<<
>>

2.3. Развитие системы административных и организационно-экономических методов регулирования деятельности торговых посредников.

Од­на­ко ком­мер­че­с­кая пра­к­ти­ка не все­гда сле­ду­ет пу­тем, ука­зан­ным те­о­ре­ти­че­с­ки­ми схе­ма­ми, в чем при­шлось убе­дить­ся и в Ор­лов­ской об­ла­с­ти. Речь идет о том, что раз­ру­ше­ние се­ти го­су­дар­ст­вен­ных по­сред­ни­ков во вну­т­рен­ней тор­го­в­ле при­ве­ло к вы­па­де­нию в це­пи дви­же­ния то­ва­ра от про­из­води­те­ля к по­тре­би­те­лю (по­ку­па­те­лю) та­ко­го ва­ж­но­го зве­на, как круп­ная оп­то­вая тор­го­в­ля. По­э­то­му вос­ста­но­в­ле­ние оп­то­во­го зве­на в тор­го­в­ле на уров­не ре­ги­о­на при не­по­сред­ст­вен­ном уча­стии (фи­нан­со­вом и ор­га­ни­за­ци­он­ном) ор­га­нов го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти субъ­е­к­та РФ ста­ло в 1997 го­ду ос­но­вой для со­з­да­ния ре­ги­о­наль­ной це­ле­вой про­грам­мы “Ре­фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие тор­го­в­ли Ор­лов­ской об­ла­с­ти до 2000 го­да”.

В раз­ви­тие этой про­грам­мы гла­ва ад­ми­ни­ст­ра­ции об­ла­с­ти из­дал еще не­сколь­ко По­ста­но­в­ле­ний, сре­ди ко­то­рых осо­бо вы­де­лим По­ста­но­в­ле­ние “О со­з­да­нии оп­то­во­го про­до­воль­ст­вен­но­го рын­ка”, “О со­з­да­нии ре­ги­о­наль­ной меж­ведом­ст­вен­ной ко­мис­сии по про­б­ле­мам оп­то­вых по­ста­вок про­до­воль­ст­вия на по­тре­би­тель­ский ры­нок”. Суть их за­клю­ча­ет­ся в од­ном: в ус­ло­ви­ях эко­но­ми­че­с­ко­го спа­да, сни­же­ния по­ку­па­тель­ской спо­соб­но­сти на­се­ле­ния, незащищен­но­сти ме­ст­ных то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей пе­ред экспансией им­пор­та про­мыш­лен­ных и про­до­воль­ст­вен­ных то­ва­ров в об­ласть ос­та­но­вить за­тя­нув­ший­ся пе­ри­од сти­хий­но­го раз­ви­тия тор­го­в­ли. Ис­поль­зо­вать то, что ос­та­лось от го­су­дар­ст­вен­ных оп­то­вых баз, со­з­дать но­вые оп­то­вые стру­к­ту­ры на ос­но­ве коллективной и го­су­дар­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­сти и тем са­мым до­бить­ся вли­я­ния на оп­то­вое зве­но вну­т­рен­ней тор­го­в­ли — та­кую мас­штаб­ную и ре­фор­ма­тор­скую за­да­чу по­ста­ви­ли в Ор­лов­ской об­ла­с­ти.

За этим ша­гом не­ми­ну­е­мо дол­жен по­с­ле­до­вать и сле­ду­ю­щий. По­сколь­ку на гра­ни­цах об­ла­с­ти не по­ста­вишь соб­ст­вен­ные та­мо­жен­ные по­сты и не при­мешь соб­ст­вен­ных об­ла­ст­ных за­ко­нов о ре­гу­ли­ро­ва­нии внеш­ней тор­го­в­ли — это бы про­ти­во­ре­чи­ло кон­це­п­ции фе­дераль­но­го го­су­дарс­т­ва, за­кре­п­лен­ной в Кон­сти­ту­ции РФ, — по­столь­ку про­ти­во­сто­ять не­кон­т­ро­ли­ру­е­мым по­то­кам им­порт­ных то­ва­ров мо­ж­но, лишь со­з­да­вая соб­ст­вен­ные об­ла­ст­ные по­сред­ни­че­с­кие ор­га­ни­за­ции для проведения экс­порт­но-им­порт­ных опе­ра­ций на базе областной или муниципальной собственности и в интересах региона.

По на­ше­му мне­нию, ло­ги­ка хо­да эко­но­ми­че­с­ких ре­форм и ком­мер­че­с­кая пра­к­ти­ка объ­е­к­тив­но под­тал­ки­ва­ют ре­ги­о­ны к та­ким, на пер­вый взгляд, “за­щит­ным” от излишней ли­бе­ра­ли­за­ции внеш­ней тор­го­в­ли ме­рам. А с то­ч­ки зре­ния сме­шан­ной эко­но­ми­ки эта ме­ра есть спо­соб вос­ста­но­в­ле­ния на­ру­шен­ной на уров­не го­су­дар­ст­ва уп­ра­в­ля­е­мо­сти внеш­не­тор­го­вой сфе­рой. Со­з­да­ние на уров­не ре­ги­о­нов спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных ор­га­ни­за­ций-по­сред­ни­ков, спо­соб­ных ус­пеш­но кон­ку­ри­ро­вать с “че­л­но­ка­ми” и ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми в по­став­ках в об­ласть не­об­хо­ди­мых (де­фи­цит­ных) им­порт­ных про­мыш­лен­ных и про­до­воль­ст­вен­ных то­ва­ров, по­з­во­лит при­ос­та­но­вить сти­хий­ные про­цес­сы вы­те­с­не­ния своих то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей с ме­ст­но­го рын­ка.

Вос­со­з­да­ние оп­то­во­го зве­на в це­ло­ст­ной си­с­те­ме то­ва­ро­дви­же­ния при экс­пор­те и им­пор­те то­ва­ров и услуг, по­дор­ван­но­го про­цес­са­ми при­ва­ти­за­ции го­су­дар­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­сти и ли­бе­ра­ли­за­ции внеш­не­эко­но­ми­че­с­кой де­я­тель­но­сти, на уров­не регионов, ко­не­ч­но же, по­тре­бу­ет ог­ром­ных уси­лий, зна­чи­тель­ных за­трат. Да и ди­на­ми­ка раз­ви­ти­я “ком­мер­че­с­ко­го ту­риз­ма”, вре­мен­но взяв­ше­го по от­дель­ным груп­пам то­ва­ров роль ос­нов­но­го оп­то­ви­ка во внеш­ней тор­го­в­ле, при­во­дит к вы­во­дам об ис­чер­пан­но­сти это­го пу­ти на­сы­ще­ния рос­сий­ско­го рын­ка де­фи­цит­ны­ми то­ва­ра­ми.

У идеи ис­поль­зо­ва­ния вновь со­з­дан­ных ре­ги­о­наль­ных по­сред­ни­ков во внеш­не­тор­го­вой сфе­ре субъ­е­к­тов РФ есть и про­тив­ни­ки. Они счи­та­ют, что роль та­ких по­сред­ни­ков впол­не мог­ли бы взять на се­бя уже су­ще­ст­ву­ю­щие стру­к­ту­ры. К при­ме­ру, в Ор­лов­ской об­ла­с­ти оп­то­вый про­до­воль­ст­вен­ный ры­нок со­з­дан на ос­но­ве объ­е­ди­не­ния фи­нан­со­вых и ма­те­ри­аль­ных ре­сур­сов АО “Орел­ба­ка­лея” (быв­шая го­су­дар­ст­вен­ная ба­за) и ОАО “Ор­лов­ская ни­ва”. Есть и ас­со­ци­а­ция “Оптле­г­пром”, где объ­е­ди­ни­лись в не­ком­мер­че­с­кую ор­га­ни­за­цию две быв­шие го­су­дар­ст­вен­ные оп­то­вые ба­зы, че­ты­ре пред­при­ятия лег­кой про­мыш­лен­но­сти и ме­ст­ный фи­ли­ал бан­ка “Рос­сий­ский кре­дит”. В ус­тав­ных до­ку­мен­тах и оп­то­во­го про­до­воль­ст­вен­но­го рын­ка, и ас­со­ци­а­ции “Оптле­г­пром” за­пи­са­на воз­мо­ж­ность в ин­те­ре­сах уч­ре­ди­те­лей осу­ще­ст­в­лять внеш­не­эко­но­ми­че­с­кую де­я­тель­ность. Од­на­ко эта де­я­тель­ность не яв­ля­ет­ся для них ос­нов­ной, глав­ное — вы­пол­нять роль оп­то­во­го зве­на для ме­ст­ных то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей на внутреннем рынке. В то же вре­мя мас­са индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица и тор­го­вых до­мов, при­на­д­ле­жа­щих юри­ди­че­с­ким и фи­зи­че­с­ким ли­цам, име­ют ог­ром­ные при­бы­ли от за­во­за в об­ласть им­порт­ных то­ва­ров на­род­но­го по­треб­ле­ния и про­до­воль­ст­вия, ко­то­рые ре­а­ли­зу­ют­ся в сфе­ре не­ор­га­ни­зо­ван­ной тор­го­в­ли.

Про­кон­т­ро­ли­ро­вать по­то­ки им­пор­та, по­вли­ять на его стру­к­ту­ру в поль­зу ме­ст­ных то­ва­ро­про­из­во­ди­те­лей у об­ла­ст­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции и ор­га­нов ме­ст­но­го са­мо­уп­ра­в­ле­ния по­ка нет достаточных сил и средств, а глав­ное — ну­ж­ных ры­но­ч­ных стру­к­тур. По на­ше­му мне­нию, та­ки­ми стру­к­ту­ра­ми мо­гут и дол­ж­ны стать тор­го­во-по­сред­ни­че­с­кие фир­мы на ба­зе областной или му­ни­ци­паль­ной соб­ст­вен­но­сти, ко­то­рые бы со­ста­ви­ли кон­ку­рен­цию не­кон­т­ро­ли­ру­е­мо­му вво­зу и вы­во­зу то­ва­ров из об­ла­с­ти, осу­ще­ст­в­ля­е­мо­му в ны­неш­них ус­ло­ви­ях фи­зи­че­с­ки­ми и юри­ди­че­с­ки­ми ли­ца­ми без ка­кой-ли­бо при­вя­з­ки к про­грам­мам подъ­е­ма эко­но­ми­ки Ор­лов­щи­ны (го­су­дар­ст­вен­ные или му­ни­ци­паль­ные уни­тар­ные посреднические пред­при­ятия). Ес­те­ст­вен­но, это по­тре­бу­ет и оп­ре­де­лен­ной уп­ра­в­лен­че­с­кой над­строй­ки, спе­ци­аль­но обу­чен­но­го уп­ра­в­лен­че­с­ко­го ап­па­ра­та, ко­то­рый мог быть создан при Управлении внешнеэкономических и межрегиональных связей.

Необходимость в таких структурах все острее ощущается на региональном уровне. Администрация Орловской области в связи с этим возлагает надежды на посреднические структуры, созданные при ее непосредственном участии, типа ОАО “Орловский областной центр рыночных отношений “Развитие”.

Доля акций ООЦРО “Развитие”, находящаяся в собственности области, составляет 84 процента.

Таблица 4

Сводные данные о деятельности ООЦРО “Развитие” за 1997 год

Наименование торгово-посред-

нической операции

В млн. деноминирован-ных рублей Удельный вес (%) в общем товарообороте ООЦРО “Развитие” Удельный вес (%) в общем товарооборо-те области
Ввоз товаров из других регионов РФ 162 40,5 3,86
Ввоз товаров из стран СНГ 6,5 1,63 0,16
Вывоз товаров в другие

регионы РФ

60 15,0 1,43
Вывоз товаров в страны СНГ 10 2,5 2,38

Деятельность ООЦРО “Развитие” по состоянию на 01.01.1998 г. по поставкам продовольствия и товаров народного потребления, приходящихся на межрегиональные связи области, отражена в таблице 4.

Как видно из этой таблицы, пока ООЦРО “Развитие” существенно не влияет на общий поток товаров, пересекающих границы области, тем более невелика его роль в осуществлении экспортно-импортных поставок. Но у таких структур есть будущее, если учитывать исторический опыт дореволюционной России и развития института посредничества в этот период.

При решении этого вопроса можно было бы опереться прежде всего на опыт земских учреждений, который, к сожалению, практически не используется органами местного самоуправления. Так, в начале XX века в некоторых губерниях при городских и уездных земских управах были созданы потребительские объединения, которые, с одной стороны, помогали в сбыте за границу некоторых продуктов, производимых крестьянами, а с другой — делали закупки больших партий продовольствия, чтобы сбить цены на него, предлагаемые купцами-оптовиками, и тем самым обеспечить город или уезд дешевыми товарами народного потребления. Этот опыт полностью забыт.[90] Но с возрождением в России традиций местного самоуправления на него можно было бы опереться, что и делают в Орловской области, опираясь на такие структуры, как ООЦРО “Развитие”, ОАО “Орловская нива”.

Конечно, нельзя не замечать то, что пра­к­ти­ка функ­ци­о­ни­ро­ва­ния го­су­дар­ст­вен­но­го се­к­то­ра в сфе­ре внеш­ней тор­го­в­ли раз­ных стран у­ка­за­ла на имеющиеся там и не­ком­пе­тент­ность, и без­от­вет­ст­вен­ность, и кор­ру­п­цию. Это те субъ­е­к­ти­вные не­до­с­тат­ки, ко­то­рые бы­ли свойственны,и Ми­ни­стер­ст­ву внеш­ней тор­го­в­ли СССР и име­ли ме­с­то в де­я­тель­но­сти МВЭС Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Но ссыл­ки на эти не­до­с­тат­ки не яв­ля­ют­ся ре­ша­ю­щи­ми ар­гу­мен­та­ми в поль­зу по­л­но­го ухо­да го­су­дар­ст­ва от ро­ли ре­гу­ли­ро­ва­ния тор­го­во-по­сред­ни­че­с­ко­го зве­на пу­тем ча­с­ти­ч­но­го воз­вра­ще­ния его в го­су­дар­ст­вен­ный се­к­тор эко­но­ми­ки. Опыт удачного во многих отношениях функционирования ООЦРО “Развитие”и ОАО “Орловская нива”, созданных областной администрацией, убеждает в этом.

Более того, на­блю­де­ния за тен­ден­ци­я­ми раз­ви­тия се­ти при­ва­ти­зи­ро­ван­ных пред­при­ятий тор­го­в­ли в г. Ор­ле по­ка­за­ли, что поч­ти стопро­цен­тная при­ва­ти­за­ция ма­га­зи­нов не сн­я­ла ряда не­га­тив­ных яв­ле­ний в от­рас­ли, а имен­но: уг­луб­ле­ния стру­к­тур­но­го кри­зи­са, ро­с­та чи­с­ла убы­то­ч­ных пред­при­ятий, на­ра­ста­ю­щего ухо­да тор­го­вой де­я­тель­но­сти в сфе­ру те­не­вой эко­но­ми­ки.[91] Как не сн­я­ла поголовная при­ва­ти­за­ция пред­при­ятий торговли проблемы низкого качества менеджмента, существования неэффективной системы экономического регулирования этой отрасли региональными и муниципальными органами управления.

В Орловской области на опыте первых шагов по осуществлению целевой комплексной программы государственного регулирования и реформирования торговли до 2000 года пришли к однозначному выводу: навести элементарный порядок на рынках, войти в тесный контакт с местными товаропроизводителями, отказаться от засилья на прилавках некачественного импортного продовольствия, оказать противодействие теневой экономике в торговле невозможно без воссоздания в разумных пределах государственного сектора в этой среде.

Этот опыт подсказывает и логично вытекающий отсюда вывод. Сегодня, когда вокруг производителя вертится масса посреднических структур, перекрывая ему прямые выходы к потребителю (а следовательно, и возможность быстрого получения дохода), необходимо государственное регулирование деятельности посредников. Такое понимание находит все больше приверженцев и в нынешнем правительстве. При этом именно Орловщина стала для них “ярким примером того, что может сделать регулирующая роль государства”.

Создание государственных торгово-посреднических структур (типа Орловского торгового дома “Развитие”) на региональном уровне может встретить жесткую конкуренцию мощных негосударственных торгово-посреднических фирм, которые расположены за пределами региона (как правило, в Москве), стремятся иметь контроль над экспортно-импортными операциями данного региона. Государственному сектору внешнеторгового посредничества в регионах в этом случае выстоять в борьбе с мощными финансовыми группами поможет такой метод регулирования, как региональный государственный заказ.

Речь идет об эффективности использования бюджетных средств для поддержки государственных посредников, как и других посредников, работающих в интересах региона. Известно, что в компетенции регионов по ведению внешнеторговой дея­тель­но­сти на­хо­дит­ся пре­дос­тав­ле­ние до­пол­ни­тель­ных гарантий по от­но­ше­нию к фе­де­раль­ным фи­нан­со­вым га­ран­тиям уча­ст­ни­кам внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти, за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ным на их тер­ри­то­рии, а так­же льгот в час­ти вы­пол­не­ния их обя­за­тельств пе­ред бюд­же­та­ми и вне­бюд­жет­ны­ми фон­да­ми субъ­ек­тов РФ. Реа­ли­за­ция этих по­ло­же­ний ста­тьи 8 (п. 4 и 5) За­ко­на о го­су­дар­ст­вен­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти на прак­ти­ке как раз воз­мож­на че­рез сис­те­му го­су­дар­ст­вен­но­го за­ка­за. Ис­поль­зо­ва­ние сис­те­мы го­су­дар­ст­вен­но­го за­ка­за на по­став­ку про­дук­ции, ра­бот и ус­луг для ре­гио­наль­ных нужд яв­ля­ет­ся еще од­ной из форм ре­гу­ли­ро­ва­ния внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти по­сред­ни­ков.

Тер­мин “ре­гио­наль­ные ну­ж­ды” или “го­су­дар­ст­вен­ные об­ла­ст­ные ну­ж­ды” при этом обо­зна­ча­ет тот объ­ем (ко­ли­че­ст­во) про­дук­ции, ра­бот и ус­луг, ко­то­рые пред­по­ла­га­ет­ся воз­мож­ным оп­ла­тить из об­ла­ст­но­го бюд­же­та по ут­вер­жден­ным в на­ча­ле го­да стать­ям фи­нан­си­ро­ва­ния: на об­ра­зо­ва­ние, ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, со­ци­аль­ную за­щи­ту на­се­ле­ния, на ком­му­наль­но-транс­порт­ные ус­лу­ги и т. п.

Для муниципальных образований более подходит термин “муниципальные нужды”, и, соответственно, речь тогда идет о муниципальном заказе, финансируемом из местных бюджетов.

В ус­ло­ви­ях ры­ноч­но­го ре­фор­ми­ро­ва­ни­я м­но­гие уч­ре­ж­де­ния со­ци­аль­ной за­щи­ты, об­ра­зо­ва­ния, здра­во­охра­не­ния, куль­ту­ры вы­ну­ж­де­ны са­мо­стоя­тель­но ре­шать во­про­сы за­ку­пок про­дук­ции, ра­бот и ус­луг для обес­пе­че­ния сво­его нор­маль­но­го функ­цио­ни­ро­ва­ния. При этом об­ра­щение к та­ким по­сред­ни­кам, которые за­вы­ша­ют це­ны на свои ус­лу­ги, может лечь до­пол­ни­тель­ным гру­зом на об­ла­ст­ной или ме­ст­ные бюд­же­ты. Поскольку ряд бюджетных организаций нуждаются в импорте, то они вынуждены прибегать к услугам “своих” и “чужих” внешнеэкономических посредников.

В Ор­лов­ской об­лас­ти уже с 1995 года су­ще­ст­ву­ет прак­ти­ка ор­га­ни­за­ции и про­ве­де­ния кон­курс­ных за­ку­пок для обес­пе­че­ния го­су­дар­ст­вен­ных об­ла­ст­ных нужд на кон­тракт­ной ос­но­ве. Это по­зво­ля­ет не толь­ко эко­но­мить и ра­цио­наль­но рас­хо­до­вать об­ла­ст­ные бюд­жет­ные сред­ст­ва, но и ре­гу­ли­ро­вать внеш­не­эко­но­ми­че­скую дея­тель­ность тор­го­вых по­сред­ни­ков, эко­но­ми­че­ски­ми спо­со­ба­ми по­ощ­ряя их ра­бо­ту на раз­ви­тие эко­но­ми­ки об­лас­ти.

Кон­курс­ное раз­ме­ще­ние го­су­дар­ст­вен­но­го за­ка­за на по­став­ку из-за ру­бе­жа про­дук­тов пи­та­ния, обо­ру­до­ва­ния, сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных ма­шин и т. п. для нужд об­лас­ти сре­ди тор­го­во-по­сред­ни­че­ских фирм, в том чис­ле и сре­ди со­от­вет­ст­вую­щих го­су­дар­ст­вен­ных или му­ни­ци­паль­ных уни­тар­ных пред­при­ятий, по­зво­лит ре­гу­ли­ро­вать по­то­ки им­пор­та, иду­щие в об­ласть. Су­ще­ст­вен­ным зве­ном та­ко­го ме­ха­низ­ма стал об­ра­зо­ван­ный при ад­ми­ни­ст­ра­ции об­лас­ти спе­ци­аль­ный от­дел по ор­га­ни­за­ции за­ку­пок, ра­бот и ус­луг. Он выполняет функции представительства Минэкономики РФ по вопросам госзаказа. Раз­ра­бо­та­но По­ло­же­ние о по­ряд­ке фи­нан­си­ро­ва­ния кон­трак­тов на по­став­ку про­дук­ции, ра­бот и ус­луг для ре­гио­наль­ных нужд, в том чис­ле на кон­курс­ной ос­но­ве. Для общей координации работ и контроля в администрации области создан координационный совет.

В первом квартале 1998 года проведено шесть конкурсов по закупке продукции для региональных и муниципальных нужд. По результатам проведенных конкурсов с победителями заключены контракты на сумму 3,8 млн. деноминированных рублей. Экономия бюджета составила около 19 процентов от первоначальной цены. Бюджетные средства сохранены, а не стали достоянием посредников-перекупщиков.[92]

В том слу­чае, ко­гда прин­ци­п кон­курс­но­го раз­ме­ще­ния за­ка­зов на кон­тракт­ной ос­но­ве реа­ли­зо­ван до кон­ца, ко­гда про­во­ди­мые тор­ги ор­га­ни­зу­ют­ся ре­гу­ляр­но (а не от слу­чая к слу­чаю) и не яв­ля­ют­ся и­ми­та­ци­ей че­ст­но­го со­рев­но­ва­ния по­став­щи­ков (с оп­ре­де­лен­ным еще до тор­гов по­бе­дит­елем), региональные ин­те­ре­сы ос­та­ют­ся в вы­иг­ры­ше. В то же вре­мя, что не­ма­ло­важно, раз­ме­ще­ние гос­за­ка­за дис­ци­п­ли­ни­ру­ет тор­го­вых по­сред­ни­ков, сби­ва­ет ажио­таж­ную наценку на про­дук­цию и ус­лу­ги по­сред­ни­ков, сле­до­ва­тель­но, яв­ля­ет­ся оп­реде­лен­ным ры­ча­гом воз­дей­ст­вия на эк­оно­ми­че­ское по­ве­де­ние тор­го­вых по­сред­ни­ков, по­бу­ж­да­ет всю их со­во­куп­ность сни­жать из­держ­ки (транс­порт­ные, хра­не­ния, стра­хо­ва­ния и т. д.) соб­ст­вен­ной ко­ммер­че­ской дея­тель­но­сти.

При ор­га­ни­за­ции го­су­дар­ст­вен­но­го за­ка­за для ре­гио­наль­ных нужд важ­ны­м фак­то­ром его успеш­но­го осу­ще­ст­в­ле­ния яв­ля­ет­ся не толь­ко чет­кое взаи­мо­дей­ст­вие функ­цио­наль­ных и от­рас­ле­вых служб ад­ми­ни­ст­ра­ций субъ­ек­тов РФ на ста­дии фор­ми­ро­ва­ния ре­ги­он­ально­го за­ка­за, но и от­ветст­вен­ность го­су­дар­ст­вен­ных слу­жа­щих за его ис­пол­не­ние. Прак­ти­ка про­ве­де­ния ры­ноч­ных ре­форм в Рос­сии по­ка­за­ла, что как в управ­ле­нии ос­тав­шейся го­су­дар­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­стью, так и при от­стаи­ва­нии го­су­дар­ст­вен­ных ин­те­ре­сов при взаи­модей­ст­вии с ком­мер­че­ски­ми струк­ту­ра­ми име­ют ме­сто и не­ком­пе­тент­ность, и без­от­вет­ст­вен­ность, и кор­руп­ция.

