<<
>>

Заключение

В заключение хотелось бы остановиться на основных моментах проведенного исследования и, тем самым, подвести его итог.

1. Современная юридическая наука не располагает едиными представлениями ни о понятии правовой презумпции, ни о ее юридических свойствах, что существенно затрудняет ее широкое использование в правовом регулировании.

2. Основной причиной недостаточной разработки презумпции является неоправданное смешение двух самостоятельных подходов к ее исследованию – философского и юридического.

Доминирующий на сегодняшний день философский подход основан на рассмотрении презумпции как вывода из индуктивного обобщения. Согласно данному подходу, презумпция существует потому, что основана на естественной, обычной связи предметов и явлений. Обоснованность выделения той или иной презумпции связана с тем, какую степень вероятности отражает рассматриваемая презумптивная конструкция.

В центре внимания юридического подхода оказываются не гносеологические, а правовые свойства презумпции. Юридический подход рассматривает презумпции, существующие для того, чтобы регулировать общественные отношения. В этом случае обоснованность выделения презумпции определяется ее способностью быть эффективным правовым регулятором. Наиболее ярким проявлением юридического подхода стала разработка правовой презумпции невиновности.

3. Причиной одновременного существования в правовой теории философского и юридического подходов выступает изначальное деление всех презумпций на, соответственно, фактические и правовые.

Презумпция – категория юридическая. Правовая презумпция – ее разновидность, непосредственным образом закрепленная в норме права (т.е. законная, легальная презумпция). Признание самостоятельной регулирующей роли правовой презумпции требует отказа от возможности ее косвенного закрепления. Правовая презумпция имеет лишь тогда надлежащее закрепление, когда она является содержанием самостоятельной правовой нормы. Таким образом, правовую презумпцию можно определить как закрепленную в норме права юридическую обязанность признать определенный (презюмируемый) факт при наличии факта исходного, пока иное не будет установлено правоприменительным решением компетентного субъекта.

4. Общим для правовой и фактической презумпций служит то, что они воздействуют на общественные отношения, обязывая соответствующих субъектов признать презюмируемый факт при наличии факта исходного. Обе категории необходимы для единообразного и обоснованного разрешения ситуаций, связанных с неопределенностью.

Различие между правовой и фактической презумпциями можно провести по следующим признакам:

-во-первых, хотя степень вероятности презюмируемого факта ‑ важнейший фактор решения вопроса о необходимости и обоснованности введения той или иной правовой презумпции, последняя может и не отражать обычный порядок вещей и отношений (например, правовая презумпция невиновности). Для фактической же презумпции естественность отражаемой связи – обязательное условие ее существования;

-во-вторых, фактическая презумпция ‑ обобщение индуктивного характера. Она выступает в качестве веления здравого смысла и опыта субъекта правоотношения и поэтому не требует нормативного закрепления. Сила же правовых презумпций гарантируется не «естественным порядком», а обязательностью правового акта. Правовая презумпция – это норма права, и ее необходимость определяется, прежде всего, нуждами правового регулирования;

-в-третьих, для правовой презумпции характерно наличие жесткого порядка процессуального опровержения.

Формой опровержения правовой презумпции всегда является правоприменительный акт компетентного субъекта. Для опровержения же фактической презумпции необходимо лишь наличие достаточных оснований сомневаться в истинности презюмируемого факта применительно к конкретному случаю. Важно, кроме того, отметить, что фактическая презумпция опровержима всегда, а правовая презумпция может быть неопровержимой, если по какой-либо причине законодатель пожелает ее сделать таковой (например, правовая презумпция знания закона).

5. Правовая презумпция – категория в праве самостоятельная. Ее отождествление с такими правовыми понятиями, как правовой принцип и преюдиция, несмотря на их тесную взаимосвязь, ни теоретически, ни практически не оправданно.

Правовая презумпция – нормативно-закрепленный прием регулирования общественных отношений. Это отличает ее от преюдиции, которая представляет собой проявление правовой презумпции законности правового акта. Преюдиция возможна лишь благодаря обязательной силе соответствующей правовой презумпции. Ее содержанием следует считать само явление бездоказательного принятия юрисдикционным органом выводов, произведенных в рамках предыдущих разбирательств.

В процессе правового регулирования правовая презумпция выступает в качестве юридической обязанности (обязывающая норма). Нормы-принципы же относятся к специализированным нормам права. Правовая презумпция не содержит руководящей идеи, поэтому не может выступать ни как самостоятельный принцип, ни как его содержание. Термин же «принцип презумпции невиновности обвиняемого», хотя и завоевал право на существование, является условным названием собирательной категории, аккумулирующей совокупность правил уголовного процесса.

6. Административная деятельность милиции как сфера использования правовых презумпций – собирательное понятие. По сути, это некая оболочка, под которой скрывается осуществление целой группы самостоятельных функций милиции, таких, как надзор, содействие, охрана, административная юрисдикция, исполнение административных взысканий, обеспечение собственной деятельности. Иными словами, это вся деятельность милиции, регулируемая нормами права и направленная на решение стоящих перед милицией задач, кроме той, которая является сыскной или уголовно-процессуальной.

7. К общеотраслевым правовым презумпциям следует относить презумпцию знания закона и презумпцию законности правового акта. Данные презумпции, к сожалению, пока не имеют соответствующего нормативного обеспечения, хотя реально действуют и с юридической точки зрения должны быть прямо закреплены в Конституции России. Предлагаемые другими авторами общеотраслевые презумпции добропорядочности и правосубъектности лиц и организаций не являются правовыми, поскольку носят фактический характер.

8. Правовая презумпция знания закона выражается в том, что каждый субъект, нарушивший норму права, признается знающим действующее законодательство. Применительно к административной деятельности милиции данная категория находит свое воплощение в рамках реализации милицией таких функций, как административная юрисдикция, надзор (например, в ходе осуществления лицензионно-разрешительной деятельности), обеспечение собственной деятельности (дисциплинарное производство), содействие (производство по жалобам). Презумпция является неопровержимой. Правило «незнание закона не освобождает от ответственности» представляет собой следствие из неопровержимой презумпции знания закона и имеет особенности своего применения в тех случаях, когда законом прямо установлен особый порядок ознакомления субъекта с нормами права.

9. Благодаря презумпции законности правового акта последний признается законным (а значит, способным влечь юридические последствия), пока иное не будет установлено решением компетентного субъекта. Данная презумпция находит свое применение практически во всех проявлениях административной деятельности милиции. Категория позволяет решить целый ряд юридических проблем, среди которых – проблемы незаконного приказа и нормативного обеспечения властных полномочий сотрудника милиции. Вместе с тем для полной реализации потенциала презумпции законности правового акта в сфере административной деятельности требуется определенная коррекция действующих Закона о милиции и КоАП РСФСР.

10. В качестве отраслевой правовой презумпции в административной деятельности милиции на сегодняшний день можно выделить, на наш взгляд, лишь правовую презумпцию невиновности. Иные предлагаемые в юридической литературе категории не являются а) презумпциями вообще (например, презумпция принудительного осуществления законных требований сотрудника милиции), б) правовыми презумпциями (например, фактическая презумпция вменяемости) либо представляют собой составную часть более общей категории (например, презумпция повиновения сотруднику милиции), или их закрепление в качестве правовых презумпций не способно что-либо привнести в реальные правоотношения (например, презумпция доверия сотруднику милиции).

11. Правовая презумпция невиновности, несомненно, должна использоваться в производстве по делам об административных правонарушениях. Для этого требуется, во-первых, закрепить данную норму в КоАП РСФСР, а во-вторых, привести в соответствие с идеей презумпции невиновности иные положения кодекса. Исключением из данного правила является упрощенное производство по делам об административных правонарушениях, где рассматриваемая презумпция не используется. С учетом этого презумпцию невиновности предлагается закрепить в КоАП РСФСР в виде следующей формулировки: «Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело, если иной порядок не установлен федеральным законом».

Представляется, что настоящая работа, пусть даже в качестве материала для критики, может оказаться полезной в плане совершенствования нормативного обеспечения административной деятельности милиции, а также раскрытия возможностей использования в данной области такого пока мало задействованного, но весьма перспективного средства правового регулирования, как правовая презумпция.

<< | >>
Источник: Цуканов Николай Николаевич. Правовые презумпции в административной деятельности милиции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск ‑ 2001. 2001

Скачать оригинал источника

Еще по теме Заключение:

  1. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  5. Заключение
  6. Заключение
  7. Заключение
  8. § 1. Форма и содержание обвинительного заключения
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  11. § 3. Порядок заключения и форма внешнеторгового контракта
  12. Заключение
  13. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  14. Заключение
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
  18. Заключение
  19. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -