<<
>>

Оправдательный приговор в истории российского уголовно-процессуального законодательства

История формирования какого либо правового явления имеет большое научное и практическое значение. Как справедливо замечает Н.Г. Муратова, «развитие того или иного института современного права неизбежно коренится в истории права, преподносящей современникам поучительные уроки, которые необходимо знать, усвоить и уметь применять»[3].

Одно из первых упоминаний о вынесении приговора содержалось в Дого­ворах Руси с Византией (911 и 944 г.г.), в то же время для России оставался ха­рактерным обычай кровной мести[4].

Возможность регулярного отправления правосудия боярами впервые бы­ла закреплена в Судебнике 1497 г. Кроме того, Судебник устанавливал порядок направления дела к великому князю для вынесения нового решения либо обжа­лования приговора[5].

Соборное Уложение 1649 г. явилось первым полным сборником законов, охватывающим различные вопросы государственного, административного, фи­нансового, гражданского, уголовного права и судопроизводства. Вопросам су­доустройства и судопроизводства были посвящены главы X-XV, в соответствии с которыми орган, производивший розыск, после проверки всех доказательств выносил приговор. Следует отметить, что в данный период развития законода­тельства оправдательные приговоры не выносились, допускалось лишь смяпе-

ние наказания в случаях, если обвиняемый не сознался в совершении преступ­ления, и при наличии противоречий в доказательствах[6].

«Краткое изображение процессов или судебных тяжб» 1715 г. не являлось кодифицированным актом уголовного судопроизводства. Вместе с тем, глава первая «О приговорах» содержала нормы, регулировавшие порядок вынесения приговора. В соответствии с данной главой, суд постановлял приговор после представления и рассмотрения доказательств. В случае разногласия между судьями при постановлении приговора решение принималось большинством голосов, если же голоса судей разделялись поровну, то принималось решение, за которое голосовал председатель.

Приговор излагался в письменном виде с указанием всех обстоятельств дела и мотивов, и оглашался после его подписа­ния всеми судьями[7]. Необходимо заметить, что знаменитое изречение Петра I: «Лучше десять виновных освободить, нежели одного невинного к смерти при­говорить» не было правилом, являясь лишь исключением для тех редких случа­ев, когда в отношении обвиняемого не было собрано доказательств, уличающих его в совершении преступления[8].

Свод законов 1832 г. состоял из нескольких томов, том 15 носил наиме­нование «Свод законов уголовных» и включал две книги. «Первая книга» со­держала нормы материального права «О преступлениях и наказаниях вообще», «Вторая киш а» - законы «О судопроизводстве по преступлениям»[9]. Судопро­изводство по уголовным делам подразделялось на три части: следствие, суд и исполнение[10]. Решение суда по уголовному делу выносилось на основании соб­ранных письменных материалов, без производства устного и гласного разбира­тельства. В судебном заседании допрашивался только обвиняемый. Решение

судей основывалось не на их убеждении в доказанности факта, а на формаль­ном подсчете доказательств, имеющих заранее установленную силу (ст. 1220).

Как отмечал Я. Баршев, «уголовный приговор вообще есть решение, дан­ное уголовным судом на основании предварительного исследования и обсуж­дения какого либо уголовного дела»[11].

Следственный порядок процесса предусматривал три вида приговора: об­винительный, оправдательный и посредствующий - об оставлении в подозре­нии. Постановление оправдательного приговора было возможно лишь при пол­ном отсутствии улик. Если против подсудимого было собрано недостаточно доказательств для постановления обвинительного приговора, то при наличии хотя бы нескольких улик суд оставлял его в подозрении. Такое решение озна­чало, что в случае изменения обстоятельств уголовное дело против подсудимо­го могло быть начато вновь в любое время.

По официальным статистическим данным, огромное количество уголов­ных дел в дореформенных судах оканчивалось оставлением в подозрении.

Гак, по сведениям Министерства юстиции, обвинительные приговоры составляли лишь 12,5 %, остальные 87,5% приходились, главным образом, на приговоры об оставлении в подозрении[12]. Как указывал Н.Н. Розин, такая ситуация объясня­лась отсутствием устности уголовного судопроизводства, законной теории до­казательств, неуспешностмо следствия[13] [14].

И.Я. Фойницкий справедливо отмечал, что решение об оставлении в по­дозрении ставило подсудимого «в высшей степени тягостное положение»’. По его мнению, «судебная процедура должна иметь свой конец, и величайшей

пыткой было бы подвергать человека неоднократной судимости за одно и то же деяние»[15].

Г.С. Фельдштейн также замечал, что подобный «неопределенный приго­вор оставляет без ответа самый коренной вопрос судебного разбирательства», если для установления истины недостаточно доказательств, то это не означает, что лицо должно «всю жизнь находиться под гнетом подозрения»[16].

Очередной этап развития института постановления приговора, в том чис­ле и оправдательного, связан с Судебной реформой 1864 г. Принятие Устава уголовного судопроизводства 20 ноября 1864 г. (далее сокращенно - У УС)[17] [18], ко­торый действовал вплоть до Октябрьской революции 1917 г., ознаменовало но­вую веху в истории уголовного судопроизводства. Более чем за 50 лет своего существования УУС многократно дополнялся, отдельные его нормы менялись4, однако существенной модернизации уголовно-процессуальной системы России это не повлекло.

