<<
>>

2.2. Формирование профашистских праворадикальных организаций на постсоветском пространстве

Масштабные по численности национальные движения всегда привлекали внимание исследователей, и с точки зрения их участников, и с точки зрения идеологии, и с точки зрения политики, проводимой руководством движения или государством.
Так в республиках бывшего СССР (в том числе и в постсоветской России) национализм – не просто тема для теоретических размышлений, а наболевшая проблема, часто взаимодействующая с трудностями социального-экономического характера, постоянно требующая своего разрешения [85, c.120]. Прошло то время, когда словосочетание «нацизм в России» и «фашизм в России» вызывали удивление и недоумение. Организации радикальных националистов и откровенных нацистов стали неотъемлемой частью политического спектра демократической России [91]. Нынешнюю социально-политическую ситуацию в России можно охарактеризовать  как «профашистскую»: в обществе набирают силу настроения социального протеста, «обиженных режимом», активизируются выступления националистически настроенных групп, образуются экстремистские молодежные объединения. Тот факт, что эти явления стали обнаруживать себя в последние годы, дает основания утверждать, что угроза фашизма в стране, где потерпел поражение социализм, дважды совершился не только экономический и социальный, но и идеологический переворот, становится реальностью. Особую опасность в России представляет то, что начала фашизма, отмечаются в конструкции правящей элиты – политическом корпоративизме, и в распыленности профашистских настроений в различных социальных группах, движениях и организациях. В силу того обстоятельства, что националистические, руcофобские и мессианские настроения пока не оформились в идеологии и программах политических организаций и движений, фашистская угроза в стране мало заметна широкому кругу общественности. Поэтому изучение cодержания фашистского мировоззрения, условий разрастания, факторов институционализации фашистских идей в российском обществе, анализ субъектной стороны профашизма – актуальные научные задачи, требующие локализации и разрешения в рамках политической науки. Проблема культурной, национальной, гражданской безопасности в современном российском обществе тесно связана с противостоянием фашизму в различных формах его проявления. Неофашизм сегодня все более грозно заявляет о себе, нарушая важнейшие права человека: на жизнь, свободу, безопасность. Он становится одной из важнейших проблем современного мира, что вызывает особые опасения в век высоких военных технологий, когда личность, становится способной направить весь арсенал современных достижений науки для решения собственных целей и задач. Что вызывает проявления фашизма, в чем природа этого феномена? Эти вопросы вызывают рост исследовательского интереса к этой чрезвычайно актуальной теме. Фашизм является крайней формой нетерпимости, соединенной с агрессией и насилием как методами выражения непримиримости к другому. В данном параграфе мы ставим задачу раскрыть внутренние и внешние источники этих деструктивных форм мировоззрения и поведения, а также проанализировать ситуацию появления профашистских настроений в праворадикальных организациях постсоветской России.  Согласно определению данному ПАСЕ «правый радикализм – это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии» [162].
Чаще всего  праворадикализм проявляется в политике и выражается в стремлении подорвать стабильность существующих общественных структур и политических институтов. Нередко это осуществляется с помощью демагогии, призывов к насилию, террористических актов и приемов партизанской войны. Для них характерна бескомпромиссность, непримиримость к позиции оппонентов и отказ от диалога и консенсуса в спорных вопросах. Их идеологической и теоретической основой являются радикальные идеологические концепции, религиозный фундаментализм, национализм [93]. Близкое смысловое значение к правому радикализму имеет экстремизм. Экстремизм тесно связан с радикализмом, поэтому оба эти термина часто употребляют как синонимы. В тоже время необходимо различать разновидности форм экстремизма. К ним, по нашему мнению, могут быть отнесены следующие: Политический экстремизм – крайние взгляды на политическую систему общества, пропаганда насильственных или агрессивных (основанных на страхе и подчинению силе) способов установления отстаиваемой формы власти, вплоть до политического террора. Националистический экстремизм – радикальные, интолерантные идеи и действия в отношении представителей иной народности, национальности, этнической группы; стремление к политическому или физическому устранению нетитульного населения; агрессия, в крайних формах – терроризм в отношении людей иной этнической группы, даже в отношение большинства. Религиозный экстремизм – жесткое неприятие идей другой религиозной конфессии, агрессивное отношение и поведение к иноверцам, пропаганда незыблемости, «истинности» одного вероучения; стремление к искоренению и устранению представителей иной веры вплоть до физического истребления, (что получает теологическое обоснование и обыденное оправдание). Подростково-молодежный экстремизм – взгляды и тип поведения молодых людей, основанные на культивировании принципа силы, агрессии в отношении окружающих, вплоть до насилия и убийства. Данный вид радикализма предполагает непримиримость к инакомыслящим (особенно к представителям определенных молодежных движений), а также стремление к созданию тоталитарного сообщества основанного на подчинении [145] и конфликтности. Конфликты в среде молодежных движений и субкультур порождают возникновение новых профашистских организаций. Любая молодежная субкультура имеет собственные  правила, «неписанные» традиции, ценности, стереотипы поведения в определенных ситуациях. Причем каждая субкультура считает свое мнение наиболее правильным, точным и актуальным. Основное отличие конфликтов молодежных субкультур от  конфликтах, происходящих в среде взрослых людей в том, что старшее поколение способно более терпимо и корректно относиться к постороннему мнению, или, по крайней мере, только лишь вербально реагировать на выявление каких-либо явных противоречий или различий во взглядах (полемизировать и искать компромисс). Молодежь же более эмоционально реагирует на подобные проявления «непохожести»  кого-либо непосредственно на свою социальную группу и всеми силами старается это изменить, но, наталкиваясь на противостояние и нежелание противоположной стороны подчиниться, пытается, опять же благодаря юношескому  эгоцентризму, решить подобную проблему физической силой. Именно из подобных ситуаций вытекают молодежные конфликты, межгрупповые выяснения отношений, определение правых, неправых, виновных и  пострадавших, что и порождает их экстремистскую праворадикальную направленность. Важнейшим фактором формирования профашистских организаций на постсоветском пространстве, как раз, и являлся рост экстремизма в неустойчиво трансформирующихся, но динамично политизирующихся обществах, в том числе и российском. В условиях отсутствия демократических законов и их исполнения, создания новой политической системы, не способности государства гарантировать защиту интересов и прав граждан, приводит к нарастанию экстремизма в обществе. Уровень жизни в России в постсоветский период серьезно снизился и сравнялся со слаборазвитыми странами. При этом усилилась поляризация, пропасть между богатым и бедным населением. В первую очередь это ощутила молодежь, которая «хотела перемен», а получила нищету, хронические кризисы, нестабильность. Эту ситуацию дополнил мировой финансовый кризис, который ударил и по молодежи, пополнившей ряды безработных. Молодые люди по-прежнему остаются невостребованными на рынках труда даже в собственных городах, и поэтому их раздражает появление большого числа мигрантов, готовых работать за меньшие деньги, которые расцениваются как конкуренты на столь необходимые рабочие места. Следует заметить, что и часть приезжих, не желая или не имея возможности трудиться в рамках закона, пополняет собой ряды криминального сообщества. Они создают этнические преступные группировки, занимаются кражами, грабежами, совершают избиения, насилия, убийства и, по большей части, в отношении коренного населения, зачастую по жестокости и дерзости оставляя местные криминальные образования далеко позади. Не последнее место здесь занимают и террористические акты, совершаемые мусульманскими религиозными фанатиками в различных городах России. Это вызывает естественную отрицательную реакцию населения. Негативное общественное мнение в отношении таких фактов также является питательной средой для возникновения профашистских организаций. Проблема профашистских организаций оказывается тесно связанной как с внешними, так и с внутренними факторами. Политическая нестабильность, усиленная экономическими проблемами, подкрепляется несовершенством и неисполнимостью законодательства. В результате   складываются условия, влияющие на усиление деструктивных, насильственных действий, особенно среди молодежи. Молодежный экстремизм в России выступает как следствие легитимации насилия в культуре в целом, снижения уровня современного образования и культуры, разрыва преемственности ценностных и нравственных установок различных поколений, снижения показателей гражданственности и патриотизма, криминализации сознания в условиях социально-экономического кризиса и политической неопределенности [106]. Экстремистские настроения нередко использовались властью для решения собственных задач. Власть, особенно в тоталитарных, недемократических режимах, способствует созданию из агрессивно настроенных молодых людей своеобразных «боевых отрядов» выполняющих скрытые функции борьбы с инакомыслием по отношению к ней. В тоже время неофашизм может оказаться направленным и против самой власти, в этом случае его социальная база иная: радикальный путь поведения сознательно выбирает образованная «разночинная» молодежь, охваченная идеей «переустройства мира», «мировой революции» и т.д.  Такой тип радикалов направлен не на тех, «кто слабее», а на тех «кто сильнее», на тех, кто имеет собственный мощный аппарат насилия и принуждения (армию, тюрьмы, полицию и т.д.). Подобный тип экстремизма был характерен для России XIX века, когда формировалась так называемая «революционная традиция». Такой тип социальной активности имеет место и сегодня. И все же в современной России в большей степени наблюдается экстремизм «первого типа», направленный в большей степени на тех, кто не защищен государством или собственными возможностями. Объектами экстремизма выступают различные меньшинства и субкультурные объединения, а также и политические движения, носящие оппозиционный характер. Во-первых, речь идет о переселяющихся в российские города представителях нерусского (неславянского) этноса, имеющих соответствующие внешние особенности, то есть «нетитульное» население. Во-вторых, это представители молодежных субкультур, имеющие яркий, эпатажный внешний вид и определенные идейные основания. В-третьих, это представители политических движений, поддерживающие права первых и вторых. В постсоветской России поднимается волна экстремистских организаций и субкультур.  По неофициальным данным в РФ в настоящее время действует 250 так называемых экстремистских организаций в 85 городах. Это приверженцы идей неофашизма, экстремизма и религиозного фундаментализма. Их действия имеют разные проявления от драк и погромов до протестов и демонстраций. Одна из ярких черт их этнополитическая окрашенность – противостояние двух экстремистских форм национализма. Нарастание экстремизма, во все более экономически и социально неустойчивом политизирующемся обществе, становится возможным при условии отсутствия гарантии прав граждан на защиту их интересов, демократических законов их исполнения. После политических переворотов и контрпереворотов, завершившихся распадом и ликвидацией СССР начинается процесс создания государства и общества нового типа. Переходный период от социализма к капитализму оказывается связанным с «шоковой терапией», приватизацией – захватом и переделом собственности, необратимыми изменениями социальной структуры общества и образа жизни, падением уровня жизни людей. Уровень жизни населения России постсоветского периода обусловлен неполной занятостью и безработицей, запредельным снижением доходов и покупательной способности, галопирующим ростом цен, ограниченным выбором товаров, продуктов и услуг. При этом усиливается социальная дифференциация, поляризация, образуется непреодолимая пропасть между богатым и бедным населением. Ситуацию усугубляет все более возрастающий поток мигрантов из ближнего зарубежья, которые не только пополняют местные криминальные сообщества, но и создают этнические преступные группировки, занимаясь кражами и грабежами, допуская насилие и даже убийства по большей части в отношении коренного населения на территории их компактного проживания. Современная история показывает, что одной из ярких черт современного фашизма в России является его этнополитическая окрашенность и бинарность (противостояние двух активных форм национализма). Это проявляется не только на Юге страны, но в каждом крупном мегаполисе, где после распада СНГ, Кавказских войн конца XX начала XXI века произошел «исход» народов из неблагополучных мест жизни в регионы с высоким уровнем жизни и наличием рынка труда.  Анализируя сайты организаций, призывающих к экстремизму, у большинства граждан и в самом деле возникает ощущение недоумения, почему их деятельность до сих пор легальна и доступна к изучению. Интернет переполнен шовинистической пропагандой, ведущейся с обеих сторон. Можно увидеть видео с расправами и убийствами представителей неславянского или напротив славянского типа, ролики о маршах и массовых побоищах – свидетельствующих о том, что войны идут как виртуальные, так и реальные. Интернет представляет массу возможностей для передачи не только вербальной, но и невербальной информации, формирующей «образы врага». Следует учитывать и целевую аудиторию, которая главным образом состоит из молодежи, как инструмента, используемого каждой из сторон в достижении своих политических, а возможно и экономических целей. Профашистское движение в современной России явление парадоксальное, но, тем не менее, активно набирающее силу. Его становление начинается в постсоветский период на фоне распада империи СССР, как попытка, с одной стороны, сохранить политический контроль над национальными республиками, а с другой, как реакция на миграционные потоки неславянского населения в города России. Молодежные фашистские объединения отличаются подражанием немецкому нацизму, при этом поворачивая направление агрессии не на славянские народы, а на выходцев из Азии, Кавказа и др. В некоторых случаях это находит проявление в форме русского национализма, апелляции к монархии и православию (РНЕ). В этом смысле активисты движения стремятся разграничить немецкий фашизм и современный русский национализм [36]. Фашизм для многих его последователей сегодня это идея наведения порядка, восстановления былого могущества нации, которая оказывается востребованной на фоне духовного и ценностного кризиса, отсутствия национальной идеи, соблюдения прав человека. Фашизм предельно упрощает все проблемы до сведения образа врага (неарийца) и его истребления. Эта идеология, основанная на древней тяге к богоизбранности и национальной исключительности, опирается на мощный энергетический потенциал коллективной психологии масс. Для интеллектуалов она оказывается связанной с эзотерикой, а для обывателя – с культом физической силы, что в обоих случаях действует безотказно [18]. Существует ли в России ярко выраженное профашистское движение? Как показывают СМИ, в России действует более ста политических организаций этнократического или империалистического толка, наиболее частым самоназванием которых является «национал-патриоты». Большинство из них можно охарактеризовать как «праворадикальные», хотя некоторые заявляют себя и как «левые». Многие из них, по сути, и являются проводниками фашистской идеологии. Профашистской идеологии во многом придерживается такое направление в субкультуре скинхэдов как НС-скинхеды или «бонхэды». НС-скинхеды (Nazi skinheads или National Socialist skinheads) – скинхеды, придерживающиеся национал-социалистической идеологии, ратующие за идею расового сепаратизма и превосходства белой расы. Кроме частичного повторения внешнего вида, они не имеют ничего общего с традиционными скинхедами и другими направлениями скинхедов. Противники НС-скинхедов (антифашисты, антирасисты и т.п.) используют по отношению к ним наименование «бонхеды» (англ. boneheads – «костяные головы», «тупоголовые») [113]. Статистика показывает, что если в 1990-х годах скинхеды были представлены мелкими группировками (от 3 до 10 человек), то после 2006 года стали складываться крупные (до 500 человек). В Москве первыми возникли «Скинлегион» и «Blood&Honor» (это русский филиал международной организации наци-скинов), а также «Национал-Социалистическая Группировка 88». Каждая из них насчитывает по 200-250 бойцов. Всего же в Москве в настоящее время около 6 тысяч молодых нацистов. В Петербурге их свыше 3 тысяч, при этом только в одну организацию «Русский кулак» входит около 500 человек и не меньше 100 – в организацию «Коловрат», в Нижнем Новгороде – свыше 2,5 тысячи скинхедов, из них 300 человек входят в самую крупную группировку «Север» [199]. Агрессия со стороны этих движений направлена в первую очередь на неславянское население, а, во-вторую, на представителей «враждебных» субкультурных объединений (рэперов, растаманов, эмо и др.) Общественное мнение прочно связывает скнин-хэдов с наиболее агрессивными и непримиримыми к оппонентам формами поведения. Стоит отметить, что традиционные скинхэды далеко не всегда согласны с такими обвинениями, поэтому уточним еще раз, что речь идет об определенном (националистическом) движении внутри самого направления. В мегаполисах и городах России можно встретить и скинов-антифашистов (redskins), которые, открыто позиционировали свою антифашистскую позицию в плакатах и уличных надписях накануне дня Победы [5]. Проблема противостояния национализму и экстремизму в современной России оказывается тесно связанной с государственными интересами. Молодежные движения выступают не только субъектами политической активности, но и инструментами, ударными отрядами для заинтересованных сил. Их деятельность легитимна, поскольку это с одной стороны выражает интересы современных державных партий и политических лидеров, а с другой, поскольку, власти в определенной степени необходимы «враги народа», которые, борьба с которыми укрепит их собственную позицию. В связи с этим борьба с экстремизмом в большей степени касается точечных терактов, действия политической оппозиции, хулиганствующих банд, но почти не затрагивают фашиствующих движений. Вместе с тем противостояние этому необходимо и во многом будет обусловлено не только укреплением государственности, но и развитием гражданского общества. Проблема фашизма является весьма значимой, «выстраданной» человечеством и особенно нашей страной. Среди мрачных порождений фашизм выделяется своей варварской, человеконенавистнической практикой и идеологией, выступая и движением и кровавым режимом. Приоритет единой и однородной нации, враждебность к «инородцам» и склонность к охранительным мерам – эти черты сближают современных праворадикальных нацистов с фашистами прошлого. Для привлечения новых сторонников праворадикалы, как и фашисты прошлого, используют упрощенные исторические трактовки. Делают акцент на возврате к традиционным общественным ценностям и восстановлении «попранной» национальной идентичности. И те, и другие предельно доступно формируют броские эмоциональные лозунги направляют критику на более политически корректные умеренные партии. Как и фашистские партии прошлого современные праворадикалы намеренно создают у потенциальных избирателей образ врага. Однако принципиальное отличие современных праворадикальных нацистов как от фашистов, так и от неофашистских группировок, состоит в том, что они не прибегают к террористическим методам и действуют строго в рамках политического поля. Все вышеперечисленные обстоятельства и факты становятся вескими причинами для возникновения профашистских праворадикальных организаций. Причины, определяющие популярность и распространение праворадикальных экстремистских идей среди многонационального народа России и «титульной нации» были напрямую связаны с общей социальной неустроенностью и резким падением уровня жизни, крахом их надежд на благополучие, кризисом идентичности. Эта ситуация характерная для европейских государств и народов в 1920-40-х годах во многом воспроизводится и сегодня. На идеологическом уровне существует схожесть и преемственность постулатов. И те, и другие пропагандируют агрессивный нацизм, прибегают к популистским методам политической борьбы. Кроме того, с политико-экономической точки зрения и фашисты прошлого, и праворадикальные националисты современности предлагают обществу альтернативный путь, так называемый «авторитаризм развития». При определенных условиях социум может выбрать опору именно на эти движения. Изучение и использование профашистскими идеологами чрезвычайно длительных исторических тенденций и опыта тайных обществ, пронесенного через века, делают фашизм чрезвычайно живучим и подобным «Кощею Бессмертному». Возрождение фашистской идеологии, документальные свидетельства о корнях этого политического движения выводят тему фашизма из статуса локальной или региональной в статус глобальной, из разряда экзотических, придают ей статус весьма серьезной опасности для современного российского общества, которая несет угрозу существования российской государственности.
Помощь с написанием академических работ
<< | >>
Источник: Плихун Яна Васильевна. Причины возникновения и деятельность праворадикальных организаций России постсоветского периода. 2015
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 2.2. Формирование профашистских праворадикальных организаций на постсоветском пространстве:

  1. Плихун Яна Васильевна. Причины возникновения и деятельность праворадикальных организаций России постсоветского периода, 2015
  2. Глава 3. Условия и перспективы локализации праворадикальных организаций России постсоветского периода
  3. § 1.3. Исследование опыта правового регулирования организации судебной власти на постсоветском пространстве
  4. Глава З Правовое оформление этапов экономической интеграции на постсоветском пространстве и правовое регулирование модели асимметричной интеграции в Соглашении о формировании Единого Экономического пространства от 19 сентября 2003 г.: сравнительный анализ
  5. 1.2. Причины возникновения праворадикальных движений в постсоветской России
  6. 2.1. Характеристика структуры органов интеграции на постсоветском пространстве
  7. 2.2. Специфика интеграционного процесса на постсоветском пространстве
  8. 3.1. Проблема правового оформления поэтапной интеграции на постсоветском пространстве
  9. Глава 2. Распространение фашизма и экстремизма на постсоветском пространстве
  10. Глава 1 Правовое оформление направлений интеграционного процесса на постсоветском пространстве
  11. 3.2. Механизмы противодействия праворадикальным организациям в российской политической практике
  12. Возможности использования опыта таможенного регулирования Европейского Союза в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве на примере Евразийского экономического союза и в Российской Федерации
  13. 3.1. Пути преодоления распространения идеологии неофашизма в деятельности праворадикальных организаций
  14. § 2. Формирование досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних в советский и постсоветский периоды развития России
  15. § 1. Европейский ордер на получение доказательств: этап на пути формирования комплексной системы взаимной правовой помощи в правовом пространстве Европейского Союза