Задать вопрос юристу

Степень научной разработанности проблемы.

Выбор научной литературы, посвященной изучению причин возникновения и деятельности праворадикальных организаций в постсоветской России, очень ограничен. Российские исследователи, как правило, интерпретируют теории, (позволяющие проникнуть в глубинные, сущностные основания правого радикализма как идейно-политического течения), разработанные западными исследователями, классифицировать эти теории или раскрыть содержание понятий путем выделения их признаков [129].
Цель выявления продуктивности применения западных теорий при исследовании праворадикальных движений и организаций России постсоветского периода стала объединяющей для статей таких авторов как В.С. Малахов, А.Л. Кошман, В.А. Тишков, М.Н. Руткевич, Э.В. Тадевосян, С.В. Лурье и др. Что касаемо проблемы русского неонацизма, то следует отметить работу коллектива авторов под названием «Политическая ксенофобия: радикальные группы, представления лидеров, роль Церкви» [37], являющую собой энциклопедическое исследование по истории зарождения праворадикализма, различных формах его проявления и состоянии известных праворадикальных организаций современной России. Представление о праворадикальной идеологии в России можно получить из сборника «Азбука русского националиста» [203], которая является подборкой статей официального печатного органа Русского Национального Единства (РНЕ) «Русский порядок». По сути дела, это своеобразный праворадикальный катехизис основных идеологических принципов известной в недалеком прошлом агрессивно-реакционной праворадикальной организации. В России постсоветского периода праворадикальные организации становятся центральным объектом различных наук – истории, политологии, социологии и доминирующей тематикой их исследовательского интереса. В частности, начальный интерес к праворадикальной тематике был в первую очередь вызван тем, что на выборах декабря 1993 года неожиданно показала относительно высокие результаты партия ЛДПР, политическая программа которой строилась на основе использования элементов националистической и шовинистической идеологии. Начиная с этого периода, увеличивается численность публикаций на тему русского национализма и фашизма, из которых наибольший исследовательский интерес для диссертанта представляют теоретические подходы выявления сущности правого радикализма [35, с. 7]. Научные работы, посвященные данной проблематике, выходили и ранее. Так, И.Н. Барыгин [15, с. 24–25] дифференцирует праворадикальное движение на правых радикалов и правых экстремистов. Правые радикалы, по его мнению, для достижения своих политических целей стремятся использовать парламентский путь, а правые экстремисты допускают применение насилия. Между тем, в последующей реальной политической практике России постсоветского периода экстремистские (профашистские) праворадикальные организации не делают принципиальных различий между парламентскими и непарламентскими (насильственными) методами для реализации своих истинных намерений – установление диктатуры тоталитарного режима в стране. C.B. Лебедев понимает под правыми радикалами сторонников коренных (радикальных) изменений в социальной, политической и экономической жизни общества и создания качественно нового совершенно другого общества, а не сохранения или восстановления старого. Правый экстремизм – (в его представлениях это фашизм) – есть лишь правый радикализм, доведенный до логического конца. Главным признаком современного фашизма (неофашизма) является идея существования «высшей» нации (или расы), призванной быть «народом-господином», и «недочеловеков», «призванных быть их рабами» [88, с. 20, 290–291]. В программных документах правого экстремизма преобладает военно-политическая составляющая. Проблема правого политического экстремизма оказывается в центре внимания экспертной группы «Панорама». Ими выделяются следующие признаки политического экстремизма: 1) склонность к политическому насилию; 2) политика, прямо направленная на насильственное изменение существующего государственного строя или на захват власти; 3) пропаганда систематического нарушения прав человека; 4) шовинистическая и расистская пропаганда любого толка [34, с. 9–10, 12]. Представляется, что выделенные признаки выходят за рамки содержания радикальных политических течений России постсоветского периода. По нашему мнению возникновение экстремистских организаций обусловлено не только глубиной кризиса общества, но и тем, насколько остро определенный социальный слой воспринимает этот кризис. При исследовании проблем правого радикализма ведущие ученые соглашаются между собой о том, что экстремизм в лице фашизма – это идеология консервативной революционности. Фашизм как общественно-политическое явление есть следствие острых политических, финансовых, социально-экономических кризисов. Фашизм явление ситуационное и проявление дисфункционального развития общества [43]. Политический экстремизм, по мнению Э. Паина, имеет в своей основе ксенофобию, но является более узким и лучше организованным явлением, в