Судебная реформа 1864 г. затронула интересы всех слоев российского общества, в корне изменив судоустройство Российской Империи. На смену ин­квизиционному (розыскному) процессу нришел процесс состязательный, осно­ванный на свободной оценке доказательств, рассмотренных в ходе гласного су­дебного разбирательства. Принципы уголовного судопроизводства, закреплен­ные в УУС, были достаточно демократичными для своего времени.

В результа­те проведенных преобразований впервые в истории отечественного права были провозглашены публичность судебных процессов, устность, право обвиняемого на защиту, разграничена деятельность полиции и судебного следователя. Поя­вились судебные прения, был определен порядок обжалования приговоров, признано допустимым и целесообразным введение суда присяжных. Форма

приговора об оставлении подсудимого в подозрении была упразднена, потому что являлась «непригодною для современного суда, решающего дело по внут­реннему убеждению»[19].

Процедуре постановления приговоров в УУС было посвящено несколько глав: четвертая и пятая «Книги 1», девятая «Книги 2», а также раздел 4. Судеб­ное решение должно было включать все ответы суда на вопросы, возникавшие при рассмотрении уголовного дела.

Для того, чтобы ответ, исходивший от судей, мог быть признан судебным решением, он должен был отвечать определенным требованиям. К числу этих требований относились: правильное определение подсудности (правила рас­пределения уголовных дел между судами различных уровней и различной ком­петенции были закреплены в ст. ст. 33-41, 200-248 УУС); законность, под кото­рой понималось соблюдение установленного порядка постановления судебного решения, а также его соответствие закону (ст.ст. 12, 13 УУС); мотивирован­ность решения[20] (ст.ст. 130, 797 УУС).

Судебное решение имело обязательное значение только для того дела, по которому оно было постановлено, и в отношении тех лиц, которые участвовали в его рассмотрении.

Анализ положений.УУС позволяет классифицировать судебные решения. В зависимости от вопросов, разрешаемых в ходе судебной деятельности, су­дебные решения подразделялись на постановления, определения, разрешавшие частные, вводные вопросы, и приговоры, отвечавшие на главный вопрос - о виновности и наказании.

В свою очередь, приговоры также могли быть классифицированы в зави­симости от стадии уголовного процесса и компетенции суда, его выносившего.

При общем порядке судебного разбирательства первоначальное решение называлось резолюцией, при мировом порядке - кратким приговором (ст.ст. 127, 788 УУС). Резолюция и краткий приговор представляли собой усеченное изложение сущности того решения, к которому пришел суд в результате рас­смотрения уголовного дела. В дальнейшем судебное решение получило назва­ние приговора или подробного приговора, который, в соответствии со ст.ст. 130, 797 УУС, включал детальные, мотивированные выводы суда.

По делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, сущест­вовала промежуточная форма судебного решения, выражающаяся в ответах присяжных заседателей на отдельные вопросы ст. 811 УУС. Она носила назва­ние «решение присяжных заседателей (вердикт)». На основании решения при­сяжных заседателей суд выносил одно из решений: о передаче дела на рассмот­рение нового состава присяжных (ст. 818 УУС); об оправдании подсудимого (ст. 819 УУС); об осуждении подсудимого и назначении ему наказания либо об осуждении с освобождением от наказания (ст. ст. 771, 820, 828 УУС).

При производстве по уголовным делам, подсудным мировому судье, до­пускалось вынесение заочного приговора (ст. ст. 133-141 УУС).

П.ІІ. Розин отмечал, что оправдательный приговор может основываться на различных основаниях. В качестве таковых он называл: «отрицание факга, лежащего в обвинении; доказанный факт не был деянием подсудимого; дока­занный факт, составляя деяние подсудимого, не подлежит вменению ему в ви­ну; этот факт не содержит состава преступного деяния. Наличие хотя бы одного из этих четырех элементов неизбежно обуславливает оправдательный приго­вор»1.

В соответствии со ст. 771 УУС, суд постановлял приговор:

1) об оправдании подсудимого, когда деяние, в котором он был обвиняем, при­знавалось недоказанным, не подлежавшим вменению по законным причинам или не воспрещенным законами под страхом наказания;

2) об освобождении подсудимого от суда, когда преступное его деяние покры­валось давностью, милостивым манифестом или другой законной причиной прекращения дела;

3) о наказании подсудимого, когда он был изобличен в таком преступном дея­нии, которое вменялось ему в вину, и от ответственности за которое он не мог быть освобожден.

Таким образом, на данном этапе развития законодательства существовало три вида приговоров: об оправдании, об освобождении от суда и о наказании. При этом, как полагал И.Я. Фойницкий, «приговор об освобождении от наказа­ния, постановляемый по п. 2 ст. 771 УУС, есть, собственно, приговор оправда­тельный, ибо им дается отрицательный ответ на вопрос о применении наказа­ния к подсудимому»[21]. Следует отметить, что оправданный имел право на воз­мещение вреда и убытков, возникших вследствие неосновательного обвинения (ст. ст. 121, 780-783 УУС).

