<<
>>

§ 1. Форма и содержание обвинительного заключения

Обвинительное заключение представляет собой итоговый процессуальный документ стадии предварительного расследования, и оно может быть составлено следователем исключительно после обоснованного вывода о том, что собраны все доказательства, обосновывающие позицию стороны обвинения.

Как верно отмечают Э. И. Бордиловский и О. А. Г алустьян, в случаях, когда по уголовному делу исследованы не все обстоятельства, имеются какие-либо сведения, носящие предположительный, а не достоверный характер, обвинительное заключение не может быть составлено, а предварительное следствие должно быть продолжено[152] [153].

Составление обвинительного заключения является основной задачей следователя после окончания ознакомления с материалами уголовного дела и разрешения всех заявленных ходатайств.

Существенное значение обвинительного заключения стоит в том, что оно определяет границы судебного разбирательства. Суд рассматривает дело только в отношении обвиняемых и лишь в пределах того обвинения, которое

л

отражено в обвинительном заключении . Суд имеет право изменить обвинение в случаях, если этим не ухудшится положение подсудимого, не нарушится его право на защиту, не будет вменено обвинение, более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, фигурирующего в обвинительном заключении.

Говоря об основании для составления обвинительного заключения, Н. В. Профатилова справедливо утверждает, что им является такая система доказательств, которая является необходимой и достаточной для того, чтобы признать установленными все обстоятельства, подлежащие доказыванию[154] [155]. Можно дополнить, что это правило касается и иных обстоятельств, которые прямо в предмет доказывания, предусмотренный ст. 73 УПК РФ, не входят, но которые также имеют значение для уголовного дела.

С момента принятия УПК РФ в 2001 г. в работах ученых- процессуалистов в той или иной степени дан анализ содержания обвинительных заключений, подготавливаемых по итогам предварительного следствия2. В рамках же настоящего исследования видится значимым рассмотреть такие вопросы, как установление законодателем современных требований, предъявляемых к содержанию обвинительного заключения, выявление и устранение нарушений и ошибок, наиболее часто встречающихся при составлении обвинительных заключений.

Действующий УПК РФ не устанавливает формально закрепленного разграничения содержания обвинительного заключения на части, но при этом четко требует от правоприменителя необходимости использования в его содержании указанных в Кодексе отдельных элементов. В случае неукоснительного соблюдения данных предписаний возможно констатировать, что обвинительное заключение автоматически достигает необходимых ему качеств: законности, обоснованности и мотивированности.

Инициатива законодателя отказаться от «жестких рамок», предъявляемых к разграничению содержания обвинительного заключения (как пример требования к составлению приговора суда), на наш взгляд, является вполне обоснованной. Следователю, участвующему в составлении обвинительного заключения, дается возможность творческой вариативности. Не нарушая буквы закона, он может строить обвинительное заключение, исходя из непосредственных обстоятельств, окружающих весь процесс расследования.

Например, дифференцировать несколько типичных моделей обвинительных заключений в зависимости от возможных судебных процедур, которые предполагаются по конкретному уголовному делу и о которых следователь знает заблаговременно[156]. В данном случае следователь исходит из обстоятельств, которые необходимо учитывать при подготовке обвинительного заключения.

Анализ положений УПК РФ и материалов 174 уголовных дел, по которым было вынесено обвинительное заключение, позволяет констатировать наличие в данных итоговых документах предварительного следствия трех взаимообусловленных структурных частей: вводной, описательномотивировочной и заключительной. Вместе с тем в структуре обвинительного заключения резолютивная часть выделяется нечетко. В период действия УПК РСФФСР в ст. 205 было установлено, что обвинительное заключение состоит из двух частей - описательной и резолютивной. Недостатком данной нормы было то, что в ней не выделялась вводная часть. Что же касается обвинительного заключения в том виде, в котором оно закреплено в ст. 220 УПК РФ, то отметим, что в ней вообще не раскрывается его структура, а наличие вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной части констатируется, лишь исходя из общей структуры документов властнораспорядительного характера.

При этом вводная часть обвинительного заключения включает три элемента. Первым элементом являются установочные данные: наименование до- кумента, номер уголовного дела, фамилия, имя, отчество обвиняемого (обвиняемых), как того требуют положения п. 1 ч. 1 ст. 220 УПК РФ. Вторым элементом, входящим в содержание вводной части обвинительного заключения, являются данные о каждом из обвиняемых (п. 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ). Третьим же элементом вводной части обвинительного заключения выступает квалификация деяния, что нарушает общепринятую практику вычленения в подобных документах резолютивной части.

Отмечая важность и значимость обвинительного заключения согласимся с мнением А.А. Поперечного, который отмечает, что обвинительное заключение является окончательным документом предварительного следствия, содержание которого изучается прокурором и судом, а от качества составления этого документа зависит успешность судопроизводства[157]. Отсутствие же в законе норм, регламентирующих структуру составления обвинительного заключения, порождают ряд разногласий у ученых и практиков. Так, в ходе проведенного автором изучения обвинительных заключений было установлено, что структура и содержание этого документа зависит от сложившейся судебной практики региона. По нашему мнению такое положение недопустимо, ведь разнобой практики отрицательно сказывается на всем уголовном судопроизводстве.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о необходимости приведения в соответствие норм, регламентирующих структуру обвинительного заключения. Как представляется, обвинительное заключение логически взаимосвязано с двумя основными властно-распорядительными документами уголовного судопроизводства. Исходя из последовательности вынесения процессуальных документов, в качестве первого необходимо отметить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, вторым логически взаимосвязанным документом, который выносится после обвинительного заключения, является приговор. Именно проведение сравнительно-правового анализ обвинительного заключения и этих документов поможет определить оптимальную структуру обвинительного заключения.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого - это процессуальный документ, без которого вынесение обвинительного заключения невозможно. В ст.171 УПК РФ, как и в случае со ст. 220 УПК РФ по отношению к обвинительному заключению, не раскрывается структура постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Проведенный анализ ст.171 УПК РФ указывает на то, что структура данного документа содержит вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную части. Более того, в ранее действовавшей ст. 476 УПК РФ был приведен бланк постановления о привлечении в качестве обвиняемого, который отвечал всем требованиям властно-распорядительного документа и содержал вводную, описательномотивировочную и резолютивную части. Необходимо отметить, что ст.476 УПК РФ также содержала и бланк обвинительного заключения, который, нарушая установленные правила оформления документов властнораспорядительного характера, фактически содержал лишь вводную и описательно-мотивировочную части.