Лич­ная не­ком­пе­тент­ность, не­спо­соб­ность или ко­ры­сто­лю­бие го­су­дар­ст­вен­ных чи­нов­ни­ков ча­стич­но по­ро­ж­де­ны ста­рой по­роч­ной кад­ро­вой по­ли­ти­кой, бес­кон­троль­но­стью и бе­зот­вет­ст­вен­но­стью, осо­бен­но рас­цве­таю­щи­ми в переломные пе­ри­оды раз­ви­тия об­ще­ст­ва.

Из оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии из­вест­но, что об­слу­жи­ва­ние ар­мии, им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра, раз­лич­ных го­су­дар­ст­вен­ных нужд счи­та­лось очень почет­ным в среде рос­сий­ско­го ку­пе­че­ст­ва[93]. За пра­во вы­пол­не­ния го­су­дар­ствен­ных за­ка­зов шла серь­ез­ная кон­ку­рент­ная борь­ба, а вы­иг­рав­ший ее счи­тал де­лом чес­ти со­блю­дение всех ус­ло­вий кон­трак­та. В пост­со­вет­ский пе­ри­од раз­ви­тия тор­го­во­го по­сред­ни­че­ст­ва об­ман и не­доб­ро­со­ве­ст­ность “но­вых куп­цов” мо­гут про­явить­ся и при вы­пол­не­нии гос­за­ка­за. Тем бо­лее важ­но, что­бы кон­кур­сы на по­став­ку про­дук­ции для ре­гио­наль­ных нужд вы­иг­ры­ва­ли те “куп­цы”, ко­то­рые име­ют хо­ро­шую ре­пу­та­цию сре­ди по­тре­би­те­лей, дей­ст­ви­тель­но пред­ла­гают бо­лее вы­год­ные це­ны и ста­биль­ные гарантии вы­пол­не­ния сво­их обе­ща­ний. Важ­но, что­бы не­доб­ро­со­ве­ст­ные чи­нов­ни­ки, пред­став­ляющие ре­гио­наль­ные вла­ст­ные струк­ту­ры, сво­им вме­ша­тель­ст­вом, сво­ей ко­ры­ст­ной за­ин­те­ре­со­ван­но­стью не по­гу­би­ли са­му идею, сам прин­цип кон­курс­но­го раз­ме­ще­ния за­ка­зов на по­став­ку про­дук­ции, ра­бот и ус­луг для ре­гио­наль­ных нужд, не превращали госзаказ в источник сверхдоходов лобируемых ими посреднических структур.

Не­ма­ло­важ­ным фак­то­ром в реа­ли­за­ции это­го прин­ци­па долж­ны стать по­вы­ше­ние ком­пе­тент­но­сти кад­ров, сис­те­ма­ти­че­ская уче­ба, по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции го­су­дар­ст­вен­ных служащих, от­ве­чаю­щих за ре­гу­ли­ро­ва­ние дея­тель­но­сти тор­го­во-по­сред­ни­че­ских струк­тур.

Сре­ди ад­ми­ни­ст­ра­тив­ных средств го­су­дар­ст­ве­нного ре­гу­ли­ро­ва­ния внеш­не­эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти тор­го­вых по­сред­ни­ков ши­ро­ко распространены ко­ли­че­ст­вен­ные ог­ра­ни­чения вы­воз­имо­го или вво­зи­мо­го то­ва­ра, то есть кво­ти­ро­ва­ние экс­пор­та и им­пор­та. Прак­ти­че­ски пол­ное сня­тие ко­ли­че­ст­вен­ных ог­ра­ни­че­ний на им­порт то­ва­ров на­род­но­го по­треб­ле­ния под­тал­ки­ва­ет ад­ми­ни­ст­ра­ции не­ко­то­рых рос­сий­ских ре­гио­нов к вве­де­нию во­пре­ки об­ще­рос­сий­ским за­ко­нам ме­ст­ных квот на объ­е­мы вво­зи­мой че­рез гра­ни­цы ре­ги­она про­дук­ции, т. е. по су­ти де­ла речь идет о соз­да­нии соб­ст­вен­но­го та­мо­жен­но­го про­стран­ст­ва на тер­ри­то­рии от­дель­ных субъ­ек­тов РФ. Это про­ти­во­ре­чит прин­ци­пам го­су­дар­ст­вен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния внеш­не­тор­го­вой дея­тель­но­сти (ста­тья 4 За­ко­на), сре­ди ко­то­рых — тре­бо­ва­ние един­ст­ва та­мо­жен­ных тер­ри­то­рий Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Так, ссы­ла­ясь на не­об­хо­ди­мость за­щи­ты ме­ст­ных про­из­во­ди­те­лей, пред­ла­га­ют ввес­ти кво­ты на объ­е­мы по­став­ляе­мой про­дук­ции как из-за ру­бе­жа, так и из ­дру­гих субъ­ек­тов РФ,[94] а за пре­вы­ше­ние ус­та­нов­лен­ных объ­е­мов с ино­го­род­них по­став­щи­ков взи­мать до­пол­ни­тель­ную пла­ту (по су­ти де­ла ме­ст­ный та­мо­жен­ный та­риф), ко­то­рая долж­на по­пол­нять ме­ст­ный бюд­жет.

По на­ше­му мне­нию, вве­де­ние та­ких мер мо­жет обер­нуть­ся са­мой на­стоя­щей тор­го­вой вой­ной ме­ж­ду раз­лич­ны­ми ре­гио­на­ми. Сво­бо­да пере­ме­ще­ния то­ва­ров и ус­луг по тер­ри­то­рии Рос­сии яв­ля­ет­ся од­ним из прин­ци­пов ста­нов­ле­ния ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. Бо­лее то­го, та­кая сво­бо­да раз­ви­ва­ет кон­курент­ную сре­ду сре­ди то­варо­про­из­во­ди­те­лей. Дру­гое де­ло, ко­гда ог­ра­ни­че­ния, т. е. кво­ти­ро­ва­ние им­пор­та оп­ре­де­лен­ных групп то­ва­ров, про­из­во­дят­ся пра­ви­тель­ст­вом Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. За­ста­вить ор­лов­цев, к при­ме­ру, по­ку­пать толь­ко ор­лов­ские про­дук­ты пи­та­ния мож­но толь­ко эко­но­ми­че­ски — сде­лав це­ну и ка­че­ст­во этих про­дук­тов вы­год­ны­ми для по­ку­па­те­лей. Ад­ми­нист­ра­тив­ным же пу­тем ог­ра­ни­чи­вать при­ток раз­но­об­раз­ных то­ва­ров из-за ру­бе­жа или из со­сед­них об­лас­тей вряд ли це­ле­со­об­раз­но. Это вы­зо­вет от­вет­ные ме­ры со сто­ро­ны со­сед­них об­лас­тей, и по­лу­чит­ся тор­го­вая вой­на в межрегиональном масштабе.

О реальности такого варианта развития событий говорят некоторые управленческие решения субъектов РФ. Недавно областная Дума Белгородской области приняла Закон “О сборе за реализацию ввезенной на территорию Белгородской области алкогольной продукции (водки)”. Согласно этому Закону, завезенная из-за пределов области пол-литровая бутылка водки будет обходиться покупателю на 9 рублей дороже местной,[95] т. е. это означает не что иное, как введение местных таможенных пошлин в размере почти 50 процентов от стоимости товара. Для торговых посредников, в больших количествах завозивших водку из Курской, Орловской, Московской областей, с Украины и из Белоруссии, это серьезный ограничительный барьер административного рода. Но если соседние области введут такую “местную пошлину” для белгородской водки, это существенно снизит общий экономический выигрыш для белгородского областного бюджета. А о готовности ввести такие меры уже объявили несколько областей.

В связи с этим определенные надежды возлагаются на законопроект, который, по мнению губернатора Белгородской области, должен быть подготовлен в Государственной Думе, где будут выработаны единые “правила игры” в водочном бизнесе. Для территорий “водочные деньги” очень важны. Именно они идут на зарплату учителям, медикам и другим бюджетникам. Поэтому каждый субъект РФ будет стремиться к максимизации потребления на своей территории только своей водки. К чему это приводит в масштабах государства, нетрудно представить. Криминальные структуры найдут дополнительные способы, чтобы обойти эту “местную монополию”, и торговые посредники (“свои” и “чужие”) будут играть здесь важную роль “таранов” местных таможенных границ.

Очевидно, что квотирование товарных потоков на уровне субъектов РФ пока остается проблемой, не находящей приемлемого решения. Что касается экспорта-импорта алкоголя за пределы регионов и Российской Федерации, то кардинальным решением вопроса нам представляется восстановление в полном объеме государственной монополии на спиртоводочную продукцию, и равномерное распределение по регионам поступлений от акцизов. Что касается квотирования других товаров и услуг в региональном масштабе, то необходимо искать подходы, сближающие региональные интересы, а не отталкивающие регионы друг от друга в угоду решения сиюминутных бюджетных проблем. Свой вариант решения этих проблем должны предложить и различные деловые ассоциации субъектов РФ, в частности ассоциация “Черноземье”.

Важной формой государственного регулирования деятельности внешнеторговых посредников в регионе является полнота реализации полномочий субъектов РФ, которые по Закону о внешней торговле “имеют право в пределах своей компетенции осуществлять... координацию и контроль за внешнеторговой деятельностью российских и иностранных лиц” (статья 8, п. 2).

Контроль является важнейшей функцией управления, обеспечивая обратную связь между субъектом и объектом управления. Как правило, контроль основан на потоках информации, циркулирующей между объектом и субъектом управления, дающей картину состояния объекта управления. В случае государственного регулирования деятельности внешнеторговых посредников мы сталкиваемся с отсутствием информации о деятельности целых групп посредников, которые реально обеспечивают экспортно-импортные поставки в регион, но не существуют для региональной статистики, а следовательно, недоступны для полноценного контроля. Это, с одной стороны, группа внешнеторговых посредников, обслуживающих предприятия-экспортеры региона, но не зарегистрированные в регионе, а с другой — группа посредников, не образующих юридического лица на территории региона, хотя являются или предпринимателями, или “челноками” данного региона по месту проживания. В последнем случае органы статистики относят их к сфере “неорганизованной торговли” и измеряют объемы экспортно-импортных операций не статистически, а через методы экспертной оценки: органам ГТК безразлична региональная принадлежность “челноков” и предпринимателей без образования юридического лица, налоговые органы интересует лишь получаемый по итогам года их доход. Таким образом, функция контроля со стороны региональных органов государственной власти над этой категорией участников ВЭД не осуществима в нужном объеме.

Функция контроля за экспортно-импортными потоками товаров, идущими через регион, не выполняется в полной мере и тогда, когда предприятия-экспортеры региона реализуют свою продукцию на внешнем рынке не через собственные сбытовые отделы, не через посредников, расположенных в регионе или созданных предприятием, а через посредников, которых назначает новый собственник предприятия, расположенный за пределами данного региона.

В Российской Федерации пока не сложилась система учета и регистрации внешнеторговых сделок, совершаемых в конкретных регионах не юридическими лицами при том что сегодня на них приходится почти половина импорта продовольствия и до двух третей отдельных групп товаров народного потребления, реализуемых на местных вещевых и продовольственных рынках во всех 89 субъектах Российской Федерации.

Как по­ка­зы­ва­ет ком­мер­че­с­кая пра­к­ти­ка, имен­но эти ка­те­го­рии уча­ст­ни­ков внеш­не­тор­го­вых сде­лок, в по­да­в­ля­ю­щем боль­шин­ст­ве сво­ем фа­к­ти­че­с­ки вы­сту­па­ю­щих в ро­ли по­сред­ни­ков (вво­зят и вы­во­зят то­вар ра­ди по­лу­че­ния ком­мер­че­с­кой при­бы­ли, а не для производственных нужд), ­бо­лее все­го склон­ны ута­и­вать под­лин­ные объ­е­мы сво­ей внеш­не­тор­го­вой де­я­тель­но­сти, ук­ло­нять­ся от та­мо­жен­но-та­риф­ных пла­те­жей, от на­ло­го­об­ло­же­ния сво­ей де­я­тель­но­сти в по­л­ном объ­е­ме.

Как уже от­ме­ча­лось, ор­га­ны го­су­дар­ст­вен­ной ста­ти­сти­ки не рас­по­ла­га­ют дан­ны­ми о мас­шта­бах “че­л­но­ч­ной тор­го­в­ли”, нет та­ких дан­ных ни в новом Министерстве торговли РФ, ни в Та­мо­жен­ном ко­ми­те­те. Все, что от­но­сит­ся к не­ор­га­ни­зо­ван­ной тор­го­в­ле в Рос­сии, оце­ни­ва­ет­ся по ори­ен­ти­ро­во­ч­ным дан­ным.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что на “че­л­но­ч­ную тор­го­в­лю” в 1996 го­ду при­хо­ди­лось три чет­вер­ти за­ку­пок за ру­бе­жом то­ва­ров на­род­но­го по­треб­ле­ния — это при­мер­но на 6 млрд. дол­ла­ров. Бо­лее чем на 1,3 млрд. дол­ла­ров “че­л­но­ки” экс­пор­ти­ро­ва­ли за ру­беж раз­ли­ч­ных то­ва­ров. Че­л­но­ч­ный биз­нес пе­ре­жи­ва­ет сей­час пе­ри­од зна­чи­тель­но­го спа­да, который особенно усилился в результате августовского (1998 г.) кризиса. Прой­дя пик сво­его рас­цве­та в 1992 — 1993 го­дах до вве­де­ния та­мо­жен­ных по­шлин, че­л­но­че­ст­во за­тем по­шло на спад. Ес­ли в на­чаль­ный пе­ри­од “че­л­нок” на ки­тай­ских крос­сов­ках или турецких кур­т­ках мог до­бить­ся 300 — 400 про­цен­тов при­бы­ли, что сей­час — все­го лишь 10 — 30 про­цен­тов[96]. Это свя­за­но не толь­ко с тем, что рос­сий­ский ры­нок при па­да­ю­щей по­ку­па­тель­ской спо­соб­но­сти на­се­ле­ния до­с­та­то­ч­но на­сы­щен им­порт­ны­ми то­ва­ра­ми, но, пре­ж­де всего с тем, что “че­л­но­ч­ный” биз­нес стал кон­т­ро­ли­ро­вать­ся ма­фи­ей, стал спо­со­бом от­мы­ва­ния дене­ж­ных средств, по­лу­чен­ных не­за­кон­ным пу­тем. Ма­фия, фи­нан­си­руя “че­л­но­ков”, не по­з­во­ля­ет им о­бо­га­щать­ся и де­ла­ет это для то­го, что­бы они не взду­мали ра­бо­тать толь­ко на се­бя, как это бы­ло в пер­вые го­ды ком­мер­че­с­ко­го ту­риз­ма[97].

По­те­ряв на на­чаль­ном эта­пе ли­бе­ра­ли­за­ции внеш­ней тор­го­в­ли кон­т­роль над “че­л­но­ч­ным” им­пор­том, пра­ви­тель­ст­во в 1996 го­ду по­пы­та­лось об­ло­жить на­ло­гом тех, кто при­во­зит из-за ру­бе­жа ба­гаж свы­ше 50 кг (сей­час нор­ма про­во­за — 200 кг). Но, встретив серьезное сопротивление, организованное через политические структуры и контролируемые криминальными структурами средства массовой информации, отступило от задуманных мер. С тех пор пра­ви­тель­ст­во боль­ше не пред­при­ни­ма­ло мер, ре­гу­ли­ру­ю­щих ком­мер­че­с­кий ту­ризм.

