>>

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее исследование выполнено в русле дискурсивной парадигмы лингвистики.

Объектом данного исследования выступает шантаж как деструктивный феномен повседневной межличностной коммуникации. Предметом исследо­вания является специфика реализации шантажа в повседневном межличност­ном общении.

Столь широко известное явление, как шантаж, неоднократно становилось объектом исследований в отечественной науке. Шантаж рассматривался в юри­дической сфере с точки зрения его уголовно-правовой характеристики как раз­новидность принуждения или частный способ вымогательства [Ганченко, 2013; Жданухин, 2005; Уфалов, 2003], как правонарушение в отрасли экономики [Михеева М.В., 2008; Пряников, 2012; Рукинов, 2009; Саженев, 2010; Тархано­ва, 2008], как феномен политической коммуникации [Возовиков, 2006; Кожо- карь, 2004; Пирогова, 2005]. В каждой из перечисленных сфер научная квали­фикация шантажа представлена в связи с вымогательством и угрозой распро­странения порочащих сведений.

В зарубежных исследованиях шантаж становился объектом исследования, прежде всего, с точки зрения юриспруденции. Особый интерес представляет изучение данного феномена как преступления против личности или персональ­ной свободы [Brown, 1993; Friedman, 2003; Gutheil, 2005; Katz, 1996; Levy, 2007; McLaren,2002; Rivlin, 2015; Soothill, Francis, 2010], либо как преступления в виртуальной среде [Mercer, 2000].

В немногочисленных обнаруженных нами лингвистических исследовани­ях шантаж описывается как иллюстрация одной из аргументативных тактик [Кошеварова, 2006; Чухно, 2009], как тактика в рамках стратегии оценочно­эмоционального воздействия [Михеева И.В., 2010]. При этом шантаж как дест­руктивный феномен межличностной коммуникации, по нашим данным, ни разу не становился объектом специального лингвистического исследования. Сказан­ное обусловливает выбор темы настоящего исследования.

Актуальность исследования определяется, во-первых, сложно­стью и распространенностью данного явления в современном мире, во-вторых, отсутствием комплексных лингвистических исследований шантажа и, соответ­ственно, необходимостью описания средств и способов его реализации в повсе­дневной коммуникации. Такой анализ позволяет определить статус шантажа в ряду феноменов повседневно-бытового коммуникативного взаимодействия во­обще и деструктивной коммуникации в частности.

В основу выполненного исследования положена следующая гипотеза: в структуре межличностного повседневного взаимодействия выделяется особый тип манипулятивного деструктивного общения - шантаж, характеризуемый набором конститутивных признаков, которые предопределяют основные пути его реализации; в настоящее время слово ‘шантаж’, выйдя за пределы юридической терминосистемы, изменило свою семантику, которая пока не зафиксирована в толковых словарях.

Цель исследования - проанализировать шантаж как деструктивный фе­номен межличностной коммуникации и выявить особенности его реализации в повседневном бытовом общении.

Достижение данной цели и доказательство гипотезы предполагает реше­ние следующих задач:

1) определить возможные научные подходы к изучению феномена шантажа;

2) проанализировать сферы актуализации изучаемого феномена;

3) определить содержательный минимум понятия «шантаж», характерный для наивно-бытовой картины мира, и описать дифференциальные призна­ки шантажа, реализуемого в ситуациях повседневной коммуникации;

4) проанализировать и описать событийное содержание феномена шантажа;

5) проанализировать и описать коммуникативное поведение участников си­туаций шантажа (позиция адресанта и адресата).

В процессе решения поставленных задач был использован комплекс ис­следовательских методов: а) общенаучные методы - метод наблюдения (для первоначального сбора информации, а также для уточнения и интерпретации полученных результатов на промежуточном и заключительном этапах исследо­вания); гипотетико-дедуктивный метод (для подтверждения или опроверже­ния гипотезы, сформулированной на начальном этапе исследования и уточнен­ной в процессе работы); описательный метод с его основными компонентами: наблюдением (в том числе, включенным наблюдением), описанием и обобще­нием (для первоначального сбора информации с последующим уточнением ре­зультатов на промежуточном и заключительном этапах исследования); метод интроспекции (для установления причинно-следственных связей поведения коммуникантов на основании собственного коммуникативного опыта); б) част­ные лингвистические методы - контекстуальный анализ (для наблюдения за функционированием исследуемого феномена в микродистрибуции на уровне высказывания / предложения и макродистрибуции на уровне коммуникативной ситуации или текста); элементы метода компонентного и дефиниционного анализа (для формирования понятийного аппарата настоящего исследования и уточнения семантического содержания, выделения облигаторных и факульта­тивных дифференциальных признаков феномена шантажа); элементы дискурс- анализа (для рассмотрения шантажа с учетом внутреннего и внешнего контек­ста коммуникативной ситуации; описания вербальных и невербальных средств, стратегий и тактик, используемых при его реализации; выявления эксплицит­ных и имплицитных смыслов, продуцируемых в процессе коммуникации); ан­кетирование (для уточнения объема понятия «шантаж» в русскоязычном наив­но-бытовом сознании и верификации полученных результатов).

Материалом исследования послужили коммуникативные ситуа­ции, полученные методом ориентированного поиска из 1) художественных и публицистических произведений; 2) художественных кино- и телефильмов; 3) Национального корпуса русского языка (далее - НКРЯ); 4) скрипты бытовых разговоров, зафиксированные в процессе наблюдения, либо обнаруженные в Интернет-источниках. В качестве материала исследования также использова­
лись результаты анкетирований, данные толковых и энциклопедических слова­рей (более 30 источников), в которых дается определение понятиям «шантаж», «угроза» и смежным понятиям.

Было обнаружено и выделено более 1500 контекстов, в которых пред­ставлены средства описания или выражения шантажа. Обработке и подробному анализу подверглись около 500 контекстов, в которых эксплицированы комму­никативные роли участников шантажа - адресанта и адресата. В тексте диссер­тации нашли отражение наиболее репрезентативные примеры.

Научная новизна исследования заключается в выборе объекта иссле­дования - шантажа как деструктивного коммуникативного феномена, реали­зуемого в повседневно-бытовом общении. Научная новизна также определяется следующими моментами: 1) уточнено понятие шантажа применительно к быто­вому дискурсу; 2) предложена классификация типов шантажистов в зависимо­сти от используемых тактик воздействия и средств реализации угрозы; 3) выде­лены стратегии и тактики коммуникативного поведения адресата шантажа.

Теоретическая значимость выполненного исследования состоит в дальнейшем развитии теории деструктивной коммуникации. Его теоретические выводы могут послужить дальнейшему развитию дискурсивной парадигмы ис­следований, а также внести вклад в теорию речевых жанров. Впервые пред­ставлен комплексный анализ шантажа как феномена повседневной коммуни­кации, при описании коммуникативного поведения различных типов шантажи­стов выделены параметры, которые могут быть использованы для анализа дру­гих типов деструктивных коммуникативных личностей.

Практическая ценность работы может быть определена возможно­стью использования ее материалов и результатов в вузовском преподавании: при разработке учебных курсов по стилистике, языкознанию, теории дискурса и теории речевых жанров, социолингвистике, лингвокультурологии. Результа­ты исследования также могут применяться при анализе деструктивной комму­никации в рамках комплексных психолого-лингвистических судебных экспер­тиз, в практической психологии.

Личным вкладом автора являются: 1) разграничение шантажа и смежных понятий угрозы и ультиматума; 2) выделение конститутивных при­знаков понятия «шантаж» на основе данных опроса респондентов и конструи­рование определения шантажа применительно к повседневно-бытовой сфере общения; 3) дальнейшая разработка типологии деструктивных коммуникатив­ных личностей; 4) анализ и описание особенностей коммуникативного поведе­ния выделенных типов адресанта шантажа; 5) анализ стратегий и тактик ком­муникативного поведения адресата шантажа.

Теоретическую базу настоящего исследования составили работы в рамках следующих научных направлений: теории дискурса и, в частности, ар- гументативного дискурса (Н.Д. Арутюнова, Т.А. Ван Дейк, Л.Г. Васильев, В.И. Карасик, Н.К. Пригарина, D. Brenneis, S. Jacobs, S. Jackson, M.A. Gilbert, D. Schiffrin и др.), прагмалингвистики и теории речевых жанров (Н.Д. Арутюнова, М.М. Бахтин, З. Вендлер, В.Е. Гольдин, В.В. Дементьев, О.С. Иссерс, Дж. Остин, К.Ф. Седов, Дж. Сёрль, Т.В. Шмелева, F. Armengaud,

J. M. Gouvard, F. Latraverse, D. Maingueneau и др.), теории коммуникации, включая исследования, посвященные коммуникативным категориям (А.В. Олянич, И.А. Стернин, И.С. Черватюк, В.Е. Чернявская, Е.И. Шейгал и др.), линвоконфликтологии (Н.Д. Голев, Е.С. Кара-Мурза, К.Ф. Седов, A. Bandura, D. Ross и др.), деструктивной коммуникации и лингвоэкологии (Я.А. Волкова, А.В. Пузырев, А.А. Романов, И.И. Чесноков, В.И. Шаховский,

K. A. Chevalier и др.), лингвоперсонологии (Г.И. Богин, В.В. Виноградов, С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, В.П. Нерознак и др.).

На защиту выносятся следующие основные положения.

1. Возникнув в уголовно-правовой сфере, понятие «шантаж» прошло путь детерминологизации и в настоящее время активно используется в повседневно­бытовой коммуникации, при этом содержание данного понятия изменилось: в узком, юридически правовом смысле этого слова шантаж подразумевает сред­ство совершения преступления - противоправное принуждение лица к выгод­ному для шантажиста поведению посредством угрозы распространения неже­лательных к огласке сведений (компромата), разглашения позорящей (часто сфабрикованной) информации. Шантаж как бытовое понятие представляет со­бой разновидность (манипулятивного) психоэмоционального воздействия, на­правленного на получение личной выгоды (материальной или психологиче­ской) с помощью угрозы.

2. Шантаж как речевой жанр можно идентифицировать благодаря нали­чию смысловой доминанты - субжанра угрозы. Релевантными для шантажа ти­пами угрозы являются: угроза разглашения определенной секретной информа­ции (компромата); причинения материального или физического вреда адресату; причинения вреда адресантом самому себе.

3. Реализация коммуникативной власти, при которой адресант навязывает выгодный для себя сценарий развития коммуникативного взаимодействия, по­зволяет квалифицировать шантаж как феномен деструктивной коммуникации, как разновидность неэкологичного психологического воздействия на эмоцио­нальную сферу адресата.

4. В соответствии с выбранной стратегией коммуникативного поведения разграничиваются два типа адресанта шантажа: шантажист-диктатор, практи­кующий преимущественно прямые тактики воздействия, и шантажист- манипулятор, предпочитающий преимущественно скрытые тактики воздейст­вия. Их коммуникативное поведение описывается на базе категорий эмоцио­нальности, коммуникативной активности, директивности, категоричности, веж­ливости.

5. Коммуникативное поведение адресата шантажа реализуется в соответ­ствии с одной из трех стратегий: соперничества, избегания или приспособле­ния. Стратегия соперничества представляет собой активный тип коммуника­тивного поведения и осуществляется с помощью тактик речевой агрессии и коммуникативного блефа. Стратегия избегания, реализуемая за счет тактик коммуникативного саботажа, а также стратегия приспособления, включающая в себя митигативные тактики и тактики коммуникативного согласия, представ­ляют пассивный вариант коммуникативного поведения адресата шантажа.

Апробация работы. Основные результаты исследования обсужда­лись на заседаниях кафедры языкознания Института иностранных языков Вол­гоградского государственного социально-педагогического университета (2015­2018 гг.), а также были представлены в виде докладов на международных - «Актуальные проблемы лингводидактики и лингвистики: сущность, концепции, перспективы» (Волгоград, 2015), «Стилистика сегодня и завтра» (Москва, 2016), «Коммуникативное пространство культуры» (Орел, 2017), «Жанры речи и “Жанры речи”» (Саратов, 2017), всероссийских и региональных - «Актуаль­ные проблемы межкультурной коммуникации» (Москва, 2016), «Лингвистика и лингводидактика: вопросы теории и практики (апробация результатов исследо­ваний ученых волгоградских вузов)» (Волгоград, 2017).

Основное содержание диссертации отражено в восьми публикациях, в том числе в трех публикациях в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК, общий объем составляет 2,6 п.л.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из вве­дения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной на­учной литературы, списка использованных словарей и принятых сокращений, списка источников примеров.

| >>
Источник: НИКОДИМОВА Анна Дмитриевна. ШАНТАЖ КАК ФЕНОМЕН ДЕСТРУКТИВНОЙ КОММУНИКАЦИИ. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ:

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  2. Общая характеристика работы
  3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  4. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  7. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  8. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  10. Общая характеристика работы
  11. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  12. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  13. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  14. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  15.       ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  16. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  17. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  18. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  19. I. Общая характеристика диссертационной работы
  20. ОБЩАЯ ХАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