В качестве логической основы для структуры обвинительного заключения необходимо рассмотреть документ который составляется по итогам судебного разбирательства. Таким документом является приговор суда. Исследование ст. 299 УПК РФ, регламентирующей вопросы, подлежащие разрешению при постановлении приговора, позволяет нам утверждать о взаимосвязи содержания приговора суда и обвинительного заключения. Основная часть вопросов, разрешаемых судом в порядке ст. 229 УПК РФ, отражается следователем при составлении обвинительного заключения. Это позволяет констатировать, что обвинительное заключение является своеобразным «проектом приговора». Сравнительно-правовой анализ ст. 221 и 229 УПК РФ лишь подтверждает наши выводы. В приговоре суда количество вопросов, подлежащих рассмотрению, больше, и они полностью охватывают всю информацию, изложенную в обвинительном заключении.

Учитывая это, считаем необходимым сравнить структуру этих документов. Как было отмечено выше, ст. 220 УПК РФ не раскрывает структуру обвинительного заключения, а наличие вводной, описательно -

мотивировочной и заключительной части констатируется, лишь исходя из общей структуры документов властно-распорядительного характера. В свою очередь ч. 1 ст. 303 УПК РФ предусматривает наличие вводной, описательномотивировочной и резолютивной части при составлении приговора. После чего законодатель раскрывает требования к содержанию вводной (ст. 304 УПК РФ), описательно-мотивировочной (ст. 305, 307 УПК РФ) и резолютивной частей (ст. 306, 308, 309 УПК РФ). Учитывая последовательность движения уголовного дела с обвинительным заключением, а также процедуру судопроизводства с составлением приговора, предлагаем предусмотреть аналогичную структуру содержания и для обвинительного заключения.

В результате сравнительного изучения положений уголовно- процессуального законодательства РСФСР и Российской Федерации, а также по результатам сравнительно-правового анализа ст. 171, 303 и 220 УПК РФ, обоснованы следующие предложения законодательного плана: выделить в ст. 220 УПК РФ три составных части обвинительного заключения - вводную, описательно-мотивировочную и резолютивную; сгруппировать информацию, которая должна быть изложена в каждой из указанных статей; приблизить структуру обвинительного заключения к иным документам властно - распорядительного характера.

На основании вышеизложенного автором предлагается следующая структура обвинительного заключения:

В водной части должны быть указаны: кем (должность, классный чин, Ф.И.О. прокурора) принято решение «утверждаю» в отношении обвинительного заключения; кем (должность, звание, Ф.И.О. руководителя следственного органа) дано согласие о направлении обвинительного заключения прокурору; наименование документа (обвинительное заключение) дата и место его составления; кем составлено обвинительное заключение; фамилия, имя и отчество обвиняемого или обвиняемых, число, месяц, год и место его или их рождения.

В описательной части излагается сущность уголовного дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства; перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания; перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, и краткое изложение их содержания; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением; данные о гражданском истце и гражданском ответчике.

В резолютивной части приводятся сведения о личности обвиняемого или обвиняемых и излагается формулировка предъявленного обвинения с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих наказание за данное преступление.

Далее автором предлагается рассмотреть проблемы, возникающие у следователей при составление обвинительного заключения, которые служат основанием для возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования, изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения.

Итак рассмотрим, вводная часть обвинительного заключения включает три элемента. Первым элементом являются установочные данные: наименование документа, номер уголовного дела, фамилия, имя, отчество обвиняемого (обвиняемых), как того требуют положения п. 1 ч. 1 ст. 220 УПК РФ. В правом верхнем углу титульного листа каждого из указанных процессуальных документов должны быть внесены данные о прокуроре (классный чин, звание), который принял решении об их утверждении. Анализируя статистику нарушений п. 1 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, следует отметить, что наиболее часто встречаются: отсутствие утверждения обвинительного заключения прокурором; несоответствие даты утверждения прокурором, либо полное ее отсутствие, либо предшествующее времени составления обвинительного заключения; в тексте встречается значительное количество ошибок в виде неподтвержденных в установленном порядке исправлений и дописок.

Вторым элементом, входящим в содержание вводной части обвинительного заключения, являются данные о каждом из обвиняемых (п. 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ). Под этими «данными» предполагается содержание максимально полной информации о лице, привлеченном в качестве обвиняемого (дата и место рождения; место постоянной или временной регистрации; гражданство; образование - высшее, средне специальное, средне профессиональное и т. п.; семейное положение и состав семьи; место работы или учебы, телефон; отношение к воинской обязанности; сведения о судимости).

Можно выделить ряд основных документов, способных удостоверить личность гражданина в пределах Российской Федерации: паспорт гражданина Российской Федерации[158]; заграничный паспорт гражданина Российской Федерации, в том числе содержащий электронные носители информации о персональных данных его владельца; дипломатический паспорт, в том числе содержащий электронные носители информации; служебный паспорт, в том числе содержащий электронные носители информации[159]; удостоверение личности военнослужащего Российской Федерации; военный билет солдата, матроса, сержанта, старшины, прапорщика, мичмана и офицера запаса[160]; временное удостоверение личности гражданина Российской Федерации (форма № 2 П)[161] [162].

Для иностранных граждан и лиц без гражданства (нерезидентов) Российской Федерации установлены: паспорт иностранного гражданина ; документ, удостоверяющий личность на период рассмотрения заявления о признании гражданином России или о приеме в гражданство России[163]; удостоверение беженца[164]; свидетельство о рассмотрении ходатайства о признании беженцем на территории России по существу[165]; свидетельство о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации[166].

