Задать вопрос юристу

1.3. Особенности функционирования СМИ в электоральный период

Выборы занимают особое место в политической жизни каждого государства, в формировании правовой культуры населения и, самое главное, в легитимации власти и поддержании основных принципов демократии. В своей книге «О демократии» Р.

Даль выделяет шесть обязательных условий современной демократии: выборы должностных лиц; свободные, честные и периодически проводимые выборы; свобода выражения; альтернативные источники информации; автономия ассоциаций; всеобщие гражданские права [Даль, 2000, с. 85-86]. Как видно из этого перечня, выборы занимают в нем первое место. Посредством голосования люди могут высказывать свои взгляды, выражать свои надежды и стремления, поощрять и «наказывать» своих лидеров и, в конечном счете, управлять судьбой своего государства.

Однако чтобы выборы стали эффективным демократическим инструментом, граждане должны знать, каких позиций придерживаются и каких политических результатов пытаются добиться все участвующие в них партии и кандидаты. В этом деле избирателям помогают сами кандидаты на тот или иной пост, и организаторы выборов, и главным образом, СМИ. Претендующие на государственный пост излагают свои позиции через медиа, иначе не будет подлинного выбора и голосование утратит всякий смысл. СМИ информируют общества о том, кто и с чем баллотируется на выборах, стремясь к точности и полноте - в соответсвии с законодательными и деонтологическими требованиями.

Освещение электоральных кампаний связано с дополнительной ответственностью. Практически всю информацию о той или иной кампании избиратели получают не из первых уст, а через своеобразных посредников - телевидение, радио, газеты и журналы, интернет-ресурсы. В подавляющем числе случаев избиратели никогда не встречались лицом к лицу с кандидатами, «знакомыми» для них они становятся только благодаря различным СМИ.

По законодательству многих государств, электоральный период - это четко очерченный интервал времени. Так, в Федеральном законе от 22.02.2014 N 20-ФЗ (ред. от 14.07.2015) «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» агитационный период начинается за 28 дней до дня голосования и прекращается в ноль часов по местному времени дня, предшествующего дню голосования. Однако, если принять в расчет концепцию перманентной избирательной кампании, получающую все большую популярность с внедрением принципов маркетинга в политическую жизнь, кандидаты ведут агитацию постоянно, а не только за несколько недель до выборов. Они ведут ее как до дня голосования, так и после. В концептуальном плане мало что меняется, пока не приближается день голосования с его логичным периодом «отдыха». Здесь можно говорить о «горячем» электоральном периоде (10-14 дней до и после дня голосования). В течение такого периода СМИ подвергаются максимальному общественному давлению. На «горячей фазе» СМИ ориентируются не только на правовые, но и на моральные, корпоративные и конъюнктурные ограничения.

Работа СМИ в период выборов существенно отличается от межвыборных периодов. Средства массовой информации работают в условиях ограничений, закреплённых следующими Федеральными законами: «Об основных гарантиях избирательных прав и праве на участие в референдуме граждан Российской Федерации», «О выборах депутатов государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации», «О выборах Президента Российской Федерации», а кроме того и ограничениями, установленными региональными нормативными актами.

Так, в п.4 главы 8 «Информирование избирателей и предвыборная агитация» Федерального закона от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) законодательно установлены принципы равенства кандидатов и обязанность государственных организаций телерадиовещания и редакций государственных периодических печатных изданий предоставлять политическим партиям и кандидатам эфирное время: «В информационных теле- и радиопрограммах, публикациях в периодических печатных изданиях сообщения о проведении предвыборных мероприятий политическими партиями, выдвинувшими федеральные списки кандидатов, должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев. Такие информационные блоки не оплачиваются политическими партиями, кандидатами. В них не должно отдаваться предпочтение какой бы то ни было политической партии, не должна допускаться дискриминация (умаление прав) какой бы то ни было политической партии, в том числе по времени освещения проводимых ею предвыборных мероприятий, объему печатной площади, отведенной для таких сообщений» [Федеральный закон от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ, п. 4, гл. 8].

Значительное количество исковых заявлений суд и жалоб в избирательные комиссии касаются именно нарушения принципа равенства кандидатов. Так, с 16 января по 27 февраля 2012 года семь общероссийских газет опубликовали программные статьи кандидата на пост Президента России, на тот момент председателя правительства России Владимира Путина. В избирательные комиссии поступили жалобы, что указанные материалы представляют в выгодном свете кандидата В. В. Путина, т.е. являются агитационными материалами, но, согласно закону, не содержат сведений об оплате из средств избирательного фонда. На это в ЦИК РФ заявили, что программные статьи Владимира Путина не являются агитацией, а преследуют иную цель - информационную, поскольку мнение председателя правительства представляет общественный интерес.

Как уже указывалось выше, избирательные кампании и электоральный период обладают огромным значением для демократий. В соответствии со стандартными представлениями, именно в этот период граждане определяют, кто получит власть в государстве. Тот факт, что подавляющее число избирателей принимают окончательное решение за последнюю неделю или несколько последних дней до выборов, только усиливает значимость электорального периода, который охватывает по времени и предвыборный, и избирательный периоды [McAllister, 2002, р. 22-40], что объясняет повышенный к нему интерес со стороны научного сообщества. Исследования всевозможных аспектов электоральных кампаний стали традиционным направлением среди ученых различных стран. Специалисты пытаются дать ответы отдельно или в комплексе на вопросы, как политики проводят свои кампании, как они освещаются СМИ, как у избирателей формируются политические взгляды [например, Norris et al., 1999] и пр. Действительно, электоральный период - это особое время в жизни демократического общества, которое имеет свои отличительные особенности по сравнению с неэлекторальным периодом. Среди прочего не похож он тем, как СМИ выполняют свои функции. Авторы, анализировавшие медиаосвещение кампаний, отмечают, что их выводы не могут быть автоматически применимы к обычным периодам. Например, Г. Гулати, М. Джаст и Э. Криглер упоминают специфические исторический, экономический и социальный контексты, которые оказывают влияние на конструирование «электоральных» новостей [Gulati, Just and Crigler, 2004, р. 237-256]. Д. Дикон, П. Голдинг и М. Биллиг пишут, что аналитический акцент исключительно на кампании не позволяет узнать все необходимое о возможностях СМИ [Deacon, Golding and Billig, 2001, р. 666-678]. Некоторые исследователи признают электоральный период временем повышенной конфликтогенности и считают, что именно массмедиа способны снижать потенциал конфликтности в электоральный период [Байханов, 2012, с. 40].

Ниже мы выделим ряд факторов, которые, по нашему мнению, отличают электоральный период от неэлекторального и заставляют СМИ иначе «смотреть» на политику в течение первого из них. В электоральный период меняется поведение кандидатов и избирателей, и эта перемена, в свою очередь, оказывает влияние на деятельность СМИ.

В электоральный период партии и кандидаты более активны, чем в иное время. Они настойчивее пытаются получить свою долю внимания СМИ и, таким образом, «добраться» до избирателя. Организуя так называемые псевдособытия (например, пресс-конференции, выпуск пресс-релизов, выступления перед избирателями), партии пытаются внести в медийную повестку дня свой вопрос или историю [Brandenburg, 2002, р. 34-54]. В результате в новостные телевизионные программы поступает огромный массив политической информации. В ответ СМИ вынуждены перестраивать свою работу. С одной стороны, они могут усовершенствовать процесс селекции информации, т.е. журналистам придется уделять больше времени на выбор более достойных освещения историй из массы политический новостей и событий. С другой стороны, они могут просто увеличить общий объем политических новостей. В любом случае журналистам оказывается сложнее освещать события, не связанные с партиями и кандидатами, события, не имеющие политического «происхождения». Это объясняет, почему в электоральный период у СМИ значительно меньше свободы в формировании повестки дня, чем в неэлекторальный период [Walgrave and van Aelst, 2006, р. 88-109].

Часто в суд поступают заявления о признании выборов недействительными в связи с неравномерным по времени освещением предвыборной деятельности партий и кандидатов.

Так, 16 июля 2008 года Верховный суд России рассмотрел заявление Коммунистической парии РФ о признании выборов в Г осдуму 2 декабря 2007 года недействительными. Заявители мотивировали это тем, что при информационном обеспечении выборов, особенно государственными телевизионными каналами, существенное предпочтение отдавалось политической партии «Единая Россия» по времени освещения ее предвыборной деятельности по сравнению с КПРФ; в общественное сознание внедрялся тезис о том, что голосование 2 декабря 2007 года является референдумом о доверии Президенту Российской Федерации, а в день голосования телевизионными каналами тиражировался сюжет о голосовании Президента Российской Федерации.

В заявлении приведены данные проведенного в ходе избирательной кампании юридической службой Центрального Комитета Коммунистической партии Российской Федерации ежедневного мониторинга информационного телеэфира семи федеральных телевизионных каналов («Первый», РТР, НТВ, ТВЦ, «Третий», Рен-ТВ и РБК-ТВ).

Согласно этим данным, федеральными телеканалами в информационном эфире было посвящено политическим партиям: в первый предвыборный месяц (со 2 сентября по 30 сентября 2007 года) 12 часов 38 минут, из них партии «Единая Россия» - 45%, Либерально-демократической партии России (ЛДПР) - 22%, КПРФ - 17%, партии «Справедливая Россия» - 16%; во второй предвыборный месяц (с 1 октября по 31 октября 2007 года) 15 часов 11 минут 3 секунды, из них на долю партии «Единая Россия» пришлось 75,84%, а КПРФ - 6,58%, что в 12 раз меньше; в третий месяц, в котором проводилась предвыборная агитация (с 1 ноября по 30 ноября 2007 года), 23 часа 36 минут 56 секунд, из них партии «Единая Россия» - 63,2%, партии «Справедливая Россия» - 9,4%, КПРФ - 6,8%. Синхрон представителей партии в эфире составил: членов партии «Единая Россия» - 64,2%, партии «Справедливая Россия» - 9,9%, ЛДПР - 8,3%, КПРФ - 5,6% суммарной продолжительности прямой речи политиков [Решение ВС РФ от 16 июля 2008 г. N ГКПИ08-1403].

Верховный Суд Российской Федерации не нашёл оснований для удовлетворения требований, мотивировав это тем, что Федеральный закон, определив две составляющие информационного обеспечения выборов - информирование избирателей и предвыборная агитация, тем самым отграничил деятельность организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, по информированию избирателей от использования средств массовой информации для предвыборной агитации.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации специально отметил, что содержащиеся в пункте 5 статьи 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и праве на участие в референдуме граждан российской Федерации» положения - по их конституционноправовому смыслу в системе норм - не могут служить основанием для запрета представителям организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, при профессиональной деятельности высказывать собственное мнение, давать комментарии за пределами отдельного информационного блока и предполагают, что только в таком информационном блоке не должно содержаться комментариев и не должно отдаваться предпочтение кандидату, избирательному объединению по времени освещения предвыборной деятельности, объему печатной площади и соотношению ее предоставления бесплатно и за плату.

Следовательно, само по себе различное по объему времени телеэфира освещение любой деятельности политических партий и их представителей не может считаться нарушением избирательного законодательства. Порядок информирования избирателей признается нарушенным лишь в случаях неравномерного распределения в информационных блоках времени освещения предвыборной деятельности политических партий либо совершения представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации, умышленных действий, непосредственно направленных на агитацию, побуждающую голосовать за определенных кандидатов, политическую партию. Доказательств таких нарушений суду не представлено.

Руководитель Российского центра обучения избирательным технологиям при ЦИК России А. В. Иванченко пояснил, что по результатам мониторинговых исследований выявлено, что парламентские партии, пользуясь своим статусом и опытом, наиболее эффективно создавали информационные поводы, на которые средства массовой информации не могли не реагировать.

К таким информационным поводам относятся, в частности, проведение съезда политической партии «Единая Россия», профессиональная деятельность членов какой-либо политической партии (например, выступление депутатов в Государственной Думе), освещение которых не имеет отношения к предвыборным агитационным мероприятиям политических партий.

Законодательство о выборах не содержит количественных критериев преимущественного освещения предвыборных мероприятий. Соразмерность сообщений о таких мероприятиях должна определяться не на основе произвольно проведенного хронометража телевизионных сюжетов отдельных телевизионных каналов, а с учетом совокупности всех факторов, позволяющих оценить степень распространения и воздействия на избирателей информационного материала или сообщения.

В частности, должны учитываться вид средства массовой информации, род теле- или радиопрограммы (информационная, информационноаналитическая, общественно-политическая, авторская и т.п.), форма изложения материала и его характер (нейтральный, позитивный или негативный), уровень информативности, содержание выступления (сообщения) лиц, занимающих государственные должности, и другие данные, позволяющие объективно оценить влияние, оказанное на избирателей тем или иным материалом. Это позволит отграничить сообщение о предвыборных мероприятиях от освещения деятельности лиц, занимающих государственные должности, определить, не являются ли предвыборной агитацией действия, совершаемые при осуществлении профессиональной деятельности представителями организаций, осуществляющих выпуск средств массовой информации [Решение ВС РФ от 16 июля 2008 г. N ГКПИ08-1403].

Кандидаты активно пытаются привлечь СМИ к своим персонам и партиям, но при этом избегают множества актуальных тем. В течение электорального периода претенденты на должность желают обойти стороной обсуждение спорных моментов и вместо этого сконцентрироваться на своих личных качествах и своей репутации. Политолог и исследователь СМИ Р. Джослин после тщательного анализа сотен рекламных текстов пришел к заключению, что лишь в незначительном их числе показана позиция кандидата относительно спорных вопросов [Joslyn, 1980, р. 94]. Многие из кандидатов наряду с представителями журналистского корпуса полагают, что избиратели не настолько осведомлены и заинтересованы, чтобы беспокоиться о конкретных политических вопросах. Для кандидатов лучше использовать в своей речи простые и понятные символы, а не затрагивать сложные аспекты экономической жизни. Кандидаты скрывают свою точку зрения по дискуссионным вопросам и из-за страха отпугнуть потенциальных избирателей.

Большинство кандидатов и их помощников считают, что СМИ должны использоваться для рекламы избирательной кампании, а не для информирования или образования электората. Большинство кандидатов считают, что СМИ должны использоваться для предвыборной агитации, которую мы рассматриваем как деятельность, побуждающую избирателей к участию в выборах или голосованию за определенных кандидатов либо против них. Поэтому новостные выпуски часто стремятся контролировать. В своей работе кандидаты и разработчики кампаний как правило отталкиваются от трех «истин». Во-первых, в большинстве своем люди узнают о кандидатах через телевидение, поэтому ему уделяют больше внимания. Во-вторых, из-за ограниченности времени и пространства в телевизионных новостях приоритетом пользуются истории, о которых можно рассказать за 1-2 минуты, а также истории, обладающие «визуальной мощью». В-третьих, журналисты боятся «говорящих голов», т.е. тех выступающих, которые долго и монотонно говорят о сложных политических, экономических или социальных проблемах.

Понимая эти «истины», претенденты на должность пытаются манипулировать в своих собственных целях новостным освещением. Правильно определив место, время и контекст своего выступления, кандидаты могут в каком-то смысле заставить СМИ рассказать в вечерних новостях именно о том, чего они желают. Хорошим примером может служить событие, названное CBS «плавающим политическим театром» [Jamieson, 1992, р. 171]. Во время своей избирательной кампании 1988 года вице-президент Дж. Буш-ст. совершил на прогулочном судне плавание по Бостонской гавани, в районе, где его оппонент М. Дукакис имел наибольшее влияние, указывая сопровождавшим его журналистам, операторам и фотографам на мусор и грязь в воде. В ходе плавания он заявил: «Решение моего оппонента по поводу этого загрязнения - промедление, борьба, все, что угодно, только не приведение в порядок гавани. Я не могу назвать это руководством и не могу, естественно, назвать это даже компетентностью». Как и предсказывали советники Дж. Буша-ст., три крупнейшие американские телевизионные сети покорно рассказали об этом событии в своих вечерних новостных программах (лишь ABC отметила, что нельзя винить в этом только М. Дукакиса) [Germond and Witcover, 1989, р. 404]. Псевдособытия - поставленные посещения домов по уходу за больными, загрязненных пляжей, сиротских приютов, трущоб, реабилитационных центров для наркоманов, заводских проходных и свалок токсичных отходов - являются кровью электоральной политики. Они популярны у кандидатов, поскольку, по общему мнению, позволяют полностью контролировать ситуацию, особенно если речь идет об избирательной кампании. В этот период кандидат особенно заинтересован в качественном сюжете в прайм-тайм о себе или своей деятельности, и менеджеры кандидата прилагают массу усилий для привлечения внимания журналистов. Но в это же время «журналисты больше сопротивляются попыткам бесплатно использовать их, а, с другой стороны, с любопытством следят за действиями кандидатов и предвыборных штабов. К тому же предвыборная кампания для журналистов - это еще и пора рекламного сенокоса» [Мирошниченко, 2003, с. 199].

В условиях наблюдаемого сегодня повсеместного роста политической апатии населения [DeLuca, 1995] большинство граждан в электоральные периоды «игнорирует» СМИ, полагая, что там будет преобладать «скучная политика». Чтобы привлечь внимание граждан, СМИ начинают освещать политические события в электоральный период с позиций спортивной журналистики. В свое время Т. Паттерсон, изучив заголовки журналов Newsweek и Time за 1988 год, год когда в США избирали Президента (тогда им стал Джордж Буш-ст.), пришел к выводу, что очень трудно сказать, о чем идет речь - о спортивном соревновании или о президентских выборах. Главным предметом обсуждения в новостях, касающихся президентских выборов, становится победа или поражение [Patterson, 1980, р. 22]. Вместо исследования насущных проблем журналисты занимаются описанием «шумихи», сопровождающей избирательную кампанию (campaign hoopla): числа собравшихся на том или ином мероприятии, организационной подготовленности кандидатов, колебаний активности на избирательных участках, прогнозов и предварительных итогов и т.д. Благодаря СМИ выборы начинают напоминать скачки, в которых внимание сосредоточивается на том, кто впереди, а кто позади, кто достиг финиша, а кто выбыл из гонки. Т. Паттерсон показал, что в изученных им журналах «скачки» составляют почти половину электорального контента. Выборы описываются СМИ совершенно не так, как другие актуальные проблемы. Вместе с тем отличается это описание и от того, как выборы «препарируются» СМИ в межэлекторальный период. Вскоре многие ученые, изучающие СМИ, подтвердили выводы Т. Паттерсона [Graber, 1988, р. 78; Hershey 1988: 96100]. Однако еще ранее политик и разработчик избирательной кампании А. ДелБелло охарактеризовал ситуацию следующим образом: «освещение политической жизни сегодня подобно спортивным шоу, проходящим до начала какого-либо крупного мероприятия, оно догнало по яркости и драматичности популярные спортивные события» [DelBello, 1984, р. 23]. Спортивное событие привлекает своей быстротой и высоким уровнем подготовки участников, своей драматичностью и напряженностью, неожиданным ходом игры, своими непредсказуемыми результатами. Возможно, именно по этим причинам журналисты относятся к выборам как к спортивным соревнованиям. Поступая таким образом, они просто делают их более интересными и привлекательными.

Подобные примеры есть и в истории отечественных выборов. Так, исчезновение на 5 дней кандидата в Президенты России Ивана Рыбкина стало настоящей сенсацией. 8 февраля 2004 года жена Ивана Рыбкина написала заявление в милицию об исчезновении мужа 5 февраля. До вечера 10 февраля, когда он нашёлся в Киеве, это стало новостью «номер один» на всех федеральных телеканалах.

Однако такой подход имеет обратную сторону. Избиратели получают огромный массив информации, которая им в общем и целом не нужна. Т. Паттерсон и Р. Дэвис посчитали, что в последнюю неделю перед президентскими выборами в США 1984 года престижные газеты (такие как New York Times) отводили почти треть своего информационного пространства разнообразным опросам [Patterson and Davis, 1985, р. 124]. СМИ не информируют по-настоящему избирателей, оставляя их в неведении относительно сложных, дискуссионных проблем. Случай с Дж. Картером может служить иллюстрацией увлеченности СМИ электоральной «шумихой». В 1976 году Дж. Картер, будучи кандидатом на пост Президента от Демократической партии, дал интервью Р. Ширу, писавшему для журнала Playboy. После встречи, когда они вышли через центральную дверь, Джимми Картер необдуманно произнес слова, сказав: «Я на многих женщин смотрю с вожделением. Я много раз в своем сердце совершил прелюбодеяние. Бог признает подобное. Я буду делать и делаю это, а бог меня простит» [Scheer, 1976, р. 86]. Излишняя импровизированная ремарка произвела настоящую сенсацию. Распространенная по всем коммуникационным каналам страны, она вызвала политическую «бурю», которая чуть не уничтожила Дж. Картера как кандидата в Президенты. Она стала одним из самых незабываемых эпизодов той избирательной кампании и единственным, что помнило большинство людей из интервью Playboy.

Приведенное выше признание Дж. Картера не заслуживало такого ажиотажа, которое оно породило. Тем временем в ходе интервью Дж. Картер говорил о более значительных вещах и, по иронии судьбы, коснулся даже приоритетов СМИ: «Проблемы? Местные СМИ интересуются ими так себе, национальные новостные СМИ не интересуются ими совсем...

Никто не спросит о проблемах, если только не считает, что может поймать меня на каком-либо бредовом заявлении» [Scheer, 1976, р. 66]. СМИ затрагивают лишь часть, порой очень незначительную, происходящего. То, что они представляют обществу, - зачастую лишь верхушка избирательной кампании (личностные и спортивные элементы). Они не раскрывают позиции кандидатов и партий по дискуссионным вопросам.

Но если одна часть населения в электоральные периоды «игнорирует» СМИ из-за своей политической апатии, то другая начинает активнее интересоваться происходящим в политической сфере. За несколько недель до дня выборов определенная часть граждан проявляет повышенный интерес к политике. Высокая популярность политических дебатов подтверждает этот вывод [McKinney and Carlin, 2004, р. 203-234]. Большая часть электората оказывается открытой для политической информации, поскольку многие избиратели желают выяснить, какая партия или кандидат больше всего соответствует их предпочтениям. Телевизионные программы новостей, возможно, не единственный, но без сомнения наиболее важный, канал, посредством которого политики и партии могут «добраться» до избирателя. Поэтому в электоральные периоды СМИ в своих новостных материалах уделяют значительно больше времени политике, надеясь, что насыщенная информационная среда позитивно скажется на интересе граждан к этой сфере. В своем исследовании В. Шульц, Р. Зех и О. Куиринг показали, что интерес избирателей к политике в последнее время постоянно снижается, однако этот тренд меняет направленность в электоральные периоды: в ходе избирательных кампаний безразличие к политике сменяется на некоторую заинтересованность. После дня выборов этот эффект пропадает, а последующее разочарование с каждым разом оказывается все сильнее [Schulz, Zeh and Quiring, 2005, р. 76-77]. Можно предположить, что более заинтересованный избиратель будет более чувствительным к качеству новостей, к тому, насколько они беспристрастны. В свою очередь, внимательный электорат может заставить ньюсмейкеров быть более предусмотрительными и сбалансированными при освещении различных событий.

Таким образом, в течение электоральных периодов журналисты работают в особых (правовых и моральных) условиях, им приходится иметь дело с более активными политическими акторами и более внимательным электоратом. Эти аспекты порождают совершенно иную новостную среду, заставляют новостных вещателей действовать в электоральное время принципиально иначе, чем в межэлекторальные периоды [van Aelst and de Swert, 2009, р 153]. При этом необходимо сказать, что установить границы электорального периода довольно сложно: это может быть несколько месяцев или несколько недель, границы могут охватывать не только довыборное время, но и послевыборное. Согласно теории перманентной избирательной кампании, партии и кандидаты ведут кампании постоянно, а не только за несколько недель до выборов, они ведут кампании даже тогда, когда входят в правительство. По мнению Д. Ниммо, перманентные кампании - это логичное следствие внедрения принципов маркетинга в политическую жизнь [Nimmo, 1999, р. 73-86]. Х. Семетко, придерживаясь этой же позиции, отмечает, что партии, в том числе и правительственные, начинают использовать СМИ за год и более до выборов, что дает им определенное преимущество в предстоящей кампании [Semetko, 1996, р. 279].

В обычное время, в межэлекторальный период, СМИ и политические акторы оказывают друг на друга взаимное влияние, элементы повестки дня СМИ перетекают в повестку дня политических акторов, и наоборот. Возможно, что СМИ оказывают даже большее влияние. Однако когда приближается день выборов, ситуация изменяется. В течение электорального периода СМИ крайне ограничено влияют или не влияют вовсе на повестки дня кандидатов и партий. П. Норрис и др., например, сделали вывод, что во время британской избирательной кампании 1997 года СМИ не удалось определить партийную повестку дня, наблюдался обратный процесс [Norris et. а1, 1999]. Во время президентской кампании в США 1992 года СМИ и кандидаты шли по одному и тому же пути, однако эта конвергенция повесток дня не была заслугой СМИ. Согласно М. Джасту и др., решающая роль принадлежала общественной повестке дня, в которой преобладала проблема создания новых рабочих мест. Эту общую проблему подхватили и партии, и СМИ [Just et al., 1996]. В некоторых исследованиях подробно изучается взаимосвязь между СМИ и политикой в ходе кампании. В них подтверждается ограниченная роль СМИ. Используя, как и П. Норрис, британскую избирательную кампанию 1997 года, Х. Бранденбург сравнил день за днем повестки дня партий и СМИ. Он пришел к выводу, что политические партии влияли на повестки дня СМИ посредством своих ежедневных сообщений, но при этом почти не реагировали на воздействие со стороны СМИ [Brandenburg, 2002, р. 34-54]. Подобное исследование ирландской избирательной кампании 2002 года подтвердило, что партии, в данном случае крупнейшая политическая партия Fianna Fail, являются главными постановщиками повестки дня, а СМИ всего лишь следуют им (Brandenburg, 2004). К аналогичным выводам приводит и исследование голландских выборов 2003 года. Именно П. Фортейн и его популистская партия определяли повестку дня СМИ, а не наоборот. Жесткая критика П. Фортейном должностных лиц, его критический взгляд на страну, акцент на проблемах иммиграции и преступности были подхвачены СМИ и стали центральными темами новостей [Kleinnijenhuis et al., 2003]. М. Робертс и М. Маккомбс на примере губернаторской кампании в Техасе 1990 г. также доказали преобладающую роль повестки дня кандидатов [Roberts and McCombs, 1994, р. 249-262]. Тогда телевизионная реклама главных кандидатов оказала огромное влияние на телевизионные новости. При этом обратное влияние телевизионных новостей на повестку дня кандидатов практически отсутствовало.

Как можно объяснить минимальное влияние СМИ на процесс постановки политической повестки дня в электоральный период? С. Уолгрейв и П. ван Элст справедливо утверждают, что электоральный контекст полностью меняет поведение главных игроков - политиков, избирателей, СМИ [Walgrave and van Aelst, 2006, р. 97]. Во-первых, значительно изменяется структура многослойной и комплексной политической повестки дня. Центральные акторы, такие как правительство и парламент, и их материальные повестки дня уступают место политическим партиям с их символическими повестками дня. Р. Дэлтон и др. говорят, что ограниченная роль СМИ в постановке повестки дня в ходе электоральных кампаний - это следствие того факта, что партии и кандидаты энергично пытаются влиять на общественную повестку дня [Dalton et al. 1998, р. 463481]. Их поведение направлено на доминирование в общественной дискуссии. Партии ежедневно проводят пресс-конференции, устраивают псевдособытия, отправляют в СМИ в большом количестве пресс-релизы, постоянно делают провокационные заявления. А отсутствие четких правовых критериев, разделяющих информационные и агитационные материалы, позволяет «вести агитацию под предлогом необходимости объективного информирования граждан» [Кузнецов, 2010, с. 19].

Главные партии и кандидаты являются мощными источниками, обеспечивающими журналистов именно тем, что они ищут. Б.-Э. Батлер показала, что австралийские партии были настолько активными во время электорального периода, что им удавалось порождать до 85% историй в СМИ, касающихся кампании [Butler, 1998, р. 27-45]. Хотя большинство журналистов полностью отдает себе отчет в подлинных намерениях политических акторов [Semetko et al., 1991], это нисколько не противоречит тому факту, что СМИ - это ведомый, а не ведущий игрок. Кроме попыток повлиять на медийную повестку дня, партии и кандидаты в электоральное время пытаются обойти СМИ, работая напрямую с населением с помощью рекламы, флайеров, агитации и в некоторых странах с помощью бесплатного эфирного времени, предоставляемого государственными вещателями. В итоге электоральный контекст мешает СМИ самостоятельно определять повестку дня и фокусироваться на тех проблемах, которые не выдвигают партии и кандидаты.

Во-вторых, в электоральные периоды СМИ уделяют больше внимания политике, открывая самое широкое «окно возможностей» (policy window) для всех политических акторов. Согласно Дж. Кингдону, политический процесс представляет собой процесс определения политического курса, в который вовлечены три группы. Каждая из этих групп занимается своей собственной, специфической активностью, оказывающей влияние на процесс формирования политического курса. По мнению Дж. Кингдона, эти группы со своей активностью создают разнообразные стимулы, потоки, сказывающиеся на политических результатах [Kingdon, 1995].

В первую группу входят те акторы, которые имеют возможность привлекать к определенным проблемам внимание лиц, принимающих политические решения. Действия этой группы, по словам Дж. Кингдона, порождают поток проблем (problem stream). Как бы ни были влиятельны эти акторы, чтобы та или иная проблема была рассмотрена должностными лицами, она должна быть более настоятельной, чем другие. Для этого информация о проблемах комплектуется вместе с данными о драматических событиях и кризисах, а затем через СМИ и непосредственно направляется принимающим решения лицам. Как правило, акторы не пытаются доказать существование той или иной проблемы, а скорее стремятся подчеркнуть важность или размер уже признанных проблем. Они стремятся выяснить суть существующего положения вещей, последствия его сохранения, тенденции в его развитии и возможные в нем изменения.

Лица, принимающие решения, узнают о различных обстоятельствах посредством индикаторов, фокусирующих событий и обратной связи. Индикаторы могут применяться для того, чтобы оценить наличие и значимость обстоятельств, возможности их изменения, например, затраты на ту или иную государственную программу, уровень детской смертности, количество несчастных случаев на дорогах. Индикаторы могут измеряться либо в плановом порядке, либо через специальные исследования. Например, в Европе периодически проводятся специальные исследования, нацеленные на то, чтобы оценить воздействие субсидий на сельскохозяйственное производство и цены. Кроме того, индикаторы могут применяться и для измерения показателей, чувствительных для властей, тем самым содействуя реформистским призывам. Конечно, не все обстоятельства становятся проблемами. Дж. Кингдон подчеркивает, что проблемы содержат в себе перцепционный, интерпретативный элемент [Kingdon 1995: 110]. Некоторые обстоятельства определяются как проблемы и в результате привлекают больше внимания, чем другие. В обычных условиях каждый вопрос имеет свою собственную степень важности или значения. Изменения в отдельных обстоятельствах могут нарушить привычную степень и, следовательно, активировать интерес и внимание. Люди характеризуют обстоятельства как проблемы в зависимости от их ценностей и убеждений, природы объектов, результатов сравнения обстоятельств прошлого и настоящего, сопоставления обстоятельств в различных странах.

Фокусирующие события (focusing events) - это события, которые не могут остаться без соответствующей политической реакции. Они направляют общественное внимание на отдельные аспекты определенных проблем [Birkland, 2004, р. 179-200]. В большинстве случаев внимание политиков на важных событиях фиксируется посредством массмедиа. Существуют два вида фокусирующих событий: международные и национальные. События 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах привели к значительным изменениям в системе обеспечения безопасности практически всех государств, в том числе и в России. Трагедия в Перми в конце 2009 года заставила российские власти ужесточить требования пожарной безопасности и усилить контроль над их соблюдением. События, вызванные человеком и достаточно предсказуемые, такие как бюджетный дефицит или войны, или же природные и непрогнозируемые, такие как птичий грипп или КГЭ, фокусируют общественное внимание на определенных проблемах и делают их частью политической повестки дня.

Обратная связь (feedback) помогает определить, какие из принятых ранее политических программ работают, а какие нет. Обратная связь обеспечивает поступление информации в систему принятия решений, которая, в свою очередь, инициирует изменения не только в реализации отдельной программы, но в своей структуре. Посредством обратной связи прошлые решения и институты оказывают воздействие на текущие решения и задают границы будущим политическим стратегиям. Можно выделить негативную и позитивную обратную связь. Негативная обратная связь провоцирует корректирующее действие. Позитивная же побуждает санкционирующий, а не корректирующий ответ. Положительные результаты программы открывают возможности для дальнейшей ее реализации, порождают изменения в других сферах управления.

Удачно реализуемое решение в одной сфере может распространиться на другую, содействуя принятию в ней аналогичного решения. Другими словами, успех в одной сфере облегчает размещение - или легитимизирует размещение - того же вопроса в повестке дня другой сферы. Так, либерализация телекоммуникаций в Европе и проистекающие от этого выгоды открыли дорогу обсуждению подобных изменений в энергетической отрасли.

Индикаторы, фокусирующие события, и обратная связь дают политикам представление о множестве социальных проблем. Однако, чем выше количество и сложность проблем, требующих политического внимания, тем хуже результаты политического процесса. Большой груз проблем оказывает негативное воздействие на эффективность использования информации и на их активацию [Zahariadis, 2003, р. 126-151]. Более сложные проблемы требуют значительных и дорогостоящих работ по сбору и обработке информации. Вполне естественно, что если политики сталкиваются со многими сложными проблемами, они потратят больше времени и ресурсов на обработку информации, которая может оказаться нерелевантной. Эффективность использования информации сокращается, тогда как время, затрачиваемое на ее производство и распространение, увеличивается. Г руз проблем негативно сказывается и на активации проблем - большое число проблем остаются настоятельными, но не включенными в повестку дня. Чем меньше проблем и чем они проще, тем интенсивнее протекает процесс их активации. Когда одновременно много насущных проблем при сохраняющихся на прежнем уровне возможностях их преодоления, то обостряется конкуренция за политическое внимание. В результате усиливается конфликтность политической сферы. Как правило, более сложные проблемы связаны с большими дискуссиями, но с меньшими действиями. В условиях роста количества проблем, требующих политического решения, внимание переключается с одной из них на другую очень часто, резко и непредсказуемо. Все это, в конечном счете, приводит к более слабым политическим результатам.

Вторая группа включает политических акторов, т.е. тех, кто непосредственно разрабатывает и выбирает альтернативы политического курса, добиваясь консенсуса внутри политического сообщества. Эту активность Дж. Кингдон называет потоком решений (policy stream). Данная группа определяет, какие идеи продолжат свое существование, а каким придется постепенно исчезнуть. Идеи относительно изменения политического курса генерируются и обсуждаются политическими специалистами, т.е. индивидами, которые изучают проблемы и предлагают решения в строго ограниченном политическом секторе. Идеи конкурируют между собой за политическое рассмотрение и принятие в ходе правительственных заседаний и консультаций, парламентских слушаний, на страницах научных журналов.

Хотя идеи выдвигаются в большом количестве, не все из них получают возможность быть рассмотренными участниками процесса. Некоторые идеи проходят этап рассмотрения, другие же - объединяются с новыми предложениями или просто исчезают. Большинство выдержавших отбор идей касательно потенциального политического курса не оригинальны. Они - продукт видоизменения или рекомбинации имеющихся альтернатив. Вероятность принятия конкретного решения выше, если оно соответствует определенным требованиям. Критериями для принятия политического решения выступают техническая выполнимость (экономическая и легальная возможность реализации решения), ценностная приемлемость (совместимость с ценностями членов политического сообщества) и предупреждение сопротивления (отсутствие необходимости использования принуждения для реализации решения).

Наконец, третья группа - это влиятельные игроки, которые могут принадлежать как к политической, так и неполитической сфере. Сюда входят представители экономической, политической и культурной элиты, отдельные мыслители, оказывающие реальное воздействие на общественное мнение, даже простые граждане, которые при определенном стечении обстоятельств приобрели «социальный вес». Эта группа производит в терминах Дж. Кингдона поток политических сил (politics stream). Когда влиятельные акторы склоняются к определенной проблеме или решению, то последние сразу выдвигаются вперед в повестке дня или получают приоритет при выборе. Если проблемы или решения не имеют влиятельных покровителей, то они вряд ли получат преимущество по сравнению с другими.

Когда в каком-либо потоке или во всех сразу происходят изменения, например, в результате экономического кризиса, природного бедствия, смены назначенных или избранных должностных лиц, то открывается так называемое «окно возможностей». Под ним понимается благоприятная ситуация для сторонников того или иного политического предложения продвинуть свои решения или привлечь внимание к своим индивидуальным проблемам [Kingdon, 1995, р. 165]. «Окно возможностей» открывается только на небольшой период времени, в течение которого политические акторы или предприниматели должны выдержать конкуренцию с другими и использовать в своих интересах удобный случай. Конкуренция возникает по причине того, что одно открытие дает возможность обозначить лишь ограниченное число проблем. «Окно возможностей» закрывается, когда акторы почувствовали, что они выступили со своими проблемами, когда события, вызвавшие открытие, потеряли актуальность, когда в потоках проблем, решений и политических сил вновь происходят кардинальные изменения.

В электоральные периоды «окно возможностей» открывается на максимально возможную величину для максимально возможного числа политиков, обладающих сообщением для трансляции в общество. Выборная кампания характеризуется иной структурой новостей. На телевидении и в газетах преобладают политические новости. Часто в телевизионные новости за несколько недель до дня выборов включаются специальные новостные блоки, в газетах появляются более объемные материалы и дополнительные страницы. Хотя большую часть дополнительного медиавнимания можно отнести к категории «освещения скачек» [Patterson, 1993], это не означает, что весь дискурс сконцентрирован вокруг того, кто побеждает, а кто проигрывает в гонке [Just et al., 1996]. У партий и кандидатов всегда остаются некоторые возможности изложить свою позицию.

Третье объяснение минимального влияния СМИ состоит в том, что в электоральный период они менее автономны и более сбалансированно освещают происходящее. Некоторые ученые утверждают, что современные СМИ руководствуются не столько политической, сколько собственной, медийной, логикой [Mazzoleni and Schulz, 1999, р. 247-261]. Однако это не означает, что здесь не существует никаких ограничений. Действия СМИ ограничиваются определенными правилами, традициями и обычаями, касающимися беспристрастности и сбалансированности. Политики и общество в целом более восприимчивы к пристрастному освещению или несправедливому распределению медиавнимания в электоральные периоды. Это приводит к тому, что некоторые СМИ, например, применяют правила «секундомера». Значимость этих правил значительно варьируется от страны к стране. В частности, американские СМИ, по всей видимости, более активны и независимы, тогда как в Британии, как и во многих других европейских странах, все еще преобладает «священнический» подход [Semetko et al., 1991].

Сегодня в исследованиях национальных выборов часто проводится различие между «священническим» и «прагматическим» подходами в освещении избирательной кампании [Blumler and Gurevitch, 1995; de Vreese, 2001, р. 159-160]. Это различие состоит в том, какой статус приписывают СМИ выборам и новостям об избирательной кампании. При «священническом» подходе выборы воспринимаются как фундамент демократии, а кампании рассматриваются сами по себе достойными освещения. Здесь отношение к политикам уважительное и предусмотрительное, любое их действие требует от журналистов определенной реакции. При «прагматическом» подходе новости о кампании оцениваются вопреки обычному критерию отбора информации, им не уделяется специального внимания. Прагматическая ориентация предполагает, что количество времени и пространства, отведенное для политических событий, будет определяться исключительно ценностью новости, ценностью по сравнению с другими достойными освещения историями [Semetko et al., 1991, р. 6]. Журналисты, работающие на основе «священнического» подхода, избегают неблагоразумных и неосторожных высказываний, в большей степени беспокоятся о том, чтобы телевизионная журналистика находилась в стороне от упреков в адрес политиков, даже была или, по крайней мере, казалась абсолютно «безвредной» для политики [Blumler and Gurevitch, 1991, р. 53]. Журналисты, придерживающиеся «прагматического» подхода, например, американской сети NBC всегда, в том числе и в ходе избирательной кампании, отталкиваются от общепринятого журналистского принципа: искать события, содержащие трагедию, конфликт, новизну, динамику и аномалию [Blumler and Gurevitch, 1991, р. 55].

В разных странах отношение СМИ к выборам также отличается. Например, в результате наблюдений за службами новостей во время избирательной кампании в Испании 1996 года была обнаружена огромная разница в работе государственного и коммерческого телевидения. В ходе кампании, в частности, государственный канал больше полагался на правила «секундомера» [Semetko and Canel, 1997, р. 459-479].

То, что роль СМИ в определении политической повестки дня в электоральные периоды специфична, не подразумевает, что они не оказывают никакого влияния на результаты. СМИ могут больше следовать повестке дня партии A, чем партии B, уделять больше внимания проблеме X, чем проблеме Y. Сила СМИ в определении повестки дня в электоральные периоды заключается не в их возможности самостоятельно выбирать проблемы для освещения, а в их возможности принимать/отклонять ту или иную информацию о политических акторах [Praag and Brants, 1999, р. 179199]. Следует также отметить, что помимо повестки дня СМИ могут влиять на политику в ходе избирательных кампаний и многими другими способами.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы. В электоральные периоды СМИ вынуждены действовать в условиях особых правовых и моральных, формальных и неформальных ограничений, существующих практически в любом современном обществе. В это время изменяется поведение главных политических акторов. По понятным причинам кандидаты начинают активнее «давить» на СМИ. Часть избирателей «отстраняется» от СМИ, а другая - наоборот, становится, более внимательной и заинтересованной. Пытаясь реагировать на новые импульсы со стороны кандидатов и избирателей, СМИ отчасти утрачивают самостоятельность в деле определения повестки дня. Медийная повестка дня частично повторяет политическую повестку дня.

<< | >>
Источник: БЕЛЕНЬКАЯ ЮЛИЯ ПЕТРОВНА. ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ НОВОСТИ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОВЕСТКИ ДНЯ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПЕРИОД. 2015
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 1.3. Особенности функционирования СМИ в электоральный период:

  1. ГЛАВА II. ФЕДЕРАЛЬНАЯ И РЕГИОНАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПОВЕСТКИ ДНЯ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПЕРИОД
  2. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОВЕСТКИ ДНЯ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПЕРИОД
  3. БЕЛЕНЬКАЯ ЮЛИЯ ПЕТРОВНА. ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ НОВОСТИ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОВЕСТКИ ДНЯ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПЕРИОД, 2015
  4. 2.2. Характеристики телевизионных новостных текстов, формирующих общенациональную информационную повестку дня в электоральный период
  5. 1.1. СМИ как фактор формирования общественного мнения: основные концепции взаимодействия СМИ и аудитории
  6. 1.3. Структура и особенности функционирования рынка недвижимости
  7. Глава V. Эволюция предпринимательских отношений в период формирования и функционировании административно-командной системы в Советском государстве и ее влияние на хозяйственно- правовые идеи
  8. 3.1. Особенности перинатального периода наблюдаемых детей
  9. Особенности функционирования цикла Кребса в летательных мышцах насекомых
  10. 2.1.1.1. Особенности функционирования вариантных форм выражения локализатора-посессора
  11. Глава 2 Особенности функционирования ОЭЗ в Калининградской области
  12. 1.4. Особенности функционирования региональной системы высшегопрофессионального образования
  13. 3.3. Системы RTGS в странах Европейского Союза: особенности функционирования и тенденции развития
  14. 1.2. Особенности функционирования предприятий индустрии туризма и уникальность туристского продукта
  15. § 3. Особенности функций американского государства в военный период