Среди ученых-процессуалистов того времени отношение к оправдатель­ным приговорам было неоднозначным. Так, Л.Л. Гинзбург считал, что оправда­тельный приговор - это лишь следствие шаткости обвинения[22].

Небезынтересно отметить, что в дореволюционной России из пяти подсу­димых, чьи дела рассматривались с участием присяжных заседателей, двое вы­ходили из суда оправданными. Так, в 1874 г. из 25 457 подсудимых было осуж­дено 17 088, оправдано - 8 369 (32,89%). Более того, этот показатель возростал с каждым годом. В 1875 г. он составил 36,30%, в 1876 г. - 36,86%. а в 1877 г. - 37,25%. Для сравнения: в период 1889-1893 г.г. во Франции с участием при­сяжных заседателей было оправдано 29% подсудимых и 7% - без них. В Авст­рии процент оправданных составил 26% и 14%, соответственно, в Германии -

25% и 13%. В России за указанный период с участием присяжных было оправ­дано 36% подсудимых и 28% - без их участия’.

Согласно УУС по силе действия приговоры подразделялись на неоконча­тельные и окончательные, а также вошедшие и не вошедшие в законную силу[23] [24].

Неокончательными назывались такие приговоры, которые допускали возможность пересмотра дела по существу, то есть, пересмотра основного во­проса о виновности и о наказании. На приговоры данного вида допускалось принесение апелляционного отзыва. К рассматриваемой группе относились все приговоры, вынесенные мировыми судьями (за исключением случаев, преду­смотренных ст. 124 УУС), а также приговоры общих судебных учреждений, по­становленные без участия присяжных заседателей.

Окончательными признавались те приговоры, которые не подлежали пе­ресмотру по существу. Решался лишь вопрос законности или незаконности их постановления (ст. ст. 124, 854 УУС).

Каждый приговор, окончательный или неокончательный, мог быть обжа­лован сторонами. Как только право обжалования утрачивалось, приговор всту­пал в законную силу. Это происходило вследствие истечения срока обжалова­ния или вследствие того, что жалоба, принесенная стороной, не признавалась уважительной (ст. ст. 145,153-154, 865, 895-896,910 УУС).

Оправдательный приговор мог быть отменен только в случае принесения прокурором протеста на несоблюдение порядка уголовного судопроизводства. М.В. Духовской в этой связи указывал, что такие случаи обжалования являлись «редким или чрезвычайным явлением», поскольку прокурор обязан был прсд-

ставить суду предварительное заключение, содержащее замечания относитель­но процедуры уголовного судопроизводства[25].

При разрешении вопросов о виновности или невиновности подсудимого судьи должны были руководствоваться своим внутренним убеждением, осно­ванным на совокупности обстоятельств, исследованных в судебном разбира­тельстве, следуя правилам, установленным законом (ст. ст. 119, 766, 804 УУС).

Необходимо заметить, что обсуждение и разрешение поставленных во­просов уже тогда происходило в особой совещательной комнате, в которой не могли находиться ни прокурор, ни участвующие в деле лица (ст. ст. 765, 806 УУС).

После предварительного совещания председатель суда выяснял позицию судей по каждому вопросу, начиная с младшего члена коллегой, и затем объяв­лял свое собственное мнение (ст. 767 УУС). Решение принималось большинст­вом голосов, а при их равенстве предпочтение отдавалось мнению председателя суда. Если мнения разделялись так, что голос председателя не мог дать переве­са, принималось решение, смягчающее положение подсудимого (ст. 769 УУС). Аналогичный порядок принятия решений был установлен и для присяжных за­седателей (ст. 813 УУС). Судья, несогласный с мнением большинства, вправе был письменно изложить свое особое мнение до подписания судебного приго­вора (ст. ст. 786-787 УУС).

Приговоры выносились от имени Императорского Величества и подпи­сывались всем составом суда, в том числе и судьей, оставшимся при особом мнении (ст. 796 УУС).

В 1917 г. произошла Октябрьская революция, вследствие которой изме­нилось государственное устройство России, политический и правовой режим. Интересы государства и общества стали преобладать над интересами личности. Реформированию подверглась вся судебная система. Декретом X» 1 «О суде» от

24 ноября 1917 г. были заложены основы советской судебной деятельности, созданы новые судебные учреждения’.

В первых советских законодательных актах виды приговора не выделя­лись, отсутствовали и основания постановления оправдательного приговора[26] [27]. Вместе с тем, в Постановлении НКЮ РСФСР от 23 июля 1918 г. «Об организа­ции и действии местных народных судов» было указано, что в оправдательном приговоре должны быть отражены основания его постановления - недоказан­ность преступления либо невиновность лица в его совершении[28].

