<<
>>

§ 3. Строительные комплексы и хозяйственные сооружения.

Одним из важнейших аспектов изучения археологических культур является анализ жилых и хозяйственных комплексов. Без учета этой стороны материальной культуры нельзя составить полного и адекватного представления о жизни какого- либо населения.

В полной мере это относится и к городецкой культуре. Однако общая неразработанность проблематики культуры отразилась и на представлениях о развитии и особенностях жилищ. Изучение строительных традиций городецкой культуры осложняется узостью источниковой базы. Характеризуемые Н.В. Трубниковой, А.П. Смирновым и В.Г. Мироновым постройки раскапывались с конца XIX в. до начала 1980-х гг., поэтому сведения о них частично утрачены или же изначально не полны. Критический анализ сведений о городецких сооружениях Саратовского Поволжья был проведен В.Г. Мироновым, где он отмечает их недостаточность и в некоторых случаях недостоверность (Миронов В.Г., 1997. С. 212).

На данный момент жилища по Рязанскому течению Оки можно охарактеризовать как полуземлянки и землянки прямоугольных и округлых форм, средних размеров, столбовой конструкции (деревянные или плетневые) с глиняными или каменными очагами, также возможно наличие наземных построек (Смирнов

А.П., 1952; Монгайт А.Л., 1961; Трубникова Н.В., 1953, Смирнов А.П., Трубникова Н.В., 1965).

Жилища Саратовского Поволжья характеризуются как наземные или слабоуглубленные средних и сравнительно крупных размеров столбовые сооружения, имеющие в плане прямоугольную форму. При этом автор отмечает, что в целом городецкие строения изучены недостаточно и объясняет это как ограниченным количеством раскопанных памятников, так и не всегда качественным уровнем раскопок, их описания и публикаций (Миронов В.Г., 1997. С. 211 -217).

Совсем немного данных можно привести по поселениям Похоперья и Мордовии. Постройки первых представлены двумя прямоугольными полуземлянками размерами 6 х 4 м с глиняными очагами поселений Шапкино VI и Шапкино I (Хреков А.А., 2000.

С. 65, 67; Завитаев А.Н., 2008. С. 157-159). Вторые описаны как землянки округлых и прямоугольных форм (Смирнов А.П., Трубникова Н.В., 1965).

На Дону за последнее время в результате стационарных раскопок был обнаружен ряд построек, относимых исследователями к городецкой культуре (Бессуднов А.Н., 1989; Бирюков И.Е., 1993, 1997, 2000, 2005; Разуваев Ю.Д., 1983, 1984, 1999, 2001, 2006). Основным источником для изучения подобных сооружений на Верхнем Дону послужили материалы с поселений Студеновка 3, Курино 1, городищ Сырское, Перехваль 2, Рябинки, Александровское, Дубики, Малый Липяг, Каменка 1. Общее количество их невелико. В лесостепном Подонье на данный момент известно 13 построек: по три на Сырском городище и Студеновке 3, две на городище Дубики и по одной на поселениях Курино 1, Каменка 1, городищах Рябинки, Малый Липяг, Александровское (Таблица № 9).

Почти все они опубликованы (Разуваев Ю.Д., 1987, 1991; Бирюков И.Е., 1993, 1996; Медведев А.П., 1993, 1993а, 1999; Козмирчук И.А., Разуваев Ю.Д., 2001, 2001а, 2006). Исключение составляют материалы Сыр-ского городища (Бирюков И.Е., 1993, 1998, 1999, 2001). Наиболее подробно описаны постройки с поселений Курино 1, Студеновка 3 и городища Дубики.

По топографии эти памятники представлены как городищами, расположенными на коренных берегах, так и поселениями - на первой надпойменной террасе (Курино 1) и пойменных дюнах (Студеновка 3). Таким образом, пока нельзя сказать, что наличие построек как-то зависит от топографического расположения характеризуемых памятников.

Постройки не являются однотипными. По степени углубленности у различных исследователей они определяются двояко: полуземлянка (Студеновка 3) и слабоуглубленные сооружения (Курино 1). Условность данного разделения обусловлена уже упоминаемой нами общей неразработанностью типологии построек городецкой культуры и неполной ясностью в терминологии (Ковалевский В.Н., 2001. С. 180). Проблему критериев-классификации жилищ (на примере славянских) рассматривал П.А.

Раппопорт (Раппопорт П.А., 1975. С. 168). Именно для славянских жилищ наиболее полно, но не окончательно, разработана методическая часть изучения строительных традиций (Ковалевский В.Н., 2002. С. 11 - 12).

Исследователями дискутируется проблема выработки критериев для выделения типов. Одни предлагают брать за основу соотношение уровня пола и земной поверхности, другие - внутреннюю планировку, третьи - особенности конструкции. Остается открытым вопрос о том, можно ли выделить единый критерий или группу таковых для построек всех археологических культур или для каждой из них нужно вырабатывать свою особенную методологию (Раппопорт П.А., 1975; Ковалевский

В.Н., 2001, 2002; Синюк А.Т., Березуцкий В.Д., 2001 и другие). Чаще всего исследователи прибегают к максимально дробной классификации с учетом всех возможных показателей, и уже на основе их совокупности выделяют важнейший, наиболее характерный признак для строений описываемой археологической культуры.

На наш взгляд, для построек городецкой культуры одним из основных показателей является степень их углубленности. Но опять-таки отсутствие единого подхода к выделению параметров, дающих основание определять то или иное сооружение землянкой, полуземлянкой, слабоуглубленным или наземным сооружением, существенно затрудняет работу в этом направлении и в рассматриваемой нами культуре.

Следует отметить, что к городецким мы относим постройки, находящиеся на городищах и поселениях с городецким слоем, и имеющих в своем заполнении преобладание керамики городецкого облика. При описании сооружений чаще всего учитываются два показателя: соотношение уровней пола и дневной поверхности и особенности конструкции стен. Работают они и в нашем случае, но следует критически подойти к их разграничению.

При рассмотрении степени углубленности верхнедонских городецких построек, можно отметить, что они относятся к наименее углубленным из всего спектра глубин, которые позволяют относить их именно к полуземлянкам, (то есть, 0,1 - 0,5 м (1 случай)).

Причем преобладают 0,25 - 0,3 м. Мы считаем, что из данной группы построек, называемых исследователями полуземлянками, следует выделить особую группу наземных построек с углубленным основанием (Сырское, Дубики). Постройка с поселения Курино 1 (Рис. 9.3) была определена как слабоуглубленная, но можно отметить примерно такую же ее углубленность - 0,2 м, но уже в почву, а не в материк. Она представляет собой наземное сооружение с углубленным основанием, но уже каркасно-столбовой конструкции.

В сильногумусированной почве точное фиксирование контуров построек в большинстве случаев возможно лишь с материкового уровня, поэтому и отсчет их глубины возможен только от материка. Подлинная же глубина может быть гораздо большей. Ее можно более точно определить по общему составу заполнения котлована и слоя над ним до уровня погребенной почвы времени существования постройки, а также концентрации здесь однокультурного керамического и индивидуального материала. Но в тех постройках, где углубленность котлована в почвенном слое не фиксируется или плохо фиксируется, наиболее четким критерием их выделения будет служить конструкция стен.

К наземным строениям с углубленным основанием каркасно-столбовой конструкции можно отнести и сооружение 1, обнаруженное на городище Малый Липяг (Рис. 9.2). Котлован углублен в материк на 0,14 -0,28 м, в северной части имеет покатые стенки, в южной - отвесные. К сожалению, строение не доисследовано и поэтому точно судить о его форме нельзя. На данном этапе оно представляет собой широкую канаву 1,8 - 2,2 м шириной, ограниченную с двух длинных сторон восьмью столбовыми ямками: в четырех случаях - одинарными, а в двух - парными. Возле одной из ямок на глиняном выступе был обнаружен очаг подтреугольной формы размерами 0,6 х 0,6 м. Заполнение котлована немногочисленно. По форме и заполнению его городецкой керамикой исследователями было сделано предположение, что это остатки длинной городецкой постройки (Козмирчук И.А., Разуваев Ю.Д., 2001. С. 79 - 80).

В последнее десятилетие велись планомерные раскопки Сырского городища (Бирюков И.Е. Отчеты. 1993, 1995 - 2001 гг.). Но, к сожалению, введение в научный оборот их результатов ограничилось пока лишь краткой информацией при публикации общих итогов раскопок городища (Бирюков И.Е., 1997. С. 169 - 170). Здесь в сжатой форме описываются две из трех построек городецкой культуры. Они представляют собой слабо углубленные полуземлянки 0,2 - 0,5 м глубиной, приближенные к прямоугольнику (постр. 1) или к овалу (постр. 2) форм 2,8 х 3,5 м и 9,2 х 4,7 м (первая не доисследована). В заполнении обеих выявлено большое количество керамики (преимущественно городецкой), индивидуальных вещей, костей животных (Рис. 10.1,3-4).

Приближенные к овалу формы, по мнению автора раскопок, свидетельствуют о сильных лесных, собственно городецких, традициях, в пользу чего свидетельствует и наличие на городище многочисленных костяных изделий близких изделиям ряда Окских городищ V - III вв. до н. э. (Бирюков И.Е., 1997. С. 170).

Сырское городище дает нам новый вид построек городецкой культуры на Верхнем Дону, который в общем характеризуется подпрямоугольными формами с площадью от примерно 10 кв. м до 43,2 кв. м. Размеры недоисс-ледованной

KJ ^ X Ґ· KJ KJ

постройки предположительно несколько больше. Край раскопа срезает ее в самой широкой части, что позволяет предположить ее реальную длину еще длиннее, как минимум, на 2 м. Исходя из этого, предполагаемая площадь ее составляет 17 кв. м. Столбовые ямы вдоль стен отсутствуют, что вероятней всего свидетельствует об их срубной конструкции.

С другой стороны, нельзя исключать, что столбы могли врезаться в нижний венец бревен (Москаленко А.Н., 1965. С. 43; Раппопорт П.А., 1975. С. 120). Поэтому в данном случае, мы можем с уверенностью говорить лишь об отсутствии углубленного в землю столбового каркаса. В это же время по углам построек не зафиксировано характерных для срубной конструкции врубок ни на Студеновке 3, ни на Сырском, ни на Дубиках. Также не выявлено вдоль их стен и канавок от бревен. Отсутствие обмазки свидетельствует, что стены достаточно хорошо держали тепло и не нуждались в дополнительном утеплении с помощью глины, это может послужить доводом в пользу срубной конструкции, которая в проконопаченном виде служит теплым и надежным убежищем.

Очаги присутствуют в трех постройках (Дубики (Рис. 8.1), Сырское, Малый Липяг). Причем, в двух случаях они выявлены по наличию обожен-ной почвы (Дубики, Малый Липяг), один - по пятну обоженной глины (Сырское городище).

Таким образом, все зафиксированные отопительные сооружения городецкой культуры на Верхнем Дону представлены простыми открытыми очагами.

Как очаг интерпретировалось и глиняное обоженное пятно (1,6 х 0,9 м) в постройке поселения Курино 1 (Бирюков И.Е., 1996. С. 62). Данная постройка представляет собой слабоуглубленное сооружение столбовой конструкции прямоугольной формы размерами 3 х 4,4 м. Вдоль стен зафиксированы столбовые ямки, кроме того ямки разделяют постройку на три части. Заполнение немногочисленно. При этом И.Е. Бирюков допускал, что это могли быть и остатки рухнувшей крыши, что нам представляется наиболее вероятным, так как размеры этого очага несоизмеримо велики по сравнению с общей площадью постройки (Рис. 9.3).

В то же время у стен этой постройки скопления глиняной обмазки также отсутствовали, а это дает основание предположить, что облицовка постройки была или из плотно пригнанных плах, или же вся она присыпалась сверху землей (последнее в данном случае маловероятно, так как сооружение слабо углублено в материк). Интерпретация же ее как легкой летней конструкции опровергается наличием громоздкой обмазанной глиной крыши.

Столбовые ямки, разделяющие данную постройку на три части: две малых (равных между собой) - по бокам и одну большую центральную, можно интерпретировать и как дополнительные опорные столбы для тяжелой крыши, и как остатки стены, разделяющей внутреннее пространство на части.

К многокамерным постройкам следует отнести и описываемое выше сооружение с городища Малый Липяг. В пользу данного предположения свидетельствует его длина (этот показатель выглядит несколько условным, что связано с недоисследованностью постройки) - 6 м. Столбовые ямки по бокам котлована расположены напротив друг друга, по одной и парно. Причем две из них перекрывают и сам котлован постройки (Козмирчук И.А., Разуваев Ю.Д., 2001. Рис. 9.2).

К многокамерным, скорее всего, относятся и постройки с городищ Рябинки (Матвеева В.И., 1982), Александровское (Разуваев Ю.Д., 1990, 1991) и Дубики (Разуваев Ю.Д., 2006). Постройка городища Рябинки примыкала с внутренней стороны к оборонительной линии и была шириной около 3 м. Постройка Александровского городища также прилегала к валу на протяжении 20 м. Она была слабо углублена в материк и была шириной около 3,5 м. Основание внешней стены укреплялось известняковыми камнями. Заполнение многочисленно. Постройка городища Дубики была обнаружена под насыпью внутреннего вала, она располагалась поперек мыса. Контуры постройки определяются по двум параллельным канавкам шириной около 0,5 и 2 м и глубиной 0,3-0,4 м, отстоявшие друг от друга на расстоянии 4 м. В них были углублены основания двойных стен плетневой конструкции, забуто-ванных землей. О жилом характере постройки свидетельствуют многочисленные находки (Разуваев Ю.Д., 2006. С. 193 - 194).

Хотя ранее высказывалось мнение, что это были навесы (Пряхин А.Д., Разуваев Ю.Д., Цыбин М.В., 1996. С. 143), мы считаем, что укреплять основания навесов камнем (Пряхин А.Д., Разуваев Ю.Д., Цыбин М.В., 1996. Рис. 3.1 и 3.2) нецелесообразно. С этим соглашаются и авторы статьи, которые после общей характеристики пишут о них уже как о жилых постройках (Пряхин А.Д., Разуваев Ю.Д., Цыбин М.В., 1996. С. 143; Разуваев Ю.Д., 2006. С. 194). Это предположение было сделано на основе обнаружения в них большого количества керамического материала, костей животных и птиц.

Принимая тезис о многокамерности городецких строений, мы находим им аналогии среди построек, прилегающих к оборонительным сооружениям, на ряде памятников I тыс. до н. э., как в лесной, так и лесостепной зоне (Алихова А.Е., 1958.

С. 197 - 201; Розенфельдт Р.Л., 1970. С. 136 - 139; Смирнов К.А., 1992. С. 48 - 56).

Похожие сооружения выявлены также и на памятниках среднедонской культуры скифского времени: Пекшевском и Губаревском городищах (Медведев А.П., 1999. С. 83; Разуваев Ю.Д., 2002. С. 141 - 142). Мы можем предположить, что принцип сооружения оборонительной системы был и здесь таким же, поскольку традиция сооружения таких комплексов распространена достаточно широко. Ее существование отмечено и в более поздние времена на древнерусских городищах XII - XIII вв. (Раппопорт П.А., 1975. С. 131. Рис. 39).

Постройка каркасно-столбовой конструкции выявлена на поселении Каменка 1 (Бирюков И.Е., 2005). Постройка - округлой формы, наземная, размерами 2,2 х 1,5 м (не доисследована) (Рис. 10.2). Северная и западная части ограничены тремя

^ KJ KJ KJ T~4 KJ KJ

столбовыми ямками, южная - хозяйственной ямой. В центральной части постройки расположена большая яма неправильной формы с выступами - нишами.

Неоднозначно пока решается проблема функционального предназначения построек. В качестве основных критериев жилых сооружений служат, прежде всего, подходящие для этого размеры и наличие очага, а в качестве дополнительных - особенности конструкции и наличие большого количества керамического и другого материала. Опираясь на совокупность отмеченных критериев с большей определенностью можно выделять жилые постройки, даже без наличия очага, от которого могло не остаться каких-либо следов. Эта методика была применена А.Т. Синюком и В.Д. Березуцким, которыми были выделены жилые сооружения при характеристике скифских построек Мостищенского городища (Синюк А.Т., Березуцкий В.Д., 2001. С. 107). Отсутствие очагов авторы объясняют непостоянным, сезонным характером построек, что, по их мнению, подтверждает и отсутствие глиняной обмазки, характерной для долговременных жилищ.

Применяя сказанное к описываемым нами постройкам, можно рассмотреть их по каждому из предложенных критериев. Судя по таблице № 9 с уверенностью к жилым можно отнести только постройку 4 Сырского городища: очаг, площадь 28,5

Ґ~Л U U

кв. м, заполнение насыщено находками. С определенной долей сомнения к жилым можно отнести постройку 10 поселения Студеновка 3, имеющей довольно маленькую площадь - 7,84 кв. м, очаг отсутствует, мало материала в заполнении (Рис. 9.6). Не представляется пока возможным определить характер постройки с городища Перехваль II вследствие ее неполной изученности. Остальные сооружения, ввиду невозможности фиксации (или отсутствия) очагов, если и можно признать жилыми, то только при условии их недолговременности. Но нельзя исключать и того, что такого рода постройки могли выполнять и хозяйственные функции (Студеновка постр. 7 (Рис. 9.4), Сырское постр. 1 и 2, Александровское, Рябинки).