Таким образом, законодатель определил перечень документов, основываясь на которых, должностные лица, осуществляющие предварительное расследование, с абсолютной уверенностью могут сделать вывод о личности гражданина или лица без гражданства.

В случаях, когда лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, является гражданином иностранного государства, следователю надлежит указывать все анкетные данные обвиняемого на русском языке с учетом их перевода с языка иностранного государства. Также в пункте 12 анкетных данных обвиняемого в обвинительном заключении указываются иные сведения о личности. Здесь важно указать наиболее полную информацию. Так, если лицо не состоит на учетах в наркологическом и психоневрологическом диспансерах, то это отражается в указанном пункте обвинительного заключения. Если же обвиняемый состоит на каком-либо учете, то указывается полный диагноз и сроки нахождения на учете. Если лицо ранее не судимо, то это также отражается в данном пункте. В случае, если обвиняемый был ранее судим или привлекался к уголовной ответственности, то информация об этом отражается в следующем виде: «В 2001 г. привлекался к уголовной ответственности в СУ МВД Республики Бурятия по ст. 161 ч. 2 пп. «б, г, д», 162 ч. 3 п. «б», 163 ч. 3 п. «б», 119 УК РФ. Постановлением судьи Советского районного суда г. Улан- Удэ от 5 мая 2003 г. Ли Сяо Юнь объявлен в розыск, производство по делу приостановлено впредь до розыска подсудимого. 19 ноября 2002 г. привлекался к уголовной ответственности по ст. 131 ч. 2 УК Российской Федерации прокуратурой Железнодорожного р-на г. Улан-Удэ. 21 ноября 2002 г. Ли Сяо Юнь предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 131 УК РФ и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. 17 января 2003 г. уголовное дело приостановлено по п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ[167].

В случае совершения преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы, преступного сообщества (преступной организации) в обвинительном заключении справа на титульном листе необходимо указать фамилию, имя и отчество каждого из обвиняемых. В случаях, когда обвиняемый ранее имел другие данные (фиктивные сведения либо добрачные фамилии и имена), они также должны быть указаны в обвинительном заключении. Положителен в связи со сказанным следующий пример: в обвинительном заключении по уголовному делу № 435780 по обвинению А. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228 УК РФ, во вводной части документа следователь

вместе с фамилией А. указал и добрачную фамилию обвиняемой (Б-ва С.

В.)[168].

Как видно из вышеуказанного, во вводной части обвинительного заключения излагаются лишь анкетные данные обвиняемого (обвиняемых). Однако в целях принятия обоснованного решения о наличии достаточных оснований для направления уголовного дела в суд следует также указать сведения, которые характеризуют лицо, привлеченное в качестве обвиняемого. Но их необходимо отражать не во вводной, а в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения с учетом доказательств, обосновывающих линию обвинения[169].

Пункт 2 ч. 1 ст. 220 УПК РФ при всей очевидности его содержания в случаях несоблюдения правил его изложения может повлечь за собой также, как и п. 1 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, нарушения и ошибки, приводящие к возвращению уголовного дела следователю. Сюда следует отнести, в первую очередь, неверное указание данных о личности обвиняемого (обвиняемых): фамилии, имени, времени рождения, состава семьи, прежних судимостей. Неоспорим тот факт, что отсутствие или неверное указание данных о личности обвиняемого (обвиняемых) в обвинительном заключении отражают в критическом ракурсе деятельность следователя по установлению обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Отметим, что именно поэтому данное нарушение является безусловным основанием для возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного расследования или судом прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Так, при расследовании уголовного дела № 44210 по обвинению Х. в покушении на мошенничество, находившегося в производстве следователя следственного отдела при ОВД по Мещанскому району г. Москвы (стаж работы 1,5 года) указанные в обвинении и в обвинительном заключении сведения о дате рождения обвиняемого противоречат паспортным данным[170].

Прокурором г. Москвы возвращено для дополнительного расследования уголовное дело № 89613, возбужденное 14.04.2010 г. следователем ГСУ при ГУВД по г. Москве М. в отношении Б-ва А. Н. и неустановленных лиц по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, с внесенным представлением об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства, из которого следует, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Б-ва А. Н. указано, что его отчеством является «Викторович», в то время как согласно паспортным данным отчество Б-ва А. Н. - «Николаевич». Таким образом, постановление составлено с нарушением уголовно-процессуального законодательства[171] [172].

По мнению С. Н. Лосяковой, с которым вполне можно согласиться, что признанное нарушение УПК — это не только техническая ошибка, поскольку такое несоответствие вызывает привлечение к уголовной ответственности не

- 3

того лица, которое в действительности совершило преступление .

Негативные последствия данного нарушения особенно проявляются при рассмотрении уголовного дела в порядке ст. 40 УПК РФ, в котором закреплен особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. В данном случае судья в общем порядке доказательства не исследует, ограничившись лишь сведениями, которые характеризуют личность подсудимого (ч. 5 ст. 316 УПК РФ). Все это свидетельствует об актуальности отражения в обвинительном заключении полных и достоверных данных о личности.

В частности, в Следственное управление при УВД на Московском метрополитене возвращено уголовное дело № 145137 по обвинению С. в совершении покушения на кражу. Следователь А. (стаж - 3 года) вынес постановление об уточнении анкетных данных обвиняемого С. и указал, что он, 04.04.1985 г. рождения, проживает по адресу: Челябинская область, Кусинский р-н, п. Н, д. 7, однако в допросе обвиняемого следователь указал дату рождения и место рождения с ошибкой, а именно - 04.04.1984 и в п. Н, д. 5. Ошибка следователя тем более очевидна, что в материалах дела имеется постановление мирового судьи судебного участка № 384 о приостановлении производства по уголовному делу по обвинению С. 04.04.1984 года рождения, проживающего по адресу: Челябинская область, Кусинский р-н, п. Н, ул. Центральная, д. 5[173].

