначалие предпринимали попытки улучшить положение, но они не привели к радикальному изменению ситуации. Об этом на одном из заседаний I сессии Четвертой Г осударствен- ной думы красноречиво сказал знаменитый воронежский протоиерей Тихон Попов. В своей речи, посвященной вопросам материального обеспечения духовенства, он привел пример из книги пророка Иезекииля. Пророк однажды стоял среди поля, усеянного костями. И вот он услышал шум, появилось движение, кости задвигались, начали соединяться одна с другой. Резюмировал эту историю протоиерей Попов следующими словами: «...и у нас в Государственной думе слышно движение, движутся цифры; уже слышен шум от движения цифр, но появляется ли жизнь в этих цифрах?»

В Воронежской епархии рассматриваемого периода наблюдалась тенденция уменьшения численности духовного сословия, которое с 1862 по 1901 гг. сократилось с 19 228 до 17 491 человека. При этом следует обратить внимание на то, что духовное сословие уменьшилось за счет сокращения числа белого духовенства и его семейств. Подобное явление объясняется в том числе и тем, что провозглашенная в ходе преобразований 60-70-х гг. XIX века отмена сословной замкнутости на деле лишь облегчила выход из сословия тем молодым людям, которые не хотели связывать свою дальнейшую жизнь со служением церкви. Свободный выход из сословия повлек за собой настоящее бегство молодежи из ведомства православного исповедания. В «Воронежских епархиальных ведомостях» появились объявления, содержавшие список вакантных священнических мест.

Духовенство являлось одним из самых образованных сословий Российской империи. Почти все воронежские священники имели полное семинарское образование, некоторые - академическое. Архиереи внимательно следили за ходом образовательного процесса в Воронежской духовной семинарии, часто сами участвуя в проведении выпускных экзаменов. В епархии практиковался принцип распределения выпускников духовной школы по приходам в зависимости от их успеваемости и прилежания. Царская власть обращалась к православному духовенству с призывом принять участие в деле повышения грамотности крестьянского населения. Клирики, порой не жалея собственных скудных средств, трудились на поприще народного образования. В епархии за рассматриваемый период времени трудами священников открылись сотни церковно-приходских школ и школ грамоты. С 1884 по 1910 г. количество церковно-приходских школ в Воронежской губернии выросло с 54 до 634. Число обучавшихся в них детей составляло 42 151. Несмотря на активное противостояние земств, видевших в церкви своего прямого соперника в деле просвещения, воронежские приходские клирики продолжали деятельно трудиться на ниве народного просвещения, не получая за это совершенно никакого жалованья.

Распространявшиеся социальные пороки, в частности пьянство, требовали особого внимания церкви. Воронежские священнослужители вели борьбу против усиливавшихся духовных пороков среди населения губернии. На добровольных началах, благодаря инициативам местных клириков, при приходских церквях епархии создавались общества трезвости. В 1913 году подобных обществ насчитывалось 51. Причты выписывали специальную противоалкогольную литературу, совершали богослужения и произносили проповеди, призывая людей вести достойный христианина образ жизни. По свидетельству современников, такого рода работа имела существенные позитивные результаты. В епархии были зафиксированы случаи, когда после проникновенных проповедей священнослужителей от пьянства отказывались целые села.

В пореформенное время в России, и в Воронежской губернии в частности, наблюдалось увеличение численности сект, ересей, различного рода антицерковных учений. Население, будучи в подавляющем своем большинстве совершенно необразованным, легко поддавалось влиянию суеверий и слухов. Сектантские лидеры пользовались всеобщей непросвещенностью и самым активным образом проповедовали свои учения. При отсутствии ясной государственной политики по отношении к сектантам единственной силой, способной остановить распространение среди населения религиозного невежества, являлось духовенство. Последнее пыталось сберечь прихожан от пагубного влияния предрассудков путем создания просветительских курсов, организации бесед, диспутов, специальных миссионерских библиотек. В 1878 г. просветительские библиотеки, рассчитанные главным образом на крестьянское население, имелись при 712 приходских церквях Воронежской епархии, еще при 40 работали более расширенные благочинни- ческие библиотеки. Без должной правительственной поддержки клирики не были способны самостоятельно остановить усиливавшееся влияние нетрадиционных для России сект. Тем не менее деятельность приходского духовенства существенно препятствовала расколо-сектантам осуществлять свою проповедь.