25 мая 1922 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (да­лее сокращенно - УПК РСФСР 1922 г.)[29], а уже через несколько месяцев -15 февраля 1923 г. - Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР в новой редакции (далее сокращенно - УПК РСФСР 1923 г.)[30], которые включали положения, ре­гулирующие порядок постановления приговора в уголовном процессе. Основ­ные правила, регламентирующие процесс вынесения приговора, содержались в гл. XXIV ст. ст. 321-330, 337 УПК РСФСР 1922 г. и в гл. XXIV ст. ст. 317-326, 333 УПК РСФСР 1923 г. Следует отметить, что первый УПК РСФСР был дос­таточно высоко оценен российскими правоведами. Так, в частности, Н.С. Ти- машев писал, что «с внешней стороны УПК является, вероятно, наиболее со­вершенным из законодательных актов Советской власти». Что же касается про­белов и неточностей, присутствовавших в кодексе, то они, по мнению автора,

не превышали технических погрешностей многих законов дореволюционного времени[31].

В первую очередь, следует отметить, что законодатель закрепил понятие приговора, под которым он понимал «решение, вынесенное судом в судебном заседании, по вопросу о виновности или невиновности обвиняемого» (ч. 9 ст. 23 УПК РСФСР 1922 г.; ч. 9 ст. 23 УПК РСФСР 1923 г.).

В УПК было предусмотрено два вида приговоров: обвинительный и оп­равдательный (ст. 330 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 326 УПК РСФСР 1923 г.). Суд выносил приговор: 1) об оправдании подсудимого в тех случаях, когда не было доказано событие преступления, ему приписываемого, или не доказано участие подсудимого в совершении преступления, или когда деяние, учиненное подсу­димым, нс содержало в себе состава преступления; 2) об освобождении подсу­димого, признанного виновным, от наказания по амнистии или давности; 3) о назначении подсудимому наказания.

В отсутствие подсудимого мог быть вынесен заочный приговор (ст. 388 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 351 УПК РСФСР 1923 г.).

Приговор постановлялся в совещательной комнате. Во время совещания там могли находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголов­ному делу. Присутствие запасных судей, секретаря судебного заседания и иных лип не допускалось (ст. 321 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 317 УПК РСФСР 1923 г.).

Суд основывал приговор исключительно на имеющихся в деле данных, рассмотренных в судебном заседании. Судьи оценивали доказательства по сво­ему внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех обстоя­тельств дела в их совокупности (ст. 323 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 319 УПК РСФСР 1923 г.). Это правило означало, что основу приговора составляли толь­ко те доказательства, которые были проверены в судебном заседании с участи­ем сторон. Суд нс мог основывать приговор на тех данных, которые, хотя и

имелись в материалах предварительного следствия, но в судебном разбиратель­стве не были подвергнуты исследованию и обсуждению сторон. Вместе с тем, указанные нормативные акты не содержали требования мотивированности при­говора: суд не обязан был указывать, какие доказательства были положены в основу приговора, а какие - отвергнуты.

Небезынтересно отметить, что законодатель в УПК РСФСР 1922 г. назы­вал в качестве одного из оснований отмены приговора в кассационном порядке его явную несправедливость (ст. 359). Под справедливостью приговора пони­малось, во-первых, соответствие изложенных в нем выводов данным судебного следствия, а, во-вторых, соответствие назначенного судом наказания тяжести совершенного деяния (ст. 363).

Все вопросы разрешались судом простым большинством голосов. Судья, оставшийся в меньшинстве, был вправе изложиіь в письменном виде свое осо­бое мнение, которое приобщалось к приговору, но оглашению не подлежало (ст. 329 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 325 УПК РСФСР 1923 г.).

После разрешения всех вопросов суд переходил к составлению пригово­ра. Приговор состоял из двух частей: описательной и резолютивной (ст. 337 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 333 УПК РСФСР 1923 г.). Требования к содержанию указанных частей были едиными и не зависели от вида приговора.

Приговор подписывался всеми судьями, в том числе и судьей, оставшим­ся при особом мнении, и провозглашался именем РСФСР (ст. 341, 342 УПК РСФСР 1922 г.; ст. 337, 338 УПК РСФСР 1923 г.).

В 1924 г. были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик'. Данный законодательный акт подробно не регла­ментировал порядок постановления оправдательного приговора и основания его вынесения. Вместе с тем, п. «д» ст. 6 закреплял основания прекращения уголовного преследования, одним из них было отсутствие признаков общест­венно-опасных деяний в действиях, приписываемых обвиняемому.

В последующем основания постановления оправдательного приговора были изменены Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1933 г. «Об изменении статей 204 и 326 УПК РСФСР». В соответствии с указанным норма­тивным актом, решение об оправдании выносилось в случаях, если не было ус­тановлено событие преступления или отсутствовал состав преступления, а так­же вследствие недостаточности улик для обвинения подсудимого (ч. 3 ст. 326 УПК РСФСР)1.

Серьезной вехой в развитии процедуры постановления приговоров, как и всего уголовного процесса в целом, стало принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик (далее сокращенно - Осно­вы)[32]. Так, в качестве одной из задач уголовного процесса было провозглашено обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы ни один невиновный нс был привлечен к уголовной ответственности и осужден (ст. 2 Основ). Статья 5 предусматривала обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступ­ления). При постановлении приговора суд должен был оценивать доказательст­ва по своему внутреннему убеждению. Приговор должен быть законным, обос­нованным и мотивированным (ст. 43 Основ). Закон предусматривал два вида приговоров: обвинительный и оправдательный. Оправдательный приговор мої* быть постановлен вследствие того, что нс было установлено событие или от­сутствовал состав преступления, а также не было доказано участие подсудимо­го в совершении преступления.

