<<
>>

§ 1. Краткий обзор исторических закономерностей развития систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России

Нормы права о наемном труде стали появляться в национальном правопорядке ранее XIX в., что было предметом научных исследований Е. М. Акоповой[5], А. М. Лушникова и М. В.

Лушниковой[6], С. А. Соболева[7], Е. Б. Хохлова[8], а также самого автора[9]. Вместе с тем, протонормы и нормы трудового права до конца ХІХ в. были весьма разрознены и существовали первоначально в форме правовых обычаев (в Русской Правде, местных обычаях белорусско-литовских княжеств, обычаях кочевых народов Средней Азии), в релизиозных источниках (Библии, Коране). Лишь в XVI - XVII вв. они стали закрепляться в торговых соглашениях между княжествами, актах законодательства (Статутах Великого княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 г.), Соборном уложении 1649 г. и др. Но и содержавшиеся в данных актах законодательства нормы были разрозненны, не систематизированы, поэтому о системе источников трудового права в этот период говорить не приходится. Кроме того, сама отрасль трудового права по мнению большинства современных ученых-юристов сформировалась на рубеже XIX - XX вв., с чем мы согласны, а одним из важных необходмых атрибутов любой отрасли, наряду с предметом и методом, является система ее источников. По этой причине периодизацию в развитии системы источников трудового права мы начнем с XIX в.

Опираясь на периодизации истории развития трудового законодательства, ранее предложенные в работах Л. Я. Гинцбурга[10], Т. И. Довнар[11], В. М. Догадова[12], И. Я. Киселева[13], А. М. Лушникова и М. В. Лушниковой[14], Е. Б. Хохлова[15], И. Я. Юхо[16] и других ученых, можно предложить следующую периодизацию этапов становления и развития систем источников трудового права в государствах - членах ЕАЭС:

I. Дореволюционный период формирования, систематизации фабричного законодательства Российской империи и его действия на белорусских, армянских, казахских и кыргызских землях (XIX - начало ХХ в.).

II. Период формирования и развития советского трудового законодательства (1917-1991 гг.), подразделяемый на четыре этапа:

а) начальный, включая первую советскую кодификацию законодательства о труде (1917-1921 гг.);

б) первоначальной либерализации и последующей жесткой централизации советского трудового законодательства (1922-1939 гг.);

в) действия чрезвычайного законодательства СССР в сфере труда и «оттепели» в трудовом законодательстве (1940-1969 гг.);

г) общесоюзной кодификации законодательства о труде и последующего его реформирования (1970-1991 гг.).

III. Период формирования национальных источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России после распада СССР (1991 г. - настоящее время), условно разделяемый на два этапа:

а) реформирования КЗоТов и формирования суверенно-национального законодательства о труде (1991-1995 гг.);

б) национальных кодификаций трудового законодательства, связанный с принятием Трудовых кодексов и активной стадии правовой интеграции Беларуси и России (1996-2000 гг.);

IV. Период появления международных и наднациональных правовых источников в рамках Союзного государства, ЕврАзЭС, а затем ЕАЭС (2000 г. - настоящее время):

а) этап формирования международных и наднациональных правовых источников и попыток гармонизации законодательства о труде в рамках Союзного государства и ЕврАзЭС (2000-2014 гг.);

б) этап формирования правовых источников в рамках ЕАЭС (2015 - настоящее время).

Учитывая цель, задачи и ограниченный объем диссертационного исследования в настоящей главе остановимся кратко на третьем из выделенных периодов. К тому же первый и второй период развития источников трудового права в Российской империи в XIX в. - начале XX в., а затем в советстких республиках были нами достаточно подробно проанализированы в последней монографии[17], а исторические аспекты периода появления надгосударственных и международных правовых источников в рамках ЕврАзЭС, а затем ЕАЭС в рамках четветого периода будут рассмотрены в гл.

4 работы (§ 2-4), где речь пойдет о формировании наднациональных источников трудового права.

Постсоветский период формирования национальных источников трудового права в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и Российской Федерации для целей данного исследования будем отсчитывать начиная с 1990-1991 гг. (заметим, что некоторые авторы связывают его с 1990 г., к примеру, В.И. Кривой[18] и Е.А. Ковалева[19].

На первый взгляд период формирования национального законодательства (вообще, а не собственно трудового) условно можно отсчитывать с момента провозглашения государственного суверенитета и выхода из состава СССР. Об условности нами сделана оговорка, поскольку между этими датами был определенный временной промежуток. Проиллюстрируем это на примере пяти сравниваемых государств. Верховный Совет РСФСР принял Декларацию о государственном суверенитете 12 июня 1990 г., Верховный

Совет БССР - 27 июля 1990 г., Армянской ССР - 23 августа 1990 г., Казахской ССР - 25 октября 1990 г., Киргизской ССР - 15 декабря 1990 г. В Кыргызстане была дополнительно принята Декларация о государственной независимости Кыргызской Республики от

31.08.1991, которой Законом от 11.12.1991 был придан статус конституционного закона. В ст. 2 последнего Закона было установлено, что по вопросам, не отрегулированным республиканскими законодательными актами, впредь до их урегулирования, действуют законодательные акты бывшего Союза ССР, если они не противоречат законодательным актам Кыргызской Республики[20]. Ранее схожее правило было закреплено в белорусском Законе от 27.02.1991 № 651-XII «Об основных принципах народовластия в Республике Беларусь»[21], которые было повторено в действующем Законе Республики Беларусь от 28.05.1999 № 261-З «О применении на территории Республики Беларусь законодательства СССР»[22]. Эта норма позволяет восполнять пробелы в национальном законодательстве Республики Беларусь путем обращения к законодательству бывшего СССР.

Юридическое признание того факта, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование, был зафиксирован в преамбуле Соглашения о создании Содружества Независимых Государств, заключенного 08.12.1991[23], ратифицированного Беларусью 10.12.1991, РСФСР - 12.12.1991, Казахстаном

23.12.1991, Арменией - 18.02.1992, Кыргызстаном - 06.03.1992. Признание независимости со стороны СССР в отношении Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Российской Федерации было провозглашено в Декларации Совета Республик Верховного Совета СССР в связи с созданием СНГ от 26.12.1991 №142-Н[24].

Заметим, что период формирования национальных источников трудового права в России, Беларуси, Армении, Казахстане и Кыргызстане в 1990-2000-е гг. не имеет для всех пяти сравниваемых государств единой точки отсчета, а равно и общей хронологии, поскольку как процесс реформирования прежних КЗоТ, так разработки и принятия собственного (суверенно-национального) законодательства о труде, включая трудовые кодексы, шел по своему, порой весьма различному, сценарию.

Этап реформирования КЗоТов и принятия отдельных законов в сфере труда (1991-1994 гг.). В связи с обретением политической независимости, процессами демократизации политической системы общества и постепенным переходом к экономике рыночного типа в бывших республиках СССР, включая Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Российскую Федерацию, актуальным стал вопрос обновления и перестройки правовой базы, включая трудовое законодательство.

На первом этапе обновления трудового законодательства (1991-1994 гг.) в постсоветских республиках по отдельным институтам трудового права стали приниматься обычные или комплексные (некодифицированные) законы:

в Армении: от 24.05.1993 «О социальной защите инвалидов»;

в Беларуси: от 30.05.1991 «О занятости населения Республики Беларусь», от 22.04.1992 «О профессиональных союзах», от 24.11.1992 «О коллективных договорах и соглашениях», от 18.01.1994 «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)»;

в Казахстане: от 15.12.1990 «О занятости населения», от 17.06.1991 «О минимальном потребительском бюджете», от 22.01.1993 «Об охране труда», от 09.04.1993 «О профессиональных союзах» и др.;

в Кыргызстане: от 20.04.1991 «О занятости населения»;

в России: от 19.04.1991 «О занятости населения в РСФСР», от 19.04.1991 «О повышении социальных гарантий для трудящихся», от 11.03.1992 «О коллективных договорах», от 06.08.1993 «Основы законодательства Российской Федерации об охране труда», от 23.11.1995 «О порядке разрешения коллективных трудовых споров» и т. д.

Законом РСФСР от 25.09.1992 в КЗоТ РСФСР 1971 г. были внесены многочисленные и существенные изменения, которые, по оценкам И. Я. Киселева, «затронули почти третью часть его статей». Как верно пишет тот же российский ученый - компаративист, этой реформой по существу «была осуществлена новая редакция Кодекса, имевшая целью исключить из него все то, что препятствовало развитию рыночной экономики, отражало системные черты советского строя (монополию государственной собственности, запрет частной собственности и предпринимательства, наемного труда, сверхцентрализацию в управлении экономикой и т. п.), а также все то, что явно устарело»[25]. Помимо исключенной из КЗоТа РСФСР 1971 г. преамбулы идеологическо- пропогандистского характера периода «развитого социализма», изменения и дополнения коснулись большинства институтов трудового права: общей части (сферы действия, основных прав и обязанностей сторон трудового договора), коллективного договора, трудового договора, занятости и трудоустройства, рабочего времени, времени отдыха, заработной платы, гарантий и компенсаций и др.

В ходе реформ КЗоТов 1970-х гг. (в России и других странах СНГ), прошедших в основном в 1992 г., в кодексах сохранилось много преемственных норм и конструкций в тех или иных институтах трудового права, которые были сформированы еще в советском трудовом праве, на что верно обращает внимание в своих работах И.И. Андриановская[26].

Вскоре подобные реформы советских КЗоТов были проведены и в других независимых государствах - бывших республиках СССР. Для иллюстрации рассмотрим Закон Республики Беларусь от 15.12.1992[27], которым были внесены существенные изменения и дополнения в КЗоТ БССР 1972 г. и которыми Кодекс, по существу, излагался в новой редакции. Данной реформой были затронуты почти все статьи КЗоТа. Впервые в данном Кодексе появилась отдельная статья об источниках регулирования трудовых и связанных с ними отношений. Она содержала четыре группы источников, три из которых носили нормативный характер (Конституция, КЗоТ и иное законодательство; коллективные договоры, соглашения, локальные нормативные акты), а одна группа - индивидуально-договорный (трудовые договоры). Обратим внимание, что содержание ст. 3 КЗоТа (в редакции от 15.12.1992) в ходе последующей кодификации трудового законодательства почти дословно было перенесено в ч. 1 ст. 7 ТК Беларуси. От гл. II «Коллективный договор» в КЗоТе (в редакции Закона от 15.12.1992) осталась лишь одна бланкетная норма в ст. 7, отсылающая по вопросам заключения, исполнения и прекращения коллективного договора к законодательству (т. е. на тот момент - к Закону Республики Беларусь от 24.11.1992 «О коллективных договорах и соглашениях»).

Как верно подметил И. Я. Киселев, «в развитии российского трудового права в 90-е годы наметилась новая тенденция - интенсивная законодательная деятельность в области правового регулирования труда субъектов Российской Федерации»[28]. Указанная тенденция проявилась во многом благодаря п. «к» ст. 72 Конституции РФ, согласно которому трудовое право отнесно к предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Не считая того, что в период с 1993 г. по настоящее время в субъектах РФ было принято множество законов по отдельным институтам трудового права (о занятости, социальном партнерстве, коллективных договора и соглашениях, охране труда и др.), был и единичный случай принятия собственного трудового кодекса (ТК Республики Башкортостан 1994 г.).

Этап подготовки и проведения новой кодификации трудового законодательства (вторая половина 1990-х гг. - начало XXI века).

На необходимость новой кодификации трудового законодательства указывалось уже в Постановлении Верховного Совета РСФСР от 19.04.1991, в котором было признано целесообразным «подготовить к началу 1992 года проект нового трудового кодекса РСФСР, соответствующего интересам трудящихся и объективным потребностям производства в условиях многоукладности форм собственности»[29].

В Российской Федерации законопроектная работа по разработке ТК РФ (как четвертой кодификации трудового законодательства) продолжалась около 10 лет[30]. В ней принимали участие не только чиновники из Правительства и депутаты Г осударственной думы, но и научные учреждения, представители социальных партнеров (ФНПР, крупные объединения работодателей). Подробный анализ законопроектов (Минтруда, опубликованный в 1994 г.), доработанного правительственного

законопроекта, а также проектов депутатов Т. Г. Авалиани и А. Г. Голова) оставляем за рамками данной работы, так как они достаточно подробно освещены И. Я. Киселевым[31] и в ряде научных статей других российских ученых-юристов. Заметим лишь, то что в России в 1990-2001 гг. было подготовлено порядка шести проектов ТК РФ. Эти проекты, а равно и сама концепция нового ТК РФ, обсуждались и на уровне республиканских конференций, одна из которых проходила в конце апреля 2000 г. на базе МГЮА под эгидой Российской ассоциации трудового права и социального

обеспечения[32]. Произошедшее увеличение ТК РФ почти в два раза (а ныне - более чем в два раза) в сравнении с КЗоТом РФ 1971 г. вызывает и критические оценки некоторых авторов (к примеру, И. И. Адриановской[33]). Р.Н. Жаворонков обратил внимание на то, что ТК ряда стран СНГ устанавливают более высокий уровень защиты прав инвалидов в сравнении с ТК РФ[34], так что не всегда рост числа статей приводит к усилению уровня социально-трудовых гарантий работников. Вместе с тем несомненны и преимущества укрупнения ТК, что позволяет в едином законодательном акте системно урегулировать наиболее важные трудовые и тесно связанные с ними отношения, оставляя менее значимые и более изменчивые социальные связи для регламентации в иных законах и подзаконных актах.

Для сравнения: по данным армянского исследователя А. Ю. Саакян, до 2004 г. в Армении было разработано порядка пяти проектов Трудового кодекса»[35]. Как отмечает А. Ю. Захарян, принятие нового ТК Армении несколько затянулось; было разработано порядка пяти проектов ТК, которые всесторонне обсуждались, но «по тем или иным причинам не принимались.»[36]. В итоге, ныне действующий ТК Армении был принят Парламентом Армении 09.11.2004, подписан Президентом Армении 14.12.2004 и был введен в действие через 6 месяцев с момента официального опубликования.

Кратко опишем достаточно богатую историю национальной кодификации трудового законодательства Кыргызстана, связанную с принятием двух кодексов. Кыргызский ученый К.С. Раманкулов упоминает о проекте ТК Кыргызстана 1994 г.[37] Процесс разработки и принятия первого ТК Кыргызстана был не таким длительным, как в Армении и России (он занял около 3-5 лет) и завершился принятием ТК Кыргызстана от 04.10.1997, который был введен в действие с 1 января 1998 г.[38] Его принятию предшествовала разработка концепции[39]. Данный кодекс был достаточно объемным (содержал 571 статью), делился на три раздела: I «Общая часть», II «Особенная часть» и III «Особенности регулирования труда отдельных категорий работников». Каждый из разделов подразделялся на главы (всего было 25 глав). Причем в этом кодексе были кодифицированы также нормы о занятости и безработице, помещенные кыргызским законодателем в главу XXV раздела III, что является довольно необычным решением.

Трудовой кодекс Республики Кыргызстан от 04.08.2004, введенный в действие с 1 июля 2004 г.[40], сменил собой предшествующий ТК Кыргызстана 1997 г. По сравнению с предыдущим кодексом ТК Кыргызстана 2004 г. уменьшился в объеме (включал 446 статей на момент принятия). Это было отчасти связано и с тем, что наряду с ТК Кыргызстана 2004 г. в данной республике продолжают действовать и дополняют его Законы Кыргызской Республики от 25.07.2003 «О социальном партнерстве в области трудовых отношений в Кыргызской Республике»[41], от 21.08.2004 «О коллективных договорах»[42], от 03.08.2015 «О содействии занятости населения»[43] и некоторые другие. В самом общем плане характеризуя ТК Кыргызстана 2004 г., можно констатировать, что структурно и содержательно данный Кодекс был существенно сближен с ТК РФ 2001 г.

Обращаясь к опыту национальной кодификации трудового законодательства Республики Беларусь, отметим, что Концепция проекта ТК Беларуси и его примерная структура были одобрены Президиумом Совета Министров Республики Беларусь 14.08.1993. Разработка проекта ТК Беларуси опиралась на результаты социологических исследований, проведенных НИИ труда, проводилась его экспертиза в МОТ и научная апробация. Как отмечает один из разработчиков первоначального варианта ТК Беларуси В. И. Кривой, в самой концепции было отмечено, что Трудовой кодекс должен стать основным нормативным актом о труде прямого действия. Предполагалось, что ТК станет кодексом-энциклопедией (макси-кодексом), т. е. будет в 6-10 раз превышать прежний

КЗоТ[44]. В реальности же этого не произошло. В. И. Кривой позднее признал, что «надежда на то, что Трудовой кодекс будет «большим и работоспособным», не сбывается»[45]. С данным мнением можно согласиться лишь отчасти. Хотя многие нормы ТК Беларуси и были сформулированы как отсылочные или бланкетные, тем не менее, он имеет более удачную и стройную структуру по сравнению с КЗоТом БССР 1972 г., закрепляет большинство институтов трудового права (кроме правового положения субъектов социального партнерства, института занятости, ученического договора). Многие нормы в нем закреплены достаточно удачно (принципы запрещения принудительного труда и дискриминации, в которые были имплементированы международные стандарты труда из конвенций МОТ № 29, № 105, № 111, разграничены переводы и перемещения и т.д.). Заметим, что позднее В.И. Кривой пересмотрел свои оценки принятого ТК Беларуси[46].

По общей структуре первоначальный вариант ТК Беларуси незначительно отличался от принятого в 1999 г. Кодекса: не считая редакционных отличий в названиях разделов, в принятом ТК был лишь добавлен разд. VI «Заключительные положения». В окончательном варианте в ТК не оказалось, в частности, следующих глав: «Ученический договор», «Документы о работе», «Повышение квалификации и переподготовка», «Работники-мигранты», «Работники творческих профессий», «Педагогические и научные работники», «Труд работников Республики Беларусь за границей», «Право на объединение», «Профессиональные союзы», «Объединения нанимателей». При обсуждении проекта ТК Беларуси высказывались и иные предложения по структуре ТК[47].

По итогам четырехлетней доработки проекта ТК она завершилась в 1999 г. принятием ТК Беларуси Палатой представителей 08.06.1999, одобрением Советом Республики 30.06.1999 и подписанием Президентом Республики Беларусь 26.07.1999.

Достаточно уникален опыт кодификации трудового законодательства Казахстана. Это единственное из пяти сравниваемых государств, в котором первоначально был разработан и принят относительно небольшой Закон Республики Казахстан «О труде в

Республике Казахстан» от 10.12.1999[48], а затем с разницей всего в восемь лет (2007 и 2015 гг.) дважды разрабатывались и принимались ТК.

В Законе «О труде в Республике Казахстан», который первоначально состоял всего из 109 статей, не было осуществлено полноценной кодификации трудового законодательства, поскольку большой массив норм трудового права оказался за его рамками. Вместе с тем данный Закон все же носил кодификационный характер и может быть оценен как мини-кодекс. Он включал в себя наряду с нормами общей части (о сфере действия, принципах трудового права) и базовые нормы большинства институтов особенной части трудового права: трудовой договор (ст. 9-31), коллективный договор (ст. 32-35), особенности регулирования труда с отдельными категориями работников (ст. 36-44), рабочее время (ст. 45-52), время отдыха (ст. 53-69), заработная плата (ст. 70-79), гарантии и компенсации (ст. 80-88), материальная ответственность (ст. 8992), трудовая дисциплина (ст. 93-96), трудовые споры (ст. 97-101), контроль и надзор за соблюдением законодательства о труде (ст. 102-109).

После семилетнего применения Закона «О труде в Республике Казахстан» все же был разработан и принят полноценный ТК Казахстана от 15.05.2007, который был введен в действие с 01.01.2008.[49]

В целом позитивно оценивая ТК Казахстана 2007 г., казахстанские исследователи Е. Н. Нургалиева и А. Т. Мамедова писали о негативных аспектах его реформирования: «Несмотря на пятилетний срок действия ТК РК, Кодекс неоднократно подвергался изменениям и дополнениям практически ежегодно. Начиная с 2007 г. в него вносились изменения и дополнения семью законами иной отраслевой принадлежности и двумя специальными законами, посвященными только ТК РК. Последние изменения и дополнения внесены Законом РК от 17 февраля 2012 г. «О внесении изменений и дополнений в Трудовой кодекс РК». Анализ всех внесенных изменений и дополнений показывает, что часть из них носит чисто технический характер, другая связана с изменениями в других отраслях права, третья - это изменения уточняющего либо разъясняющего характера. Коренных изменений, связанных с потребностями рыночных отношений, в отдельных институтах трудового права не произошло. Кодекс был дополнен новыми главами, которые, к сожалению, недостаточно продуманы и проработаны.

Следовательно, ожидаемого позитивного влияния на качество в целом Трудового кодекса РК не состоялось, что не может не сказаться на практике регулирования трудовых отношений и обеспечении трудовых прав работников. Наблюдается увлечение законодателя основными понятиями, используемыми в ТК РК вместо обеспечения механизма прямого действия конкретных статей»[50].

Характерно, что уже в мае 2015 г. Президентом Казахстана Н. Назарбаевым было принято решение о разработке нового ТК Казахстана, а до этого поручено подготовить Концепцию проекта ТК Казахстана. Как отмечает еще один современный казахстанский ученый в сфере трудового права А.К. Надирова, «в Концепции проекта ТК Казахстана ставилась задача по переходу от жесткой и чрезмерной регламентации к минимизации государственного регулирования прав и обязанностей сторон трудовых отношений с одновременным усилением контроля за исполнением требований трудового законодательства»[51]. Во многом эта идея Н. Назарбаева в рамках реализации программы «100 шагов по реализации пяти институциональных реформ», сопровождающаяся либерализацией трудового законодательства, и была реализована с принятием ТК Казахстана от 23.11.2015, вступившего в силу с 01.01.2016[52] (сравнительный анализ норм данного Кодекса применительно к исследуемой теме представлен в § 2 гл. 3).

Проведенный краткий исторический анализ генезиса систем источников трудового права и ранее опубликованные автором монографические исследования позволили выявить ряд закономерностей становления и развития источников трудового права и законодательства в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России, обусловленных как схожими социально-политическими процессами и явлениями, так и принадлежностью их правовых систем к романно-германской правовой семье, а в период с 1917 по 1990 гг. - к правовой семье социалистического права:

постепенный переход от господства правовых обычаев (особенно на казахских и кыргызских землях) к писаным (законодательным) источникам с распространением с XIXв. на территории современных Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана норм гражданского и фабричного законодательства Российской империи;

кодификационный способ формирования и систематизации законодательства о труде, ставший основным после Октябрьской революции 1917 г. и укоренившийся на протяжении ХХв. (КЗоТ РСФСР 1918 г., КЗоТ РСФСР и ЗСФСР 1922 г., КоТ БССР 1929 г., Основы законодательства о труде СССР и союзных республик 1970 г., КЗоТ РСФСР 1971 г., КЗоТы Армянской ССР, БССР, Казахской ССР, Киргизской ССР 1972 г. и др.);

дополнение централизованного регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений коллективно-договорным регулированием в советских республиках (формально с 1918 г. и более активно - в 1920-е гг.) с постепенным сужением в СССР значения коллективных договоров как нормативного источника установления условий труда (к началу 1930-х гг.);

жесткая централизация и унификация советского трудового законодательства в ходе кодификации 1970-х гг., достигнутая за счет первоначального утверждения Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде с последующим принятием КЗоТов РСФСР, Армянской, Белорусской, Казахской, Киргизской ССР с минимальными отличиями в регламентации трудовых и непосредственно связанных с ними отношений;

сохранение после распада СССР, провозглашения государственных суверенитетов и независимости в 1990-1991 гг. приверженности к кодифицированному трудовому законодательству в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России и преемственности ряда трудоправовых конструкций, воспринятых из КЗоТов 1970 гг.;

первоначальное размежевание национального законодательства, разновременные разработка и принятие существенно различных структурно и содержательно трудовых кодексов в сравниваемых государствах с последующим постепенным их сближением путем учета законодательного опыта других государств-участников СНГ;

расширение видов и количества принимаемых НПА, дополняющих Трудовые кодексы Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, а также усиление роли коллективных договоров и соглашений, локальных нормативных (правовых) актов в регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1. Краткий обзор исторических закономерностей развития систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России:

  1. § 5. Пути гармонизации и упорядочения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России
  2. § 2. Сближение трудового законодательства и наднациональные источники трудового права в Союзном государстве Беларуси и России
  3. ГЛАВА 1 ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА
  4. Исторический обзор возникновения и развития судебной экспертизы в России и за рубежом
  5. § 1 Конституция как базис системы источников трудового права
  6. ГЛАВА 4 ФОРМИРОВАНИЕ НАДНАЦИОНАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРАВА И ПУТИ ГАРМОНИЗАЦИИ СИСТЕМ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА В ГОСУДАРСТВАХ - ЧЛЕНАХ ЕАЭС
  7. § 4 Соотношение источников международного трудового права с источниками национального трудового права в государствах - членах ЕАЭС
  8. § 1 Правовые аспекты развития бюджетной системы в России: исторический экскурс
  9. § 4 Понятие системы источников трудового права и их классификация
  10. § 1 Понятие международного трудового права и система его источников
  11. § 1 Современные тенденции развития источников трудового права государств - членов ЕАЭС
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -