<<
>>

§2. Методология оценки иерархической и сетевой функциональности доминирующей партии в электоральном процессе

Понятие функциональности территориального отделения доминирующей партии является сложносоставным по нескольким причинам. Во-первых, само явление доминирующей партии определяется рядом факторов, которые отчасти справедливы и для территориального отделения такой политической партии.
Во-вторых, вопрос функциональности политической партии так же имеет дискуссионный характер, потому количество выделяемых в научной литературе партийных функций варьируется в широком диапазоне. Так российский политолог Б.И. Макаренко указывает на три функции политической партии: борьба за власть, рекрутирование элиты и участие в выработке важнейших решений1. Другой российский политолог К.С. Гаджиев предлагает выделять четыре группы партийных функций: превращение множества частных интересов в совокупный общественный интерес; реализация представительства социальных групп в политической системе; институционализация политического участия граждан; выдвижение кандидатов, проведение выборов2. Исследователи А.В. Кынев и А.Е. Любарев выделяют уже пять функций, выполняемых политической партией: функция идеологического сплочения, функция организационного сплочения, программная функция, просветительская функция и инновационная функция3. Наконец, по мнению З.М. Зотовой можно выделить около десятка функций политической партии4. Широкий перечень партийных функций можно объяснить не столько многофункциональностью самой политической партии, сколько подходом к определению той или иной функции политической партии. Так, российский 1 См.: Макаренко Б.И. Парламентские выборы 2003 года как проявление кризиса партийной системы // Полис. – 2004. - №1. – С.52-53. 2 См.: Гаджиев К. С. Политическая наука. – М., 1994. С.143-146. 3 См.: Кынев А.В., Любарев А.Е. Партия и выборы в современной России: эволюция и деволюция. М., 2011. С.23-26. 4 См.: Зотова З.М. 100 лет российской многопартийности. М., 2006.
С.39. исследователь О.В. Гаман-Голутвина, рассматривая вопрос о функциональности политических партий, указывает, что некоторые функции, которые выполнялись политической партией в прошлом, в настоящее время в силу разных причин были переняты иными институтами1. То есть, в отдельный конкретно-исторический период политическая партия может выполнять функции, не нашедшие места в приведенных классификациях. Так, французский философ Б. Жувенель приводит в своей книге «Власть: Естественная история ее возрастания» пример, из которого следует, что политические партии Америки в XIX в. организовывали в городе Нью-Йорке оказание своим избирателям материальных услуг2; а в примере, изложенном в работе американского политолога И. Шайнера, указано, что политические партии Тайланда доходили до того, что обеспечивали своих избирателей некоторым имуществом3. То есть, широкий перечень функций политической партии может быть обусловлен, с одной стороны, исторической изменчивостью партийной функциональности, а, с другой стороны, количество выделяемых исследователем функций может зависеть от степени обобщения и конкретизации. Функциональность искусственных явлений, к которым относится и политическая партия, имеет два вида: целевой и побочный. Так как искусственное явление представляет собой человеческое творение, основанное на заведомо установленной цели, то его функциональность должна иметь заведомый характер. То есть человек, как правило, создает что- либо для извлечения полезного результата. Однако наряду с целевой функциональностью искусственного явления может проявлять себя побочная функциональность, то есть полезное проявление искусственного явления, которое не планировалось и не полагалось при его создании. В работе шотландского экономиста А. Смита «Исследование о природе и причинах 1 См.: Гаман-Голутвина О.В. Российские партии на выборах: картель «хватай всех» // Полис. – 2004. - №1. – С.23-24. 2 См.: Жувеналь Б. Власть: Естественная история ее возрастания. М., 2011. С.365. 3 См.: Scheiner E.
Democracy without competition in Japan: opposition failure in a one-party dominant state. New York, 2006. Р.15. богатства народов» приводится наглядный пример проявления целевой и побочной функциональности, суть которого заключается в том, что исполнение профессиональных обязанностей или осуществление иной хозяйственной деятельности демонстрирует, с одной стороны, целевую функциональность, выраженную в частной выгоде актора, тогда как та же самая деятельность, с другой стороны, отображает побочную функциональность в виде публичной выгоды общества1. Таким образом, рассуждая о функциональности политических партий, можно выделять функции, для выполнения которых политическая партия заведомо создается, и функции, которые политическая партия выполняет дополнительно или особо, то есть побочные (вспомогательные и иные) функции. Среди указанных двух групп функций целевая группа вызывает больший интерес, так как именно она предопределяет деятельность политических партий. Целевой функцией политической партии считается функция завоевания политической власти2, то есть установление контроля над государственным аппаратом, путем приобретения и замещения должностей на надлежащим образом организованных выборах3. Несмотря на приведенную формулировку, целевая функция политической партии не представляется единой. В ее составе можно выделить как минимум два направления: борьба за голоса избирателей и замещение выборных должностей. Борьба за голоса избирателей получает свою конкретизацию в проведении избирательной кампании и получении в ее результате доли депутатских мандатов. Реализуя данное направление, политическая партия вступает в иерархические отношения с органами государственной или муниципальной власти, то есть в отношения неравных субъектов по поводу осуществления власти. Таким образом, борьба за голоса избирателей представляет собой иерархическую функциональность политической партии. 1 См.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962. С.78. 2 См.: Гаман-Голутвина О.В.
Российские партии на выборах: картель «хватай всех» // Полис. – 2004. - №1. – С.23. 3 См.: Голосов Г.В. Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003. СПб., 2006. С.11. Замещение выборных должностей выражается в непосредственном «заполнении» приобретенных политической партией депутатских мандатов выдвинутыми ей кандидатами, для чего формируется кандидатская база политической партии – перечень лиц, выдвигаемых политической партией в качестве кандидатов на выборную должность от соответствующей политической партии. Отношения по поводу формирования кандидатской базы имеют сетевой характер, так как они строятся между равноправными субъектами «на базе ресурсной зависимости в целях достижения согласия по интересующему всех политическому вопросу, используя при этом формальные и неформальные нормы»1. Следовательно, замещение выборных должностей представляет собой сетевую функциональность политической партии. Приведенное деление целевой функции политической партии на иерархическую и сетевую имеет как теоретические, так и практические основания. Теоретически политическая партия, по сути, представляет собой посреднический инструмент обмена одних ресурсов (материальных, репутационных, организационных) на другие (властные, имеющие материальное воплощение в голосах избирателей), действуя при этом в двух плоскостях: вертикально-властной и горизонтально-общественной. В результате, действия политической партии можно свести к двум видам: приобретение ресурсов и их обмен, что воплощается в сетевой и иерархической функциональности. Практически политическая партия выступает в роли представительного института, который, будучи одним из немногих, если не единственным, обладает правом и возможностью участия в электоральном процессе, что образует вокруг него сеть партийных членов, сторонников и иных заинтересованных субъектов политики. Функциональная составляющая территориального отделения политической партии так же изменчива и неоднозначна. Так, французский 1 Сморгунов Л.В. Сетевой подход к политике и управлению // Полис. – 2001. – №3. – С.108. политолог М. Дюверже, рассуждая о функциональности различных видов «базовых элементов» (территориальных отделений), указывал на принципиальную разницу выполняемых ими функций. «За исключением выборной кампании, комитет пребывает в состоянии спячки, его собрания эпизодичны и малоплодотворны. И напротив, активность секций, исключительно высокая в период выборов, остается значительной и регулярной и в интервале между ними. Секции социалистов собираются раз в месяц или даже каждые 15 дней. И сами их собрания носят иной, чем у комитетов, характер: речь идет не только об избирательной тактике, но и о политическом воспитании»1. Российские политологи Г.Р. Латфуллин и Н.В. Новичков дают развернутый список выполняемых региональным отделением политической партии функций: «Представление интересов политической организации в регионе; реализация решений политической организации в регионе; повышение политического авторитета, известности и популярности политической организации и ее лидеров в регионе; продвижение политических продуктов политической организации в регионе; создание, обеспечение функционирования и развития местных и первичных отделений политической организации; повышение численности политической организации; участие в выборах депутатов представительных органов власти субъекта РФ; участие в выборах глав местных администраций и депутатов представительных органов местного самоуправления; организация региональных и местных референдумов; взаимодействие с региональной и местной политической и экономической элитой; участие в формировании регионального и иного информационного и политического пространств; повышение роли данной политической организации в политической жизни конкретного субъекта РФ»2 1 Дюверже М. Политические партии. М., 2000. С.67. 2 Латфуллин Г.Р., Новичков Н.В. Политическая организация. СПб., 2007. С.391. Широкое разнообразие приписываемых территориальным отделениям функций предопределяется во многом их целевым функциональным предназначением. В отличие от политической партии целевое назначение территориального отделения заключается не в завоевании и удержании политической власти, а в обеспечении завоевания и удержания политической власти политической партией в целом. Целевая функция, содержащаяся в термине «обеспечение завоевания и удержания политической власти политической партией», носит интеграционный характер, и раскрывается в содержании уставных документов политических партий. Если обратить внимание на перечень указываемых в уставах политических партий полномочий территориальных отделений, то можно обнаружить внушительный перечень полномочий региональных, местных, первичных отделений, значительная часть которых, однако, относится к внутрипартийным вопросам. Оставшуюся часть совокупности представленной в уставах четырех российских парламентских партий информации о полномочиях территориальных отделений политических партий, можно свести к трем основным функциям территориального отделения: обеспечительной, представительной и координационной1. Их совокупность направлена на способствование выполнению политической партией своей целевой функции – функции завоевания и удержания власти путем участия в надлежащим образом организованных выборах. Обеспечительная функция в данном контексте понимается в узком смысле. В ходе проведения избирательной кампании по выборам на должность вышестоящего по отношению к территориальному отделению политической партии уровня власти, последнее обязано обеспечить 1 См.: Устав Всероссийской политической партии «Единая Россия» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства юстиции РФ. URL.:http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/partii/ER/ (дата обращения 10.02.2013). – п. 13.7.7, 14.6, 15.10; Устав Политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства юстиции РФ. URL.:http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/partii/Kommun/ (дата обращения 10.02.2013). – п. 4.4, 5.3, 6.3; Устав Политической партии «Либерально-демократическая партия России» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства юстиции РФ. URL.:http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/partii/Liber/ (дата обращения 10.02.2013). – п. 6.3; Устав Политической партии «Справедливая Россия» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства юстиции РФ. URL.: http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/partii/SR/ (дата обращения 10.02.2013). – ст.29, 44, 55. оптимальный результат поддержки избирателей на соответствующей территории. Представительная функция территориального отделения политической партии заключается в организации и проведение избирательной кампании соответствующей политической партии с целью завоевания и удержания политической власти посредством участия в надлежащим образом организованных выборах на должность того же уровня власти, что и тот, на котором действует территориальное отделение политической партии. Координационная функция территориального отделения политической партии выражается в установлении слаженности в деятельности нижестоящих территориальных отделений с целью обеспечения достижения ими оптимального результата на выборах на должность соответствующего им уровня власти. Следует заметить, что обеспечительная, представительная и координационная функция в большинстве случаев в той или иной степени включают в себя как иерархическую так и сетевую функциональность. Однако следует заметить, что приведенные целевые функции и их составляющие территориальных отделений политических партий не исключают наличие иных побочных функций, фактически выполняемых, но не декларируемых. Проверка обозначенных особенностей допустима только в рамках национальных условий конкретного государства. «Политики обращаются к политическим партиям, … когда они верят, что это улучшит перспективы достижения желательных для них результатов, и они избегают партий, если такой уверенности нет»1. В связи с этим возникает вопрос функциональных преимуществ политической партии как средства политической борьбы по сравнению с отдельно взятым независимым кандидатом на выборную должность. Преимущества политической партии зависит от имеющихся у нее ресурсов. 1 Цит. по: Кынев А.В., Любарев А.Е. Партия и выборы в современной России: эволюция и деволюция. М., 2011. С.30. В общем, ресурсы политической партии можно свести, как минимум, к трем группам: организационному, имущественному и репутационному (имиджевому). Одним из очевидных партийных ресурсов является организационный ресурс. Политическая партия представляет собой организацию – «объединение людей, совместно реализующих программу или цель и действующих на основе определенных правил и процедур»1. Сама организация имеет, в свою очередь, свои основания, например, идеологию – идейную заинтересованность активистов – или имущественную заинтересованность активистов. Ценность организационного ресурса выражается в большей мере в качественной и количественной характеристиках человеческого ресурса – характеристиках активистов политической партии. Российский политолог Г.В. Голосов в своей работе «Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003» из трех выделенных ресурсов российских политических партий два отнес к группе организационных: во-первых, политическая партия может помочь кандидату получить регистрацию, то есть набрать необходимое количество подписей в его поддержку или внести достаточную сумму избирательного залога, а, во- вторых, политическая партия может обеспечить общее агитационно- пропагандистское сопровождение и общую координацию2. Оценка данного ресурса политической партии может проходить на основании анализа ее качественного и количественного состава. Количественный состав политической партии предполагает число ее активистов. Хотя данный показатель далеко не является оптимальным, так как массовость политической партии давно не представляет собой жизненную необходимость политической партии. Однако в российской правовой действительности, предъявляющей требования к количеству партийных членов, этот показатель может оказаться уместным. 1 Новый энциклопедический словарь. М., 2004. – С.849. 2 См.: Голосов Г.В. Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003. СПб., 2006. С.113. Американский политолог К. Грин обращает внимание на два типа партийно-политических деятелей: карьерноориентированных и идейноориентированных. К первым он причисляет тех политических деятелей, которые участвуют в деятельности политической партии в большей степени по прагматическим соображениям. В частности, они прибегают к помощи той или иной политической партии, так как уверены, что с ее помощью они смогут добиться замещения важного государственного или муниципального должностного поста. Идейноориентированные политики, напротив, не столько стремятся заместить государственный или муниципальный должностной пост, сколько реализовать в политике свои идеалы и ценности. Учитывая данное деление, К. Грин приходит к двум выводам: во-первых, карьерноориентированные политики составляют относительное большинство, а, во-вторых, в партийных системах с одной устойчиво доминирующей партией они по преимуществу стараются придерживаться рядов доминирующей партии1. Таким образом, доминирующий статус политической партии будет подтверждать ее количественный состав как индикатор ее привлекательности. Качественный показатель кадрового состава политической партии в большей степени отражает ее ценность. Качественный состав политической партии – это политический, профессиональный, общественный статус ее членов. Наличие значимых личностей в ее составе влияет как на имущественный, так и на имиджевый ресурсы политической партии. Соответственно наличие таких личностей в ее составе свидетельствует о большой ее эффективности. Для оценки качественного состава членов доминирующей партии и их активных сторонников можно частично пользоваться методикой, применяемой Г.В. Голосовым в его работе «Российская партийная система и региональная политика 1993-2003» для определения профессиональной 1 См.: Greene K. Creating competition: patronage politics and the PRI’s demise [Электронный ресурс] // официальный сайт базы данных WAO – World Affairs On-line URL.: http://www.fiv-iblk.de/ (дата обращения 12.03.2013). принадлежности региональных законодателей. Профессиональная принадлежность членов партии позволяет оценить связи политической партии с неполитическими общественными объединениями, коммерческими организациями, государственными/муниципальными органами власти, а также рассмотреть их ресурсный потенциал. Согласно данной методике автор анализировал списки кандидатов общественных объединений, участвовавших в выборах, на предмет профессиональной принадлежности кандидатов. Для проведения анализа Г.В. Голосов выделил восемь профессиональных групп, в основу которых заложил принцип наибольшей вероятности электорального успеха. Так, в профессиональную группу «законодатели» автор включил действующих депутатов разных уровней власти, в профессиональную группу «городские лидеры» - руководителей исполнительной власти; в профессиональную группу «чиновники» - иных управленцев, наделенных государственной / муниципальной властью; в профессиональную группу «политики» - политических деятелей общественных объединений; в профессиональную группу «бизнесмены» - руководителей или собственников частных организаций; в профессиональную группу «служащие» - лиц наемного труда, из которых в особую профессиональную группу выделены врачи, как служащие, обладающие высоким социальным капиталом; наконец в профессиональную группу «профессионалы» входят лица свободных профессий – адвокаты, артисты, художники1 и т.д. Для оценки качественного состава членов доминирующей партии и их активных сторонников мы так же используем методику профессиональной идентификации кандидатов, предложенную Г.В. Голосовым, несколько изменив ее за счет добавления и конкретизации некоторых профессиональных групп. В итоге мы имеем 14 профессиональных групп: «федеральные политики исполнительной ветви власти», «региональные политики исполнительной ветви власти», «муниципальные политики 1 См.: Голосов Г.В. Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003. СПб., 2006. С.152. исполнительной ветви власти», «федеральные депутаты», «региональные депутаты», «муниципальные депутаты», «федеральные общественные деятели», «региональные общественные деятели», «муниципальные общественные деятели», «должностные лица», «чиновники», «бизнесмены», «служащие» и «неработающие». Следует сделать пояснения относительно содержания некоторых приведенных профессиональных групп. Содержание профессиональных групп «федеральные, региональные и муниципальные политики» охватывает лиц, замещающих государственные должности РФ, субъектов РФ и муниципальных образований, за исключением депутатов соответствующих представительных органов власти, которые входят в состав профессиональных групп «федеральные, региональные и муниципальные депутаты». «Федеральные, региональные и общественные деятели» - профессиональные группы, охватывающие лиц, профессиональная активность которых непосредственно и преимущественно связана с деятельностью частных некоммерческих юридических лиц, в том числе общественных объединений и политических партий как одного из видов общественных объединений. Профессиональная группа «бизнесмены» состоит из лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, а именно: индивидуальные предприниматели; лица, замещающие должности единоличного исполнительного органа частных коммерческих юридических лиц или входящие в состав коллективных исполнительных органов таких организаций (директоры, генеральные директоры, президенты); лица, входящие в состав иных органов управления частной организации (члены совета директоров, руководители филиалов и представительств); их заместители. В состав профессиональной группы «чиновники» включены лица, замещающие должности муниципальной и государственной службы РФ и субъектов РФ. Профессиональная группа «должностные лица» включает в себя как государственных и муниципальных служащих, замещающих должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей – должностные лица (руководители департаментов, управлений, отделов, отделений органов государственной власти и местного самоуправления), – так и лиц, не являющихся государственными или муниципальными служащими, но замещающих должности, связанные с выполнением организационно- распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей государственных или муниципальных юридических лицах (руководители государственных и муниципальных медицинских, учебных учреждений; унитарных и казенных предприятий). В состав профессиональной группы «неработающие» включены такие категории граждан как: безработные, пенсионеры, студенты и др. Состав профессиональной группы «служащие» охватывает все остальные категории граждан. Второй ресурс политической партии – имущественный ресурс. Условно его можно обозначить всей допустимой для политической партии совокупностью объектов гражданских прав1. Следует заметить, что политическая партия не является коммерческой организацией, не преследует цель систематического извлечения прибыли, потому большая часть имущественного ресурса политической партии является «привлеченной». Однако данный вид ресурса политической партии не следует недооценивать. Например в государствах с устоявшимися демократическими институтами политические партия являются одними из немногих политических акторов, 1 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): ФЗ РФ от 30.11.1994 №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – №32. – Ст.3301. – ст.128. которые могут позволить проводить дорогостоящую избирательную кампанию выдвигаемого ими кандидатов на выборную должность. Альтернативные политическим партиям средства, такие как консалтинговые кампании, которые активно применялись в 1990-е годы в РФ, отличаются высокой стоимостью своих услуг, потому их предложение на политическом рынке более дорогое, что снижет их конкурентоспособность по сравнению с политическими партиями1. Одним из доступных способов оценки эффективности использования политическими партиями своего имущественного ресурса может являться анализ отчетной партийной документаций, представляемой политическими партиями в Минюст РФ. Безусловно, некоторая часть имущественных и финансовых операций может иметь теневой характер2, однако соотношение теневой и открытой частей операций политических партий имеет приблизительно одинаковую пропорцию, что позволяет судить об имущественном ресурсе политической партии на основе ее отчетности. Наконец, третьим ресурсом политической партии выступает ее репутационный (имиджевый) ресурс. Репутационный ресурс выражается в имени политической партии в широком смысле слова. Данный ресурс является основным, так как «определяющим аспектом политической партии является наличие названия, или «ярлыка», служащего как для самоидентификации группы, так и, что гораздо более важно, для ее идентификации в глазах избирателей»3. Ресурс неоднородный. Во-первых, он состоит из имени, как средства самоидентификации и деперсонификации ее членов, сторонников, участников. Используя политическую партию как средство политической борьбы, заинтересованное лицо может использовать ее имя при совершении собственных поступков, тем самым деперсонифицируя, «скрывая» себя. Например, при составлении списков кандидатов на выборную должность политической партией, кандидаты 1 См.: Голосов Г.В. Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003. СПб., 2006. С.119. 2 См.: Барсукова С.Ю. Звягинцев В.И. Механизмы «политического инвестирования» или как и зачем российский бизнес участвует в выборах и оплачивает партийную жизнь // Полис. - 2006. - №2. – С.110-111. 3 Цит по: Голосов Г.В. Российская партийная система и региональная политика, 1993-2003. СПб., 2006. С.11. совместно выступают от имени выдвигающей их политической партии, подвергая огласке свое имя в меньшей степени. Во-вторых, репутационный ресурс состоит из имени, как средства идентификации в глазах избирателей, или, другими словами, имени-образа. Именно благодаря этому свойству имиджевого ресурса политической партии справедливо высказывание «Политики обращаются к политическим партиям, … когда они верят, что это улучшит перспективы достижения желательных для них результатов, и они избегают партий, если такой уверенности нет»1. Имя партии выполняет не только информативную функцию, но и оценочную. Имя формирует имидж политической партии. О ценности репутационного ресурса политической партии говорит и тот факт, что все иные ресурсы партии – имущественный, организационный – не отличают ее от иных коллективных политических акторов. Консалтинговая компания или непартийное общественное объединение могут наравне с политической партией обеспечить организационно и имущественно избирательную кампанию того или иного кандидата. Единственного ресурса, которого нет у указанных коллективных политических акторов – политического имени. Консалтинговая компания строит избирательную кампанию от имени клиента, а общественное объединение – либо так же от имени кандидата, либо от собственного нейтрального имени. Потому значимость политического ярлыка трудно переоценить. Прежде всего, наиболее ярким индикатором использования имиджевого ресурса является результативность на выборах, где избиратель ориентируется во многом на партийный бренд. Следовательно, результаты выборов различных уровней власти будут первым отражением эффективности использования репутационного партийного ресурса. 1 Цит. по: Кынев А.В., Любарев А.Е. Партия и выборы в современной России: эволюция и деволюция. М., 2011. С.30. Однако результат выборов не сводится исключительно к показанной на выборах популярности партийного ярлыка. Потому наряду с оценкой эффективности имиджевого ресурса политической партии по результатам голосования избирателей целесообразно оценивать ту же эффективность посредством результатов социологических исследований. Таким образом, высокое одобрение деятельности политической партии избирателями на выборах и в ходе социологических опросов, при условии низкого коэффициента их расхождения, будет свидетельствовать об эффективности использования имиджевого ресурса политической партией. Среди приведенного перечня видов ресурсов политической партии в рамках российской действительности следует выделить еще один: политическая партия является практически единственным политическим актором, который может выдвинуть кандидата на выборный пост. Ресурс является исключительно юридическим и, по сути, не учитывая структурных требований, выступает единственным отличием политической партии от иного непартийного общественного объединения. В итоге, анализ использования политической партией своих традиционных ресурсов будет отражать целевую функциональность политической партии как таковой, ее эффективность в вопросе завоевания и удержания политической власти посредством участия в выборах. Следует еще раз упомянуть, что в данном случае предполагается традиционная цель политической партии, несмотря на то, что политическая партия может создаваться и для других нужд. Например, политическая партия может предназначаться для административно-политического контроля, централизации, снижении электоральных рисков осуществляемые параллельно государственным административным органам. В данном случае завоевание и удержание власти будет выступать средством достижения цели, и для оценки этого приведенные методы так же представляются уместными. Исследование функциональности территориального отделения доминирующей партии основывается на анализе ее деятельности. Политическая партия в ходе исполнения своего функционального назначения, взаимодействует как минимум с тремя типами субъектов политики: 1. с субъектами, имеющими свой индивидуальный или коллективный интерес, реализация которого связана с обладанием политической властью, в том числи и с избирателями; 2. с федеральными и региональными органами государственной власти 3. с органами местного самоуправления; Каждый из приведенных типов политических субъектов обладает разными видами ресурсов: органы государственной власти имеют властный ресурс, выраженный в праве на легитимное насилие; избиратели – голосами, ключевым ресурсом, который способен обеспечить завоевание и удержание политической власти; органы муниципальной власти, а также иные субъекты политики – всем иным многообразием ресурсов. С приведенными типами субъектов политическая партия взаимодействует по-разному. Во-первых, органы государственной власти и/или местного самоуправления выступают объектами формирования. Эта линия взаимодействия между ними и политическими партиями имеет иерархический характер. Однако органы государственной власти и/или местного самоуправления могут также являться группой интересов, в результате чего характер взаимодействия между указанными субъектами меняется на сетевой. Во-вторых, политические партии тесным образом взаимодействуют с избирателями. Определяющим способом их взаимоотношений являются выборы органов государственной власти и органов местного самоуправления. Любые иные формы взаимодействия между избирателями и политическими партиями являются производными, предназначенными исключительно для обеспечения отношений между политическими партиями и избирателями по поводу выборов. В-третьих, политические партии вынуждены взаимодействовать с группами интересов. Политические партии не являются коммерческими структурами, потому регулярное извлечение прибыли из своей деятельности не является их основной задачей. Потому для обеспечения своей избирательной кампании политическая партия вынуждена «обменивать» ресурсы групп интересов на свой потенциальный властный ресурс. Таким образом, территориальное отделение доминирующей партии в качестве своего целевого предназначения выполняет функцию обеспечения завоевания и удержания доминирующей партией своего статуса, посредством взаимодействия с органами государственной власти, органами местного самоуправления и иными политическими акторами. Для этого оно вынуждено участвовать в вертикально-властной и горизонтально- общественной плоскостях региона. В рамках такого участиях проявляются два типа отношений: иерархические отношения доминирующей партии с органами государственной и муниципальной власти как объектами партийного участия, с одной стороны, и сетевые отношения доминирующей партии с политическими акторами региона, к числу которых относятся, в том числе, органы государственной власти и местного самоуправления, как равноправными субъектами политики, обладающими собственными интересами.
<< | >>
Источник: Кичигин Григорий Евгеньевич. Доминирующая партия в электоральном процессе региона (на примере Саратовской области). Диссертация. 2014

Еще по теме §2. Методология оценки иерархической и сетевой функциональности доминирующей партии в электоральном процессе:

  1. Глава 2. Электоральная деятельность территориального отделения доминирующей партии в конкурентной политической среде региона
  2. Кичигин Григорий Евгеньевич. Доминирующая партия в электоральном процессе региона (на примере Саратовской области). Диссертация, 2014
  3. §2. Содержание и особенности деятельности регионального отделения доминирующей партии в процессе выборов основных институтов государственной власти
  4. §1. Системообразующие признаки территориального отделения доминирующей партии
  5. §3. Роль территориального отделения доминирующей партии в формировании органов местного самоуправления
  6. § 1. Языковые особенности документов партии (на материале директив и постановлений партии о литературе и искусстве)
  7. 2.3 Развитие теории и методологии стоимостной оценки российской школойбухгалтерского учета
  8. 5.1 Методология оценки обязательств в условиях изменения стоимостиактивов в бухгалтерском учете
  9. 1.2.3. Роль функциональной асимметрии полушарий в процессах адаптации
  10. Методы исследования функционального состояния и адаптационных резервов в процессе учебной деятельности студенток
  11. Концепция функционального менеджмента как методологическое основание функционального калькулирования
  12. Методика процедуры системы функционального калькулирования(и подсистемы - функционального бюджетирования)
  13. Функциональное бюджетирование как подсистема функционального калькулирования
  14. Сетевые версии детских газет