Не могли не обратить на себя внимание духовенства и события общественно-политической жизни пореформенной России. Священнослужители произносили проповеди на актуальные и социально-значимые темы, выражали свою позицию по целому ряду вопросов. С течением времени общественно-политическая тематика в проповедях Воронежских клириков заметно усиливалась.

Социальная активность церкви выражалась и в участии клириков в деятельности Государственной думы. Священно-церковнослужители не имели опыта ведения открытой политической борьбы, участия в дебатах и избирательных кампаниях. Многие проявляли равнодушие к работе нового для страны представительного органа власти. Однако имелись среди воронежского духовенства и такие, кто призывал священников объединиться для создания влиятельной политической силы, способной решить назревшие проблемы церковной и государственной жизни. Всего от губернии в работе Государственной думы участвовало пятеро священнослужителей, представлявших воронежское духовенство в трех созывах из четырех. Все они (за исключением депутата Первой думы священника Пояркова) стояли на традиционных для православной церкви консервативных позициях. Клирики старались использовать трибуну представительного органа власти для защиты интересов всего российского православного духовенства.

В конце XIX и особенно в начале XX века под влиянием целого ряда причин, в том числе тяжелого материального положения, некоторые клирики Воронежской епархии участвовали в антиправительственном движении. Конечно, таких было немного. Но, тем не менее, они имелись. Зараженные вольнодумством и радикальными социалистическими убеждениями священники создавали крестьянские братства, агитировали народ к гражданскому неповиновению, призывали участвовать в антиправительственных выступлениях. Власть, понимая силу влияния, которое оказывали такие духовные лица на своих прихожан, стремилась пресекать политическую деятельность пастырей. Большое внимание власти уделяли борьбе с распространением антиправительственных настроений в среде воспитанников Воронежской духовной семинарии. Семинаристы, большая часть которых являлась выходцами из духовного сословия, организовывали подпольные кружки, выступали с требованиями к администрации духовной школы, устраивали митинги и демонстрации. В начале XX века волнения учащейся молодежи достигли своего апогея. Воронежскую семинарию несколько раз приходилось закрывать, так как администрация попросту не могла наладить дисциплину. Дети священников испытывали чувство, которое знаменитый иерарх митрополит Евлогий (Георгиевский) называл «социальной несправедливостью». Забитость и бесправие клириков, естественно, влияли на их детей. Последние выплескивали накопившееся в виде ученических протестов.

Несмотря на проблемы в духовной школе и участие некоторых клириков в антиправительственном движении, подавляющее большинство приходского духовенства продолжало оставаться на консервативных позициях, уча население в своих проповедях любви к церкви и отечеству. Но появление среди воронежских клириков лиц, придерживавшихся радикальных позиций, исповедовавших социалистические взгляды, свидетельствовало о постепенном нарастании кризиса синодальной системы, превратившей Российскую православную церковь в искусственно подчиненное государству церковно-административное учреждение. Церковь воспринималась государством как часть общего политического организма, в задачу которого входило выполнение специфических функций. Правительственная политика по отношению к духовенству как к служащим ведомства православного исповедания постепенно приводила к затуханию подлинной религиозной жизни на приходах, к падению авторитета православного пастырства.

Православная церковь продолжает существовать, а значит и изучение вопросов, связанных с её прошлым имеет не только научный интерес, но и реальную актуальность, обоснованную необходимостью в разрешении конкретных современных задач.

<< | >>
Источник: Иконников Сергей Анатольевич. ПРИХОДСКОЕ ДУХОВЕНСТВО ВОРОНЕЖСКОЙ ЕПАРХИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКА. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА. 2015

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. Заключение
  6. Заключение
  7. Заключение
  8. § 1. Форма и содержание обвинительного заключения
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. § 3. Порядок заключения и форма внешнеторгового контракта
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  12. Заключение