На уров­не ре­ги­о­нов про­б­ле­ма “че­л­но­ч­но­го” им­пор­та обо­ра­чи­ва­ет­ся целым ря­дом сво­их осо­бен­но­стей. Речь идет о не­воз­мо­ж­но­сти про­кон­т­ро­ли­ро­вать про­да­жу этих им­порт­ных то­ва­ров, так как на ве­ще­вых рын­ках от­сут­ст­вуют кас­со­вые ап­па­ра­ты. Сколько продано товара за день, на какую сумму — никто не знает. А зна­чит, и по­л­но­стью со­брать на­ло­ги те­перь уже в ме­ст­ный бюд­жет затруднительно. Это во-пер­вых. А во-вто­рых, боль­шин­ст­во “че­л­но­ков”, осу­ще­ст­в­ля­ю­щих по­езд­ки за им­пор­том, са­ми этот то­вар уже не ре­а­ли­зу­ют. Для это­го у них про­с­то не ос­та­ет­ся вре­ме­ни. Зна­чит, про­ис­хо­дит на­ем вне ра­мок су­ще­ст­ву­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ст­ва про­дав­цов для ра­бо­ты в па­лат­ках и ма­га­зин­чи­ках на ве­ще­вых рын­ках Рос­сии. От­дель­ные “че­л­но­ки” из шуб­ни­ков и ко­ж­ни­ков (т. е. вво­зя­щих ме­хо­вые и ко­жа­ные из­де­лия) име­ют до де­сят­ка тор­го­вых то­чек: павильонов, палаток, лотков, и с то­ч­ки зре­ния за­ко­на что-то инкриминировать им нель­зя — они при­кры­ва­ют­ся ста­ту­сом индивиду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля без об­ра­зо­ва­ния юри­ди­че­с­ко­го ли­ца.

Этот спо­соб ухо­да от на­ло­га ин­ди­ви­ду­аль­ных тор­го­вых по­сред­ни­ков (ка­ко­вы­ми по су­ти де­ла яв­ля­ют­ся “че­л­но­ки”) стал при­вле­ка­те­лен и для тех, кто тор­гу­ет оте­че­ст­вен­ны­ми то­ва­ра­ми или им­пор­том, за­во­зи­мым с круп­ных оп­то­вых баз в Мо­с­к­ве или Санкт-Пе­тер­бур­ге. Тор­го­вые пред­при­ятия, за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ные ра­нее как об­ще­ст­ва с ог­ра­ни­чен­ной от­вет­ст­вен­но­стью (ООО), ко­о­пе­ра­ти­вы или за­кры­тые ак­ци­о­нер­ные об­ще­ст­ва (ЗАО) ста­но­вят­ся вдруг при­на­д­ле­жа­щи­ми ли­цам, име­ю­щим па­тент ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля. Собственность (в первую очередь основные средства) остается на балансе юридического лица, а вся финансово-хозяйственная деятельность ведется через предпринимателей без образования юридического лица. Зна­чит, на­ло­ги — льгот­ные, бух­гал­тер­ско­го уче­та нет, от­чет­ность пе­ред на­ло­го­ви­ка­ми — по те­т­ра­до­ч­ке, ку­да они за­пи­сы­ва­ют или не за­пи­сы­ва­ют (не про­кон­т­ро­ли­ру­ешь!) свои про­да­жи, и ответствен­но­сти пе­ред людь­ми, ра­бо­та­ю­щими на них, пра­к­ти­че­с­ки ни­ка­кой: тру­до­вых кни­жек они в сво­ем боль­шин­ст­ве не вы­да­ют, в Пен­си­он­ный фонд от­чи­с­ле­ния де­ла­ют еди­ни­цы, тех­ни­ку бе­з­о­па­с­но­сти не обес­пе­чи­ва­ют и т. д. Так, на 1 января 1998 года темпы роста количества зарегистрированных предпринимателей без образования юридического лица в го­ро­де Ор­ле опережали темпы роста количества зарегистрированных юридических лиц и составили соответственно 19,0 и 4,6 процента по сравнению с аналогичным периодом 1997 года. Среди предприятий — юридических лиц лишь 75,9 процента задействованы в реальном секторе экономики. Таким образом, предпринимателей привлекает в большей степени статус предпринимателя без образования юридического лица.

В этих ус­ло­ви­ях эко­но­ми­че­с­кий ана­лиз по­ка­зал, что на­ло­го­вые по­сту­п­ле­ния в бюд­жет от тор­го­в­ли по го­ро­ду Ор­лу в 1997 го­ду со­стави­ли 8 про­цен­тов от всей сум­мы по­сту­п­ле­ний, в то вре­мя как в 1996 го­ду их бы­ло вдвое боль­ше — 18 про­цен­тов.[98]

Администрация г. Ор­ла в кон­це 1997 го­да подготовила проект По­ста­но­в­ле­ния “Об упо­ря­до­че­нии вы­де­ле­ния в арен­ду зе­м­ли, не­жи­лых по­ме­ще­ний юри­ди­че­с­ким и фи­зи­че­с­ким ли­цам для за­ня­тия пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью”[99], ко­то­рое предусматривало обязательную перерегистрацию индивидуальных предпринимателей как юридических лиц в случае, когда они имеют более двух торговых палаток и наемный персонал для торговли на вещевых рынках. Предполагалось в этом случае выделять им землю под новые палатки и сдавать в аренду новые торговые площади только после перерегистрации их уже как юридических лиц. Экономический смысл этого постановления — обеспечить контроль за определенной группой посредников, увеличить налоговые поступления в бюджет. Однако его принятие было заблокировано ввиду несовершенства юридической формулы и сопротивления криминальных структур, для которых важно сохранить на рынках наличный оборот денег.

Речь идет о том, что если бы это постановление было принято, то ре­а­ли­за­ция товаров, в том числе че­л­но­ч­но­го им­пор­та, че­рез на­ем­ных про­дав­цов на рын­ках г. Ор­ла потребовало бы пе­ре­ре­ги­ст­ра­ции со ста­ту­са ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля в пра­во­вой ста­тус юри­ди­че­с­ко­го ли­ца, тем са­мым урав­ни­вая пра­во­вое по­ло­же­ние “че­л­но­ка” с пра­во­вым по­ло­же­ни­ем тор­го­во-по­сред­ни­че­с­ко­го пред­при­ятия — юридического лица, и выявило бы теневые операции, сделало их прозрачными для контроля и налоговых органов. А это в из­ве­ст­ной ме­ре есть фор­ма воз­дей­ст­вия на внеш­не­тор­го­вые опе­ра­ции в це­лом.

Тор­го­во-по­сред­ни­че­с­ко­му пред­при­ятию уй­ти от на­ло­го­об­ло­жения зна­чи­тель­но труд­нее, не­же­ли ин­ди­ви­ду­аль­но­му “че­л­но­ку”, бе­ру­ще­му статус ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля для ре­а­ли­за­ции вво­зи­мых то­ва­ров на вну­т­рен­нем рос­сий­ском рын­ке. Ко­не­ч­но, нужно признать, что эта фор­ма ад­ми­ни­ст­ра­тив­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния внеш­не­эко­но­ми­че­с­кой де­я­тель­но­сти далека от совершенства. Сре­ди ме­ст­ных эко­но­ми­стов и правоведов она име­ет как сто­рон­ни­ков, так и про­тив­ни­ков, ко­то­рые пы­та­ют­ся апеллировать к За­ко­нам “О пред­при­яти­ях и пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти”, “О го­су­дар­ст­вен­ном ре­гу­ли­ро­ва­нии внеш­не­тор­го­вой де­я­тель­но­сти”, от­дель­ным стать­ям Гра­ж­дан­ско­го ко­де­к­са РФ, якобы права предпринимателей, в случае принятия такого постановления будут нарушены.

Нам пред­ста­в­ля­ет­ся, что на­ру­ше­ни­ем дей­ст­ву­ю­ще­го за­ко­но­да­тель­ст­ва предполагаемая пе­ре­ре­ги­ст­ра­ция для оп­ре­де­ле­нной ка­те­го­рии ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, со­дер­жа­щих для ре­а­ли­за­ции вво­зи­мо­го пу­тем “че­л­но­ч­но­го” биз­не­са (ком­мер­че­с­ко­го ту­риз­ма) це­лые шта­ты на­ем­ных лю­дей, не яв­ля­ет­ся. Ни о каком нарушении принципа свободы предпринимательства здесь не может идти и речи. На­обо­рот, оно сле­ду­ет нор­мам Гра­ж­дан­ско­го ко­де­к­са, Ко­де­к­са за­ко­нов о тру­де (КЗоТ), За­ко­на “О за­щи­те прав по­тре­би­те­лей”.

Дей­ст­ви­тель­но, со­г­ла­с­но ста­тье 18 КЗоТ РФ при­ем на ра­бо­ту фи­зи­че­с­ких лиц оформ­ля­ет­ся при­ка­зом ру­ко­во­ди­те­ля пред­при­ятия, ор­га­ни­за­ции, уч­ре­ж­де­ния, т. е. юри­ди­че­с­ким ли­цом, с обя­за­тель­ным за­пол­не­ни­ем тру­до­вой книж­ки, за­клю­че­ни­ем тру­до­во­го до­го­во­ра (кон­т­ра­к­та), в ко­то­ром в обя­за­тель­ном по­ряд­ке от­ра­жа­ют­ся ус­ло­вия тру­да, со­ци­аль­ные га­ран­тии (ме­ди­цин­ское об­слу­жи­ва­ние, про­дол­жи­тель­ность ра­бо­че­го вре­ме­ни, от­пуск и др.). Кро­ме то­го, ста­тьи 145 и 154 КЗоТ тре­бу­ют, что­бы к тор­го­в­ле пи­ще­вы­ми про­ду­к­та­ми (те­ми же “нож­ка­ми Бу­ша”) до­пу­с­ка­лись лишь ли­ца, про­шед­шие ме­ди­цин­ское ос­ви­де­тель­ст­во­ва­ние.

В со­от­вет­ст­вии со стать­я­ми 18, 23 Гра­ж­дан­ско­го ко­де­к­са РФ гра­ж­да­не впра­ве за­ни­мать­ся пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­стью без об­ра­зо­ва­ния юри­ди­че­с­ко­го ли­ца, но при этом “гра­ж­да­нин впра­ве на­ни­мать дру­гих гра­ж­дан по тру­до­во­му до­го­во­ру лишь для ра­бо­ты в его ли­ч­ном хо­зяй­ст­ве и для об­слу­жи­ва­ния гра­ж­да­ни­на-ра­бо­то­да­те­ля”.[100]

Изу­че­ние ком­мер­че­с­кой пра­к­ти­ки по­ка­зы­ва­ет, что ес­ли рань­ше объ­ем экс­пор­та-им­пор­та, при­хо­дя­ще­го­ся на од­ну по­езд­ку “че­л­но­ка”, со­ста­в­лял в сре­д­нем 300 — 500 дол­ла­ров, то се­го­д­ня в од­ну по­езд­ку че­л­но­ка (шуб­ни­ка, к при­ме­ру) за­ку­па­ет­ся то­ва­ра ми­ни­мум на 50 — 100 ты­сяч дол­ла­ров.[101] Са­мые при­бли­зи­тель­ные рас­че­ты по­ка­зы­ва­ют: что­бы обес­пе­чить хо­ро­ший сбыт сво­его то­ва­ра, им не­об­хо­ди­мо иметь по край­ней мере 10 — 15 тор­го­вых то­чек, а это зна­чит на­нять не ме­нее 20 — 30 на­ем­ных ра­бот­ни­ков. По­лу­ча­ет­ся са­мое на­сто­я­щее ма­лое тор­го­во-по­сред­ни­че­с­кое пред­при­ятие. Но та­кой ор­га­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой ста­тус се­го­д­ня невы­го­ден из-за не­со­вер­шен­ст­ва за­ко­но­да­тель­ст­ва о ма­лом биз­не­се, и по­то­му ста­тус ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля наи­бо­лее при­вле­ка­те­лен в пла­не ми­ни­ми­за­ции на­ло­гов, уп­ла­чи­ва­е­мых “че­л­но­ком” го­су­дар­ст­ву.

По­бу­дить та­ких ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей г. Ор­ла прой­ти пе­ре­ре­ги­ст­ра­цию в но­вом ка­че­ст­ве — в ка­че­ст­ве юри­ди­че­с­ко­го ли­ца (ООО, ЗАО, ко­о­пе­ра­ти­ва и т.п.) и дол­ж­но было упо­мя­ну­тое вы­ше по­ста­но­в­ле­ние, если бы оно было принято.

Предполагаемое вве­де­ние та­ких же­ст­ких, но за­кон­ных и со­ци­аль­но спра­ве­д­ли­вых мер со сто­ро­ны го­род­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции на­ходит обо­с­но­ва­ние не толь­ко в ста­ти­сти­ке со­би­ра­е­мых на­ло­гов и на­блю­де­ни­ях за об­слу­жи­ва­ни­ем кли­ен­тов, но и в мас­со­вом оп­ро­се “че­л­но­ков” и лиц, ра­бо­та­ю­щих на них, про­ве­ден­ном при уча­стии ав­то­ра на трех ве­ще­вых рын­ках г. Ор­ла — Се­вер­ном, Цен­т­раль­ном и Юж­ном.[102]

Вы­бор­ка кон­тин­ген­та оп­ра­ши­ва­е­мых бы­ла про­ве­де­на со­г­ла­с­но со­ци­о­ло­ги­че­с­кой те­о­рии[103] ис­хо­дя из сле­ду­ю­щих рас­сче­тов. По дан­ным го­род­ской на­ло­го­вой ин­спек­ции, по ито­гам I по­лу­го­дия 1997 го­да в г. Ор­ле бы­ло за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но 13 ты­сяч че­ло­век в ка­че­ст­ве ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей.[104] Из них в сфе­ре тор­го­в­ли, об­ще­ст­вен­но­го пи­та­ния, бы­то­во­го об­слу­жи­ва­ния, по оценке специалистов, ра­бо­та­ло примерно 10 ты­сяч пред­при­ни­ма­те­лей. По мне­нию экс­пер­тов, ку­п­лей-про­да­жей-пе­ре­про­да­жей им­порт­ных то­ва­ров в сфе­ре не­ор­га­ни­зо­ван­ной тор­го­в­ли за­ня­то око­ло по­ло­ви­ны, или по­ряд­ка 4 — 5 ты­сяч пред­при­ни­ма­те­лей без об­ра­зо­ва­ния юридического лица. Они ли­бо сда­ют при­ве­зен­ный то­вар в ор­лов­ские ма­га­зи­ны (их на­счи­ты­ва­ет­ся 455), ли­бо ор­га­ни­зу­ют про­да­жу че­рез ларь­ки и па­лат­ки, груп­пи­ру­ю­щи­е­ся во­к­руг трех са­мых боль­ших рын­ков г. Ор­ла: Се­вер­но­го, Централь­но­го и Юж­но­го. На рын­ках Ор­ла есть воз­мо­ж­ность ор­га­ни­зо­вать око­ло 4 ты­сяч тор­го­вых мест, что впол­не до­с­та­то­ч­но для ор­лов­ских и при­ез­жих “че­л­но­ков”, в основном из Республики Беларусь. Ис­хо­дя из этой циф­ры — 4 ты­ся­чи тор­го­вых мест — бы­ла оп­ре­де­ле­на ре­п­ре­зен­та­тив­ность оп­ро­са лиц, осу­ще­ст­в­ля­ю­щих тор­го­в­лю им­порт­ны­ми то­ва­ра­ми на ве­ще­вых рын­ках г. Ор­ла. Эта вы­бор­ка со­ста­ви­ла 200 че­ло­век, или 5% от ге­не­раль­ной совокупности.

Об­ра­бот­ка ре­зуль­та­тов оп­ро­са (ин­тер­вью) осу­ще­ст­в­ля­лась на ЭВМ с по­мо­щью па­ке­тов при­клад­ных про­грамм.

Фа­к­ти­че­с­ки по по­л­ной про­грам­ме ин­тер­вью бы­ло взя­то у 204 про­дав­цов и вла­дель­цев па­ла­ток и лот­ков, тор­гу­ю­щих им­порт­ны­ми то­ва­ра­ми. Ре­зуль­та­ты показали, что толь­ко 24,5 про­цен­та яв­ля­ют­ся вла­дель­ца­ми им­порт­ных то­ва­ров или чле­на­ми се­мьи вла­дель­ца, а ос­таль­ные 75,5 про­цен­тов — на­ем­ны­ми ли­ца­ми, за­ня­ты­ми ре­а­ли­за­ци­ей то­ва­ра. Боль­шин­ст­во ло­то­ч­ни­ков тор­гу­ют им­порт­ным то­ва­ром, при­ве­зен­ным с оп­то­вых скла­дов г. Мо­с­к­вы и Санкт-Пе­тер­бур­га (59,3%), и толь­ко 39,2% тор­гу­ют им­пор­том, при­ве­зен­ным не­по­сред­ст­вен­но из-за гра­ни­цы. Из 154 про­дав­цов, не яв­ля­ю­щих­ся вла­дель­ца­ми то­ва­ра, име­ли тру­до­вые книжки и пись­мен­но оформ­лен­ные кон­т­ра­к­ты на ра­бо­ту толь­ко 42 че­ло­ве­ка, или 27,2 про­цен­та. Окон­чи­ли крат­ко­сро­ч­ные кур­сы пред­при­ни­ма­те­лей, бух­гал­те­ров или про­дав­цов-кас­си­ров 18,9 про­цен­та.

Боль­шин­ст­во оп­ро­шен­ных 89,2 про­цен­та от­ри­ца­тель­но от­не­слись к на­ме­ча­емым мерам по вве­де­нию кас­со­вых ап­па­ра­тов на ка­ж­дом тор­го­вом ме­с­те: одни — из опа­се­ния по­те­рять ра­бо­ту при но­вых по­вы­шен­ных про­фес­си­о­наль­ных тре­бо­ва­ни­ях, дру­гие — из опа­се­ния со­кра­ще­ния оп­ла­ты тру­да, раз­ме­ра по­лу­ча­е­мо­го до­хо­да от ра­бо­ты на ве­ще­вом рын­ке.

В це­лом, по на­ше­му мне­нию, тре­бо­ва­ние к ин­ди­ви­ду­аль­ным пред­при­ни­ма­те­лям, вла­дель­цам па­виль­о­нов, ма­га­зи­нов, рын­ков, са­ло­нов, ате­лье, ка­фе­те­ри­ев, двух и бо­лее па­ла­ток пе­ре­ре­ги­ст­ри­ро­вать­ся в юри­ди­че­с­кое ли­цо вы­те­ка­ет из об­щих тен­ден­ций раз­ви­тия за­ко­но­да­тель­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния пред­при­ни­ма­тель­ской де­я­тель­но­сти, из эво­лю­ции ком­мер­че­с­кой пра­к­ти­ки (в том чи­с­ле и спе­ци­а­ли­за­ции че­л­но­ч­но­го биз­не­са) и зна­чи­тель­но рас­ши­рит сфе­ру го­су­дар­ст­вен­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния внеш­не­тор­го­вой де­я­тель­но­сти, со­кра­тив до­лю не­ор­га­ни­зо­ван­ной и неучитываемой тор­го­в­ли.

На примере деятельности органов государственной власти Орловской области по государственному регулированию внешнеэкономической сферы мы приходим к выводу о необходимости и целесообразности воздействия самых разнообразных форм и методов прямого и косвенного воздействия на сложившийся в России за годы реформ институт посредников на уровне регионов. Если государство в целом практически самоустранилось от формирования цивилизованного института торгового посредничества, как необходимого звена коммерческой инфраструктуры национальной экономики, что было сразу использовано криминальными структурами для реализации своих собственных интересов, то на местах, в регионах пытаются найти свои формы приспособления института посредников для целей развития региональной экономики, для сохранения внешнеэкономического равновесия.

Возможен ли в принципе такой путь в создании институтов смешанной экономики на пороге XXI века? Опыт Орловской области убеждает в том, что создание цивилизованных институтов рыночного хозяйства в специфических условиях кризисного развития экономики России, при учете специфики российского экономического менталитета может идти не только по общим правилам и командам, утвержденным федеральным центром, но и при активном поиске наилучших вариантов правового и экономического регулирования смешанной экономики в регионах, на уровне субъектов РФ. Возможность такого сценария развития рыночных структур в нашей стране обусловлена наличием на пороге XXI века двух ведущих тенденций: общемирового масштаба - превращение мировой экономики из взаимодействия стран во взаимодействие регионов (разного уровня); общероссийского масштаба - возрождение экономики России через активность и самостоятельность регионов.

В практике деятельности органы государственной власти Орловщины вплотную подошли и начали использовать такие методы регулирования института посредников, как среднесрочное программирование, восстановление государственного сектора экономики, работа с посредниками через систему областного и муниципального заказа, усиление административного контроля за ввозом и вывозом товаров с территории области. В отдельных случаях практикуется полный отказ от услуг посредников там, где их привлечение экономически нецелесообразно и где прямые связи “продавец — покупатель” дают быстрый эффект.

В отличие от либеральных экономистов, чьи концепции сейчас доминируют в определении внешнеэкономической политики России, в регионе считают, что государство не может напоминать футбольного судью, который постоянно присутствует на поле, строго следит за соблюдением единых для всех команд правил, но при этом не содержит игроков и не дает им указаний, как и сколько забивать голов. Здесь учитывают, что при такой “отстраненной” роли судьи на поле в условиях России находятся мощные силы (теневая экономика, криминальные структуры), которые быстро “обучают” игроков на поле своим правилам экономической игры, разоряющим государство, а значит, и население нашей страны.

Поэтому в Орловской области власти кардинально усиливают позиции государства, “приближают” судью к экономическим интересам игроков и через них “вмешиваются” во все элементы экономической игры по принципу: государственному регулированию экономики России надо оставить максимально возможное экономико-правовое пространство. Это нужно прежде всего для того, чтобы к криминальным структурам вслед за оптовой внутренней и внешней торговлей, банковской системой не перешел бы контроль над всеми элементами всех основных инфраструктур национальной экономики, способными приносить повышенную прибыль. Это необходимо для преодоления структурного экономического кризиса и возрождения России в XXI веке как мощного и процветающего государства.

<< | >>
Источник: ИКОННИКОВ Василий Николаевич. Управление внешнеэкономической деятельностью торговых посредников в регионе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Орел - 1999. 1999

Еще по теме 2.3. Развитие системы административных и организационно-экономических методов регулирования деятельности торговых посредников.:

  1. 1.3. Эволюция механизма регулирования внешнеэкономической деятельности торговых посредников.
  2. ИКОННИКОВ Василий Николаевич. Управление внешнеэкономической деятельностью торговых посредников в регионе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Орел - 1999, 1999
  3. Глава 2. Анализ методов и форм регулирования внешнеэкономической деятельности посредников в регионе.
  4. 2.3. Динамика и направленность соотношений административных и экономических методов регулирования в азиатских странах.
  5. 1.1 Организационная структура как метод упорядочивания деятельности в производственных системах
  6. 2.2. Обзор методов и моделей прогнозирования развития социально-экономических систем
  7. § 2. Развитие организационно-правовых форм субъектоп торгового (предпринимательского) права в XVHI в. - середине XIX к.
  8. §-2.4. Организационные вопросы развития административной юстиции.
  9. 1.1. Теоретические основы формирования института торговых посредников во внешнеэкономической сфере.
  10. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  11. §2 Усиление влияния актов, принимаемых органом по разрешению споров Всемирной торговой организации на развитие международного экономического права.
  12. 1.2. Либерализация внешнеэкономической деятельности и ее влияние на развитие торгового посредничества.
  13. Селиванов Сергей Александрович. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ИНФРАСТРУКТУРНО­ГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ИНТЕРНЕТ-РЕКЛАМЫ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва - 2004, 2004
  14. Глава 2. Правовые и организационные аспекты развития административной юстиции.
  15. 1.1. Состояние и перспективы развития рынка ценных бумаг, проблемы деятельности коммерческих банков в роли посредников на рынке ценных бумаг в России
  16. 3.2. Методика бухгалтерского учета при совмещении общепринятой системы налогообложения и системы налогообложения в виде единого налога на вмененный доход в торговой деятельности