<<
>>

2.1. Неустойка, как способ обеспечения исполнения коммерческих ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Обеспечение обязательств является традиционным институтом в гражданском и коммерческом праве. Уверенность кредиторов в том, что обязанная сторона исполнит обязательство или возместит убытки при его неисполнении, могла родиться только при наличии неких дополнительных средств воздействия на должника.

Римские юристы определяли обеспечение обязательств, как побуждение должника к своевременному исполнению под страхом невыгодных последствий[110].

Способы обеспечения обязательств существовали и в древней Руси. В псковской Судной грамоте упоминаются заклад, порука, переход близкого родственника в состояние ответственности за долг[111]. Обеспечение обязательств предусматривалось Судебником 1497 г. и Соборным Уложением 1649 г.

В российском дореволюционном законодательстве и гражданскоправовой доктрине можно выделить обеспечение обязательств как средства и способы, призванные стимулировать должников к надлежащему их исполнению. По этому поводу Г.Ф. Шершеневич писал: «Обязательство дает право требовать, но не принуждать к исполнению действия, обещанного должником. Если с этой стороны нет и не может быть никакого обеспечения в том, что установленное обязательство будет в точности исполнено, то, по крайней мере, необходимо обеспечить верителю тот имущественный интерес, который для него связывается с обязательством»[112]. Русское гражданское право различало в качестве способов обеспечения обязательств задаток, неустойку, поручительство, залог и заклад.

Положения об обеспечении коммерческих обязательств имеются в законодательстве всех государств, относящихся к континентальной и англосаксонской системам права. Например, Единообразный торговый кодекс США (ETK) включает раздел 9 «Обеспечение сделок». Вводные положения раздела 9 ETK США сформулированы следующим образом: «Настоящий раздел применяется к обеспечительным интересам, созданным посредством договора, включая ручной залог, цессию, ипотеку недвижимости, доверительную собственность на движимое имущество...».

Возникновение правового института обеспечения обязательств, очевидно, было связано с конкретными жизненными обстоятельствами, при которых кредитор (веритель) оказывался незащищенным перед недобросовестным поведением должника. Предпринимательская деятельность по определению связана с известными коммерческими рисками. Среди рисков не последнее место занимает недобросовестное поведение партнера. Для снижения этих рисков много лет назад была изобретена юридическая конструкция, получившая название «обеспечение обязательства». Возникновение в праве указанной конструкции в виде отдельных норм стало возможным вследствие реализации общего принципа диспозитивности частного права и свободы договора.

Многолетний опыт применения норм об обеспечении обязательств показал, что наиболее эффективными мерами воздействия на должника оказались те, которые создавали у самого должника заинтересованность в наилучшем выполнении взятых на себя обязанностей[113]. Поэтому кредитор и должник (или лицо, действующее на стороне должника) вступают в соответствующие обеспечительные отношения.

Прежде чем обеспечительное правоотношение возникнет и реализуется, необходимо наличие главного или основного правомерного действия, юридического акта. Основными юридическими актами являются сделки, большинство из которых носит явный коммерческий характер. Обеспечительное правоотношение может возникнуть только как дополнительное по отношению к коммерческому обязательству. Результатом возникновения обеспечительного правоотношения являются дополнительные обязанности должника (лица, действующего на стороне должника) и соответствующие им права требования кредитора. Дело в том, что обеспечительные отношения имеют ту же природу, что и основные, т.е. являются обязательствами. Отсюда совершенно естественно следует вывод о том, что обеспечительное правоотношение ставит должника в состояние необходимости, определяя его дальнейшее поведение.

По мнению О.С. Иоффе, «действие в данном случае составляет условие возникновения права, но оно же является и результатом реализации права»[114].

До момента правонарушения, а речь пойдет о неисполнении или ненадлежащем исполнении коммерческих обязательств, обеспечительное правоотношение выступает в качестве гарантии, возможности определенного поведения. Оно лишь создает условия для снижения коммерческого риска. Но с того момента, когда коммерческое обязательство считается неисполненным, обеспечительное правоотношение реализуется, т.е. становится материальным и в силу своей материальности порождает реальные обязанности у должника и права у кредитора, в силу этого и выполняется основное обязательство. На этом этапе поведение обязанного лица направлено на удовлетворение имущественных требований кредитора в порядке и на условиях, предусмотренных законом или соглашением участников основного коммерческого обязательства[115].

Выдающийся российский цивилист Д.М. Мейер еще в середине XIX в. отмечал, что обеспечение обязательств — ни что иное как «способы, искусственные приемы для доставления обязательственному праву той твердости, которой недостает ему по существу»[116]. По действующему российскому гражданскому праву, в соответствии с п. 1 ст. 329 ГК РФ, исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Гражданский кодекс РФ 1994 г. явился шагом вперед в части регламентации новых способов обеспечения обязательств. Названные в ст. 329 способы обеспечения в виде банковской гарантии и удержания имущества должника ранее советскому гражданскому праву (ГК РСФСР 1964 г.) известны не были.

При всей своей схожести и направленности на надлежащее исполнение основного обязательства, обеспечительные правоотношения не являются однородными и имеют большое число различий. Вместе с тем, обеспечительным правоотношениям присущи определенные общие признаки и черты.

1. Обеспечительное правоотношение возникает в силу закона или сделки и складывается в строго определенной форме.

Так, ст. 334 ГК предусматривает, что основанием возникновения отношения залога является договор или наступление обстоятельств, указанных в законе. Обеспечительное правоотношение возникает, как правило, в силу договора. Договор является наилучшей правовой формой, которая позволяет сторонам согласовать объем обеспечиваемого требования, способ предоставляемого обеспечения, условия реализации обеспечительного правоотношения. Законодатель определил, что договор является основанием возникновения отношений поручительства, задатка, а также залога (хотя залог возникает и на основании закона).

2. Целью обеспечительного правоотношения является достижение оптимального для кредитора исполнения должником взятых на себя обязанностей.

3. Обеспечительное правоотношение охраняется имущественными мерами защиты и ответственности, как и любое обязательство. Так, залогодержатель, у которого находилось или должно находиться заложенное имущество, вправе истребовать его из чужого незаконного владения, в том числе из владения залогодателя (ст. 347 ГК).

4. Обеспечительное правоотношение выполняет компенсационную функцию, поскольку реализуется только при условии неисполнения основного обязательства. Узнав о том, что основное обязательство не исполнено, кредитор начинает требовать от должника или третьего лица определенных действий путем предъявления соответствующих претензий (требований), в чем и проявляется компенсационная природа обеспечительного правоотношения.

Обеспечительные правоотношения по модели являются относительными и представляют собой связь строго определенных субъектов, одним из которых всегда является кредитор по основному обязательству. Субъективное право в обеспечительном правоотношении имеет форму понуждения. Обязанная сторона вынуждена вести себя определенным образом, памятуя о возможных неблагоприятных имущественных последствиях неисполнения основного обязательства.

Представляет определенный интерес проблема определения объекта обеспечительного обязательства. Так, О.С. Иоффе[117], а за ним и

Л.Б. Нигматулина[118] считают, что объектом обеспечительного обязательства являются действия обязанного лица. Данное утверждение верно только в самом общем смысле, если считать все обеспечительные правоотношения обязательствами. А как быть с удержанием кредитором имущества должника? Представляется, что инициативные действия кредитора по сохранению в сфере своего хозяйственного господства чужих вещей имеют объектом не действия должника, а компенсацию собственных убытков кредитора от недобросовестного поведения должника, т.е. само чужое имущество. Это и понятно, поскольку указанный способ обеспечения обязательств является новеллой в российском праве и не рассматривался О.С. Иоффе.

Если сопоставить обеспечительное правоотношение с отношением, возникающим из гражданско-правовой ответственности, то можно выделить позитивный характер обеспечительного отношения. Стороны в основном обязательстве добровольно устанавливают некие механизмы и процедуры. Можно с определенностью сказать, что обеспечительное правоотношение служит чаще всего промежуточным этапом от момента существенного нарушения должником основного обязательства до наступления ответственности за неправомерное поведение.

Исключение составляет неустойка, которая является не только способом обеспечения обязательства, но и формой гражданско-правовой ответственности. Свою обеспечительную роль неустойка выполняет в синтезе с охранительными мерами. На первый взгляд кажется, что здесь нет никакой проблемы: нормы о неустойке содержатся в главе 23 ГК «Обеспечение обязательств», кроме того, неустойка названа в главе 25 ГК «Ответственность за нарушение обязательств» в качестве формы ответственности наряду с возмещением убытков. Не все так ясно при внимательном рассмотрении существа неустойки по коммерческим обязательствам.

В качестве конструкции, обеспечивающей исполнение обязательств, неустойка представляет собой только средство стимулирования должника к надлежащему исполнению, побуждает исполнить взятые на себя обязательства. Некоторые авторы, в том числе Д.А. Гришин[119], преувеличивают обеспечительную роль неустойки, называя ее «способом запугивания контрагента». На самом деле неустойка, по общему правилу, не может выйти за рамки действительных убытков, что зафиксировано в ст.ст. 394 и 333 ГК, поэтому «пугать» партнеров особенно нечем, учитывая, что ответственность в гражданском праве носит строго компенсационный характер, имеет ограничительные пределы и не может привести к обогащению кредитора.

Тем не менее, правовая природа неустойки такова, что во главу угла ставится ее предупредительный характер. Цель ее установления в договоре или норме закона - предупредить нарушение обязательства. В практике заключения коммерческих договоров постоянно используется неустойка. ОАО «Кубаньхлебопродукт» заключило в 2001 г. свыше 800 договоров поставки зерна и муки, в том числе за пределы Краснодарского края. Анализ содержания этих коммерческих договоров показывает, что при согласовании сторонами условий поставки без предварительной оплаты в текст договоров обязательно включались неустойки в виде пени и штрафов.

Раскрывая обеспечительный смысл применения неустойки при наличии права кредитора требовать возмещения убытков, О.С. Иоффе отмечал, что: «Во-первых, убытки взыскиваются, когда они действительно причинены, между тем как, несмотря на правонарушение, убытки могут и не возникнуть. При отсутствии условия о неустойке подобные правонарушения не влекли бы для совершившего их лица никаких отрицательных юридических последствий...

Во-вторых, для взыскания убытков необходимо доказать не только их размер, но и то, что сам уполномоченный принял все возможные меры для их устранения. Практически это ставит уполномоченного в весьма сложное положение в процессе и, в отдельных случаях, могло бы привести даже к освобождению от ответственности нарушителя, фактически причинившего убытки.

В-третьих, убытки - величина неопределенная, они выявляются лишь после правонарушения, тогда как неустойка — величина точно фиксированная, заранее установленная и известная обоим участникам обязательства...

В-четвертых, когда устанавливается длительно действующие обязательства, их нарушение, чаще всего, сводится не к полному отказу от исполнения, а к ненадлежащему исполнению, выражающемуся в просрочке, качественных дефектах и т.д. В момент самого правонарушения убытки либо не наступают, либо не имеют осязаемого выражения. Вопрос об их компенсации может быть поставлен лишь по истечении более или менее значительного времени. Между тем, кредитор уже в момент нарушения должен располагать средством, достаточно оперативным, чтобы побудить должника к исполнению обязательства, и достаточно маневренным, чтобы действовать на протяжении всего времени, когда длится правонарушение, а не только в момент, когда выявятся убытки.. .»\

Приведенная обширная цитата требует некоторых комментариев. Во времена, когда экономика была плановой, а имущество участников гражданского оборота, в основном, принадлежало государству или было, как выражались тогда, «общенародным», неустойка в коммерческих договорах была, скорее, данью традиции, но, ни в коем случае, не реальным обеспечением обязательств. Наличие в договоре условия о неустойке не останавливало хозяйствующий субъект перед неисполнением обязательства, потому что уплата неустойки в самой малой степени отражалась на личном благосостоянии руководителей предприятий и организаций, могла повлечь только лишение квартальной премии. В 1970-е гг. договорная дисциплина поддерживалась не [120] мерами возможной гражданской ответственности, а чисто административными мерами и т.н. «партийной ответственностью». Все это следует помнить, читая теоретические работы О.С. Иоффе.

Но и сам О.С. Иоффе был не оригинален в своих суждениях. Достаточно внимательно прочесть «Курс гражданского права» Г.Ф. Шершеневича и труды И.А. Покровского1. Покровский писал, что вследствие свободы договорных отношений возможны случаи самой жесткой экономической эксплуатации экономически слабых субъектов со стороны экономически сильных. Неустойка стала оружием против недобросовестных коммерсантов. Но характер этого оружия сразу был определен как предупредительный, профилактический. Неустойка не может быть наступательным оружием, связанное с ней правоотношение реализуется только при наличии правонарушения. Более того, в коммерческой практике должник вначале получает от управомоченной стороны уведомление с установлением некоего срока для исправления создавшегося положения. Иногда это называется «разумным сроком» для надлежащего исполнения обязательства.

Г.Ф. Шершеневич указывал, что российское законодательство понимает неустойку в значении обеспечительной меры. Говоря, что неустойка «имеет в виду побудить должника к исполнению под страхом невыгодных последствий...» , замечательный русский юрист подчеркивает, что обеспечение обязательства — не единственная задача неустойки. Она также является способом заранее определить размер «вознаграждения за отступление от обязательства»[121] [122] [123]. «Предопределенность» неустойки неоднократно отмечалась русскими и советскими цивилистами[124]. Это считается даже особенностью неустойки, причем наличие «предопределенности» негативных последствий неисполнения обязательства будто бы дает основание полагать неустойку не самой ответственностью, а только базой для определения ее размера[125] [126].

C такой позицией можно согласиться только в общем смысле. В коммерческой практике стороны включают в договоры сразу несколько неустоек. Одну, например, за просрочку оплаты товара, а другую - за отказ от приемки отгруженного товара надлежащего качества и комплектности. Неустойка в твердой денежной сумме (штраф) четко определяет возможный объем ответственности, тогда как проценты за просрочку исполнения (пеня) дают только математическую основу подсчета объема ответственности. В этом случае было бы правильнее говорить об установлении с помощью договорной неустойки основ для определения размера возможной ответственности нарушителя договора.

Признаки, выделенные О.С. Иоффе и подчеркивающие обеспечительный, предупредительный характер неустойки, можно, таким образом, принять за основу, учитывая изменения в действующем законодательстве и экономической основе российского общества. Кстати, упоминавшийся ранее учебник гражданского права под редакцией Е.А. Суханова в § 3 (2) главы 29, посвященном обеспечительной функции неустойки и написанном В.С. Емом, повторяет доводы О.С. Иоффе. Вкратце изложенные, эти доводы о дополнительном (обеспечительном) значении неустойки можно свести к следующему:

- для взыскания неустойки не нужно доказывать в суде наличие и размер убытков, что вытекает из содержания п. 1 ст. 330 ГК;

- размер убытков не может быть определен немедленно при выявлении нарушения условий договора, в то время как размер неустойки заранее определен, что «делает ее взыскание неизбежным» ;

- определяя размер неустойки, стороны в договоре или законодатель тем самым дают оценку значимости обеспечиваемого обязательства. Обеспечительный потенциал неустойки выше, если штрафной элемент в ней преобладает над компенсационным.

Первый из указанных признаков обеспечительного характера неустойки не является основополагающим. В действительности главный признак - неразрывная связь неустойки с основным обязательством. Что же касается независимости неустойки от убытков, то это верно лишь отчасти. Более того, обязательство обеспечивается не «простотой» или «неизбежностью» взыскания неустойки, а самой возможностью взыскания денежных сумм. Попытаемся пояснить данный тезис.

Законодатель четко определяет дополнительный (акцессорный) характер неустойки по отношению к основному обязательству. Императивная норма ст. 331 ГК требует письменной формы для любого соглашения о неустойке. Аналогично законодатель поступает и при регулировании другого акцессорного обязательства — залога, и в случаях поручительства, задатка. Таким образом, законодатель как. бы уравнивает основное обязательство и обеспечивающее его акцессорное, намеренно подчеркивая, что при обеспечении обязательства мы имеем дело не с одним, а с двумя обязательствами, одно из которых целиком зависит от другого. Закон не запрещает составлять отдельный договор об обеспечении основного обязательства неустойками (особенно если неустойки закладываются в договор в интересах всех участников) и обеспечивать исполнение обязательства по уплате неустойки залогом или поручительством.

Если соглашение о неустойке (а речь идет пока только о договорной неустойке) представляет собой дополнительное, но все же отдельное обязательство, следует определить его содержание. Содержанием обязательства об уплате неустойки являются права и обязанности его участников. Должник обязуется уплатить кредитору известную или определяемую сумму (или передать имущество в собственность в обязательстве товарной неустойки) в случае наступления определенных событий, а кредитор получает право требовать уплаты ему должником той же суммы. Обязательство может быть односторонним или взаимным, если обязанность уплатить неустойки берут на себя обе стороны основного договора.

Целью обязательства о неустойке является обеспечение надлежащего исполнения другого главного (основного) обязательства. Основанием для признания неустойки способом обеспечения обязательств как раз и является ее цель и неразрывная связь с основным обязательством, а не степень обеспеченности или гарантированности требований об уплате неустойки. Посему разговоры о «простоте» и «неизбежности» взыскания неустойки нам, видимо, следует оставить, коль скоро мы говорим об обеспечительной роли неустойки, как дополнительного обязательства.

Да и цели, с которыми возникают обязательства неустойки, на практике могут быть различными. Если стороны договорились о том, что неустойка носит штрафной характер и будет взыскана дополнительно к убыткам - такая неустойка обращена именно к должнику, нацелена на создание у него беспокойства по поводу точного и надлежащего исполнения взятых на себя обязанностей. Но представим себе ситуацию, когда за отказ от передачи вещи стоимостью 10 тыс. р. стороны устанавливают исключительную неустойку в 10 тыс. р., которая носит характер отступного. Такая ситуация моделируется на основании ст. 394, п. 3 ст. 396 ГК. Целью такого обязательства о неустойке является компенсация потерь кредитора с одновременным прекращением основного обязательства. Неустойка обращена к кредитору и создает у него уверенность в сохранности имущества. Поэтому, можно, опираясь на приведенные выше рассуждения, попытаться вновь сформулировать основания, по которым неустойка является обеспечением обязательств (в том числе и коммерческих).

1. Неустойка, являясь, сама по себе, условным обязательством, отличным от основного коммерческого обязательства, неразрывно связана с ним и не может существовать самостоятельно. Прекращение основного обязатель-

ства влечет прекращение обязательства неустойки. Но прекращение обязательства неустойки (п. 1 ст. 396 ГК) по общему правилу не влечет прекращения основного обязательства.

2. Стратегической или главной целью обязательства неустойки является обеспечение исполнения основного обязательства. Тактическими или частными целями обязательства неустойки могут быть создание у должника побудительных мотивов или ощущения уверенности, стабильности у кредитора.

3. Обязательство неустойки создает возможность взыскания в пользу кредитора по основному обязательству определенных или определяемых денежных сумм, иного не изъятого из оборота имущества (за исключением недвижимости), но не обеспечивает само взыскание.

Доводы О.С. Иоффе, а затем и В.С. Ема о том, что обеспечительный характер неустойки подтверждается простотой ее взыскания, необязательностью доказывания наличия и размера убытков и принятия неких мер по предотвращению убытков относятся, скорее, к частному вопросу соотношения неустойки и убытков, как форм ответственности.

Можно указать еще на одно обстоятельство, подтверждающее действие обязательства неустойки, как способа обеспечения другого (основного) обязательства, только до момента, который определен этим основным обязательством, как момент исполнения. Известно, что гражданское право вообще призвано регулировать нормальные имущественные отношения. Нормальным при реализации обязательственного правоотношения будет являться надлежащее исполнение, как это и записано в ст.ст. 307 и 309 ГК. Неустойка, как и любой другой способ обеспечения исполнения обязательства, призвана обеспечить нормальное (или по терминологии ГК - «надлежащее») исполнение обязательства. Если нормального исполнения не последовало, неустойка прекращает свое действие в качестве обеспечения нормального исполнения и далее действует как мера ответственности.

Следовательно, определяющим критерием, указывающим на то, что представляет собой неустойка - способ обеспечения или ответственность, - является факт нарушения обязательства. В качестве обеспечения неустойка действует до момента надлежащего исполнения, а в качестве формы ответственности — в период от выявления нарушения обязательства до его фактического прекращения.

Особенность применения неустойки как обеспечения исполнения коммерческих обязательств состоит в том, что в большинстве случаев неустойки в публичных коммерческих договорах предусмотрены нормативными актами (законные неустойки) и являются штрафными.

<< | >>
Источник: Коновалов Александр Иванович. НЕУСТОЙКА В КОММЕРЧЕСКОМ ОБОРОТЕ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург 2003. 2003

Еще по теме 2.1. Неустойка, как способ обеспечения исполнения коммерческих ОБЯЗАТЕЛЬСТВ:

  1. § 1. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения будущего обязательства и обязательства, возникающего из предварительного договора
  2. Глава II ОБЪЕКТ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НЕУСТОЙКИ (КАК СПОСОБА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА)
  3. § 3. Обеспечительный платеж как способ обеспечения исполнения иных обязательств
  4. 2.4. Неустойка, как форма ответственности по коммерческим ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ
  5. 2.2. Соотношение неустойки и других способов обеспечения ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  6. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УЧЕНИЯ ОБ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ ПЛАТЕЖЕ КАК СПОСОБЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  7. § 1. Понятие н способы обеспечения исполнения обязательств
  8. 2. ПРИМЕНЕНИЕ НЕУСТОЙКИ В КОММЕРЧЕСКИХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ
  9. § 5. Способы исполнения договорного обязательства
  10. § 5. Способы исполнения договорного обязательства
  11. § 2. Обеспечительный платеж как способ обеспечения обязательств, возникших по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 1062 ГК РФ
  12. 3.1. Неустойка как способ защиты права в системе способов защиты гражданских прав
  13. § 3. Участие третьих лиц в обеспечении исполнения обязательств.
  14. Соотношение неустойки (как способа защиты) с убытками и процентами за пользование чужими денежными средствами
  15. § 4. Соотношение обеспечительного платежа и непоименованных способов обеспечения обязательств
  16. Субъективные права как непосредственные объекты обеспечения неустойки
  17. Акинфиева Виктория Вадимовна. ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЙ ПЛАТЕЖ КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Пермь 2017, 2017
  18. Обязательственные гражданские правоотношения как объекты обеспечения неустойки (в широком смысле)
  19. Виды обязательственных правоотношений как объекты обеспечения неустойки (в узком смысле)
  20. ГЛАВА III. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЕГО НАРУШЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -