<<
>>

Введение

Актуальность темы диссертационного исследования.

Конституционный принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти (п. 4 ст. 3 Конституции Республики Казахстан), а также построение судопроизводства на основе принципа состязательности, предполагающего четкое разграничение функций обвинения, защиты и разрешения дела по существу (ст.

23 УПК РК), послужили основой для усиления судебной власти в Казахстане и введения судебного контроля за досудебным расследованием, как важной гарантии обеспечения прав и свобод граждан при осуществлении производства по уголовным делам. Указанные приоритеты были конкретизированы в Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года. В ней была дана положительная оценка проводимой в Казахстане судебной реформе и обозначены пути последующего построения отечественного уголовного судопроизводства:

- усиление состязательных начал в досудебном расследовании;

- расширения сферы оперативного (предупредительного) судебного контроля за действиями и решениями прокурора, органов предварительного следствия и дознания[1].

О необходимости смещения акцента в деятельности правоохранительной системы от внутриведомственных интересов в сторону защиты прав граждан, неоднократно упоминал в своих выступлениях и Президент нашего государства Н.А. Назарбаев[2]. Аналогичное мнение высказывал и Президент Российской Федерации В.В. Путин, делая акцент на совершенствование судебной системы посредством укрепления независимости судей и создания дополнительных гарантий для справедливого, объективного судопроизводства, имеющих принципиальное значение для всех граждан[3].

С учетом названных приоритетов, а так же опираясь на опыт законодательства бывших союзных республик, пошедших по пути введения в судопроизводства самостоятельного субъекта судебного контроля, казахстанский законодатель вводит в уголовный процесс нового участника - следственного судью.

В соответствии с ч. 3 ст. 54 УПК РК 2014 года, следственный судья - это судья, назначаемый председателем соответствующего суда первой инстанции, в полномочия которого входит судебный контроль за соблюдением прав, свобод и законных интересов лиц, вовлеченных в досудебное расследование. Анализ этих полномочий (ст. 55 УПК РК) позволяет констатировать, что он выступает как самостоятельный и независимый субъект уголовно-процессуальной деятельности, которая носит исключительно юрисдикционный характер, не содержащий розыскных (следственных) начал. Обусловлено это законодательным императивом о запрете предрешать вопросы, которые по этому же уголовному делу, могут быть положены в основу судебных решений в главном судебном разбирательстве при разрешении дела по существу (ч. 4 ст. 56 УПК РК). Вместе с тем, следственный судья вправе при решении вопросов, связанных с санкционированием меры пресечения «содержания под стражей», помимо исследования материалов дела, относящихся к обстоятельствам, учитываемым при избрании указанной меры пресечения, проверять обоснованность подозрения лица в совершении преступления и при необходимости истребовать уголовное дело (ч. 3 ст. 148 УПК РК). При установлении фактов незаконного ограничения или иных нарушений прав и свобод человека, охраняемых законом интересов организаций следственный судья выносит частное постановление для решения вопроса об ответственности лиц, допустивших нарушения закона (ч. 6 ст. 56 УПК РК). Тем самым, законодатель наделяет следственного судью полномочиями, аналогичными полномочиям судьи общей юрисдикции при проведении главного судебного разбирательства, ограничивая его лишь запретом вмешиваться в деятельность органов досудебного производства, в том числе путем дачи указаний о направлении расследования и проведения конкретных следственных действий, а также подменять эти органы, совершая действия или принимая решения вместо лиц, осуществляющих досудебное производство, надзирающего прокурора, а также суда, рассматривающего дело по существу (ч.
4 ст. 56 УПК РК).

Более того, с принятием Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования системы отправления правосудия» от 31 октября 2015 года, начинается постепенное вытеснение прокурорского надзора судебным контролем за санкционированием следственных действий. Указанным законом ч. 1 ст. 55 УПК РК была дополнена п.п. 13, 14, 15, 16, полномочиями по санкционированию осмотра, обыска, выемки и личного обыска[4]. В результате был расширен перечень решений органов досудебного расследования, подлежащих судебному санкционированию. В настоящее время следственный судья рассматривает вопросы о санкционировании следственных действий, содержащих элементы явного принуждения и вторжения в сферу конституционных прав граждан (наложение ареста на имущество, осмотр, обыск, выемку и личный обыск), морально-этического свойства (эксгумация трупа), международных правоотношений (объявление международного розыска).

Об эффективности деятельности следственных судей в период с 2015 по 2017 годы свидетельствуют статистические данные, подготовленные отделом анализа и планирования Верховного Суда Республики Казахстан (в сравнении за аналогичный период 2016 года и 2015 года).

Так, в 2017 году всего на рассмотрение следственным судьям поступило 61 930 ходатайств и представлений. Из них рассмотрено - 61 511, удовлетворено - 59 677 или 97 %, отказано - 1834 или 3 %.

В 2016 году на рассмотрение следственным судьям поступило 59 110 ходатайств и представлений, из них рассмотрено - 58 525, удовлетворено - 57 088 или 97,5%, отказано - 1 437 или 2,5 %. В 2015 году - 22 713, из них рассмотрено 22 306, удовлетворено - 21 325 или 95,5%, отказано - 981 или 4,4%.

Вышеприведенные показатели 2017 года выше уровня аналогичного периода 2016 года в 1,1 раза, и 2015 года в 2,7 раза, что связано с расширением полномочий следственных судей по санкционированию следственных действий. В соответствии с ними рассмотрено 23 134 материалов, из которых удовлетворено 22 881 или 99 %.

Наибольший удельный вес из них составляют материалы о санкционировании выемки - 18 712 или 81 %, обыска - 3 300 или 14,3 %, личного обыска - 1 042 или 4,5 %, осмотра - 80 или 0,3 %. В апелляционном порядке по новым полномочиям следственного судьи обжаловано 136 постановлений, что составляет 0,2% от общего числа вынесенных следственным судьей постановлений. По результатам апелляционного рассмотрения отменено 35 постановлений.

В подобных условиях исследование теоретических проблем сущности и юридической природы института следственного судьи в казахстанском уголовном процессе, соотношения его полномочий с иными формами контрольно-надзорной деятельности, приобретает, на наш взгляд, первостепенное значение, как для нашей страны, так и для стран ближнего зарубежья. Есть основания предполагать, что новеллы, содержащиеся в УПК РК, будут предметом исследования и в науке уголовного процесса Российской Федерации.

В частности, научного исследования требуют проблемы, связанные с предметом и пределами полномочий следственного судьи, обусловленные:

- возможностью расширения депонирования следственных действий,

- разграничением процессуальных и организационных компетенций между следственным судьей и прокурором,

- судебным санкционированием решений органов уголовного преследования, влекущим окончание досудебного расследования;

- влиянием внутреннего убеждения на решения и действия следственного судьи и необходимости его дальнейшей автономии от судейского корпуса общей юрисдикции,

- контролем за исполнением судебных решений следственного судьи и порядком их обжалования.

Следует отметить и то, что наука уголовно-процессуального права Республики Казахстан до настоящего времени не подготовила достаточно прочной теоретической базы для объяснения специфики как предварительного и текущего, так и последующего судебного контроля, который еще не был предметом самостоятельного диссертационного исследования. Указанное обстоятельство, свидетельствующее об отсутствии единой доктрины судебного контроля, а так же недостатки уголовно-процессуального законодательства, регулирующего его процессуальный порядок, трудности, возникающие у правоприменителя и послужили причиной выбора темы диссертационного исследования, актуальность которого бесспорна.

Степень научной разработанности темы и теоретическая основа исследования. Правовое положение следственного судьи в уголовном процессе Республики Казахстан относится к числу малоисследованных научных проблем в силу недавнего введения этого участника и практического отсутствия научных изысканий, за исключением исследований на уровне научных публикаций либо исследований, проводимых российскими процессуалистами.

В основном существующие на сегодняшний день работы лишь фрагментарно касаются полномочий следственного судьи, и то в разрезе проблем, связанных либо с реализацией принципов состязательности и независимости судебной власти в досудебных стадиях уголовного процесса, либо с реализацией функции судебного контроля в досудебном производстве по уголовным делам.

Среди ученых, чьи работы затрагивали вопросы о месте суда в состязательном уголовном процессе, следует отметить таких дореволюционных авторов, как И.Я. Фойницкий, Н.Н. Полянский, Л.Е. Владимиров. В период существования СССР и в период его распада вопросы судебного контроля и соотношения его с прокурорским надзором освещались в трудах Н.С. Алексеева, В.П. Божьева, В.И. Баскова, Л.В. Головко, Т.Н. Добровольской, 3.3. Зинатуллина, Л.Д. Кокорева, П.И. Люблинского, П.А. Лупинской, В.Н. Махова, И.Л. Петрухина, В.М. Савицкого, А.В. Смирнова, М.С. Строговича, В.Т. Томина и др. В настоящее время актуальность рассматриваемой темы так же не ослабела, о чем свидетельствует даже тот факт, что только в Российской Федерации по судебному контролю были защищены докторские диссертации: А.М. Баранова, Б.Б. Булатова, Л.А. Воскобитовой, Ю.В. Деришева, Н.Н. Ковтун, Н.Г. Муратовой, О.В. Химичевой, а также кандидатские диссертации: А.Н. Артамонова, Э.А. Адильшаев, В.Н. Галузо, О.В. Изотовой, Н.А. Лопаткиной, П.А. Луценко, О.В. Никитиной, К.В. Питулько, М.А. Подольского, А.В. Солодилова, О.И. Цоколовой, И.Ю. Таричко. Помимо этого были опубликованы монографии: В.А. Азарова, А.Д. Бойкова, В.А. Лазаревой, И.Б. Михайловской, Ю.К. Якимович.

В Республике Казахстан, вопросы судебного контроля рассматривались в кандидатских диссертациях Г.Х. Насырова и Ж.Н. Еликбаевой, а также в работах А.Н. Ахпанова, А.А. Касимова, М.Ч. Когамова, Г.Ж. Сулейменовой, Б.Х. Толеубековой, Ж.А. Туякбая, А.Л. Хана, В.В. Хана и др.

Работы указанных ученых имели революционное значение на момент их опубликования и в настоящее время они не потеряли значимости, однако они в основном касались лишь общих проблем оперативного судебного контроля либо перспектив введения нового участника в лице следственного судьи или судебного следователя. Помимо этого они были не в силах предвосхитить все новеллы вновь принятого УПК РК 2014 года, и, в этой связи, требуют переосмысления и научной доработки. Подобное положение делает необходимым проведение новых теоретических изысканий в области новелл казахстанского уголовнопроцессуального права и, в частности, относительно процессуального статуса следственного судьи, а также предмета и пределов возложенных на него полномочий.

Теоретической основой исследования послужили труды ученых по уголовному праву, уголовно-процессуальному праву, криминалистике, судебной экспертизе, оперативно-розыскной деятельности, криминологии, философии, логике и иным наукам.

Объектом исследования выступают предусмотренные уголовнопроцессуальным законом правоотношения между следственным судьей и участниками досудебного расследования, возникающие в ходе осуществления им возложенных на него полномочий, а также правоотношения с судом общей юрисдикции в процессе последующего судебного контроля.

Предметом исследования выступают нормы уголовно-процессуального права, основанная на них правоприменительная практика, а также достижения уголовно-процессуальной науки, в том числе, их теоретическое обоснование, определение механизма реализации полномочий следственного судьи, эффективность их применения при обеспечении защиты прав и законных интересов граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, закономерности, содержание, проблемы и перспективы законодательного регулирования деятельности рассматриваемого участника.

Цель диссертационного исследования заключается в рассмотрении процессуального положения следственного судьи с позиций осуществления им судебного контроля, его сущности и механизма реализации при реализации своих полномочий в казахстанском уголовном процессе, уяснения предмета и процессуальных границ указанной деятельности и обосновании дальнейшего совершенствования законодательства и практики его применения.

Поставленная цель определяет следующий круг исследовательских задач:

- исследовать полномочия следственного судьи, выступающие одной из гарантией обеспечения независимости суда при осуществлении судебного контроля, провести их классификацию в зависимости от направлений деятельности и выявить существующие пробелы в законодательстве;

- определить характер, сущность и содержание функции судебного контроля в сравнении с аналогичными полномочиями суда до введения в уголовный процесс Казахстана следственного судьи;

- разграничить компетенции между следственным судьей и процессуальным прокурором при санкционировании мер пресечения, следственных и негласных следственных действий;

- выявить специфику полномочий следственного судьи при осуществления судебного контроля за законностью и обоснованностью действий и решений в досудебных стадиях уголовного процесса;

- рассмотреть проблему соотношения полномочий следственного судьи с основной судебной функцией: осуществлением правосудия;

- проанализировать судебную практику по реализации полномочий следственного судьи, выявит наиболее характерные нарушения и предложить способы их устранения;

- изучить практику депонирования следственным судьей показаний потерпевшего и свидетеля в странах ближнего и дальнего зарубежья, выявить приемлемые для Казахстана процессуальные процедуры, внести предложения по их рецепции в уголовное судопроизводство;

- определить дальнейшие перспективы оптимизации судебного контроля, в том числе и путем последовательного вытеснения прокурорского надзора судебными средствами;

- разработать научно обоснованные предложения и рекомендации по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан.

Методологическую основу диссертационного исследования составили диалектический метод, а также комплекс общенаучных и специальноюридических средств и способов познания, обеспечивающих объективность, историзм и компаративизм изучения уголовно-процессуального права. В их числе принципы: развития предмета исследования, его логической определенности, исторической конкретности и диалектической связи между логическим и историческим способами познания, системности и всесторонности исследования; общенаучные подходы: системный, генетический, деятельностный; методы анализа и синтеза, теоретического моделирования, культурно-исторического анализа, исторической реконструкции, аналогии, экстрополяции, юридической интерпретации и другие исследовательские средства современной социогуманитаристики. Помимо этого полнота и всесторонность работы обеспечена основанными на нем общенаучными и специальными познавательные методами. В частности, при написании первой главы были использованы исторический, логико-юридический, компаративный метод. При написании второй и третьей глав, помимо вышеперечисленных методов, использовались статистический, социологический и другие частные методы, базирующиеся на современных положениях теории познания общественных процессов и правовых явлений (например, метод анкетирования и опроса как сотрудников органов судопроизводства, так материалов судебной и следственной практики).

Правовой основой исследования являются Конституция Республики Казахстан, Уголовный кодекс Республики Казахстан, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан, Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования системы отправления правосудия», Закон Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности», Закон Республики Казахстан «Об органах внутренних дел», Нормативные постановления Верховного Суда РК, международные правовые и ведомственные нормативные правовые акты.

Эмпирическую базу исследования составили материалы конкретносоциологических исследований (анкетирование) судей (73), прокуроров (67), начальников следственных отделов (60), адвокатов (157), следователей и дознавателей (293), обобщения практики производства в судах первой и второй инстанций, материалы судебной и следственной практики. Также были использованы материалы текущего делопроизводства судов, Генеральной прокуратуры и МВД Республики Казахстан. Информация в рамках проведенного диссертационного исследования получена путем непосредственного изучения и проведения сравнительного анализа указанных материалов. Помимо этого сбор эмпирического материала проводился по специально разработанной методике в судах первой инстанции Карагандинской, Акмолинской, Алматинской областях, а так же в судах ВКО, ЗКО и ЮКО. Всего изучено 530 дел, рассмотренных следственным судьей при осуществлении своих полномочий, в том числе, свыше 300 материалов о судебном санкционировании мер пресечения, 150 материалов по жалобам на действия и решения органов уголовного преследования, 75 материалов по рассмотрению жалоб на решения следственного судьи. В ходе проводимого исследования диссертантом использовались эмпирические сведения и других авторов, проводивших исследования по сходной тематике. При написании работы использовался личный опыт работы автора в следственных органах Республики Казахстан, в том числе и в должности заместителя начальника Департамента внутренних дел г. Астаны Министерства внутренних дел Республики Казахстан.

Научная новизна исследования обусловлена принятием УПК Республики Казахстан 2014 года, одной из новелл которого стало введение в уголовный процесс нового участника - следственного судьи, и практическим отсутствием, в связи с этим, монографических исследований, посвященных его процессуальному статусу. В диссертации уточнены существенные характеристики полномочий следственного судьи по осуществлению судебного контроля: его предмет и пределы вмешательства в сферу доказывания, соотношение с функцией правосудия, разграничение компетенций с прокурором и ведомственным процессуальным контролем, показано реальное состояние проблемы совместимости его полномочий с деятельностью судей общей юрисдикции. Данный подход позволил сформулировать понятие «следственный судья», классифицировать и выделить самостоятельные виды его полномочий, наметить новые пути по совершенствованию его деятельности и разрешению проблемных вопросов, возникающих в правоприменительной практике и, на этой основе, внести предложения в действующий уголовно-процессуальный закон, а также предложения и рекомендации прикладного характера.

Выводы и предложения, представленные в работе, основываются на положениях Конституции РК, уголовно-процессуального законодательства, Нормативных постановлений Верховного Суда РК, международно-правовых актах, определяющих стандарты осуществления правосудия. Кроме того в работе использован анализ утративших силу законодательных актов Республики Казахстан и Российской Федерации, а также опубликованных научных трудов отечественных и зарубежных ученых, публикаций в периодической печати и других средствах массовой информации, анализ действующей следственной и судебной практики.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В ст. 1 Конституции РК провозглашается, что Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы. Введение в УПК РК нового независимого субъекта судебного контроля за досудебным производством - следственного судьи, подтверждает отсутствие декларативности конституционных положений, поскольку именно порядок судопроизводства определяет демократизм общества.

2. Следственный судья в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан - это организационно обособленный от судей общей юрисдикции

независимый представитель судебной власти, осуществляющий функцию судебного контроля за досудебным производством, предметом которого выступают три взаимосвязанные группы полномочий: судебное

санкционирование, полномочия в сфере доказывания и судебная проверка.

Пределы полномочий следственного судьи по осуществлению судебного контроля за досудебным производством ограничены законодательным императивом о том, что использование полученных следственным судьей (или при его участии) судебных доказательств - прерогатива только суда (судьи) общей юрисдикции при проведении главного судебного разбирательства по конкретному уголовному делу. В досудебных стадиях они могут выступать основанием для вынесения итоговых или промежуточных решений органом уголовного преследования.

3. Полномочия следственного судьи (ст. 55 УПК РК) охватывают не только вопросы наличия оснований при санкционировании и продлении мер уголовно - процессуального принуждения, а так же разрешения правовых споров, возникающих между участниками досудебного расследования, но и вопросы, затрагивающие сферу доказывания по уголовным делам. Тем самым констатируется, что особенностью судебного контроля в Республике Казахстан выступает предусмотренная законом возможность не только судебного закрепления представленных доказательств (процедура депонирования) и их получения (собирания) посредством следственного судьи, но и возможность при санкционировании меры пресечения «Содержание под стражей», помимо исследования материалов уголовного дела, проверять обоснованность подозрения лица в совершении уголовного правонарушения (ч. 3 ст. 148 УПК РК), т.е. в правовой оценке собранных органом уголовного преследования на этот момент доказательств.

4. Наделение следственного судьи специальными полномочиями в сугубо доказательственной сфере свидетельствует о рождении в Казахстане нового института - судебного закрепления, получения и оценки доказательств в ходе досудебного расследования при реализации функции судебного контроля.

5. Предлагается классификация полномочий следственного судьи по следующим основаниям.

А. В зависимости от функциональной направленности:

- санкционирование мер уголовно-процессуального принуждения и следственных действий, существенно ограничивающих конституционные права граждан, предусматривающее их рассмотрение не только наличия соответствующих для этого оснований, но и доказанность подозрения (обвинения) на момент применения мер пресечения;

- оказание содействия сторонам обвинения и защиты в реализации возложенных на них функций в целях достижения задач судопроизводства;

- обеспечение соблюдения прав и законных интересов участников проводимого расследования и разрешения возникающих между ними конфликтных ситуаций.

Б. В зависимости от сферы применения:

1) обеспечивающие соблюдение и защиту конституционных прав и свобод участников досудебного расследования путем судебного санкционирования решений органов досудебного производства;

2) обеспечивающие надлежащую реализацию функции уголовного преследования путем дачи разрешения на производство отдельных следственных действий;

3) обеспечивающие должный ход досудебного производства, в том числе и в рамках должного поведения его участников;

4) иные полномочия следственного судьи, обеспечивающие реализацию принципа всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела и формирование внутреннего убеждения по поводу допустимости или недопустимости представленных ему материалов, а так же обоснованности подозрения.

В. В зависимости от стоящих перед судебным контролем задач:

1) предупредительный судебный контроль, состоящий из полномочий по даче разрешения на производство отдельных следственный действий и применение определенных мер уголовно-процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права и свободы участников расследования.

2) текущий судебный контроль, состоящий из полномочий по оказанию

содействия сторонам обвинения и защиты в достижении стоящих перед ними задач в сфере доказывания путем организации и проведения по соответствующему ходатайству депонирования показаний свидетеля,

потерпевшего и оказания содействия адвокату-защитнику при разрешении его мотивированных ходатайств, связанных с собиранием доказательств, отклоненных органом уголовного преследования.

3) последующий судебный контроль, состоящий из полномочий по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя и дознавателя, а также рассмотрение жалоб и протестов на постановления следственного судьи.

6. Диспозиция ч. 2 ст. 145 УПК РК предполагает применение залога только с санкции прокурора либо по постановлению суда, следственного судьи. В то же время залог, как самостоятельная мера пресечения, фактически применяется лишь как альтернатива содержанию под стражей, поскольку в соответствии с ч. 8 ст. 148 УПК РК следственный судья при вынесении постановления о санкционировании меры пресечения в виде содержания под стражей, за исключением дел об особо тяжких преступлениях, обязан определить размер залога, достаточного для обеспечения выполнения подозреваемым, обвиняемым возложенных на него обязанностей. Тем самым санкционирование залога прокурором приобретает формальный характер. В этой связи предлагается внести изменения в действующую статью 145 УПК РК, изложив ч.2 указанной нормы в следующей редакции: «...2. Залог применяется как альтернативная мера пресечения содержанию под стражей и только по постановлению суда, следственного судъи...» и привести в соответствие с этим предписанием остальные части ст. 145 УПК РК.

7. Часть 8 статьи 148 УПК РК предлагается дополнить после слов «...содержания под стражей» новым абзацем следующего содержания:

...8. ... После внесения залога на депозит суда, залогодатель предоставляет следственному судье подтверждающий документ, на основании которого следственный судья выносит постановление об изменении меры пресечения «содержание под стражей» на «залог», которое незамедлительно, в том числе и посредством научно-технических средств связи, направляется начальнику учреждения места содержания под стражей для исполнения. Электронный документ скрепляется электронной цифровой подписью следственного судьи. О принятом решении уведомляется прокурор и орган досудебного расследования..».

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение работы заключается в комплексном и системном исследовании процессуального статуса следственного судьи при реализации возложенных на него полномочий с позиций общей теории права, философии права, конституционного права и уголовно-процессуального права. Выводы и рекомендации, сделанные в диссертации, могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях функциональной характеристики полномочий следственного судьи, как в отечественном, так и зарубежном уголовном судопроизводстве, а также при формулировке законодательных новелл, связанных с оптимизацией деятельности указанного участника судебного контроля.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в возможности реализации содержащихся в нем предложений по

совершенствованию уголовно-процессуального законодательства РК и практики его применения органами досудебного расследования, прокуратурой, судами, а также при осуществлении адвокатской деятельности. Основные выводы, изложенные в диссертации, могут быть использованы в последующих научных изысканиях по проблемам, связанным с реализацией судебного контроля в досудебных стадиях, для преподавания курса уголовно-процессуального права, а также соответствующих спецкурсов для студентов юридических учебных заведений, а также слушателей различных курсов и форм повышения квалификации практических работников.

Степень достоверности, апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения диссертационного исследования, составляющие содержание работы, и практические рекомендации по регламентации правового положения следственного судьи изложены в пяти научных статьях, четыре из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации для публикаций основных научных результатов диссертаций.

Структура диссертации. Структура работы определяется поставленными в диссертации целями, задачами и логикой исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя семь параграфов, заключения, библиографии и приложений.

Диссертация выполнена в объеме, соответствующим предъявляемым требованиям Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

№ 378-V ЗРК

<< | >>
Источник: Адилов Санжар Аскенович. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СЛЕДСТВЕННОГО СУДЬИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. Во введении
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Банковское право - Вещное право - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Право ценных бумаг - Правоведение - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная экспертиза - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Юридическая психология -