В случаях, когда данные о личности обвиняемого отражены неверно в одной из частей обвинительного заключения, а во всех остальных материалах уголовного дела сведения о нем достоверны, отсутствует необходимость пересоставлять обвинительное заключение[174]. В данном случае это не препятствует постановлению законного, обоснованного и справедливого приговора в отношении конкретного лица. Между тем зачастую подобные «ошибки» трактуются как существенные и приводят к возвращению уголовных дел для дополнительного расследования.

Следующим, третьим по счету элементом вводной части обвинительного заключения, является квалификация деяния. Квалификация совершенного деяния, указанная в водной части обвинительного заключения, должна быть полностью идентична указанной в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Содержание обвинения, приведенное во вводной части обвинительного заключения, должно полностью совпадать с содержанием, приведенным в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

В большинстве случаев составления обвинительных заключений, если действия нескольких обвиняемых квалифицируются по одной статье, не требуется в отношении каждого обвиняемого повторять номер одной и той же статьи. В подобных ситуациях можно перечислить установочные данные каждого из обвиняемых и указать, что все они обвиняются в совершении единого преступления[175]. И лишь в отдельных случаях[176], если в уголовном деле имеется несколько лиц, обвиняемых в совершении нескольких связанных, а нескольких - не связанных между собой преступлений, в обвинительном заключении в отношении каждого из них указываются те статьи (пункты, части статей) УК РФ, которые были им инкриминированы.

В этих случаях вина обвиняемых при составлении формулировки обвинения в описательно-мотивировочной части в обязательном порядке индивидуализируется и отдельно указывается обвинение каждого из обвиняемых, а также раскрывается его роль в совершении преступления (исполнитель, пособник, подстрекатель, организатор). Как указывает О. Д. Жук, при составлении обвинительных заключений следователю надлежит разработать единую структуру итогового процессуального документа, учитывая при этом как роль каждого из соучастников преступления, так и степень их виновности в уголовно наказуемых деяниях, совершенных в составе организованной груп-

пы?? или преступного сообщества .

Переходя к описательно-мотивировочной части обвинительного заключения, которая располагается за вводной частью, диссертант отмечает, что главное условие, которое предъявляется к составлению данной части, заключается в необходимости, во-первых, раскрыть всю совокупность элементов, входящих в ее содержание, а во-вторых, отразить только обстоятельства, имеющие отношение к факту совершенного уголовно наказуемого деяния, без изложения сведений, не представляющих для суда значения с точки зрения объективности при рассмотрении уголовного дела по существу.

Нарушения, связанные с неправильным изложением содержания описательно-мотивировочной части обвинительного заключения, оказывают негативное влияние на исследование прокурором и судом обстоятельств, которые были доказаны в ходе расследования. При этом необходимо учитывать, что в описательно-мотивировочной части обвинительного заключения важным является отображение доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении преступления, а также обстоятельств совершенного деяния. На основании данных, указанных в обвинительном заключении, проводится судебное следствие в целях вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора.

По нашему мнению, при отражении данного положения в обвинительном заключении выделяются два основных вида нарушений:

1) наличие противоречий в изложении существа обвинений, предъявленных разным лицам, обвиняемым в совершении одного и того же преступления (в части места, времени, способов преступления и иных отдельных обстоятельств совершенного единого преступления);

2) полное отсутствие изложения факторов, обусловливающих совершение преступления.

И если, на наш взгляд, наличие противоречий в существе обвинений в совершении одного и того же преступления, предъявленных разным обвиняемым, является организационно-правовой ошибкой следователя при сведении материалов одного дела или его ошибкой в состыковке разных уголовных дел в одно производство, то полное отсутствие изложения факторов, обуславливающих совершение преступления, в 60-80 % случаев наблюдаемое при составлении обвинительного заключения, - скорее ошибка всей юридической процедуры составления обвинительного заключения. Данилова С. И. объясняет столь большой процент нарушений отсутствием четких законодательных формулировок, устанавливающих обязательность фиксации обозначенной информации в итоговом акте предварительного следствия[177].

В диссертации исследованы материалы следственной и судебной практики, в которых подтверждаются приведенные выше аргументы. Так, по уголовному делу № 325312 следователь следственного отдела ОМВД России по району Новогиреево г. Москвы в постановлении о привлечении К. в качестве обвиняемого по ч. 3 ст. 30, пп. «в, г» ч. 2 ст. 158 УК РФ и обвинительном заключении неверно указал дату совершения преступления[178] [179]. Следователь Следственного управления при УВД на Московском метрополитене, расследуя уголовное дело № 145195, предъявил обвинение К. в совершении покушения на хищение паспорта и другого важного личного документа. Однако при допросе потерпевшего В. следователем не выяснено, какие из похищенных документов (военный билет, водительское удостоверение, удостоверение участника боевых действий, временное разрешение на право управления

транспортным средством и др.) являются важными личными документами .

Как отмечает А. В. Гриненко, следует учитывать, что обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК РФ), также входят в обстоятельства, подлежащие доказыванию[180], и обязательно излагаются в обвинительном заключении. Полагаем необходимым более подробно остановиться на деятельности следователя по установлению и устранению указанных обстоятельств, так как действующий уголовно-процессуальный закон напрямую относит данного рода задачу именно на этап окончания предварительного расследования (ч. 2 ст. 158 УПК РФ).

Значимость данного направления деятельности следователя объясняется тем, что одной из задач органов предварительного следствия согласно ч. 2 ст. 158 УПК РФ является установление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений. После этого необходимо: принять меры по их устранению; оказать позитивное профилактическое воздействие на лиц с устойчивым антиобщественным поведением с целью недопущения с их стороны преступных деяний; на основании имеющейся информации принять меры к предотвращению совершения преступлений. Всем указанные меры должны быть приняты в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом своевременность и полнота принимаемых мер по выполнению данной задачи являются одними из обязательных условий результативного противодействия преступности. Профилактическая деятельность органов предварительного расследования осуществляется посредством комплекса процессуальных и непроцессуальных действий, имеющих единую социально позитивную направленность.

Учеными-процессуалистами отмечается, что одним из основных процессуальных средств, специально предназначенных для предупреждения преступлений, является представление следователя[181], а в качестве одной из мер, специально направленных на повышение воспитательного значения предварительного следствия, называется усиление профилактической работы по материалам конкретного уголовного дела, внесение представлений об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления[182] [183] [184].

Если должностное лицо, которому направлено представление, умышленно уклоняется от его исполнения, следователь вправе направить указанный документ вышестоящему по отношению к адресату должностному лицу. При этом следователю надлежит составить сопроводительное письмо, в котором подробно изложить данные, свидетельствующие о невыполнении адресатом требований, указанных в представлении. В данном случае к лицу, виновному в неисполнении представления следователя, могут быть применены меры дисциплинарной ответственности согласно ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации , в частности такие, как замечание, выговор или строгий выговор.

Кроме того, должностное лицо виновное в неисполнении представления следователя, может быть привлечено к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонаруше-

ниях «Умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении»[185].

В диссертационном исследовании особое внимание уделено вопросу формулировки в обвинительном заключении в обязательном порядке предъявленного лицу обвинения (причем дается точная его юридическая квалификация).

Буквальное содержание уже предъявленного обвинения говорит о том, что оно представляет собой юридическую квалификацию совершенного уголовно наказуемого деяния. Как указывают специалисты, она должна полностью совпадать с последним из ранее предъявленных обвинений[186].

Именно на данный аспект обращает внимание в своих исследованиях О. Д. Жук, который пишет, что содержание обвинения в любом случае не должно превышать внешние границы того деяния, о котором речь шла в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого[187] [188]. Дополним, что в данном случае пределы такого описания должны касаться как юридической, так и фактической составляющей.

По мнению А. В. Шуваткина, основная роль, отведенная формулировке обвинения в обвинительном заключении, состоит в том, что это своеобразный итог фактической фабулы, подтверждающей единство двух важнейших процессуальных документов досудебных стадий уголовного судопроизводст-

ва . При этом четкое и лаконичное содержание формулы обвинения, которое излагается применительно к каждому отдельно взятому эпизоду преступной деятельности, дает возможность объективно квалифицировать каждый из эпизодов обвинения.

К основным нарушениям, которые были выявлены диссертантом в ходе изучения обвинительных заключений и непосредственно затрагивают содержание рассматриваемого нами п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, относятся: нечеткое изложение обвинения (диспозиция соответствующей статьи), в частности, указываются только часть и статья уголовного закона; ошибочное указание в формулировке обвинения нормы уголовного закона; отсутствие указания на последствия совершенного преступления (например, кражи). Так, в ходе расследования уголовного дела № 132513 следователем следственного отдела при

ОВД по Нижегородскому району г. Москвы не дана правовая оценка действиям обвиняемого Е. по ст. 119 УК РФ в связи с угрозой убийством, высказанной потерпевшему Т., не выполнены указания руководителя следственного органа, данные им в порядке ч. 3 ст. 39 УПК РФ[189].

Нарушение п. 4 ч. 1 ст. 220 УПК РФ допущено и по уголовному делу № 96938. Возвращая данное уголовное дело следователю следственного отдела при ОВД по району Г ольяново г. Москвы, прокурор указал, что квалифицирующий признак «незаконная перевозка без цели сбыта наркотического средства» подлежит исключению из объема предъявленного Ш. обвинения, так как факт перевозки Ш. наркотического средства, а равно использование для этих целей какого-либо транспортного средства органами предварительного расследования не установлен. Как следует из материалов уголовного дела, обвиняемый Ш., находясь по адресу: г. Москва, ул. Алтайская, д. 8, совершил незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотического средства в особо крупном размере[190].

Отдельно следует отметить такое нарушение, как составление обвинительного заключения, в котором обвинение сформулировано более широко, нежели в постановлении о привлечении этого же лица в качестве обвиняемого, либо когда оно по иным параметрам не соответствует первоначально выдвинутому обвинению. При этом отсутствует новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого с более широким или видоизмененным объемом обвинения. Так, по уголовному делу № 62558, расследованному Следственным управлением УВД ЦАО ГУ МВД России по г. Москве, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Л. предъявлено обвинение только

по ч. 2 ст. 162 УК РФ, тогда как в тексте постановления и в обвинительном заключении указано, что он обвиняется также по ч. 2 ст. 325 УК РФ. Тем самым обвинительное заключение не отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ, поскольку оно не соответствует постановлению о привлечении в качестве обвиняемого[191].

Помимо вышеуказанной информации, в описательно-мотивировочной части также указываются доказательства, подтверждающие обвинительный тезис (с раскрытием их краткого содержания), а также доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Причем вторая группа сведений приводится независимо от того, были они признаны следователем допустимыми доказательствами либо нет[192] [193].

На наш взгляд, для того чтобы понять, что именно следователю необходимо отражать в соответствии с п. 5 и п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, требуется расшифровка используемых законодателем терминов. В частности, под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, подразумеваются такие данные, которые должны указывать на виновность конкретного лица.

В этой связи следует согласиться с учеными-процессуалистами Ю. Н. Белозеровым и С. П. Ефимичевым, которые утверждают, что «анализ доказательств является как бы цементирующим материалом, придающим

обвинительному заключению стройность, логичность, убедительность» . Вместе с тем дополним, что исследование доказательств их анализом не исчерпывается. Применяются и иные логические способы (синтез, индукция, дедукция, сравнение и т. п.).

Как показывает исследование практики возвращения уголовных дел прокурорами для устранения недостатков, не позволяющих утвердить обвинительное заключение и направить уголовное дело в суд, проблема исследования и оценки доказательств актуальна и в настоящее время. Так, по уголовному делу № 28613, возвращенному в Главное следственное управление ГУ МВД России по г. Москве из прокуратуры г. Москвы, в постановлении и.о. прокурора г. Москвы указал, что были выявлены недостатки, не позволяющие утвердить обвинительное заключение и направить уголовное дело в суд для рассмотрения по существу. Одним из оснований стало то, что показания свидетеля Л. в нарушение п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК РФ указаны в качестве доказательств, подтверждающих обвинение[194].

Проведенное Н. В. Профатиловой изучение практики составления обвинительных заключений свидетельствует об ошибках в деятельности следователей, суть которых заключается в том, что они, излагая доказательства, часто не раскрывают их содержание. При этом автор приводит следующие цифры: из 240 обвинительных заключений такое исследование не было сделано в 136 процессуальных актах, что отрицательно повлияло на последующее рассмотрение и разрешение уголовных дел[195] [196]. Анализ материалов уголовных дел, проведенный диссертантом, выявил 54 из 174 уголовных дел, в обвинительном заключении которых доказательства

были изложены без раскрытия их содержания3.

Еще на одно обстоятельство при составлении обвинительного заключения указывается в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре»[197], в пункте 7 которого отражено, что при наличии нескольких подсудимых, а также в случаях, когда одно и то же лицо обвиняется в совершении нескольких преступлений, требуется, чтобы в приговоре были оценены доказательства в отношении каждого из подсудимых и по каждому предъявленному лицу обвине- нию. Несомненно, данное правило должно распространять свое действие и на случаи, когда соответствующие данные отражаются в обвинительном заключении.

Таким образом, по результатам исследования следует констатировать, что основными нарушениями рассматриваемых нами требований к обвинительному заключению являются: наличие перечня доказательств обвинения при отсутствии их содержания; приведение доказательств не по каждому обвиняемому в отдельности, а «общим списком».

Следующим элементом описательно-мотивировочной части в структуре обвинительного заключения должен стать подраздел 5.1. В этом подразделе, по нашему мнению, должна быть отражена информации о сведениях, подтверждающих невиновность обвиняемого, которые были предоставлены стороной защиты, но опровергнуты стороной обвинения в ходе проведения расследования.

Как правильно отмечает А. А. Поперечный, успех в рассмотрении уголовного дела в суде напрямую зависит от качества составленного обвинительного заключения[198]. Наличие информации о том, какие сведения, предоставленные стороной защиты, уже были признаны в досудебном производстве недопустимыми в качестве доказательств, помогут не только прокурору, но и суду.

Еще одной положительной стороной появления данного раздела в обвинительном заключении будет являться отражение принципа состязательности на досудебных стадиях. Более того, прокурор и суд смогут установить, какие еще действия, направленные на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, были проведены в ходе предварительного расследования.

О введении данного раздела положительно высказались и опрошенные следователи. Так, на вопрос «Как Вы считаете, необходимо ли в обвинительном заключении указывать информацию о сведениях, предоставленных стороной защиты, которые в ходе расследования были опровергнуты» положительно ответили 78 % респондентов и лишь 22 % высказались против[199].

Другим положительным эффектом введения данного раздела в структуре обвинительного заключения станет прозрачность тактики защиты обвиняемого. Прокурор и суд смогут удостовериться в явном затягивании расследования или отсутствии раскаяния у обвиняемого в содеянном, что может найти свое отражение в приговоре. Обвиняемому больше будет невыгодно направлять расследование по ложному пути, если эта информация найдет отражение в обвинительном заключении и впоследствии может повлиять на решение суда при вынесении приговора.

Предлагается отражать в данном подразделе сведения, предоставленные стороной защиты, а также информацию о действиях следователя по проверке этой информации на предмет относимости, допустимости и достоверности, по результатам которых она была опровергнута. Например: «Обвиняемый в ходе допроса утверждал, что в момент преступления он находился в другом городе и для подтверждения свих показаний предъявил билет на самолет Москва - Лондон. Однако в уголовном деле имеется ответ, полученный по запросу следователя, от авиакомпании «Аэрофлот», согласно которому гражданин Г. на посадку не прибыл, а соответственно дал заведомо ложные показания (л.д. ). Помимо этого, гражданин Г. был опознан свидетелем как лицо, совершившее преступление (л.д. )».

Наличие такого подраздела положительно повлияет и на осуществление защиты. Те сведения, которые сторона обвинения не сможет опровергнуть, в силу принципа презумпции невиновности будут считаться установленными.

В ходе проведенного опроса на вопрос «Поддерживаете ли вы предложение дополнить обвинительное заключение самостоятельным подразделом, в котором будут отражены действия и решения, принятые следователем по проверке сведений, предоставленных стороной защиты, но которые были опровергнуты в ходе расследования» 63,2 % респондентов высказались положительно, а 36,8 % - отрицательно[200].

На основании вышеизложенного предлагаем выделить в структуре обвинительного заключения самостоятельный подраздел, в котором будут отражены действия и решения, принятые следователем при проверке сведений, предоставленных стороной защиты, в результате чего они были опровергнуты.

Следующим элементом описательно-мотивировочной части, требующим отображения в обвинительном заключении, являются обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Они раскрываются с целью описать личность обвиняемого, а также степень общественной опасности совершенного им преступления, что в свою очередь способствует назначению ему справедливого наказания.

Как отмечают С. П. Ефимичев и П. С. Ефимичев, данная информация, а также сведения об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, имеют значение при решении вопроса о необходимости применения к обвиняемому профилактических мер воздействия (для недопущения совершения им новых преступлений)[201].

Основным нарушением или ошибкой, которым подвержены следователи при написании обвинительного заключения применительно к п. 7 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, является неуказание отдельных значимых отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств либо вообще отсутствие данного пункта в обвинительном заключении. Так, по уголовному делу № 107236 следователь следственного отдела при ОВД по району Сокольники г. Москвы в обвинительном заключении и постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указал, что, совершая преступления, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 2 ст. 325 УК РФ, обвиняемый Г. не смог довести до конца свой преступный замысел, однако следователь не раскрыл причины отсутствия преступного результата: добровольный отказ от совершения преступления либо пресечение преступной деятельности[202].

В описательно-мотивировочной части обвинительного заключения согласно п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ указываются данные о потерпевшем, характере и размере причиненного ему вреда, а также сведения о гражданском истце и гражданском ответчике. Характер вреда, причиненного преступлением, представлен следующими его видами: моральный, физический, имущественный вред и вред деловой репутации юридического лица. Поэтому следует указать, какой именно вид вреда был нанесен потерпевшему, а также его размер (или эквивалент - в случае, когда речь идет о вреде моральном).

Как свидетельствует материалы изученных автором уголовных дел, основными нарушениями по п. 8 ч. 1 ст. 220 УПК РФ являются: неверное указание данных о потерпевшем при изложении обвинения (искажение фамилии, неверное указание инициалов и т. п.) либо полное отсутствие данных о потерпевшем при его установлении по делу, а также отсутствие указания в обвинительном заключении на размер причиненного преступлением вреда. Так, в уже упоминаемом выше в тексте диссертации обвинительном заключении по уголовному делу № 44210 по обвинению Х. в покушении на мошенничество, находившегося в производстве следователя следственного отдела при ОВД по Мещанскому району г. Москвы, одним из допущенных нарушений явилось неустановление размера материального ущерба, который мог быть причинен потерпевшему[203].

Подобное нарушение УПК РФ допущено и следователем следственного отдела при ОВД района Проспект Вернадского г. Москвы, в связи с чем заместителем Никулинского межрайонного прокурора уголовное дело № 108960 по обвинению Ч. в совершении двух эпизодов грабежа в отношении Б. возвращено для дополнительного расследования. В ходе следствия установлено, что обвиняемая под угрозой применения насилия похитила у потерпевшей серьги. Несмотря на то, что потерпевшая Б. в ходе расследования была дважды допрошена, стоимость похищенных серег ни в одном протоколе не отражена. Предъявляя Ч. обвинение, следователь произвольно определил их стоимость в 2 тыс. рублей[204].

Необходимость же включения в обвинительное заключение сведений о гражданском истце и гражданском ответчике предоставляет судье возможность оценить характер и размер вреда, причиненного уголовно наказуемым деянием, а также оперативно изучить материалы уголовного дела, обосновывающие исковые требования жертв преступлений.

В связи с изложенным выше следует поддержать обоснованное мнение Э. И. Бордиловского и О. А. Г алустьяна об изложении в данной части обвинительного заключения отдельным блоком сведений о потерпевшем (если их несколько - то по каждому из них в отдельности), а также о характере и размере причиненного в результате преступления вреда[205]. Следует согласиться с учеными в том, что в обвинительном заключении должны быть отражены основные сведения, подтверждающие данные обстоятельства. Однако диссертант считает возможным уточнить, что существуют и определенные ограничения. Так, сведения, характеризующие личность потерпевшего, должны указываться лишь в том объеме, в котором это необходимо для установления обстоятельств совершенного в отношении него деяния. Кроме того, следует принимать во внимание и ситуации, когда в отношении потерпевшего были предприняты меры безопасности, ведь в этих случаях в ходе досудебного производства сведения о его личности из материалов уголовного дела и соответственно из обвинительного заключения должны быть исключены.

Основным нарушением, с которым диссертант столкнулся при изучении обвинительных заключений, явилось отсутствие данных о гражданском истце и гражданском ответчике, внесение которых предусмотрено п. 9 ч. 1 ст. 220 УПК РФ. Так, по уголовному делу № 247692 следователь следственного отдела ОМВД России по району Замоскворечье г. Москвы не выполнил указанные требования, что повлекло возвращение прокурором уголовного дела для дополнительного расследования[206].

В качестве третьей самостоятельной части в обвинительном заключении выступают приложения[207].

По мнению диссертанта, первым элементом приложений следует определить прилагаемый к обвинительному заключению список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со сторон обвинения и защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220 УПК РФ). Данный список также должен быть подписан следователем.

Вторым элементом приложений выступает прилагаемая к обвинительному заключению справка о движении уголовного дела (ч. 5 ст. 220 УПК РФ). Она отражает время и сущность основных процессуальных решений, принятых в ходе предварительного расследования. Среди указанных решений в данной справке должны обязательно присутствовать сведения о гражданском иске, а также о мерах, обеспечивающих гражданский иск и возможную конфискацию имущества. По мнению В. Г. Даева, в данном случае важно учитывать то обстоятельство, что сведения, касающиеся исковых требований, также должны иметь ссылки на соответствующие материалы дела[208]. Дополним сказанное и доводами о том, что ссылки на материалы уголовного дела, содержащие данные о характере и размере вреда, причиненного преступлением, мерах, принятых в обеспечение его возмещения, обязательны ввиду положений ч. 5 ст. 220 УПК РФ, а также акцентируют внимание судьи на этапе подготовки к судебному заседанию при разрешении вопросов, связанных с обеспечением гражданского иска и возможной конфискацией имущества (ч. 2 ст. 230 УПК РФ).

К основным нарушениям требований ч. 4 ст. 220 УПК РФ следует отнести неполноту составления списка подлежащих вызову в судебное заседание лиц, являющихся сторонами по делу. Анализ обвинительных заключений показывает, что наиболее часто в списке не указывается обвиняемый, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого и потерпевший.

Основными нарушениями по ч. 5 ст. 220 УПК РФ выступают неуказание избранной обвиняемому меры пресечения и отсутствие данных о законном представителе обвиняемого.

В ходе диссертационного исследования автор обращается к позиции ученых, изучающих содержание обвинительного заключения, обращая внимание на недостаточность научного восприятия нормы УПК РФ, закрепляющей третий элемент данного процессуального акта, а именно ссылки на тома и листы уголовного дела (ч. 2 ст. 220 УПК РФ).

Большинство ученых считает, что список лиц, вызванных в судебное заседание, как и справка, являются весьма значимыми для организации предварительного расследования и осуществления судебного разбирательства по уголовному делу. При этом указанные документы предоставляют возможность руководителю следственного органа, прокурору и суду оперативно оценивать материалы уголовного дела и выделять наиболее значимые процессуальные действия и решения следователя в ходе проведенного предварительного расследования. Поэтому они утверждают, что и список лиц, и справка также (как в целом и все обвинительное заключение) должны содержать ссылки на соответствующие тома и листы уголовного дела[209].

Но есть и другая точка зрения, представители которой указывают на отсутствие в ч. 4 ст. 220 УПК РФ прямого требования давать ссылки на тома и листы уголовного дела. Свою позицию они также мотивируют тем, что законодатель, формулируя требования, исходил из того, что в ряде случаев некоторые лица, подлежащие вызову в судебное заседание, могут включаться в списки без их допроса по ходатайствам сторон, и соответственно без ссылок на доказательственную базу[210].

По мнению диссертанта, наличие в обвинительном заключении ссылок на листы уголовного дела обеспечивает заинтересованным участникам процесса то, что, изучив материалы уголовного дела, они так же, как и государственный обвинитель, могут в суде ссылаться на них, а суд - более быстро и адекватно реагировать на поступившие ходатайства или выступления сторон в ходе судебного процесса. Эти обстоятельства во многом перевешивают доводы тех, кто считает, что ссылки необязательны. Именно поэтому, на наш взгляд, основными нарушениями и ошибками при составлении обвинительного заключения (при изложении доказательств) являются отсутствие ссылок на конкретные тома и листы дела либо неверная нумерация листов.

Обвинительное заключение в обязательном порядке должно быть подписано следователем и согласовано (в письменном виде) с руководителем следственного органа.

К основным, наиболее часто встречающимся нарушениям по ч. 3 ст. 220 УПК РФ относится неуказание места составления обвинительного заключения и неподписание его следователем, руководителем следственного органа либо неутверждение прокурором. Кроме того, в обвинительном заключении должен быть упомянут прокурор того же уровня, что и суд, в который впоследствии будет направлено уголовное дело[211] [212].

Выводы по результатам изучения структуры и содержания обвинительного заключения, а также об ошибках, совершаемых следователями при составлении обвинительного заключения, были опубликованы диссертантом в журнале «Вестник Московского университета МВД России» .

Таким образом, в данном параграфе были исследованы наиболее существенные проблемы несоответствия обвинительного заключения требованиям уголовно-процессуального законодательства, по результатам чего автором сформулирован ряд выводов.

1. Понятие «формулировка предъявленного обвинения» означает, что в обвинительном заключении должна быть указана юридическая квалификация деяния в том виде, в котором это было указано в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого. Если впоследствии имеет место изменение и дополнение обвинения, то в обвинительном заключении должна содержаться именно та формулировка, которая фигурировала в окончательном варианте постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого.

2. Обоснован вывод о том, что в обвинительном заключении должно быть раскрыто краткое содержание всех доказательств, как собранных следователем, так и представленных стороной защиты. Следователь вправе дать собственную оценку доказательств, представленных стороной защиты, но не вправе искажать их содержание.

3. По результатам проведенного анализа данных информационно - аналитического отдела Г лавного следственного управления ГУ МВД России по г. Москве о причинах возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования в следственные подразделения органов внутренних дел г. Москвы за период с 2006 по 2016 гг., а также результатам проведенного диссертантом анкетирования[213] [214] были установлены основные нарушения и ошибки следователей при составлении обвинительных заключений. Их можно систематизировать по следующим основаниям:

• существенные нарушения уголовно-процессуального закона (более 26 %);

• неполнота предварительного следствия (более 45 %);

• наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении (более 2,5 %);

• технические (организационно-правовые) ошибки (более 10 %).

При этом аргументирован вывод о том, что сами следователи определяют в качестве основных нарушений наличие орфографических ошибок и несоблюдение общепринятого стиля изложения в обвинительном заключе- нии2.

4. Доказан вывод о том, что правовыми гарантиями соблюдения механизма установления и устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления, являются: возможность применения административных санкций к должностным лицам - адресатам представления; процессуальная форма рассмотрения и реализация представления.

5. Предложено выделить в структуре обвинительного заключения наряду с доказательствами, подтверждающими обвинение, сведений, представленных стороной защиты. В случаях опровержение таких сведений следователь должен излагать их в самостоятельном подразделе в структуре обвинительного заключения, для чего внести в его форму соответствующие изменения.

6. Обоснованы предложения выделить в ст. 220 УПК РФ три составных части обвинительного заключения - вводную, описательномотивировочную и резолютивную; сгруппировать информацию, которая должна быть изложена в каждой из указанных статей; приблизить структуру обвинительного заключения к иным документам властно-распорядительного характера.

<< | >>
Источник: АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме § 1. Форма и содержание обвинительного заключения:

  1. Обвинительная форма судебного процесса в конце XV - середине XVI вв.
  2. ГЛАВА 3. СОСТАВЛЕНИЕ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ И НАПРАВЛЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ
  3. ГЛАВА 2. ПРИНЯТИЕ СЛЕДОВАТЕЛЕМ РЕШЕНИЯ ОБ ОКОНЧАНИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  4. АЛИМАМЕДОВ Эльмир Низамиевич. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ НА ЭТАПЕ ОКОНЧАНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ СОСТАВЛЕНИЕМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018, 2018
  5. 1.1. Сущность, содержание и форма уголовного наказания в виде ареста
  6. § 3. Порядок заключения и форма внешнеторгового контракта
  7. ГЛАВА II. Содержание и форма налоговой функции современного государства
  8. Форма договора о суррогатном материнстве, его участники и порядок заключения
  9. § 2. Виды обвинительных приговоров
  10. § 1. Понятие обвинительного приговора в уголовном процессе
  11. Глава II. Обвинительный приговор в уголовном процессе
  12. 2.1. «Угасание» обвинительных начал в судебном процессе в середине XVI - середине XVII вв.
  13. § 2. Понятие и содержание криминалистического обеспечения расследования уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
  14. §3. Форма договора розничной купли-продажи. Особенности заключения договора розничной купли-продажи.
  15. 2. Формирование системы обвинительных доказательств в досудебном производстве по уголовным делам, связанным незаконным оборотом нарко­тических средств и психотропных веществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -