<<

Лингвистические теории иронии

Лингвистика 2-ой половины ХХ столетия стала своеобразным «полигоном», на котором «проходят испытания» сразу несколько теорий вербальной иронии. Сосуществование, либо, в отдельных случаях, открытая конкуренция теорий (например, теории иронии-как-эха и теории иронии как притворства - см.

[Wilson 2006]) - характерная черта лингвистического осмысления иронии в течение трех последних десятилетий. Среди существующих моделей нельзя выделить доминирующую, но можно сопоставить имеющиеся концепции с точки зрения их универсальности и объяснительной силы.

Почему лингвисты снова обратили внимание на явление, о котором, казалось бы, известно уже все или почти все? Новый всплеск интереса к иронии связан с развитием лингвистической прагматики и когнитивной лингвистики, а также с появлением компьютерной лингвистики. Прагматические и когнитивные исследования не могли обойти стороной проблему скрытых смыслов во всех ее проявлениях [Баранов 2007, Стернин 2011]. С другой стороны, попытки формализации диалога на естественном языке показали, какую важную роль играют различные формы непрямой коммуникации и насколько малоизученной является эта сторона человеческого общения.

Общие тенденции в моделировании вербальной иронии таковы: с одной стороны, во многих отношениях современные лингвистические теории являются «прямыми потомками» идей, высказанных ещё античными философами.              Так,              по-прежнему              сильна классическая традиция

инструментально-вещного отношения к иронии [Feller 2007]. Ирония - это в первую очередь способ украсить речь, а также готовый языковой «инструмент», с помощью которого говорящий может достичь определенной

цели (ср., например, определение иронии как «... a rhetorical device characterized by its versatility...»[11] в работе [Moneva 2002: 60]). Такая трактовка иронии возможна в рамках традиционной информационно-кодовой (трансляционной, линейной) модели коммуникации. Отсюда вытекает и общая черта многих исследований, посвященных иронии:              они

концентрируют свое внимание на том, ЧТО происходит в тексте, но практически не объясняют, КАК достигается иронический эффект.

С другой стороны, многие теории в качестве отправной точки для рассуждений используют мысль о недостаточности инструментальной трактовки; исследователи указывают на то, что отнесение иронии к разряду тропов и ее интерпретация «от противного» не охватывает все случаи иронической коммуникации. Еще одной характерной чертой современных лингвистических исследований иронии является опора на эмпирические данные. Постепенно происходит переход от теоретических рассуждений к работе с информантами: для моделирования процессов понимания иронии все чаще исследователи прибегают к экспериментальным методикам [Воробьева 2007, Giora 1999, 2003, 2011, Utsumi 2004, Filik 2010, Campbell 2012, Kowatch 2013].

Лингвистические теории и модели вербальной иронии стремятся ответить на несколько вопросов: как соотносятся прямое и переносное значения иронического высказывания (это противопоставление может быть терминологически обозначено как «что сказано vs. что имеется в виду»); как скрытый смысл отражается в структуре высказывания; какие элементы текста и ситуации общения помогают адресату обнаруживать и интерпретировать ироническую интенцию говорящего; каков механизм обнаружения и понимания иронии: осуществляется ли обработка прямого и переносного смысла высказывания последовательно или параллельно [Utsumi 2000].

Эти вопросы были впервые сформулированы в рамках прагматического подхода к вербальной иронии. Поэтому отправной точкой в обзоре лингвистических теорий будут идеи Г.П. Грайса, философа и логика, чья модель коммуникации легла в основу нового направления исследований в лингвистике 2-ой половины ХХ века. 

<< | >>
Источник: Шилихина Ксения Михайловна. ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ,СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ. 2014

Еще по теме Лингвистические теории иронии:

  1. Лингвистические исследования в области ФЭТ и профессиональной лексики сферы делового общения2.1. Лингвистические исследования в области современной русской ФЭТ
  2. 1. Общая характеристика теории криминологической безопасности как частной теории криминологии, объект и предмет ее изучения.
  3. ГЛАВА П. КОНЦЕПЦИЯ ТЕОРИИ КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ КАК ЧАСТНОЙ ТЕОРИИ КРИМИНОЛОГИИ.
  4. 1.1. Проблема концепта как лингвистического понятия
  5. Источники лингвистического материала
  6. Виды вербальной иронии
  7. 1. 2 Понятие «метафорическая модель» в современных лингвистических исследованиях
  8. § 1.1. Логико-лингвистический аспект нормы
  9. Проблема классификации иронии
  10. 2.2. Лингвистические исследования в области современной английской ФЭТ
  11. §1. От теории прогресса к теории циклов
  12. Функциональный потенциал иронии
  13. § 3. Лингвистическая деятельность Н.Я. Марра в контексте развития научного знания в 20-е—30-е гг. XX века
  14. Классификации иронии: краткий обзор
  15. Дискурсивный статус иронии
  16. Философские концепции иронии
  17. 3.5.1. Вербальная стратегия создания иронии
  18. ГЛАВА 2. Ирония в научной картине мира. Виды и функции иронии
  19. Метапрагматические маркеры иронии
  20. Теория иронии-как-эха Д. Спербера и Д. Уилсон