Особо нужно отметить еще одно строение, отнесенное к городецкой культуре - это постройка 8 поселения Студеновка 3 (Медведев А.П., 1993. С. 84; 1993а; 1999. С. 40 - 41). Она представляет собой в плане сначала семиугольник, затем на глубине 1,4 м - круг, а на глубине 2,4 м - квадрат. С этого уровня идет облицовка вертикальными плахами до уровня 3,96 м (Рис. 9.5).

На глубине 0,3 м на приступке обнаружены два сосуда, имеющие городецкие и скифоидные черты. Ниже уровня 0,65 м находок нет. Сооружение было интерпретировано как место отправления религиозных культов, связанных с подземными божествами (Медведев А.П., 1993. С. 86).

Отдаленно похожая многогранная форма была описана при характеристике построек Троицкого городища дьяковской культуры (Древнее 1970. С. 111, 127 - 128. Рис. 13.4 и 72.3). Здесь были обнаружены три постройки с 12 гранями каждая. Углами граней служили столбовые ямки, кроме этого еще по одной ямке было выявлено и в центрах построек. Правда, в отличие от постройки со Студеновки 3, на Троицком городище они были легкого типа со стенами из плетня и коры (Дубынин А.Ф., Розенфельдт И.Г., 1970. С. 111). Таким образом, они конструктивно отличаются от описываемого нами сооружения, будучи схожими лишь по форме.

Следует отметить, что такой тип культовой постройки не характерен для городецкой культуры. К настоящему времени известны святилища в виде ям округлых форм с множеством столбовых ямок и заполненных золой, углем, керамикой, кальцинированными костями животных, птиц и рыб (Миронов В.Г., 1995. С. 80).

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что на Верхнем Дону постройки, относящиеся к городецкой культуре, представляют собой весьма разнообразные сооружения. Это полуземлянки срубной конструкции; наземные постройки с углубленным основанием срубной и каркасно-столбовой конструкции;

наземные сооружения, примыкающие к линии обороны, и культовые сооружения в виде своеобразных колодцев. Некоторые обозначенные типы, в свою очередь, можно предварительно разделить на более мелкие подтипы (Таблица № 10).

Таким образом, для полуземляночных построек городецкой культуры на Верхнем Дону характерна подквадратная форма площадью от 7,84 до 34,1 кв. м, как со слабой, так и с сильной насыщенностью, без очага, срубной конструкции. Для наземных построек с углубленным основанием характерна подпрямоугольная форма площадью от 6,12 до 41,4 кв. м, слабая и сильная насыщенность материалом, как с наличием, так и с отсутствием очагов, кар-касно-столбовой и срубной конструкции. Лишь на городище Дубики на сегодняшний момент зафиксированы постройки различных типов.

В профиле котлованы построек дают форму, приближенную к корытообразной. Наличие очагов в постройках городецкой культуры нельзя назвать характерным для данной территории. Были зафиксированы лишь в трех постройках, в одной из которых очаг нельзя с полной уверенностью отнести ко времени ее существования (Сырское постройка 4). Почти все сооружения не отличаются богатством керамического и вещевого материала. В этом отношении значительно выделяются постройки с Сырского городища, комплекс находок которых представлен всеми видами как городецкой, так и синкретической керамики и широким ассортиментом индивидуальных находок.

Два подтипа этих строительных традиций имеют четкие аналогии у скифоидных племен: Курино 1 - постройки второго типа Пекшевского городища (Медведев А.П., 1999. С. 85); Студеновка 3 - на лесостепных скифоидных городищах Посеймья (Пузикова А.И., 1981. С. 14-15; 1997. С. 24 - 31).

О синкретическом характере построек говорит и керамический материал. Присутствуют как городецкие, так и скифоидные формы сосудов, причем немалое количество покрыто рогожными и сетчатыми отпечатками. О сочетании двух названных традиций говорят также и примеси (дресва и шамот), и способ орнаментации. Именно синкретичный характер памятников на Дону и позволил выделить здесь отдельный локальный вариант городецкой культуры (Левенок В.П., Миронов В.Г., 1976. С. 12, 22).

Это разительно отличает данный локальный район от других, где преобладают землянки и полуземлянки прямоугольных и округлых форм с площадью в пределах 20 - 60 кв. м, при глубине 1 м и более. Отмечены там и постройки столбовой конструкции, но явно больших размеров и глубины (Смирнов А.П, Трубникова Н.В., 1965. С. 12, 22). Сравнивая же выводы В.Г. Миронова по постройкам Саратовского Поволжья (Миронов В.Г., 1997.

С. 215) с материалами Верхнего Дона, можно обозначить только одну аналогию слабоуглубленной постройке каркасно-столбовой конструкции. Таким образом, своеобразие верхнедонского локального варианта городецкой культуры пока подтверждается и некоторыми особенностями строительных традиций.

На ряде городецких поселений - Дубики (4 единицы), Сырское (8 единиц), Перехваль 2 (1 единица), Замятино 5 (3 единицы), Курино 1 (1 единица), Малый Липяг (1 единица), Ксизово 17 (5 единиц) - были обнаружены хозяйственные ямы (Рис. 11). К городецким сооружениям мы относили ямы, в которых городецкая керамика либо является единственным обнаруженным материалом, либо количественно преобладает и выявлена у дна ям. На данный момент к таковым можно отнести 23 хозяйственные ямы (Таблица № 10). В большинстве своем это объекты круглой либо овальной в плане формы, за исключением одной восьмеркообразной ямы. Профиль у большинства ям - корытообразный, присутствуют также — цилиндрический, трапециевидный и сложной формы. Глубина ям колеблется в пределах от 0,08 м до 1,36 м, преобладает глубина 0,5 - 0,8 м. Размеры ям заключены в пределы 0,3 х 0,32 м - 2,65 х 1,5, преобладают размеры от 1 х 1 м до 1,5 х 1,5 м. Насыщенность заполнения находками разная, но в основном небольшая.

Как видим, все хозяйственные ямы очень примитивны по конструкции. Соотнести их с каким-либо определенным видом хозяйствования и деятельности нельзя. Скорее всего, все они являются простыми ямами для отходов, причем пользовались ими недолго.

<< | >>
Источник: Сарапулкина Татьяна Викторовна. Городецкая культура на Верхнем и Среднем Дону. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж-2010. 2010

Еще по теме § 3. Строительные комплексы и хозяйственные сооружения.:

  1. Стратегия развития строительного комплекса Нижегородской области до 2020 года
  2. 1.1. Рыночная специфика управления имущественными комплексами государственной собственности в условиях системной трансформации территориальных хозяйственных систем
  3. § 1. Фортификационные сооружения
  4. §2. Правовое положение аудитора в системе контроля финансово- хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  5. §1. Особенности участия ревизионной комиссии (ревизора) в системе контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  6. § 2.1. Договор строительного подряда как вид гражданского дого­вора
  7. § 3.2. Недвижимость как объект договора строительного под­ряда
  8. Глава III. Система контроля финансово-хозяйственной деятельности хозяйственных обществ
  9. § 3.1. Риск в строительном подряде
  10. Становление нормативно-правового регулирования «зеленого» строительства в целях экологизации строительной отрасли России
  11. Воздействие на природную среду деятельности по строительству зданий и сооружений
  12. Эколого-правовое значение земельного участка, используемого для строительства здания, сооружения
  13. История становления правового регулирования застройки земель зданиями и сооружениями
  14. Нормативно-правовое регулирование застройки земель зданиями и сооружениями в Российской Федерации
  15. Глава III. Особенности договора строительного подряда
  16. Глава II. Правовой статус договора строительного подряда
  17. §1. Правовое положение общего собрании акционеров (участников) хозяйственного общества в системе управления хозяйственных обществ
  18. Гармонизация специальных норм, регулирующих компенсацию вреда окружающей среде, причиненного при строительстве зданий, сооружений с нарушением установленных требований
  19. § 1.3. Пакт Рериха и Договор «О защите зданий и сооружений, слу­жащих религиозным, просветительским, образовательным и благотвори­тельным целим» 1935 г.
  20. Особенности правового регулирования компенсации вреда окружающей среде, причиненного при строительстве зданий и сооружений с нарушением установленных требований