Следующим этапом в развитии норм, регулирующих порядок постанов­ления приговора, стал Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (далее сокращенно - УПК РСФСР 1960 г.)[33]. Основные правила постановления приго­вора законодатель закрепил в главе 25.

Под приговором понималось решение, вынесенное судом в заседании по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и о применении или не­применении к нему наказания (п. 10 ст. 34 УПК РСФСР 1960 г.).

Согласно УПК РСФСР 1960 г., приговор должен быть не только закон­ным и обоснованным, но и мотивированным (ст. 301). Законность приговора означала соответствие его формы закону и его содержания материалам дела, а также правильность применения судом законодательства при его постановле­нии. Под обоснованностью приговора понималось его постановление на основе только тех доказательств, которые были рассмотрены в судебном заседании. Мотивированность приговора предполагала объяснение причин, по которым суд принял то или иное решение и почему он отверг те или иные доказательст­ва. Выводы суда, сформулированные в приговоре, должны были быть аргумен­тированы конкретными доказательствами.

В юридической литературе справедливо отмечалось, что «критерием оценки доказательств является внутреннее убеждение судей, основанное на рассмотрении обстоятельств дела в их совокупности»[34]. Существовало и проти­воположное мнение. Так, Э.Ф. Куцова полагала, что «внутреннее убеждение не может быть критерием оценки доказательств, потому что оно само нуждается в критерии», при этом под критерием оценки доказательств автор понимала «со­вокупность знаний и взглядов судьи, в том числе и его правосознание»[35].

Приговор постановлялся судом в совещательной комнате, в которой во время совещания могли находиться лишь судьи, входящие в состав суда ио данному делу, присутствие иных лиц нс допускалось (ст. 302 УПК РСФСР 1960 г.). Тайна совещания судей обеспечивала им принятие решений по своему внутреннему убеждению, позволяла свободно выражать свое мнение по любо­му из рассматриваемых вопросов. Требование о соблюдении тайны распро­

странялось и на самих судей, они не вправе были разглашать суждения, имев­шие место при вынесении приговора. В целях сохранения тайны совещания су­дей при постановлении приговора протокол не составлялся, результаты голосо­вания не отражались и в самом приговоре. По общему правилу, судьи не могли покидать совещательную комнату до момента провозглашения приговора, ис­ключение составляла лишь возможность прервать совещание для отдыха с на­ступлением ночного времени. Представляется, что в дневное время судьи были не вправе покидать совещательную комнату.

Порядок совещания судей определялся ст. 306 УПК РСФСР 1960 г., со­гласно которой председательствующий ставил на разрешение суда вопросы, предусмотренные ст. 303 УПК РСФСР 1960 г. Каждый вопрос должен был быть поставлен в такой форме, которая предполагала лишь один ответ - либо утвер­дительный, либо отрицательный. Все вопросы решались большинством голо­сов, судьи были нс вправе воздерживаться от голосования, председательст­вующий голосовал последним. В случае несогласия одного из судей с мнением большинства, он был вправе высказать особое мнение. Оно излагалось в пись­менном виде в совещательной комнате и приобщалось к делу, однако при про­возглашении приговора не объявлялось (ст. 307 УПК РСФСР 1960 г.)[36]. Вместе с тем, судья, оставшийся при особом мнении, был не вправе отказаться от подпи­сания приговора.

Уголовно-процессуальное законодательство предусматривало два вида приговоров: обвинительный и оправдательный (ст. 309 УПК РСФСР 1960 г.). Обвинительный приговор постановлялся при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления докача­на. Оправдательный приговор выносился, если подсудимый признавался нсви-

новным в совершении преступления’. Указанная статья предусматривала три основания вынесения оправдательного приговора: во-первых, в случаях, если было не установлено событие преступления, во-вторых, если в деянии подсу­димого отсутствовал состав преступления, и, в-третьих, если участие подсуди­мого в совершении преступления не было доказано. Оправдательный приговор, независимо от оснований его вынесения, полностью реабилитировал подсуди­мого. Он постановлялся и в том случае, когда имеющиеся доказательства ви­новности подсудимого были сомнительны, а возможности получения достовер­ных доказательств исчерпаны. В данном случае суд исходил из того, что все сомнения в отношении доказанности обвинения толкуются в пользу подсуди­мого.

Небезынтересно отметить, что Указание Генерального прокурора СССР от 22 июля 1983 г. № 47 устанавливало дисциплинарную ответственность сле­дователей и прокуроров в случаях, если суд выносил оправдательный приго­вор[37] [38]. По сведениям С. Савкина, в данный период количество оправдательных приговоров снизилось и в 1983 г. составило 2 701 человек[39].

В отличие от ранее действовавшего законодательства, приговор состоял из трех частей: вводной, описательной и резолютивной (ст. 312 УПК РСФСР 1960 г.). Он должен был излагаться в ясных, понятных выражениях, на том языке, на котором происходило судебное разбирательство. В приговоре допус­кались исправления, которые подписывались всеми судьями в совещательной комнате до провозглашения приговора. После провозглашения приговора вне­сение каких-либо исправлений нс допускалось.

Описательная и резолютивная части обвинительных и оправдательных приговоров различались по своему содержанию (ст. ст. 314-316 УПК РСФСР 1960 г.). Описательная часть обвинительного приговора должна была содер­

жать описание преступного деяния, признанного доказанным и доказательства, на которых были основаны выводы суда, а также мотивы, по которым суд от­верг другие доказательства. В описательной части оправдательного приговора должна была излагаться сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду, обстоятельства уголовного дела, установленные судом и доказа­тельства, послужившие основанием для оправдания подсудимого с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение (ст. 314 УПК РСФСР 1960 г.). Указанная статья не допус­кала включения в оправдательный приговор формулировок, ставящих под со­мнение невиновность оправданного. В резолютивной части обвинительного приговора указывалось решение о признании подсудимого виновным, в резо­лютивной части оправдательного - решение об оправдании подсудимого.

В конце 80-х г.г. XX в. в нашей стране началось реформирование эконо­мической, политической и социальной сферы, это затронуло и область уголов­ного судопроизводства.

В 1989 г. был опубликован проект Основ уголовно-процессуального за­конодательства Союза ССР и республик (далее сокращенно - проект Основ)1. Авторы указанного проекта предлаїапи внести существенные изменения в про­цедуру постановления приговора. Так, в соответствии со ст. 49 проекта Основ, приговор суда должен быть не только законным, обоснованным, мотивирован­ным, но и справедливым. Во-вторых, предлагалось изменить основания выне­сения оправдательного приговора: в случаях, если нс установлено событие пре­ступления, если в деянии подсудимого отсутствовал состав преступления, и ес­ли обвинение было необоснованным. Думается, что предложенная формули­ровка «обвинение необоснованно» является более точной, чем «обвинение не доказано». К сожалению, предложения авторов проекта Основ, нс нашли отра­жения в УПК РСФСР 1960 г.

Пленум Верховного Суда СССР, изучив практику вынесения судами оп­равдательных приговоров, в Постановлении от 27 июля 1990 г. К? 6 «О соблю­

дении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верхов­ного Суда СССР при постановлении оправдательных приговоров» отметил, что число обоснованно вынесенных оправдательных приговоров увеличилось[40]. В частности, в 1986 г. число оправданных возросло и составило 3 333 человек, в 1987 г. -4 174, в 1988 г. -4 939, в 1989 г. - 5 022[41].

Наряду с этим, Пленум Верховного Суда СССР сосредоточил внимание на ряде факторов, не позволяющих в полной мере реализовывать требование о недопустимости осуждения невиновных. Так, нередки были случаи, когда при отсутствии доказательств, с достоверностью подтверждавших обвинение, и не­возможности получения новых доказательств суды вместо постановления оп­равдательного приговора возвращали дело на дополнительное расследование. Также судами допускались существенные нарушения уголовно- процессуального закона, основания оправдания подсудимого не соответствова­ли фактическим обстоятельствам уголовного дела, оправдательные приговоры постановлялись на основании неполно исследованных материалов дела. В то же время суды кассационных и надзорных инстанций иногда отменяли законные оправдательные приговоры без достаточных на то оснований. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР справедливо указывал, что законный и обосно­ванный оправдательный приговор является важнейшим средством рсализашш задачи уголовного судопроизводства по предотвращению осуждения невинов­ных, защите чести, достоинства, прав и законных интересов граждан. Судам разъяснялась обязанность всесторонне, полно и объективно исследовать все до­казательства в их совокупности и обосновать свой вывод о виновности или не­виновности подсудимого ссылкой на исследованные доказательства и мотивы, по которым те или иные доказательства были судом приняты или отвергнуты.

Также внимание судов обращалось и на то, что если обвинительных дока­зательств недостаточно, а возможности для собирания дополнительных доказа­тельств исчерпаны, суд должен выносить оправдательный приговор, не направ-

ляя дело на новое расследование. Судам кассационной и надзорной инстанций разъяснялась необходимость принять меры по совершенствованию практики рассмотрения уголовных дел, исключающие необоснованную отмену оправда­тельных приговоров, а также регулярно анализировать практику постановления оправдательных приговоров для устранения ошибок, влекущих их отмену.

12 декабря 1993 г. была принята Конституция РФ, которая-изменила ос­новы регулирования отношений между гражданином и государством. Человек, его права и свободы были провозглашены высшей ценностью, а их соблюдение и защита стала главной обязанностью государства.

В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в Российской Фе­дерации осуществляется только судом. Каждый обвиняемый в совершении пре­ступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в пре­дусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в за­конную силу приговором суда (ст. 49 Конституции РФ). Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ).

Вес это потребовало обновления уголовно-процессуального законода­тельства и приведения его в соответствие с нормами международного права и Конституцией РФ.

Разработка нового УПК длилась около 10*лет. Первую попытку предло­жить альтернативу УПК РСФСР 1960 г. предпринял коллектив авторов под ру­ководством. В.М. Савицкого, под его редакцией в 1990 г. была опубликована Теоретическая модель Уголовно-процессуального кодекса (далее сокращенно - Теоретическая модель УПК)[42]. Многие положения этой модели были использо­ваны при подготовке проекта действующего УПК РФ. В Теоретической модели УПК особо подчеркивалось, что при решении вопроса о том, какой приговор должен быть постановлен, суд обязан руководствоваться требованиями прин-

ципа презумпции невиновности (ст. 512). В последующе*!, УПК РФ закрепил презумпцию невиновности в качестве принципа уголовного судопроизводства.

В качестве оснований постановления оправдательного приговора в Тео­ретической модели УПК было предложено закрепить случаи, когда: отсутству­ет событие преступления; деяние, совершенное подсудимым, не является пре­ступлением; подсудимый непричастен к совершению преступления; государст­венный обвинитель отказался поддерживать обвинение в суде (ст. 514). Оправ­дательный приговор ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения мог быть постановлен лишь при условии, что вместе с ним от поддержания об­винения отказались также общественный обвинитель и потерпевший.

Четыре года спустя появилось еще два альтернативных проекта. Один из них был подготовлен комиссией при отделе по судебной реформе Государст­венно-правового управления Президента РФ (далее сокращенно - Проект УПК ГПУ)[43]. Общая часть этого проекта, опубликованная в 1994 г., определила ос­новные положения, регулирующие порядок постановления оправдательного приговора. 'Гак, в качестве одной из задач уголовного судопроизводства пред­лагалось включить отказ от уголовного преследования невиновных (ст. 2). были закреплены основные понятия, содержащиеся в уголовно-процессуальном за­конодательстве, в частности, термины «вердикт» и «приговор» (п.п. 12, 13 ст. 12). Проект УПК ГПУ предусматривал, что вывод о виновности лица в совер­шении преступления нс может быть основан на предположении и должен под­тверждаться достаточной совокупностью согласующихся между собой доказа­тельств (ч. 3 ст. 22).

Анализ указанного проекта позволяет выделить три группы обстоя­тельств, которые, по мнению авторов, позволяли бы завершить производство по уголовному делу: обстоятельства, препятствующие производству по уголовно­му делу (ст. 52); обстоятельства, исключающие уголовное преследование (ст. 54); обстоятельства, исключающие возложение уголовной ответственности

(ст. 59), последние, по сути, и были основаниями постановления оправдатель­ного приговора.

В качестве реабилитирующих, были предложены следующие, согласно ст. 52 Проекта УПК ГПУ, производство по уголовному делу не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению ввиду беспредметности производства в результате: недоказанности происшествия, если исчерпаны все возможности его установления; явного или доказанного отсутствия деяния, за­прещенного уголовным законом (п.п. 1, 2). В ст. 54 Проекта УПК ГПУ указы­вались: отсутствие деяния, запрещенного уголовным законом; отсутствие в деянии признаков пресгупления к моменту осуществления уголовного судо­производства; непричастность лица к совершению запрещенного уголовным законом деяния (п.п. 1,2,4).

В соответствии со ст. 59 Проекта УПК ГПУ, суд должен был постановить оправдательный приговор вследствие: отсутствия происшествия; непричастно­сти подсудимого к совершению преступления; непрестуиности совершенного подсудимым деяния; установления невиновности подсудимого вердиктом кол­легии присяжных заседателей (п.п. 1-4 ч. 1). Часть вторая анализируемой статьи указывала, что по основаниям, предусмотренным п.п. 1,2 ч. 1, оправдательный приговор постановляется кок при доказанности данных обстоятельств, так и при их недоказанности. Вынесение оправдательного приговора по п. 4 ч. 1 было возможно в том случае, если содержание вердикта коллегии присяжных заседа­телей и юридическая природа совершенного подсудимым деяния нс позволяли постановить оправдательный приговор но другим основаниям.

В том же году был опубликован проект УПК РФ, подготовленный рабо­чей группой Министерства юстиции РФ (далее сокращенно - Проект УПК МЮ)[44]. Согласно ч. 2 ст. 2 указанного проекта, «установленный законом поря­док судопроизводства должен защищать лиц от необоснованного обвинения и осуждения, а также от применения незаконных или необоснованных мер про­цессуального принуждения». В ст. 26 Проекта УПК МЮ были установлены об-

стоятельства, исключающие производство по уголовному делу, в частности, от­сутствие события преступления и отсутствие в деянии состава преступления (п.п. 1, 2). Если данные обстоятельства обнаруживались в стадии судебного рассмотрения уголовного дела, то суд должен был довести разбирательство до конца и постановить оправдательный приговор (ч. 2).

Многие положения рассмотренных проектов были использованы разра­ботчиками действующего УПК РФ.

Начиная с 1996 г., над проектом УПК работала комиссия при Министер­стве юстиции РФ. Именно он и стал основой для УПК РФ, принятого Государ­ственной Думой РФ в первом чтении 6 июня 1997 г.

