<<
>>

§ 2. Периодизация городецкой культуры на Дону.

Вплоть до настоящего момента нет единой точки зрения на хронологию и периодизацию памятников городецкой культуры, не решен также и вопрос ее этногенеза.

Н.В. Трубникова на основании присутствия на городецких городищах подстилающих слоев делала вывод, что в Поволжье городецкая культура сложилась на основе культур позднесрубного времени, в Поочье - на основе местных окских культур и связывала ее возникновение с большими сдвигами в развитии общества и с большими изменениями в экономической жизни.

Местная подоснова и определила различия локальных вариантов культуры (Трубникова Н.В., 1953. С. 90 - 91). Аналогичную точку зрения имел и А.П. Смирнов (Смирнов А.П, 1952. С. 61).

Иное мнение было высказано А.Е. Алиховой, которая считала, что «приведенные Н.В. Трубниковой культуры в качестве основы настолько различны по уровню развития экономики составлявших их племен, а также по приемам изготовления и орнаментации керамики, что вряд ли они могли привести к одним и тем же формам сосудов и приемам в орнаментации». Основываясь на исчезновении гребенчатого орнамента и крупнозубчатого штампа в Поволжье и на применении в орнаментации сетей и сохранении крупнозубчатого штампа в Поочье, она делает вывод, что именно со Средней Оки «отдельные финно-угорские племена, владеющие текстильной керамикой, распространились не раньше конца VI века по ближайшим рекам к югу, заняв частично свои старые земли, с которых были оттеснены в конце эпохи бронзы срубными племенами» (Алихова А.Е., 1959. С. 116).

Постепенно склоняется к этим же выводам и Н.В. Трубникова, считая основой сложения городецкой культуры местные окские племена и отмечая отсутствие здесь срубных памятников (Трубникова Н.В., 1959. С. 168). Но все же в 1959 г. выходит ее работа, посвященная происхождению городецкой культуры, в которой развивается высказанная ранее точка зрения (Трубникова Н.В., 1953).

Автор считает, что ответ на этот вопрос нужно искать среди памятников конца срубного периода. Исходя из этого, делается вывод, что «процесс сложения племенной общности начинается ещё в период конца эпохи бронзы, заканчивается же к первой половине I тысячелетия образованием на территории - между Окой, Волгой, Цной - племен городецкой культуры. Они произошли, по-видимому, в результате продвижения в эти области населения с севера (северо-запада, с Оки)» (Трубникова Н.В., 1959. С. 168).

Чуть позднее А.П. Смирнов поддерживает первоначальный взгляд Н.В. Трубниковой на сложение городецкой культуры. Основным компонентом ее генезиса этот исследователь считал срубную культуру, характерный для нее зубчатый орнамент, по его мнению, путем небрежного нанесения трансформировался в рогожку, территорией сложения городецкой культуры он считает всю огромную территорию Западного Поволжья. В то же время А.П. Смирнов не отрицал возвращение из бассейна Оки финно-угорских племен, оттесненных в бронзовую эпоху срубными племенами (Смирнов А.П., 1961. С. 73 - 75).

В это же время А.Л. Монгайт пишет, что наличие подстилающего слоя, при отсутствии точных стратиграфических данных, само по себе недостаточно для установления прямой связи населения раннего железного века и предшествующих эпох, и что археологические материалы пока не позволяют доказать происхождение племен раннего железного века Волго-Окского междуречья от местного населения эпохи неолита (Монгайт А.Л., 1961. С. 69).

В совместной работе А.П. Смирнов и Н.В. Трубникова дают небольшой историографический очерк вопроса о происхождении городецкой культуры и делают итоговый вывод, что «...в I тысячелетии до н. э., на всей территории правобережья Волги сформировалась городецкая культура, в сложении которой приняли участие не только местные племена эпохи неолита и бронзы, но и пришельцы - абашевцы и племена срубной культуры (Смирнов А.П., Трубникова Н.В., 1965. С. 7). Таким образом, Н.В. Трубникова вернулась к своему первоначальному мнению и поддержала А.П.

Смирнова.

Однако к суждению о расселении носителей городецкой культуры из бассейна Средней Оки позднее вернулся В.И. Ледяйкин. Он отрицает генетическую связь городецкой культуры Мордовии и Саратовского Поволжья с местными предшествующими культурами (Ледяйкин В.И., 1974. С. 39 - 40).

К вопросу происхождения городецкой культуры в Мордовии обращался и А.В. Циркин. Он предполагал, что в процессе сложения городецкой культуры на территории Мордовии принимало участие и местное население эпохи бронзы. При этом автор делает упор на орнаментальные сюжеты на керамике более ранних эпох, аналогии которым прослеживаются затем в памятниках раннего железного века. Геометрическое построение узоров и особенно орнамент, нанесённый

четырёхугольным штампом, со стоянок третьей четверти III — начала II тыс. до н. э., по мнению А.В. Циркина, трансформируется к VIII в. до н. э. в рогожный орнамент.

X Ґ· \J \J \J \J

Кроме этого, к предшествующей рогожной и текстильной керамике городецкой культуры он относит керамику с узором в виде зерновидных ямок; композиции, образующие сетку; округлые ямки; наклонную гребёнку; узор из взаимно пересекающихся прочерченных линий (Циркин А.В., 1979. С. 85 - 86).

Автор не ставит конечной точки в этом вопросе, но отмечает, что имеющийся материал рисует нам картину непосредственного участия в сложении городецкой культуры в Мордовии племён эпохи бронзы (поздняков-ская, абашевская культуры, носители керамики с валиком по венчику, покрытым ромбовидным штампом). Особую роль в формировании городецкой культуры, по мнению А.В. Циркина, сыграли племена, входившие в состав срубной культурно-исторической общности (Циркин А.В., 1979. С. 87). В итоге, делает вывод автор, генезис городецкой культуры бассейна Мокши протекал на основе местных неолитических культур, при активном участии пришлых племён эпохи бронзы и культур раннего железного века. Это и определило, по мнению автора, своеобразие городецкой культуры в Примок- шанье (Циркин А.В., 1979. С. 90).

Иной взгляд на появление в Примокшанье городецкой культуры имеет В.И.

Вихляев. Не отрицая участие в формировании городецких племен поздняковской культуры он, анализируя материалы Новопшеневского городища, считает, что при появлении городецких племен в Мордовии они уже завершили процесс восприятия поздняковских элементов. Более существенным компонентом автор считает носителей тычковой керамики (Вихляев В.И., 1986. С. 207).

Придерживается точки зрения о «едином», большем или меньшем, районе формирования городецкой культуры и В.Г. Миронов. Среди основных слагаемых он называет поздняковский импульс, культуру сетчатой керамики позднего бронзового века, племена тычковой керамики. В итоге исследователь выдвигает идею о двух центрах формирования городецкой культуры: первый - в междуречье Теши-Оки- Волги на базе прагородецкой текстильной керамики, второй — в среднем Поочье на базе псевдорогожной керамики (Миронов В.Г., 1995. С. 74 - 77).

Таким образом, мы видим, что сложились две концепции происхождения городецкой культуры. Согласно первой — городецкая культура формировалась на всей территории ее распространения из многочисленных племен, основным из которых были носители срубной культуры. Согласно второй -племена городецкой культуры сформировались в бассейне Оки на основе местных племен и отсюда распространились на юг.

В отношении городецких поселений Подонья также делались попытки найти их местные истоки, основой для сложения культуры опять-таки считались срубные племена (Левенок В.П., Миронов В.Г., 1976. С. 22). Однако дальнейшие

исследования городецких памятников позволили сделать вывод о пришлом характере городецкого населения. Раскопки городища Пекшево дали материал,

u TT w с» с» с»

свидетельствующий о миграции на Дон носителей ранней текстильной и тычковой керамики. Опираясь на отсутствие рогожной посуды и близость материальной культуры городища вещевому комплексу дьяковской культуры, А.П. Медведев относит данное поселение к ранне- или догородецкому периоду (Медведев А.П., 1999. С. 36 - 37). Появление в Подонье рогожной керамики связывается данным исследователем со второй волной миграции из бассейна Оки (Медведев А.П., 1999. С. 45).

По-разному решается исследователями и вопрос периодизации развития городецкой культуры, во многом его решение зависит от определения даты финала существования культуры.

Первая попытка разработать периодизацию городецких древностей была сделана Н.В. Трубниковой в 1950-е гг. Время бытования городецких памятников разделено ею на два этапа: первый - VII в. до н. э. - I-II вв. н. э., второй - 1-Й — IV-V вв. н. э. Относя к городецкой культуре раннефинские грунтовые могильники и поселения, конечной датой существования городецких племен она считает середину I тыс. н. э. (Трубникова Н.В., 1953. С. 66). Таким образом, мы видим, что на данный период эти два этапа можно соотнести первый с собственно городецкими памятниками, второй с ранне-финскими памятниками.

Еще более продляет существование городецкой культуры А.Л. Монгайт. Он считает, что в V в. жизнь на городецких городищах не прекращается и городецкая культура перерастает в культуру поселений VI - X вв. (Монгайт А.Л., 1961. С. 32). Тем самым он выделяет третий этап в бытовании городецких племен.

Следующая, более дробная, периодизация городецких поселений была сделана уже в 1990-е гг. К.А. Смирновым. Однако данная периодизация разрабатывалась совместно для городецкой и в большей степени для дьяковской культуры. Основными опорными памятниками для разделения на отдельные периоды служили дьяковские памятники и особенно наличие и способы укреплений городищ. Бытование дьяковско-городецкой общности разделено автором на пять этапов: переходный (VIII — VII вв. до н. э.), древний (VII-VI - Ш-П вв. до н. э.), средний (III- II вв. до н. э. - I-II вв. н. э.), поздний

(III - VI-VII вв. н. э.), заключительный (VI-VII - IX вв. н. э.) (Смирнов К.А., 1994. С. 88-96).

Практически сразу «механический перенос артефактов дьяковской культуры на городецкую» и «принцип датировки и периодизации памятников по характеру их укреплений» были подвергнуты критике В.Г. Мироновым (Миронов В.Г., 1995. С. 77). Здесь же В.Г. Мироновым предложена своя схема периодизации городецкой культуры: VIII - VII вв. до н. э. - протого-родецкий период, VI - V вв. до н. э. - ранний собственно городецкий период, IV - II вв. до н. э. - развитый период, II -1 вв. до н. э. - 1 - вторая половина II вв. н. э.) - поздний период, II - первая половина III вв. и. э. - трансформация городецкой культуры в древнемордовскую (Миронов В.Г., 1995. С. 78 - 79). Основанием для разделения на периоды послужили особенности керамического комплекса, так как «в условиях обычной для городецких памятников перемешанности культурных напластований и редкости датирующих находок единственным критерием для их относительной датировки и периодизации культуры ... остается анализ самого массового материала - керамики» (Миронов В.Г., 1995. С. 77). Так, первый период характеризуется автором преобладанием сетчатой керамики с архаическими чертами и появлением к концу периода псевдорогожной керамики. Второй этап связан с оформлением псевдорогожной керамики и преобладанием сетчатой и псевдорогожной керамики над гладкостенной. На третьем этапе ранняя крупноячеистая рогожка сменяется беспорядочными отпечатками. На протяжении четвертого этапа резко уменьшается доля сетчатой и псевдорогожной керамики. Пятый этап характеризуется исчезновением псевдорогожной керамики (Миронов В.Г., 1995. С. 78 - 79).

Единственная попытка разработать периодизации для городецких памятников Подонья была предпринята А.П. Медведевым. На основе корреляции керамических серий, инструментариев и жилых построек с хорошо изученных поселений в развитии городецкой культуры на Дону было выделено три этапа. Первый этап VIII - VII вв. до н. э. характеризуется сочетанием текстильной и гладкостенной керамики, костяными орудиями труда и представлен нижним слоем городища Пекшево. Второй этап VI - V вв. до н. э. связывается с широким распространением рогожной керамики с крупными отпечатками в сочетании с гладкостенной скифоидной керамикой архаичного облика с высоким показателем проколов и наколов и представлен поселениями Студеновка 3, Дубики, Перехваль 2, Сырское городище. Третий этап IV - III вв. до н. э. отличается нечеткой мелкой рогожкой и постепенным ее исчезновением, представлен поселениями Курино 1, Воргол, Рябинки, Александровское (Медведев А.П., 1999. С. 42).

На наш взгляд основной проблемой в разработке периодизации древностей городецкой культуры, в том числе и на Дону, является незначительное количество датирующего материала. К таковому можно отнести лишь немногочисленные находки металлических стрел скифского типа. Кроме того, имеется радиоуглеродная датировка для городища Перехваль 2.

Попытаемся сначала определить относительную хронологию памятников, опираясь на имеющиеся у нас данные по особенностям керамических комплексов поселений. Как уже отмечалось выше, основываясь на сходстве материала Пекшевского городища с памятниками дьяковской и в меньшей степени городецкой культур, а точнее с памятниками предшествующих им культур, это поселение отнесено к наиболее ранним городецким памятникам Подонья. Других поселений с подобной керамикой на данный момент не обнаружено.

Далее опираясь на тезис о пришлом характере городецких племен с территории Средней Оки, к ранним признакам мы относим преобладание в комплексе памятников непрофилированных сосудов, Т- и Г- образных венчиков, уплощение венчиков, значительного количества сетчатой керамики и в целом преобладание сетчатой и рогожной керамики над гладкостенной, значительное количество крупной расположенной рядами рогожки. Таким образом, следующими в хронологическом ряду можно поставить поселения

Карамышево 2 и 9, Мостище, Замятино 10, Крутогорье, Чертовицкое 6, Ксизово 6.

Затем резко выделяется керамика иных форм, которые традиционно связывают со скифским влиянием. Поэтому считаем справедливым обратиться к разработанным А.П. Медведевым признакам ранней скифской керамики. Базируясь на четкой стратиграфии Пекшевского городища, он сделал вывод о характерности проколов и наколов для раннескифской керамики; кроме того, отмечено, что на среднедонских городищах с более высоким процентом керамики с проколами обнаружен античный керамический импорт конца VI - V вв. до н. э. (Медведев А.П., 1999. С. 70, 73 - 75). Для более точно анализа мы применили также процентные показатели наличия в керамических комплексах памятников рогожной керамики, крупной рогожки и упорядоченной рогожки. Учитывая данные признаки в отношении городецкой керамики, имеющей сходные со скифской формы, выше в относительной хронологии мы можем поставить такие памятники как Перехваль 2, Дубики, Воргол, Студеновка 3, Замятино 5, Малый Липяг.

Довольно резко от них по показателю керамики с проколами и нако-лами и менее отчетливо по остальным показателям отличается четвертая группа памятников - Курино 1, Ксизово 17, Каменка 1, Александровка, Сырское, Рябинки, Каменка 4. Средний показатель по проколам среди всех видов поверхности здесь не превышает 10 %, и большинство керамики характеризуется средним либо незначительным количеством рогожной посуды, а среди нее мелкими и беспорядочными оттисками.

Отдельно следует отметить, что городища Сырское и Малый Липяг являются пограничными между третьей и четвертой группами, так как имеют различные признаки, характерные для обоих этапов. На наш взгляд эти городища появляются в самом конце третьего этапа и продолжают существовать в четвертом, только Малый Липяг - кратковременное поселение, а Сырское бытовало довольно долго.

Для определения конкретных дат для каждой временной группы памятников соотнесем их с имеющимся датирующим материалом. К настоящему времени стрелы скифского типа обнаружены на семи городецких памятниках Дона (Дубики - VI - V вв. до н. э., Ксизово 17 и Ксизово 19 - V -IV вв. до н. э., Воргол -V - III вв. до н. э., Сырском городище - IV - III вв. до н. э., Замятино 10 - VI - V вв. до н. э. и IV - III вв. до н. э.). Кроме того, на Воргольском городище обнаружено бронзовое височное кольцо, бытовавшее в IV -III вв. до н. э. Датировка городища Перехваль 2 радиоуглеродным методом - конец V в. до н. э. (Александровский А.Л., Гольева А.А., 1996. С. 177, 181).

Таким образом, сложилась следующая картина: вторая группа имеет даты VI - V вв. до н. э. и IV - III вв. до н. э.; третья группа - VI - V вв. до н. э., IV - III вв. до н. э., конец V в. до н. э., четвертая группа — V - IV вв. до н. э., IV - III вв. до н. э. Первую группу можно датировать по тычковой керамике Поочья VIII - VII вв. до н. э.

На основе полученной шкалы и учитывая продолжительность существования поселений, дадим характеристику этапов (Рис. 68).

Несомненно, появление и первый этап существования городецкой культуры на Дону следует связывать с нижним слоем городища Пекшево. Однако это не была еще собственно городецкая культура, а ее переходный от культур бронзового века этап, по-видимому, общий как для городецкой, так и для дьяковской культур. На это указывают как близость пекшевского материала в большей степени дьковским материалам, так и полное отсутствие рогожной керамики. А ведь именно эта керамика является единственным неоспоримым признаком городецкой культуры.

Поэтому первый этап мы именуем «переходным» (рубеж VIII - VII вв. до н. э. - рубеж VII - VI вв. до н. э.). На рубеже VIII - VII вв. до н. э. в Подонье с северных лесных территорий приходит население, находящееся на стадии ассимиляции племенами текстильной керамики носителей гладкостенной тычковой посуды (Медведев А.П., 1999. С. 36). Как показано выше, эти два компонента нередко называются среди истоков городецкой культуры.

TT KJ KJ KJ KJ

Данный период характеризуется сетчатой и гладкостенной тычковой керамикой. Сетчатая керамика подразделяется на веревочную и бороздчатую. Вторая, скорее всего, является следствием нечеткости отпечатков первой. Причем, при анализе керамики данного поселения нами была выявлена характерная для него сетчатая поверхность сосудов в виде оттисков веревочки с довольно крупным диаметром — 3 - 5 мм. Ни на одном другом памятнике подобная сетка не была встречена, имеющиеся веревочные отпечатки на керамике других поселений имеют более мелкие и тонкие оттиски. Подобная крупная веревочка встречена нами лишь на нескольких фрагментах сосудов с памятников Рязанского Поочья. Большинство сосудов сетчатые отпечатки покрывают полностью. В некоторых случаях направление сетки меняется, что связано обычно с переходом от шейки к тулову. Морфологически сетчатые сосуды представлены банками и слабопрофилирован-

^ KJ KJ KJ KJ 1

ными горшками либо горшками с прямой или короткой шейкой и профилированным туловом. Преобладают сосуды средних и крупных размеров. Большинство венчиков имеет уплощенный срез и орнаментировано сетчатыми отпечатками и наколами по обрезу венчика, а также проколами под венчиком, позднее появляются пальцевые вдавления. Некоторые сосуды украшены по тулову вдавлениями, наколами или в исключительных случаях прочерченным зигзагом и прорезанными кружками.

Большинство гладкостенных сосудов имеет ровную поверхность, иногда со следами заглаживания. Морфологически данная группа представлена также банками

^ 1 ^ KJ KJ KJ KJ

и слабопрофилированными горшками либо горшками с прямой или короткой шейкой и профилированным туловом и также преобладают сосуды средних и крупных размеров. Большинство венчиков не орнаментировано. Остальные имеют орнамент из пальцевых вдавлений, насечек, вдавлений - наколов и сетчатых отпечатков по обрезу. Большинство венчиков имеет проколы или наколы (вдавления) по шейке, т.н.

тычковый орнамент. Кроме того, некоторые венчики уплощены и имеют наплыв. Отдельные сосуды также были украшены по тулову прорезанными кружками.

Вещевой комплекс характеризуется костяным инвентарем охотничьего и рыболовного характера (стрелы, кочедыки, гарпуны и т.д.), а также каменными орудиями типа абразивных плит и точильных камней. Сведений о типах жилищ нет.

Окончание этого этапа связано с приходом на берега Дона в VI в. до н. э. скифоидных племен, частично уничтоживших и частично ассимилировавших городецкие племена (Медведев А.П., 1999. С. 39).

Собственно городецкий этап можно связывать с рубежом VII - VI вв. до н. э. и со второй волной миграции городецких племен с севера из лесной зоны (Медведев А.П., 1999. С. 45). Этот второй «ранний» период (рубеж VII - VI вв. до н. э.- рубеж VI - V вв. до н. э.) городецкой культуры на Дону соотносится нами с «чистым» городецким материальным комплексом до его восприятия скифоидных традиций. Данный период представлен материалами поселений Замятино 10, Карамышево 2 и 9, Крутогорье (городище), Мос-тище, Ксизово 6.

Керамический комплекс данного времени характеризуется абсолютным преобладанием рогожной и сетчатой керамики, причем со значительной долей именно сетчатых оттисков. Вторым ярким признаком являются слабо

профилированные формы сосудов, что собственно и характерно для городецкой

p~\ ^ KJ KJ KJ KJ

культуры. Это банки и сосуды с прямой или чуть прогнутой шейкой и

слабопрофилированным туловом. Среди сетки преобладают веревочные и мелкобороздчатые оттиски. Подавляющее большинство венчиков уплощено и имеет характерный Т- либо Г-образный профиль. Нередко обрез венчика украшен

KJ KJ т~Ъ

рогожкой, сеткой, наколами и вдавлениями. В качестве примеси в тесте

присутствуют дресва либо песок. К сожалению, на данный момент нет сведений об особенностях орудий и построек данного этапа.

В связи с выявлением совсем незначительного числа памятников с подобной керамикой, данный период, вероятно, был весьма непродолжительным и скифоидные племена весьма быстро с момента своего появления в Подонье взяли под контроль городецкое население.

По-видимому, к рубежу VI - V вв. до н. э. городецкие племена уже полностью были зависимы от более развитых скифоидных племен и восприняли многое из их традиций. Наиболее ярко такое влияние отразилось в керамическом комплексе, который позволяет говорить о начале к V в. до н. э. третьего этапа в бытовании городецкого населения на Дону. Однако, несмотря на зависимость и подчиненность, для городецкой культуры это был самый «развитый» этап (V вв. до н. э. - рубеж IV - III вв. до н. э.). К этому времени можно отнести большинство известных поселений данной культуры. В эту пору начало свое существование и одно из наиболее мощных поселений - Сырское городище. Керамический комплекс этой поры характеризуется преобладанием профилированных форм сосудов с S-образным профилем, однако рогожная и сетчатая керамика превалируют над гладкостенной, и оттиски покрывают практически всю поверхность сосудов. Большинство венчцков орнаментировано пальцевыми и ногтевыми вдавлениями, и достаточно большой процент имеет проколы под венчиком. В тесте появляется наряду с дресвой и примесь шамота. Среди сетчатых оттисков растет число крупнобороздчатых и «коры». В вещевом комплексе продолжают бытовать орудия из кости и камня, но начинается также использование и железных изделий. Постройки данного этапа представлены двумя типами: «жилыми стенами» и небольшими по размерам полуземлянками. Этот период представлен материалами городищ Перехваль 2, Сырское, Дубики, селищ Студеновка 3, Замятино 5, Ксизово 17, Малый Липяг.

Окончание третьего и начало четвертого этапов можно приблизительно отнести к рубежу IV - III вв. до н. э., времени постепенного ослабления давления скифоидных племен. Однако за три предшествующих столетия, традиции именно городецкой культуры уже были забыты ее носителями и дальнейшее развитие пошло по уменьшению характерных для культуры признаков. Хотя данная тенденция отмечается как для городецкой культуры основной территории, так и для всех археологических культур. Завершающий этап (рубеж IV - III вв. до н. э. - рубеж эр) городецкой культуры на Дону представлен материалами городищ Сырское, Александровка, Рябинки, Малый Липяг и селищ Курино 1, Каменка 4, Каменка 1. Здесь также преобладают профилированные формы сосудов, растет число гладкостенной керамики (более 50 %), исчезают проколы под венчиком, значительно падает процент сетчатой керамики. Постройки представлены «жилыми стенами» и слабоуглубленными жилищами каркасно-столбовой конструкции. Костяных изделий на данных памятниках очень мало, однако значительного роста железных орудий также не отмечено. Поселения данного периода небольшие по размерам и кратковременные.

Время прекращения проживания городецких племен в Подонье, по-видимому, следует связывать с рубежом эр и связано оно было вероятно с появлением здесь сарматских племен. Данный вывод можно косвенно подтвердить наличием сарматского слоя на многих городецких поселениях.

Однако следов непосредственных контактов поздних городецких и сарматских племен пока не обнаружено. Ни на одном поселении с сарматским слоем не встречено ни одного закрытого комплекса с материалами, характеризующими городецкую традицию. Таким образом, более вероятной можно признать версию ухода городецкого населения из Подонья.

<< | >>
Источник: Сарапулкина Татьяна Викторовна. Городецкая культура на Верхнем и Среднем Дону. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж-2010. 2010

Еще по теме § 2. Периодизация городецкой культуры на Дону.:

  1. Сарапулкина Татьяна Викторовна. Городецкая культура на Верхнем и Среднем Дону. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж-2010, 2010
  2. § 2. История изучения памятников городецкой культуры в Подонье.
  3. § 1. История выделения и изучения городецкой культуры.
  4. § 1. Донской локальный вариант городецкой культуры и его особенности.
  5. Глава II. Памятники городецкой культуры в лесостепном Подонье.
  6. Глава I. История изучения городецкой культуры раннего железного века.
  7. ГЛАВА IV. ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ КАТАКОМБНОЙ КУЛЬТУРЫ НА ВЕРХНЕМ ДОНУ
  8. ГЛАВА II. БЫТОВЫЕ ПАМЯТНИКИ КАТАКОМБНОЙ КУЛЬТУРЫ НА ВЕРХНЕМ ДОНУ
  9. Глава IV. Донской вариант городецкой культуры в системе древностей скифского времени Восточной Европы.
  10. Сафронов Андрей Алексеевич. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА ЛИЧНОСТИ В МЕХАНИЗМЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА (ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на-Дону - 2005, 2005