отличии от спонтанно появляющейся ксенофобии. Терроризм же – это тот политический экстремизм, который применяет политически мотивированное насилие по отношению к гражданскому населению. Паин связывает напрямую рост политического экстремизма не с бедностью, а с процессом маргинализации определенных групп населения некоторых обществ. В его представлениях перевод экстремизма «на рельсы» идеологии и политической практики осуществляется «руками» этнических и религиозных лидеров [207]. В материалах круглого стола под названием «Правый радикализм как фактор европейской политики» (2002 год, Институт Европы) наиболее четко отражена чрезвычайная важность проблемы правого радикализма. Был сделан прогноз о том, что по истечении времени значимость данной проблемы будет все более возрастать и актуализироваться, а идейные основы, социальная база, активность действующих политических акторов становиться факторами, определяющими направления и перспективы постиндустриального этапа развития обществ и государств планеты Земля. Таким образом, в отечественной и зарубежной литературе прослеживаются три тенденции в рассмотрении правого радикализма: 1) как ситуационного явления, результата экономических кризисов и дисфункциональности системы; 2) как политического движения элемента политической системы, стремящегося установить авторитарный или тоталитарный строй; 3) как движения и идейного течения, выражающего обеспокоенность людей общественными проблемами и не зависящего от перспектив прихода к политической власти. Оценка степени изученности проблематики диссертации свидетельствует о недостаточной исследованности сущности и проявлений правого экстремизма в отечественной и зарубежной литературе. Имеется в виду экстремизм как политико-идеологический феномен, в структуру которого включены политические партии, общественные объединения и иные акторы, а также элементы политической культуры и политического поведения. Основной причиной сложившейся ситуации стало, как отсутствие целостного представления о содержании и степени общественной опасности проявлений радикальной идеологии, так и ограниченные возможности оценки в связи с отсутствием целостной информации об осмыслении политических практик. Данные обстоятельства свидетельствуют о необходимости проведения самостоятельного исследования содержания и проявлений правого радикализма в политическом процессе России постсоветского периода. Объект исследования – правый радикализм как общественное движение и идейно-политическое течение. Предмет исследования – причины возникновения и деятельность праворадикальных организаций в России постсоветского периода. Цель диссертационного исследования заключается в выявлении причин возникновения и специфики деятельности праворадикальных организаций России постсоветского периода. Из этого вытекают следующие задачи исследования: 1. Определить понятие «праворадикальное движение» и показать специфику политологического подхода в осмыслении его содержания. 2. Раскрыть основные причины возрождения праворадикальных организаций постсоветской России. 3. Охарактеризовать методологические подходы для выявления сущности праворадикального движения. 4. Показать тенденции формирования праворадикальных организаций на постсоветском пространстве. 5. Проследить эволюцию идей неофашизма в европейских государствах и России. 6. Оценить условия и наметить перспективы преодоления распространения идеологии неофашизма в деятельности праворадикальных организаций России постсоветского периода. 7. Обозначить механизмы противодействия праворадикальным организациям в российской политической практике. Теоретическими основаниями диссертационной работы выступают методы исследования политики, а также теории и подходы политической науки, которые целесообразно применять для выявления причин возникновения и специфики деятельности праворадикальных организаций России постсоветского периода. В качестве самостоятельного теоретико-методологического подхода в диссертации использовался новый институционализм в интерпретации Дж. Марча и Й. Ольсена1. Кардинальной особенностью нового институционализма выступил отказ от системного понимания сущности политических институтов, обладающих значительной долей автономии. Поэтому при оценке политических институтов необходимо исходить из изучения норм и ценностей, необходимых для построения прогнозов относительно функционирования политических институтов. Применительно к оценке сущности праворадикальных организаций это означает, что приоритетное значение приобретает не свод формальных правил, а те нормы и ценности, которые будут приняты за эталон агентами политических институтов и общественных организаций. Спецификой институциональной парадигмы при исследовании сущности и направлений деятельности праворадикальных организаций выступает объективизм и институционально-структурный детерминизм в подходе к политической реальности, которая рассматривается как всецело зависящая от конфигурации и функционирования политических институтов, к которым относятся и данные общественные организации.
Посредством выявления специфики последних, становится возможным ответить на вопрос о причинах распространения праворадикальной идеологии, как в общественном сознании, так и в политической идеологии российского государства. Нестабильность сложившихся институциональных конфигураций праворадикальных организаций, формируются дополнительные затруднения в исследовании процессуальных феноменов политической жизни, особенно в условиях размытости и нечеткости их контуров. Данное обстоятельство создает условия для комплементарного взаимодействия с методологиями, ориентированными на исследование субъективно-волевой и субъективно-интерпретативной составляющих политических процессов. В частности, в качестве самостоятельной группы методов использовались дескриптивный (описательный) метод и сравнительно-сопоставительный анализ различных точек зрения на актуальные проблемы социально-политической жизни России. В диссертации использовались элементы системного подхода, который акцентирует внимание на том, что даже самое незначительное, периферийное общественное движение выполняет в политической системе определенную функцию, даже если напрямую не участвует в принятии властных решений. Теория групповых конфликтов повлияла на трактовку причин существования правого радикализма. Методы системного подхода используются тогда, когда какое-либо явление или комплекс взаимосвязанных явлений рассматривается в виде системы, имеющей структуру и функции. Это, во-первых. Во-вторых, материалы СМИ, содержащие оценку содержания и деятельности праворадикальных организаций, а также анализ их потенциальной опасности на общественное сознание и политическую практику. Информация официальных сайтов СМИ, общественных организаций и движений содержит отчеты, аналитические записки, информационные заметки, посвященные конкретным примерам деятельности праворадикальных организаций. Основное внимание в диссертации уделялось сопоставлению официально провозглашенных установок, закрепленных в уставных документах с реальной политической практикой, где делался акцент на анализе используемых механизмов воздействия на общественное сознание. В-третьих, опросы общественного мнения, проведенные ВЦИОМ в 1995–2014 гг., характеризующие отношение россиян к опасности неофашизма и радикального экстремизма, а также к общественным организациям, позиционирующим себя в качестве шовинистически настроенных идеологических течений, позволяющие обосновать положения диссертации, выносимые на защиту. В-четвертых, статистическая информация, включающая статистические данные о количестве праворадикальных общественных организаций. Ограниченные возможности данной группы источников заключаются в отсутствии доступа ко всему объему статистических данных, которые не всегда содержат объективную информацию. Но в рамках нашего исследования акцент делался на рассмотрении тенденций развития праворадикальных движений в России. Привлеченные группы источников позволили реализовать поставленные в диссертации цель и задачи. Научная новизна подтверждается полученными автором результатами исследования: 1. Проанализирован процесс возникновения праворадикальных организаций на постсоветском пространстве, основу которых составила неофашисткая, шовинистическая идеология и деятельность в направлении достижения широкого влияния на общественные отношения и политическую культуру населения. В отличие от предшествующего периода праворадикальные движения приобрели более динамичную структуру, способную менять свои очертания в зависимости от потребности и внутриполитической ситуации. Следует констатировать расширение каналов коммуникации данных движений с внешнеполитической средой, в лице отдельных неофашистских движений в Прибалтике, Украине и других постсоветских государствах. 2. Выявлены причины возникновения и сущностные характеристики, которые заключаются в его радикализации, подверженности влиянию нестабильной внутри и внешнеполитической обстановки, отсутствии единой политической стратегии государства в предотвращении и пресечении распространения праворадикальной идеологии. Особенностью праворадикальных движений в постсоветской России стало расширение каналов коммуникации, обеспечивающее усиление воздействия последних на политическое сознание населения, а также разрозненность идеологических установок и тенденций развития. 3. Намечены пути преодоления идеологии неофашизма в деятельности праворадикальных организаций. Основополагающее значение праворадикальных организаций заключается в их способности использовать как институциональные, так и идеологические механизмы воздействия на политические институты, и общественное сознание. Наличие организационной самостоятельности и единство идеологических воззрений, обеспечивает им возможность целенаправленно воздействовать на общественно-политические отношения. С другой стороны, присутствует и принципиальное противоречие – ограниченность ресурсной базы, неправовой характер деятельности, прозрачность контуров институционализации, различия в осмыслении содержания идеологической базы, формируют предпосылки для реализации последовательной политики по вытеснению праворадикальных организаций и идеологии с политического пространства России. 4. Предложены механизмы противодействия неофашизму, которые связаны с решением задач на двух уровнях: формальном и неформальном. На первом уровне требуется проведение мониторинга действующего законодательства, формирование условий для включения в него превентивных мероприятий по противодействию проявлениям экстремизма, ужесточение ответственности в данной области, перераспределение усилий по профилактике экстремизма с государства на общество и его институты. На втором – содействие формированию нетерпимого отношения к проявлениям правого радикализма в политическом сознании общества посредством укрепления государственной идеологии. Положения, выносимые на защиту: 1) Праворадикальные организации России постсоветского периода следует рассматривать с учетом имеющихся в арсенале политической науки теорий, а также тех тенденций, которые свойственны российскому политическому процессу. Институционализация проявлений правового радикализма и фашизма стала следствием обострения внутриполитической обстановки, экспансии международных сообществ (общественных организаций, институтов) радикального направления в российское политическое пространство. Неготовность политической власти противостоять проявлениям радикализма, углубление кризиса общественного сознания привели к возникновению благоприятных условий для распространения идеологии экстремизма и неофашизма. 2) Неофашистская идеология отличается четкими институциональными характеристиками, поскольку обладает конкретно-историческими предпосылками и устойчивым количеством политических акторов, готовых выступить ее апологетами. Перманентный политический и социальный кризис, свойственный российскому обществу на протяжении постсоветского периода, становится благоприятной почвой для приобретения неофашизмом институциональных рамок в лице общественных организаций праворадикального толка. 3) Основными формами национальных противоречий на постсоветском пространстве и за его пределами следует признать территориальные споры, и как следствие, военные конфликты, бытовой национализм, политическое противостояние региональных национальных элит и этнических групп. Именно национальные противоречия служат катализатором формирования целостной идеологии политического радикализма, которая и создает условия для проявлений шовинизма и неофашизма. Данная идеология, включенная в институциональные рамки общественных организаций и политических движений, становится катализатором процессов эскалации конфликтов в различных сферах общественно-политических отношений. 4) Роль и значение праворадикальных движений заключается в их готовности и способности использовать как институциональные, так и идеологические механизмы воздействия на политические институты, и общественное сознание. Наличие институциональной самостоятельности и единство идеологических воззрений, формируют возможность их целенаправленного воздействия на общественно-политические отношения. С другой стороны, присутствует и принципиальное противоречие – ограниченность ресурсной базы, неправовой характер деятельности, прозрачность контуров институционализации, различия в осмыслении содержания идеологической базы, формируют предпосылки для реализации последовательной политики по вытеснению праворадикальных организаций и идеологии с политического пространства России. 5) Противодействие праворадикальному экстремизму связано с кардинальным изменением государственной политики в отношении данных общественных организаций, переходом от противодействия к принятию превентивных мер по профилактике проявлений радикального экстремизма и фашизма. Политический аспект изучаемой проблемы связан с уровнем развития политической культуры и политического сознания, переформатирование которых невозможно без участия органов публичной власти и гражданского общества. Мониторинг законодательства должен стать дополнительным источником противодействия проявлениям экстремизма, перераспределения усилий по профилактике экстремизма с государства на общество и его институты. Теоретическая значимость заключается в осмыслении праворадикального движения как самостоятельного политического феноме и процесса. Диссертационная работа способствует углублению и расширению понимания сущности и проявлений праворадикальной идеологии в условиях отсутствия единой политической идеологии современного российского государства. Полученные на выходе результаты исследования могут быть использованы акторами – активными действующими субъектами политических процессов для повышения своей функциональности в противодействии проявлениям экстремизма и правого радикализма.
<< | >>
Источник: Плихун Яна Васильевна. Причины возникновения и деятельность праворадикальных организаций России постсоветского периода. 2015
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Степень научной разработанности проблемы.:

  1. Степень научной разработанности проблемы.
  2. Степень научной разработанности проблемы.
  3. Степень научной разработанности проблемы.
  4. Степень научной разработанности проблемы.
  5. Степень научной разработанности проблемы
  6. Степень научной разработанности темы.
  7. Состояние научной разработанности проблемы.
  8. Степень научной разработанности темы.
  9. Степень научной разработанности темы
  10. Степень научной разработанности темы
  11. Степень научной разработанности темы.
  12. Степень научной разработанности темы.
  13. Степень научной разработанности темы