После этого в работе над проектом наступил длительный перерыв, она была возобновлена лишь в 2000 г. В этот период, количество оправдательных приговоров резко снизилось. По сведениям ИЛ. Петрухина, в «мрачные ста­линские времена районные суды выносили 10% оправдательных приговоров, а теперь-0,3%»’.

Необходимо заметить, что проекты УПК РФ М1О РФ, принятые во вто­ром и третьем чтении, существенно отличались друг от друга. Различия косну­лись и оснований постановления оправдательного приговора. Проект УПК РФ, принятый во втором чтении, устанавливал лишь три основания постановления оправдательного приговора: отсутствие события преступления, отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, вынесение в отношении подсуди­мого оправдательного вердикта присяжными заседателями. Проект, принятый в третьем чтении, закреплял, помимо перечисленных, еще одно основание поста­новления оправдательного приговора - установленная непричастность подсу­димого к совершению преступления.

Итогом работы комиссии стало принятие 18 декабря 2001 г. нового Уго­ловно-процессуального кодекса РФ[45] [46].

В современном уголовно-процессуальном законодательстве нормы, опре­деляющие процессуальный порядок постановления приговора, содержатся в гл. 39 УПК РФ. Понятие приговора закреплено в п. 28 ст. 5 УПК РФ и опреде­ляется как «решение о невиновности или виновности подсудимого и назначе­нии ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции».

В качестве требований, предъявляемых к приговору, действующий уго­ловно-процессуальный закон называет законность, обоснованность и справед­ливость (ст. 297 УПК РФ). Приговор суда может быть либо оправдательным, либо обвинительным (ст. 302 УПК РФ). Оправдательный приговор постановля­ется в случаях, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует со­став преступления, а также если в отношении подсудимого коллегией присяж­ных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Уточнение ряда позиций в УПК РФ стимулировало вынесение оправда­тельных приговоров. В частности, в 2002 г. число оправдательных приговоров выросло в 3 раза: их было вынесено 9 ООО, что составило 0,8% от общего чис­ла*. Такая динамика, безусловно, свидетельствует в пользу новелл УПК РФ.

Выводы:

1. Несмотря на то, что понятие приговора и порядок его вынесения давно известны отечественному уголовно-процессуальному законодательству, на на­чальном этапе его развития оправдательного приговора нс существовало. До­пускалось лишь смягчение наказания в случаях, если обвиняемый нс сознался в совершении преступления, и при наличии противоречий в доказательствах (Со­борное Уложение 1649 г.)

Свод законов 1832 г. предусматривал три вида приговора: обвинитель­ный, оправдательный и об оставлении в подозрении. Постановление оправда­тельного приговора было возможно лишь при полном отсутствии улик. Если

против подсудимого было собрано недостаточно доказательств для постанов­ления обвинительного приговора, то при наличии хотя бы нескольких улик суд оставлял его в подозрении.

Началом системного формирования положений, определяющих порядок постановления оправдательного приговора в российском уголовном судопроиз­водстве, следует считать принятие УУС, который закрепил нормы, регулирую­щие процесс постановления приговора, общие правила совещания судей и ос­нования вынесения оправдательного приговора: недоказанность деяний, не подлежавшим вменению по законным причинам или не воспрещенным закона­ми под страхом наказания.

2. Исторический анализ дореволюционного и советского уголовно­процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что многие поло­жения, регулирующие порядок постановления приговора, были прогрессивны­ми для своего времени и нашли отражение в действующем законодательстве. Вместе с тем, с принятием Конституции РФ и УПК РФ приоритетными стали права и законные интересы личности, что определило значительные изменения в уголовно-процессуальном законодательстве. Эти изменения коснулись и ин­ститута приговора: было закреплено его понятие, определены требования, за­конности, обоснованности и справедливости, предъявляемые к приговору, ус­тановлены два вида приговоров: обвинительный и оправдательный, определены основания постановления оправдательного приговора.

1.2.

<< | >>
Источник: СУХАНОВА Haтaлья Николаевна. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2008. 2008

Еще по теме Оправдательный приговор в истории российского уголовно-процессуального законодательства:

  1. Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений
  2. СУХАНОВА Haтaлья Николаевна. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2008, 2008
  3. §1.1. История развития уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего использование технических средств
  4. § 1. Понятие оправдательного приговора в уголовном процессе
  5. §1.3. Свобода совести и вероисповедания как объект уголовно-правовой охраны в истории развития российского уголовного законодательства
  6. Постановление оправдательного приговора в случае» если в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт
  7. Глава III. Оправдательный приговор в уголовном процессе
  8. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  9. § 1. Генезис института окончания предварительного следствия в российском уголовно-процессуальном законодательстве
  10. §1. Вердикт и приговор — итоговые уголовно-процессуальные решения производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  11. §2. Понятие и история развития института освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
  12. ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ И СОВРЕМЕННОЕ ЗАРУБЕЖНОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА УМЫШЛЕННЫЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА
  13. Александрова Ольга Юрьевна. ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Красноярск - 2005, 2005
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -