<<
>>

§ 3. Хозяйственно-культурный тип.

Описывая уровень развития и хозяйство жителей городецких поселков, исследователи по разному характеризуют их хозяйственно-культурный тип, в частности роль земледелия и скотоводства.

Одни говорят, что земледелие и

^ KJ KJ ^ KJ KJ

скотоводство были основой хозяйства, либо они занимали, по крайней мере, равное место с охотой и рыболовством. Вторые пишут о незначительной роли земледелия и скотоводства в хозяйстве городецких племен.

В.А. Городцов, анализируя материалы Троице-Пеленицкого городища, писал о занятии земледелием и скотоводством, отмечая, что охотничий промысел и рыболовство были развиты слабо (Городцов В.А., 1930. С. 26 - 28). Рассматривая городецкие памятники на Средней и нижней Оке, А.П. Смирнов характеризует земледелие и скотоводство как основу хозяйства, однако далее все-таки пишет о земледелии как примитивном и имевшем подсобное значение (Смирнов А.П., 1952.

С. 43). С одной стороны, на основе многочисленности костей домашних животных он делает вывод об огромной роли скотоводства, охота и рыболовство, по его мнению, играли сравнительно небольшую роль (Смирнов А.П., 1952. С. 47). С другой стороны, описывая поселения Правобережья Волги, А.П. Смирнов кратко характеризует их как «общество, занимавшееся скотоводством, мотыжным земледелием, а также охотой и рыбной ловлей» (Смирнов А.П., 1952. С. 54).

О значительной роли скотоводства пишет также и Н.В. Трубникова. Равную ему роль исследователь отводит и рыболовству, охота же не играла особенно большой роли. По мнению Н.В. Трубниковой, нет данных говорить и о большом значении земледелия (Трубникова Н.В., 1953. С. 74 - 76). Следует обратить внимание на то, что А.П. Смирнов и Н.В. Трубникова привлекали остеологические материалы поздних, в том числе не городецких, слоев некоторых поселений.

А.Л. Монгайт считал, что в условиях лесной полосы Рязанского По-очья мотыжное земледелие не могло стать основой хозяйства.

На его взгляд природные условия также не давали возможность и для развития скотоводства; в результате исследователь характеризует хозяйство городецких племен как комбинированное: мотыжное земледелие, лесное скотоводство, рыболовство и охота. Причем, по его заключению, нет данных о том, что земледелие и скотоводство играли главную роль в хозяйстве (Монгайт А.Л., 1961. С. 66-68).

Основываясь на характере находок на городецких поселениях Мордовской АССР В.И. Ледяйкин делает вывод, что основой хозяйства этой культуры являлось животноводство при наличии переложной системы земледелия, большую роль играли охота и рыболовство (Ледяйкин В.И. 1970. С. 94 - 97).

Рассмотрению хозяйства и общественного строя племён городецкой культуры посвящен второй раздел книги В.И. Вихляева. Автор высказывает мысль, что основой экономики городецких племён было присваивающее хозяйство, а производящее сформировалось на финальной стадии культуры. В связи с отсутствием топоров и остатков культурных растений, сделан вывод о низком уровне развития земледелия (Вихляев В.И., 2000. С. 30).

Непосредственно вопрос о хозяйстве городецких племен Дона изучали Ю.Д. Разуваев и А.П. Медведев. По мнению Ю.Д. Разуваева, «в хозяйстве городецкого населения, кроме скотоводства и присваивающих отраслей, видимо, использовалось и земледелие в ранних формах (подсечное)» (Разуваев Ю.Д., 1997. С. 19).

Более четко свое мнение выразил А.П. Медведев. Он пишет, что большую роль играли традиции присваивающего хозяйства: охота и рыболовство; не обнаружено достоверных свидетельств занятия земледелием (даже подсечным) ни на Дону, ни на классических городецких памятниках. Следовательно, городецкие племена были в первую очередь охотниками и рыболовами, знали скотоводство и, возможно, простейшие формы земледелия (Медведев А.П., 1999. С. 45 - 46).

На наш взгляд такая неустойчивая ситуация с определением хозяйственнокультурного типа городецкой культуры во многом связана с состоянием археологического источника. Во-первых, многослойный характер большинства памятников не позволяет точно соотносить с определенной археологической культурой ряд выявленных материалов.

Во-вторых, само количество выявленных материалов очень мало.

На основе уже имеющихся данных попробуем дать характеристику формы хозяйства, а также домашних промыслов городецкой культуры лесостепного Дона.

Земледелие.

Фактов, свидетельствующих о земледельческом типе хозяйства городецких племен Дона, недостаточно. В то же время за последние годы в ходе исследования ряда городецких поселений получен интересный материал, позволяющий говорить о наличии зачатков земледелия в структуре хозяйства городецкого населения Дона.

Прежде всего, необходимо отметить находки зерна. Оно выявлено в постройке 7 на поселении Студеновка 3. Это злаки пшеницы, ржи, ячменя, проса и, возможно, чечевицы. Несмотря на то, что это пока единичный случай, здесь можно привести мнение К.А. Смирнова. Он отмечает, что на поселениях дьяковской культуры, несмотря на многолетние раскопки, находки злаков исчислялись единицами. Положение изменилось, когда был начат целенаправленный поиск (Смирнов К.А., 2001. С. 176).

Важнейшим показателем степени развития земледелия являются орудия труда. К сожалению, их выявлено чрезвычайно мало. Это - два железных серпа (Воргол и Дубики), фрагмент железной мотыжки (Рябинки), железный топор (Дубики). Опять же К.А. Смирнов говорит, что и отсутствие находок топоров нельзя рассматривать как аргумент против существования подсечного земледелия. В материалах памятников дьяковской культуры топоров известно всего несколько экземпляров. Это объясняется тем, что топор, важнейший в условиях лесной зоны инструмент, являлся весьма ценной вещью, случайная потеря которого была практически исключена (Смирнов К.А., 2001. С. 176).

Каких-либо других орудий труда, связанных с обработкой почвы и уборкой урожая, на городецких памятниках Дона не обнаружено.

Одним из показателей земледельческого хозяйства служат также орудия труда, предназначенные для размола зерна. Крупных жерновов на городецких поселениях не обнаружено. Однако довольно широко распространены каменные изделия типа зернотерок (каменных плит) и терочников.

Зернотерки использовали для размола зерна в незначительном количестве, причем они могли использоваться и для размола других продуктов.

В литературе укрепилось мнение, что зерно хранилось в специальных зерновых ямах, такие ямы, например, широко известны на скифоидных памятниках. Однако на городецких поселениях не обнаружено ни одной подобной ямы. Кроме того, не выявлено и глиняных сосудов, которые можно было бы интерпретировать как тарные.

Не найдено следов земледелия и при помощи почвенных и палеоботанических исследований, проведенных на городище Перехваль 2 (Александровский А.Л., Гольева А.А., 1996. С. 178).

Таким образом, можно сделать вывод, что земледелие присутствовало в структуре хозяйства городецких племен Дона, но никак не было его основой.

Скотоводство.

Источниками для определения наличия скотоводства в хозяйстве культуры служат кости животных, орудия труда скотоводов и орудия труда, связанные с обработкой продуктов скотоводства, а также остатки стойл и загонов. Однако второй- четвертый источники археологически обнаружить очень сложно.

Большинство городецких поселений Дона характеризуется незначительным количеством костей животных. Лишь Сырское городище имеет довольно представительную коллекцию. Однако из-за многослойного характера этого памятника и отсутствия закрытых комплексов нами было принято решение о нецелесообразности проведения видового анализа костей животных.

На примере материала Троице-Пеленицкого городища (Поочье) можно сделать примерное описание видового состава домашнего стада городецкой культуры. Прежде всего, нужно отметить, что на этом городище явно преобладают кости домашних животных (94 %). Среди них наиболее многочисленна свинья - 70 %, значительно представлена лошадь - 21 % и совсем мало представлены коровы - 7 % и овцы - 2 %. В.А. Городцовым отмечено преобладание среди костей лошадей костей жеребят (Городцов В.А., 1930. С. 25), что можно рассматривать как свидетельство использования лошадей в большей степени на мясо, а не как тягловое животное. Однако при привлечении материалов данного памятника необходимо делать оговорку, что данное поселение является позднегородецким.

В отношении памятников Дона можно лишь отметить выявление челюсти лошади в хозяйственной яме на городище Перехваль 2. О возможном разведении лошадей в качестве тяглового косвенно свидетельствует фрагмент костяного псалия (Сырское городище).

Косвенным свидетельством занятия городецким населением Дона скотоводством может служить также отмеченное на площадке городища Перехваль 2 сокращение площади лесов и появление лугов, что, возможно, свидетельствует о распространении пастбищ (Александровский А.Л., ГольеваА.А., 1996. С. 178).

Также косвенным свидетельством присутствия скотоводства, в частности овцеводства, может служить и значительное количество пряслиц и грузиков для ткацкого станка, обнаруженных на городецких поселениях Дона. Большинство исследователей считает, что сырьем для прядения были шерстяные нити, хотя использовалось и растительное сырье (Текстиль 1999. С. 217).

Охота.

О занятии охотой можно судить по обнаруженным на памятниках костям животных. Однако как уже отмечалось, более-менее значительное количество костей обнаружено лишь на городищах Сырское и Пекшево.

Об охоте свидетельствуют также обнаруженные на Пекшево и Сырском городище костяные наконечники стрел и копий. Причем на первом выявлен наконечник стрелы с тупым ударным концом, такие применялись для охоты на мелкого пушного зверя (Медведев А.П., 1999. С. 38). Как подчеркивают многие исследователи количество костей диких животных, обнаруженных на поселениях, зачастую не отражает истинных масштабов охоты, так как часто тушки пушных животных оставляли на месте, а приносили только шкурки.

На Троице-Пеленицком городище кости диких животных составляют всего 6 %. По видовому составу - это лисица (51 %), медведь (19 %) и по 10 % лось, куница и бобр. Как видим, преобладает в основном пушной зверь.

Рыболовство.

Немного больше свидетельств занятия городецкими племенами Дона рыболовством. Практически на каждом поселении выявлены глиняные рыболовные грузила. Среди костяного инструментария значительную долю составляют кочедыки для плетения сетей, обнаружен также и гарпун. В то же время, следует указать, что не встречено ни одного рыболовного крючка, из чего можно предположить распространение у городецкого населения преимущественно типа рыболовства, основным орудием лова которого были сети.

Домашние промыслы.

Наиболее распространенным видом домашних промыслов можно назвать прядение и ткачество. Об этом свидетельствуют многочисленные находки глиняных и каменных пряслиц и грузиков для ткацкого станка. Пряслица традиционно считаются деталями веретена (Текстиль 1999. С. 217). В целом резкое увеличение количества пряслиц на памятниках скифского времени исследователями связывается с возрастанием значения прядения в быту (Текстиль 1999. С. 219). Кроме того, некоторые исследователи считают рогожную и сетчатую поверхность сосудов следствием оттиска тканей различного типа.

Известны были Городецкому населению обработка кости и камня, о чем свидетельствуют костяные и каменные изделия. Довольно развито было керамическое производство, из глины изготовлялась посуда, орудия труда, культовые предметы и украшения.

Занималось городецкое население, видимо, и обработкой металла. Об этом говорят находки небольших ложкообразных глиняных льячек. Однако, исходя из ничтожно малого количества железных и бронзовых изделий, можно сделать заключение, что металлообработка была в самой начальной стадии своего развития. Это особенно заметно в сравнении с синхронным населением Среднего Дона.

Таким образом, хозяйство городецкого населения Дона сочетало в себе как рыболовство и охоту, так и первоначальные формы земледелия и скотоводства. Следовательно, городецкие племена по типу хозяйства стояли значительно ниже остальных племен раннего железного века.

Маловыразительность вещевого комплекса городецких поселений По-донья (да и всей культуры) нельзя объяснить отсутствием могильников. При просмотре материалов поселений скифского времени курского Посеймья и Среднего Дона, а также дьяковских городищ мы видим достаточно разнообразные коллекции орудий труда, украшений, конской упряжи, оружия, предметов культа и т.д. Хотя возможно, отсутствие погребений городецкой культуры сказалось на представленности таких изделий как целые формы сосудов, оружие и украшения, так как эти вещи наиболее ценились и вероятность их потери и выброса в мусор невелика. Однако если предположить, что городецкие племена все-таки были так бедны и неразвиты, то и их могильники содержали бы очень невыразительный инвентарь. Так, несмотря на более «богатые» среднедонские скифоидные городища, немногочисленные бескурганные захоронения их жителей имеют незначительно количество погребального инвентаря (Синюк А.Т., Березуцкий В.Д., 2001. С. 151).

О преобладании в хозяйстве городецкого населения рыболовства и охоты свидетельствует также топографическое расположение поселений — в пойме и по облесенным надпойменным террасам Дона и в большей степени Воронежа, где разработанная пойма, видимо, более удобная для ловли рыбы.

К анализу хозяйства следует привлечь и типы поселений. Большинство селищ является кратковременными, возможно, сезонными стоянками. На это указывают малая мощность слоя и отсутствие следов стационарных жилищ. Следовательно, городецкие племена использовали как долгосрочные места проживания, так и кратковременные стоянки, связанные, по-видимому, с выработкой природных ресурсов определенного участка мест

ности. К первым относятся все городища и ряд селищ, причем преобладают вторые. Хронологически выделенные типы поселений не различаются, скорее всего, они бытовали одновременно.

Можно предположить, что основным местом обитания были стационарные поселки, стоянки же являются следами проживания городецкого населения во время продолжительной охоты или ловли рыбы.

<< | >>
Источник: Сарапулкина Татьяна Викторовна. Городецкая культура на Верхнем и Среднем Дону. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж-2010. 2010

Еще по теме § 3. Хозяйственно-культурный тип.:

  1. 3.2.2. Генетичний тип держави
  2. §2. Правовое положение аудитора в системе контроля финансово- хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  3. 3.3.2. Тип дефолта
  4. §1. Особенности участия ревизионной комиссии (ревизора) в системе контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  5. 2.2.1.3. Тип дефолта
  6. Глава III. Система контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  7. 3.2.3. Структурний тип держави
  8. ПоміщиЦТВО як соціально-економічний тип
  9. 2.1 Своеобразие ОЭЗ -эксклавный тип развития
  10. § 1.2. Соотношение институтов «подводное культурное наследие», «культурное наследие» и «природное наследие»
  11. Газета в структуре детской прессы как самостоятельный тип издания
  12. Капустина Галина Леонидовна. СОВРЕМЕННАЯ ДЕТСКАЯ ГАЗЕТА КАК ТИП ИЗДАНИЯ, 2014
  13. ГЛАВА 1. ЖЕНСКИЙ ЖУРНАЛ КАК ТИП ПЕРИОДИЧЕСКОГО ИЗДАНИЯ